Контекст законопроекта о семейно-бытовом насилии

Как обезопасить негативные последствия принятия Закона?

Бурное обсуждение проекта Закона о семейно-бытовом насилии проистекает из опасений общественности, что он повлечёт неумеренное вмешательство в семью государственных структур и, в порядке общественного контроля, вмешательство всевозможных НКО. Последние в общественном сознании уже давно ассоциируются с иностранными агентами, и не без оснований воспринимаются лоббистами греховных трендов современного мира. В эти тренды Россия до настоящего времени не погружена, благодаря препятствующей этому эффективной правовой конструкции закона о запрете ЛГБТ-пропаганды, попыткой разрушения которой принятие вышеупомянутого закона многими и воспринимается.

Если обратиться к тексту проекта Закона, опубликованного на сайте Совета Федерации, то нельзя не отметить, что в нём содержатся нормы, реально разрешающие тупиковые проблемы семейно-бытового насилия.

Те, кто в теме, кто профессионально занимался данной проблематикой или на личном опыте познал, каково быть потерпевшим от бытового насилия, не могут не отметить, что выдача предписаний, запрещающих виновному лицу проживать в одном жилом помещении с потерпевшими сроком от месяца до года, а также обязательная психологическая помощь всему семейству, это - серьезные меры, которые позволяют, если не восстановить нормальные отношения, то, по крайней мере, восстановить способность близких людей нормально разойтись, исключив впредь развитие отношений в ключе насилия.

Автор, помимо сорокалетнего опыта профессиональной судебной деятельности, в детстве был объектом такого насилия, о чём можно говорить, так как все остальные участники той семейной драмы давно умерли. Её главным героем был старший брат с большой разницей в возрасте, который в течение многих лет терроризировал родителей и младшего. Самым светлым воспоминанием детства автора остались пятнадцать суток, на которые был арестован его старший брат, когда измученные пьяными дебошами родители всё-таки решились написать заявление в милицию. Пятнадцать спокойных ночей подряд, без дрожи под одеялом. Пятнадцать спокойных дней без опрокидывания мебели, битья посуды и спасительных побегов к сердобольным соседям и знакомым, которые даже не брали от родителей предлагаемых денег за то, что порой неделями содержали их ребенка, не говоря о том, что нормальная учёба в школе в такой обстановке была невозможна.

То, что такой простой нормы не было в законодательстве, негативные последствия чего мне, как профессиональному участнику множества судебных разбирательств, приходилось наблюдать (при том, что аналогичные нормы в законодательстве множества стран действуют уже многие десятилетия), является, безусловно, жестоким просчётом нашей законодательной власти и национального права в целом.

Мотивы противников законопроекта в части выдачи предписаний, как правило, сводятся к соображениям некоей конкуренции полов из разряда рассуждений уровня, мол, если у нас равенство, то почему женщины не служат в армии... И приводятся доводы, что недобросовестные женщины будут злоупотреблять своим правом на защиту через провокации конфликтов с последующим, после выдачи предписания, запретом посещать место проживания отцом семейства.

Во-первых, идеальных правовых механизмов не существует, хотя бы потому, что они применяются людьми.

Во-вторых, следовало бы сосредоточить усилия не на опровержении правомерности предписаний, как таковых, а на методах контроля их эффективности и обоснованности. Чтобы такие методы присутствовали в законопроекте или в идущих в пакете с ним проектах норм, регулирующих деятельность организаций, сопровождающих и разрешающих проблемы такого рода (МВД, органы опеки и социальной помощи).

Общество напрягает не столько специализация органов на контроле за ситуацией в проблемных семействах, сколько недостаток правовой культуры и культуры вообще, что люди от государственных служащих привыкли ожидать и, нередко, обоснованно. То есть крен в сторону необоснованных, формальных и чрезмерно жёстких решений - это ожидаемое обществом от власти насилие, происходящее из низкой компетенции исполнителей, или из коррумпированной погруженности в криминальные связи. Этот комплекс страха перед государством может вылечить только время и эффективное управление.

