Эксперты: Черняховский, Шурыгин, Делягин, Ивашов, Вассерман, Коровин - о «Новом Путине» и о том что нам от него ожидать

04.03.2013 588

5 марта будет ровно год с момента избрания на третий президентский срок Владимира Путина. Год назад Владимир Путин пустил скупую президентскую слезу в знак благодарности народным массам, что позволили ему вновь занять место в Кремле (хотя и мало кто думал, что это место отписано кому-то иному). Свой второй период в качестве главы государства Путин начал с "шоковой терапии" для своих противников. Политический "праздник непослушания" с прогулками по бульварам и белыми ленточками постепенно сворачивается, "девочки-припевочки" из "Пусси Райот" получили реальный срок, продолжались разбирательства о Болотном деле, а из самого этого "болота" постепенно начали вылавливать парламентариев и возвращать их в лоно государственности. И, наконец, законом об иностранных агентах Путин окончательно дал понять, что процесс консервативного тренда в политике запущен всерьез и надолго.

Как считают многие эксперты, первый период правления Путина, с одной стороны, был нацелен на "спасение страны", но, с другой, был обусловлен зависимостью президента от тех элит, которые помогли ему стать президентом. Теперь же, еще перед выборами, появился тезис "Путин 2.0", говорящий о том, что он подходит к третьему сроку определенно изменившимся. Изменения сильно акцентировались на консервативных ценностях, которые должны сплотить страну. Элиты радостно поддерживали начинания президента по стратегической "уборке" в стране, но сюрпризом для элит оказалось то, что и их этот процесс коснется непосредственно - антикоррупционные скандалы привели к законопроекту, запрещающему чиновникам иметь активы за рубежом, министр обороны был отправлен в отставку, политологи зафиксировали "раскол элит" и всерьез заговорили о том, что правящий тандем был только фикцией. А теперь "друзья-товарищи" Путин и Медведев хоть и на людях еще друзья, но в своей полемике давно уже не товарищи: так, Путин призывает страну к рывку и новой индустриализации, как сделал Сталин в 30-ые годы, Медведев тут же, как главный десталинизатор, объявляет громогласно, что СССР вел войну со своим же народом, Путин говорит чиновникам "где сокровища ваши, там будет и сердце ваше", Медведев законопроект о запрете чиновникам иметь недвижимость и счета за рубежом критикует. В итоге идея раскалывается, и Путин, казалось бы, идет на уступки - разрешая оставить государственным мужам их особняки на лазурных берегах, но проект по запрету на активы все-таки сам вносит на рассмотрение в Госдуму. Впрочем, сторонники Путина утверждают, что и недвижимость может появиться в законопроекте ко второму чтению.

Так чем же было "промежуточное правление" Медведева? С одной стороны, все это выглядит, как хорошо продуманная игра, и президент Медведев был "техническим" президентом, сконцентрировавшим вокруг себя определенную часть элит - либеральную, но, с другой стороны, за время правления Медведев сделал несколько самостоятельных (от Путина, а не от собственного окружения) шагов, которые, по мнению экспертов, отбросили развитие страны от линии развития, которой придерживался Владимир Путин. Итоги первого года второго периода правления Владимира Путина подвели эксперты Накануне.RU.

Валерий Коровин, замруководителя Центра консервативных исследований МГУ:

Путин освобождается от обязательств перед той элитой, которая его и привела к власти в 2000-е

Валерий Коровин лидер Евразийского союза молодёжи|Первые два срока Путин находился в серьезной эмоциональной, моральной зависимости от того режима, который передала ему власть, сделав его преемником. Здесь не исключено наличие конкретных политических обязательств, личных договоренностей. Путин был скован и не мог действовать в полную силу. Он, конечно же, остановил Россию на краю пропасти, избежал развала государства и впадения его в полный хаос - это и было его миссией. Это и было оговорено теми элитами, которые его поставили на первую позицию, понимая, что крушение России неизбежно.