Опасения общества вызывает также тот факт, что законопроект лоббируют и поддерживают феминистские и ЛГБТ-организации. Это однозначно воспринимается людьми, как попытка насаждения в России идеологии распоясавшихся во всём мире сексуальных меньшинств, которые, сами того не замечая, всё ближе подходят к пределу терпимости мировым сообществом их правовой и этической агрессии.

Чтобы снять такие опасения людей, необходим, на мой взгляд, уже упомянутый пакетный метод принятия законов и изменений к ним. Если людей беспокоит изъятие детей из проблемных семей в целях последующего усыновления всякого рода извращенцами у нас и за рубежом, то необходимо принятие в пакете с законом изменений и дополнений в нормах права, регулирующих усыновление, которые бы такую возможность, в принципе, исключали.

Конечно, кадровый подбор исполнителей властных полномочий по разрешению обсуждаемых семейных проблем должен предполагать наличие личного семейного опыта у данной категории служащих. Потому как вмешательство в семью, в проблемы с воспитанием детей бездетных и одиноких возрастных дам, как нередко можно наблюдать, придаёт глубокую субъективность принимаемым властным решениям. И это тоже может являться предметом соответствующих дополнений правовых норм, регулирующих подбор кадров, идущих в пакете с проектом Закона…

И, наконец, о контексте…

Нельзя не заметить, что активное и шумное продавливание данного законопроекта именно как Закона о семейно-бытовом насилии происходит практически одновременно с резолюцией ПАСЕ о приравнивании СССР к фашистской Германии, с резолюцией Конгресса США о признании России пособником терроризма и многими другими акциями международного масштаба, создающими некий ментальный конструкт России, как непрерывного источника всевозможного насилия.

В этом конструкте явно не хватало Закона о семейно-бытовом насилии, в обоснование которого приводятся доводы, насыщенные фальшивыми цифрами о численности жертв семейного насилия.

И вот такой проект закона, как общественное явление, уже появился, широко обсуждается и, несомненно, в том или ином виде будет принят и воспринят, как часть упомянутого конструкта. И в логике международного права, и в логике негативного антироссийского информационного потока, и в логике внутреннего противостояния, что присутствует всегда в контексте тех или иных проблем внутриполитического и экономического характера. Через раскачку ситуации внешними враждебными силами это может стать весомым аргументом в формировании представления о Российском государстве как постоянном источнике зла и для собственного населения, и для людей всего мира.

Что именно такой идеологический мейнстрим формируется и исподволь начинает осуществлять заложенную в нём программу, лично у меня сомнений не вызывает.

Да и не только у меня. Так как в основе противостояния спорному законопроекту у многих людей, как я полагаю, лежат именно такого рода опасения.

Для разрешения этой проблемы необходимо, на мой взгляд, принимать не столько Закон, сколько, повторюсь, пакет изменений и дополнений к действующим нормативным актам. Это позволит распылить сопровождающий проект закона концентрированный поток информационного негатива.

В частности, выдачу вышеупомянутых предписаний следует сделать предметом изменений и дополнений в главе 18 Семейного Кодекса РФ. Там же, в главе 19, отрегулировать нормы дополнениями, исключающими усыновление детей лицами нетрадиционной ориентации, уточнить процедуру изъятия детей из семьи.

Главу 5 Кодекса Российской Федерации «Об административных правонарушениях» дополнить нормами, предусматривающими ответственность за нарушение предписаний.

Иными словами, концептуально должен обсуждаться не проект Закона, а пакет проектов изменений и дополнений в действующие нормативные акты!

Конечно, у РФ есть международное обязательство в принятии именного закона, и, как я понимаю, закон придётся принять. Но, если принять его в более декларативной форме, то пакетные изменения в кодексах будут иметь приоритет в процессе разрешения конкретных проблем.

Вот такие проекты, на мой взгляд, и следует обсуждать на уровне профессиональных сообществ юристов, соцработников, специалистов в сфере опеки и усыновления, и, конечно, с участием родительской общественности.