Шаги, которые он сделал в первый год своего правления, зафиксированы историей: он остановил распад России, разогнал олигархов, усмирил региональную фронду и поставил Россию на устойчивые рельсы, подтолкнув ее в обратном от пропасти направлении. Остальные годы первых восьми лет проходили не так интенсивно, и Путин уклонялся от решительных исторических шагов. Он периодически шел на компромисс с Западом, что объясняется слабостью России, неготовностью к прямому фронтальному столкновению, он шел на поводу у внутреннего атлантистского либерального лобби, реализуя во внутренней политике курс либерал-патриотизма. Когда он номинально озвучивал патриотические лозунги, в какой-то степени этого было достаточно для того, чтобы, подхватив их, общественное, политическое и экспертное сообщества начали разворачивать самостоятельно внутреннюю политику в патриотическом ключе. Но дальше никаких декларативных позывов он не шел, то есть не выстраивал внутреннюю патриотическую политику всерьез. Он лишь номинально обозначал возможность консервативных патриотических изменений, при этом Путин придерживался в экономике строго либеральных моделей. Так, настойчивость во вступлении в ВТО была исключительно либеральной. И он как реалист, как последовательный политик добился этого, хотя смысл устремленности в ВТО до сих пор непонятен. На этом балансе внутреннего патриотизма и либеральной экономики он и провел оставшиеся годы своего первого периода правления.

Дальше началась история с преемником, которая объясняется попыткой успокоить Запад и обезопасить Россию от жестких революционных, оранжистских сценариев моментальной смены власти. Дело в том, что в момент ухода Путина Запад тоже колебался относительно России, прикидывая, как дальше действовать. Либо ухватить эту ситуацию, воспользоваться слабостью власти и начать реализовывать сценарий бархатной революции или даже чуть более жесткой революции, начать силовой перехват власти с помощью своей агентуры, проамериканских НКО, социальных сетей и всех тех технологий, которые Запад активно использовал перед этим и после этого в других государствах: не только СНГ, но и арабского мира, Северной Африки. Или другой вариант: Россия сама демонтируется и примет западные нормативы, но здесь Путин пошел на некоторую историческую уловку, которая была связана с появлением фигуры Медведева.

Он начал опасную игру, которая грозила полной потерей контроля над ситуацией: Путин рисковал не только собой (его могли отправить под международный трибунал), но он рисковал и страной, потому что если бы эти четыре медведевских года прошли всерьез, если бы медведевская либеральная западническая элитная группа мобилизовалась и осуществила бы жесткие радикальные исторические шаги, какие она предпринимала на предыдущих этапах, до Путина бы действие не дошло. Это был бы полноценный идеологический, политический переворот, либеральный реванш и возвращение в 90-ые, в их цинизм, но это было бы уже необратимое возвращение, на что Запад и надеялся. И это пытался разыграть Путин с помещением Медведева на первую позицию: с одной стороны рассчитывая, что Медведев - это не всерьез, что это либерализм понарошку, с другой стороны, успокаивая Запад, давая ему надежду на то, что все само собой трансформируется в либеральном ключе, реализовав эту опасную игру. Пройдя по краю пропасти, действительно в какой-то момент испугавшись всерьез, Путин, вернувшись в третий раз на президентский срок, понял, что такие игры с историей, с народом, с политикой в России чреваты. И он действительно был на грани нервного срыва, мы видели, как Путин реагировал на новость о том, что он выиграл выборы, как реагировал на манежной площади, понимая в день выборов, как опасно он сыграл, как близок он был к катастрофе и потере всего. И вернувшись после такого стресса, он взялся всерьез за действительные исторические патриотические трансформации, и это подтверждается хотя бы тем, что Россия была объявлена центром евразийской интеграции. Процесс евразийской интеграции стал той исторической вехой, с помощью которой Путин войдет в историю, это восстановительные, оздоровительные процессы, возвращение России на мировую арену, как интеграционной позитивной созидательной силы.

Следует отметить поэтапный, но при этом необратимый отказ от либерализма во внутренней политике, разворот либеральных рельсов на реалистические. Реалистическое развитие экономики вместо либерального.

Таким образом, Путин третьего срока - это Путин, свободный от обязательств той элиты, которая привела его к власти в первые два срока, и от нее ничего не осталось, она полностью демонтирована и рассеяна. Дальше Путина не остановить, он будет строить полноценную великую евразийскую империю с центром в России, делая ее привлекательной, и мобилизуя вокруг России те народы, которые откликнутся на ее евразийскую историческую миссию, разделят ее судьбу и вместе двинутся к всеобщему процветанию и благоденствию.

Сергей Черняховский, российский политический философ:

Нужно отказываться от рыночной экономики

профессор, доктор политических наук Сергей Черняховский |Фото:Перед Путиным, во-первых, стоят теперь разные задачи, и если тогда была достаточной задача устранения самых вопиющих последствий 90-х годов и стабилизации системы, создания основ, то сейчас просто воспроизведение 2000-х годов никому не нужно, а нужен прорыв. Объективно у Путина есть возможность этот рывок сделать. Сейчас ясно, что примирение элит, которое было в 2000-е годы, себя исчерпало. Ясно, что год назад он победил благодаря тому, что действительно народ его поддержал, при всей неопределенности термина "народ". Все данные опросов показывают, что оценка общих действий, произведенных им во власти, двумя третями населения поддерживается, оценивается положительно, хотя многие говорят, что он старается, но не все реализуется, что должно было бы быть. Поэтому перед ним стоит задача определения - он на традиционном русском троепутии: либо опять уйти на союз с элитами, и тогда, скорее всего, все будет печально еще до 18-го года, потому что и элиты начнут предъявлять ему требования, и массы начнут выступать против. Есть вариант сохранить вариант 2000-х с лоббированием и с попыткой создать относительно всеобщий союз, можно на этом деле выиграть еще и в 18-м году, но додержаться до 24-го - нельзя. Или, действительно, вставать целиком на сторону народа, который встал год назад на его сторону. Прошедший год подтверждает эти выводы.  

Многие бы хотели поделить и территорию, и ресурсы России. Этого можно не допустить только в одном случае - если Россия сейчас сделает рывок, аналогичный рывку 30-х годов, за 10 лет восстановит свою мощь настолько, чтобы иметь возможность и дальше сдерживать эту угрозу. Здесь есть два момента, которые нужно предварительно решить как необходимое условие. Это гарантия национального суверенитета. И второе - нужно уходить от рыночной экономики. Потому что в современную эпоху ни одна серьезная страна на этом экономику не строит, рывки не осуществляются на рыночных началах, потому что для рывка нужно длительное вложение капиталов, а рынок предполагает - в этом его логика - непосредственную отдачу.  

Михаил Делягин, руководитель Института проблем глобализации:

Путин создал очень серьезные проблемы для правящей тусовки

Михаил Делягин|Фото:Во-первых, всерьез говорить о президентстве Медведева не стоит. У нас бывали технические премьеры, а Медведев стал впервые в нашей истории техническим президентом. Поэтому Путин от власти не уходил, он оставался ключевой фигурой, принимавшей все значимые решения. В правлении Путина было несколько этапов: первый этап - это становление и приобретение всей полноты власти. Этот период закончился арестом Ходорковского в октябре 2003 года. До этого момента Путин вынужден был считаться с олигархами, региональными губернаторами, приведшими его к власти Чубайсом и Березовским. После этого у нас установился режим единоличной власти, этот режим очень комфортно себя чувствовал до 2008 года, когда в преддверии очень жесткого мирового кризиса Владимир Владимирович передал власть Медведеву, чтобы в случае чего расхлебывал тот.