И наконец, о реакции Президента на данный законопроект, прозвучавшей в его ответе на соответствующий вопрос в ходе пресс-конференции 19 декабря.

То, что Президент законопроект не читал – это нормально, тем более, он чистосердечно в этом признался. Да и Закон не дошёл ещё до стадии утверждения Президентом, то есть пока он вне сферы его деятельности. Но настораживает то, что о законопроекте ему известно из подробного разговора с Валентиной Ивановной Матвиенко, которая подписала от имени РФ Стамбульское соглашение 1994 г., и в связи с ним теперь активно способствует принятию Закона...

Это, с одной стороны, выглядит, как проявление некой ответственности за свою подпись, как нормальное служебное рвение, а, с другой стороны, вызывает недоумение: почему международные обязательства имеют приоритет перед озабоченностями внутренними?

От сведущих людей уже давно приходилось слышать, что приснопамятный «закон о шлепках», впоследствии отменённый, Президент якобы подписал, получив его из рук той же Валентины Ивановны…

И некое недоумение Президента на пресс-конференции, прозвучавшее в осторожном ответе, что закон требует всестороннего обсуждения и тщательной проработки, нельзя было не заметить…

Павел Иванович Дмитриев, правовед, публицист, Санкт-Петербург

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

1. Обязательства и обязательство.

Уважаемый Павел Иванович, на основании подобных законопроектов было бы уместно понять, что России прежде всего нужно выйти из такого унизительного положения при котором "Мы обязаны принять"... Нужно иметь политическую волю и элементарное чувство собственного достоинства, если для этого требуется внести изменения в Конституцию РФ и другие документы- этим уже нужно заниматься! Если не хотите однажды проснуться с неизвестным гендером. Вот то единственное, на чем следует сосредоточить все усилия. Есть какашку маленькими порциями, зажав нос, может получиться, но от рвоты не спасет.

Павел Дмитриев:
На пути к Ялте-Потсдаму 2020-2021
Мир приближается к порогу, за которым либо эра новой политики, основанная на новых экономических правилах, либо эра радиоактивной мировой пустыни
28.01.2020
Украинский фактор… или фантом?
Почему в новом правительстве так много лиц с украинскими фамилиями?
23.01.2020
Почему Мишустин заменил Медведева?
Что означает назначение IT-специалиста на пост председателя правительства?
21.01.2020
В ожидании демографического чуда...
Способен ли русский народ к принятию Благодати?
08.01.2020
США в обычном жанре провокаций
О попытках наших «партнёров» создать проблемы для России
28.12.2019
Все статьи автора
"Проблемы семьи и брака"
Все статьи темы
"Ювенальная юстиция"
Успеем ли вернуть молодёжь?
Эксперты бьют тревогу: мы всё более теряем нашу молодёжь
10.02.2020
Ювенальный беспредел столичных властей
Правительство Москвы объявило тендер на систему мониторинга семей с детьми за 85,6 миллионов
08.02.2020
Просим провести расследование и дать ответ по Оксане Пушкиной и Ирине Родниной
Заявление Международного фонда славянской письменности и культуры по адептам т.н. «семейно-бытового насилия»
06.02.2020
Все статьи темы
"Закон о «семейно-бытовом насилии»"
Ювенальный беспредел столичных властей
Правительство Москвы объявило тендер на систему мониторинга семей с детьми за 85,6 миллионов
08.02.2020
Просим провести расследование и дать ответ по Оксане Пушкиной и Ирине Родниной
Заявление Международного фонда славянской письменности и культуры по адептам т.н. «семейно-бытового насилия»
06.02.2020
«Христианская семья — домашняя церковь»
В рамках Рождественских чтений обсудили принципы воспитания христианина и социальные опасности современного мира
31.01.2020
«Я не образец праведника»
Наталья Поклонская высказалась о законопроекте о т. н. «семейном насилии» и заверила, что всегда остаётся православным христианином
30.01.2020
Феминизм
29.01.2020
Все статьи темы