Кризис 2008-09 годов пришелся на президентство Медведева. Путин был не в тени, он был в должности, в которой и приходилось "разруливать" все эти проблемы, но лицом государства был Медведев, и именно ему доставались все пощечины. Когда процесс закончился, Путин вернул себе власть. И если сравнивать с предкризисным периодом, то первое, что делал Путин - он давил протест, правда, протест уже сходящий на нет. И второе - он мучительно осознавал новую реальность - так как Запад хотел Медведева, Путину пришлось лавировать и балансировать, чтобы Запад принял его в качестве формального руководителя страны, отсюда присоединение России к ВТО, отсюда база НАТО под Ульяновском, отсюда некоторые другие уступки, о которых мы еще узнаем. Путину все-таки пришлось завоевывать свое положение. Вместе с тем он сейчас сталкивается с исчерпанностью созданной им модели. Если после 2003 года он завершал создание этой модели личной власти и наслаждался плодами этой власти, то теперь, с одной стороны, плоды эти приелись, а, с другой стороны, что более важно, эта модель себя выработала. Советское наследие заканчивается - грабить уже нечего, продолжение процесса грабежа ставит людей на грань выживания, вынуждает самого Путина за них вступаться, например, как это было с известной ситуацией с ЖКХ. А ведь если не давать правящей тусовке грабить страну, то эта правящая тусовка может возмутиться, потому что он им нужен только как гарант этого грабежа - другой функции у него с точки зрения правящей тусовки просто нет. Сейчас он вступил с ней в конфликт, причем, он не хотел этого конфликта, потому что никто из нас не хочет заканчивать жизнь самоубийством.

Благими намерениями выложена дорога в ад - Путин хотел защитить интересы тусовки. Список Магнитского - это список открытый, и, в принципе, любого из правящей тусовки можно к нему пристегнуть и ограбить, а то и посадить. И он, вводя ограничения на активы за рубежом, хотел сделать правящей тусовке хорошо. Но выяснилось, что правящая тусовка предпочитает западный шантаж тому благоденствию, которое она построила для себя в России. Путин столкнулся с ультиматумом, который озвучил не последний человек в этой тусовке - вице-губернатор Санкт-Петербурга Кичеджи, который публично заявил, что если его лишат права иметь недвижимость за границей, то он уйдет со своего поста. Путин понял, что это не придурь какого-то чиновника, он понял, что это системный ультиматум ему - и он отступил. Он не хочет ссориться - он оставил правящей тусовке право иметь недвижимость за рубежом. Но то, что он лишил людей права легально пользоваться счетами за границей, уже одним этим он создал очень серьезные проблемы для правящей тусовки.

Расхождения с правящей тусовкой нарастают, потому что правящая тусовка хочет воровать, а Путин понимает, что продолжение этого процесса, который сложился и им самим был создан, ведет страну к катастрофе, а его самого - к судьбе Каддафи. Появилось некоторое напряжение, которого раньше не было, потому что раньше нефтяной пирог рос, норма воровства, как понимаю, тоже росла, правящей тусовке доставалось каждый день все больше и больше. А в последние годы возникла ситуация, когда эта модель исчерпала себя, потому что неважно, какой экономический рост - 3,5% или 3,7% - но он ниже того минимального уровня в 5,5%, которые позволяют удовлетворять аппетиты тусовки. Модель выработала свой ресурс, и пряников сладких не хватает на всех, тусовка грызется друг с другом и грызет население - что с этим делать, Путин просто не знает. Он человек несистемный, он человек гениально реагирующий, но не более того.

Вот столкнулся он с Медведевым, атакой либерального клана при поддержке Запада - на поверхности это выглядело, как массовый протест, он договорился с Западом, дождался, пока протест угас, и сейчас начинает потихонечку оттеснять либеральную тусовку. Оттеснить ее совсем он не сможет, потому что он окажется заложником силовиков с одной стороны, а с другой стороны - поссорится с Западом.

Владислав Шурыгин, военный публицист, обозреватель:

Путина избрали только для того, чтобы не дать быть избранным либералам, окружению Медведева

военный обозреватель владислав шурыгин |Фото: russia.ruБезусловно, третий срок Путин встречает гораздо более слабым, чем первый - первый срок он встречал на огромной волне поддержки и популярности, и за последующий срок, который отмотал Медведев, Путин дискредитировал себя как политик. И, к сожалению, я не вижу, что в нем есть понимание того, что он выбран с помощью огромного кредита доверия тех людей, которые ему поверили и за ним пошли. Он, видимо, забыл, сколько было потрачено усилий сотен тысяч людей, которые практически избрали его только для того, чтобы не дать быть избранным либералам, окружению Медведева. На сегодняшний момент коррекция курса Путина чрезвычайно слабая, он очень медленно движется к тому "Проекту Путина", который сам предложил, за который проголосовали люди и за которым они готовы пойти. Если он в ближайшее время не продемонстрирует более энергичный выход к "новому Путину", то это будет фатальным для его репутации. Все шаги и с зарубежными активами чиновников, и со снятием Сердюкова - это все шаги половинчатые. Сердюков - он снят, но после этого Путин выходит и говорит, что реформа велась правильно, Сердюков сделал многое, хотя всем военным очевидно, что ситуация зашла в полный тупик, и армия находилась на грани коллапса. И президент - как человек, который протолкнул Сердюкова, который был самым непопулярным министром во всем окружении - ни слова не сказал ни о собственной ответственности, ни о том, что, в общем-то, произошло. Это очень сильно всех разочаровало, по крайней мере, с точки зрения действий президента.

То, что он делает - он делает на уровне раскладов ФСБ - чем меньше знаете, тем крепче спите, но дело в том, что страна очень хорошо уже знает. Поэтому лично я, который за него голосовал и который его поддерживал, жду от него немножечко другого. Я жду от него энергичного отказа от либерального проекта, выстраивания государственного, имперского проекта, попытки действительно победить коррупцию, а не перебрасывать это на какие-то ведомства, которые сами коррумпированы, а также жду мобилизации общества для того, чтобы идти вперед, а не для топтания на месте. То, что он сейчас делает - этого недостаточно, он делает это скорей косметически, а не капитально.

Возможно, Путин пока даже не отдает себе отчета в том, что для Запада он уже отверженный, он пария, его уже никогда не примут, и он будет уничтожаться всеми силами, которые есть у соединенной либеральной западной цивилизации. Уничтожение уже идет, идет постоянное давление на него, а сам он продолжает сохранять во власти огромное количество либералов, которые его же и топят - потому что дискредитируют его и изо всех сил, пытаются заигрывать с Западом. Стоило бы вспомнить, как закончил Милошевич, который тоже пытался и с Западом выстраивать отношения, и быть хорошим сербом. Я лично не очень хочу, чтобы Путин шел по этому пути.

Я пытаюсь понять который год - что изменилось в Путине? И на самом деле загадка "Ху из мистер Путин?", которая существовала и после первого президентского срока четыре года его премьерства, и существует сейчас, вот уже год на его третьем сроке, - она все так же актуальна, все так же звучит. Но, к сожалению, для истории и для политики столь затянувшаяся загадка уже начинает быть фатальной для него самого. Ни история, ни общество не любит находиться вечно в состоянии отгадывающего.

Леонид Ивашов, президент Академии геополитических наук, генерал-полковник:

Первый и второй срок у него к армии было прохладное отношение, а сегодня - обеспокоенное

генерал-полковник Леонид Ивашов, президент Академии геополитических проблем|Фото: moole.ruВо-первых, сейчас Путин из-за океана, с Запада, возвращается в Россию - он обозначил евразийский вектор своего президентства и развития России. Обозначил и на словах, и некоторыми конкретными делами. Во-вторых, Путин принимает какие-то меры по укреплению обороноспособности. Если первый и второй срок у него к армии было прохладное отношение, то сегодня - обеспокоенное. Путин заговорил о патриотизме и в этом направлении что-то делает. Сегодня мы видим, что хоть и не системная, но какая-то борьба с коррупцией проявляется, причем, не в преддверии выборов. Ну, а в остальном я не вижу какой-то стратегической концепции развития российского государства, и вообще о развитии говорят по-прежнему мало или вообще не говорят. Говорят о росте отдельных элементов. И вот сегодня, когда экономика встала в своем развитии, непонятно - во что выльются предложения Глазьева и его группы, какая линия победит на развитии России: линия, которую предлагает Глазьев и многие экономисты, государственники, или же опять мы будем находиться во власти этой либеральной деградирующей концепции.

Анатолий Вассерман, политический консультант:

Во всем мире производственники и торговцы противостоят друг другу, а в нашей стране производственники группируются вокруг Путина, а торговцы вокруг Медведева

Анатолий Вассерман |Фото:Главное отличие в том, что новый Путин меньше прежнего верует в либеральные и либертарианские рецепты, а в большей степени видит надобность в государственном управлении страной. Если тогда он воспринимал государственное управление как вынужденную обстоятельствами чрезвычайную меру, то сейчас, насколько я вижу, он больше прежнего понимает, что государственное управление неизбежно, и во многих случаях существенно эффективнее рынка. Я, конечно, не берусь однозначно утверждать, что он думает именно так, но по косвенным данным, по разным его репликам и по разным его действиям, похоже, что он меняет свои убеждения именно в эту сторону. Я не могу заглянуть Путину в душу, я с ним не общался, я могу судить по его публичным выступлениям и значимым действиям, и это выглядит именно так, что когда-то он всерьез верил во многие либеральные мифы, а сейчас так же всерьез их отвергает. И это проявляется не только в противокоррупционных законах, которые принимаются. Это, например, постоянные споры между Путиным и Медведевым, как приватизировать государственную часть нашего хозяйства: Медведев говорит, что нужно приватизировать все и немедленно, чтобы доказать невесть кому твердую решимость государства не вмешиваться в экономику, тогда как Путин не отрицает этой публично массированной приватизации, но постоянно говорит, что приватизировать можно только при подъеме рынка. Но из того, что подъема рынка в ближайшие годы не предвидится, ясно, что это вежливый способ притормозить приватизацию, не вступая с коллегой в публичный спор. Не вступает он в этот спор, во-первых, потому, что они просто друзья, они подружились еще в питерской мэрии, у Собчака. Во-вторых, за Медведевым стоят очень влиятельные политические и экономические идеи, причем, не только за рубежом, но и у нас в стране - грубо говоря, во всем мире производственники и торговцы противостоят друг другу, так вот в нашей стране производственники группируются вокруг Путина, а торговцы вокруг Медведева. Причем, насколько я могу судить, это происходит против воли самих Путина и Медведева, но учитывая вес торговцев в хозяйственной и политической жизни, понятно, что Путин вынужден с ними считаться.

Сейчас, на третьем сроке, развитие, конечно же, необходимо, хотя бы потому, что в отсутствии развития начинается развал. Поэтому развитие жизненно необходимо, этого, собственно, не отрицают даже торговцы, другое дело, что они представляют себе развитие совершенно иначе, нежели производственники, но в любом случае Путин, несомненно, стремится сейчас не просто к стабильности, а к стабильному развитию. Борьба с либеральными элитами - это не цель, а одно из следствий выбранного направления развития. Думаю, он надеется на то, что люди, с которыми он вынужден бороться, достаточно умны, поймут намеки и не станут доводить его до крайних мер.

По многим по экономическим причинам нам жизненно необходимо уже в ближайшие годы воссоздать Союз, если не в политическом, то в хозяйственном отношении в виде единого экономического пространства. Именно эта задача первоочередная для Путина, более того, ее решение - залог того, что в 2018-м он будет снова избран. Потому что после решения этой задачи страна начнет развиваться так мощно, что его заслуга в этом будет очевидна всякому.

Елена Свитнева

Источник

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий