«Есть философия верующего разума и искусство верующего гения»

Профессору Александру Леонидовичу Казину исполнилось 70 лет

Сегодня, 21 ноября, видному русскому мыслителю, директору Российского института истории искусств, заведующему кафедрой Санкт-Петербургского государственного института кино и телевидения, члену Собора православной интеллигенции, доктору философских наук профессору Александру Леонидовичу Казину исполняется 70 лет. Редакция «Русской народной линии» поздравляет Александра Леонидовича с юбилеем, желает ему здоровья, успехов в его научной, просветительской и публицистической деятельности. Накануне годовщины корреспондент РНЛ Анна Бархатова встретилась с юбиляром и взяла у него обстоятельное интервью, в котором он рассказал об основных вехах своего жизненного пути.

1. Уважаемый Александр Леонидович, позвольте от имени редакции «Русской народной линии» поздравить Вас с юбилеем и пожелать помощи Божией в Ваших трудах! Мы знаем, что недавно Вы возглавили Российский институт истории искусств, с которым Вас связывает почти 40 лет творческой и научной деятельности. Каковы Ваши принципы как руководителя этого научного учреждения?

Действительно, в РИИИ я тружусь с 1976 года, когда пришел сюда на должность  научного сотрудника. С 1986 по 2008 год был заведующим сектором кино и телевидения. 7 октября 2015 года приказом Министерства культуры я назначен исполняющим обязанности директора Российского института истории искусств. В этом учреждении работают известные ученые, они имеют дело с разным материалом, осмысляют его при помощи разных методологических принципов. Я как директор убежден, что только в свободной дискуссии рождается истина. Неприкасаемых тем и фигур не должно быть.

2. В Ваших официальных биографиях почти ничего не говорится о начале Вашего жизненного пути. Вы родились сразу после Великой Отечественной войны. Каким было Ваше детство, отрочество и юность? В какой семье Вы росли?

По матери я происхожу из смоленских дворян. Господь хранил мою маму, Марию Борисовну Казину, которая благополучно закончила в Ленинграде Первый медицинский институт и стала врачом в 1930-х годах. Там же она познакомилась с моим отцом, Леонидом Алексеевичем Шпарвартом. Он из обрусевших немцев, его мама - моя бабушка Надежда Георгиевна - родилась на Гороховой улице и гордилась тем, что она коренная петербурженка.
 
Надежда Георгиевна в свое время была революционеркой, дружила с Алексеем Максимовичем Горьким, воспитывала меня под революционные песни, слова «Марсельезы» по-французски я помню до сих пор. Отец мой, очевидно, по причине ее революционной деятельности, родился в Швейцарии, в Лозанне. Швейцарцы до сих пор предлагают мне «зеленую карту» гражданина кантона Во. Я говорю: «Нет, извините. Россию на Швейцарию не меняю».

В Великую Отечественную мои родители были военными врачами, папа - майором, мама - капитаном медицинской службы. На исходе войны, в 1945 году, на территории современной западной Польши, папа погиб, мама, уже беременная мною, осталась вдовой. Отца я не видел, но в семье меня всегда звали Лёней, хотя по паспорту я Александр. И когда я в 38 лет крестился, то священник, отец Василий Лесняк, дал мне имя Леонид.

3. В 1969 году Вы окончили философский факультет Ленинградского государственного университета. Почему Вы решили связать свою жизнь с философией?

Я с детства чувствовал интерес к философской проблематике. Будучи в 9 классе, начал читать журнал «Вопросы философии», где искал ответы на вопросы о смысле жизни и сущности мироздания, зачем мы здесь, куда идем и кто мы такие? В 10 классе я уже точно знал, что буду поступать на философский факультет Ленинградского университета. Поступил, занимался там культурой Серебряного века. В 1972 году защитил кандидатскую диссертацию.

Думаю, интерес к серебряному веку возник под влиянием бабушек: благодаря Надежде Георгиевне, кроме Марсельезы в 4 года я уже знал наизусть многие стихи Лермонтова и Пушкина. Позднее обнаружил среди книг отца несколько томов Александра Блока. Благодаря Надежде Владимировне - бабушке по матери - я был предрасположен к Православию, потому что она была православной христианкой. Жили мы в одной комнате, я каждый вечер слышал, как она молится и чувствовал во время этой молитвы непередаваемое ощущение высшего присутствия. Подробнее я об этом пишу в моей автобиографической книге «Частицы бытия. Роман с философией». 

Когда при советской власти, во второй половине 60-х - начале 70-х годов, впервые открылась возможность официально изучать и писать диссертации не только по Белинскому и Чернышевскому, но и по литературе, философии, эстетике идеализма и символизма - мне это было очень интересно. Я чувствовал, что в этих концепциях присутствует какое-то духовное зерно, в отличие от твердокаменного материализма революционных демократов или ленинского учения о партийности литературы.

4. Ваши научные интересы пролегают на пересечении философии, эстетики и искусствоведения. Ваша кандидатская («Проблема отношения искусства к действительности в русской эстетике начала ХХ века») и докторская («Диалектика художественного образа в современном искусстве») диссертации посвящены этой междисциплинарной научной области. Что побудило Вас выбрать именно это направление?

Всю жизнь я занимался вопросами философии культуры и искусства, потому что в них проявлялся мой интерес к русской культуре и русской истории как выражению земного пути России. Я стремился открыть для себя и показать другим, что русская культура в лучших своих проявлениях - это светская форма Православия, отображенное звуками, красками и архитектурными формами имя Божие. Русская культура не стала секулярной, как это произошло на Западе, она сохраняла и сохраняет свою религиозную основу, православное духовное содержание, хотя и включает в себя, разумеется, различные искажения, отклонения, соблазны и грехи. Но ведь один Бог без греха. Искусство всегда в какой-то степени лукаво, название его близко слову «искус». 

Великие произведения религиозны по своей природе, вопрос в том, какому богу они посвящены. Кто любимые герои Байрона? Каин, Манфред и так далее. У Гёте? Фауст с Мефистофелем. А у Пушкина? Да, у него есть подражание «Фаусту», но это игра в Фауста. Пушкин не был фаустовским гением. Демоническая тема есть у Лермонтова, но у него есть не менее мощная православная тема. Классическая русская культура 19 века и даже 20-го, при советской власти, остается наполненной христианскими духовными смыслами.

Сейчас под моей редакцией выполняется многотомный коллективный труд «Судьбы русской духовной традиции в искусстве 20 - начала 21 века». В нем судьбы православного духовного наследия будут рассмотрены на материале современной литературы, музыки, живописи, театра и кино. Такого труда еще никто в нашей науке не предпринимал, думаю, что это будет серьезное явление в нашей литературе.

5. Вы открыто исповедуете Православную веру. Как Вы пришли к Богу? И какое влияние, на Ваш взгляд, Православие оказало на русскую философию?

Крестил меня известный в Санкт-Петербурге священник протоиерей Василий Лесняк. Таинство Крещения происходило у него на квартире, почти что конспиративно. К отцу Василию меня привела моя крестная - Ольга Борисовна Сокурова. Сейчас она доктор культурологии, доцент Института истории в СПб. Мы познакомились с ней в РИИИ в конце 1970-х годов и трудились вместе несколько лет.

Как человек пришел к Богу, на мой взгляд, рассказать трудно, Господь Сам выбирает Своих. Человек только откликается. Никаких внешних потрясений и событий, толкнувших меня к Крещению, я назвать не могу.

С детства я ощущал, что материальный, видимый мир - это не все, из чего состоит жизнь, что есть в ней иные области, но не умел их назвать. Если ты принимаешь, что человек создан по образу и подобию Божьему, то понятно, что из этого должна исходить всякая философия. Ведь философия - это учение о мире с точки зрения человека. Богословие - это учение о мире с точки зрения Бога. В определенных областях культуры богословие, философия и искусство могут пересекаться. Есть строгое богословие, которое преподают в духовных академиях, и есть философия верующего разума и искусство верующего гения. Вот этим областями я и занимаюсь.

Убежден, что задача верующего художника, верующего писателя, верующего философа заключается в том, чтобы творить, не переставая быть верующим христианином. Понимать, что ты творишь только потому, что Господь тебе позволяет это. Богу интересно, как человек будет творить этот мир вместе с Ним. Ему интересно, как человек будет действовать в своей свободе и в своем сотворчестве.

6. Вы интересуетесь не только философией и искусством, но и социальными проблемами, в частности, православным социализмом и монархией. Каковы Ваши социально-политические предпочтения?

Идеальный строй для России, на мой взгляд - это православная народная монархия. Я с большим уважением отношусь к Династии Романовых, но в наше время следует говорить о народной монархии и православном социализме как идеальных структурах, соответствующих замыслу Божию о России. Конечно, это только идеал, до которого очень далеко. Сейчас мы находимся на сложном, весьма противоречивом отрезке национальной истории. 

В прошлом уже было несколько таких периодов, когда казалось, что Россия перестала существовать, однако она возрождалась как Феникс из пепла. Можно насчитать, по крайней мере, 5 или 6 таких катастрофических переломов в русской истории. Последний был 1991 году, когда колоссальная Советская империя распалась в одночасье. Мы много потеряли за это время, но с приходом к власти Президента Владимира Путина появилась надежда на улучшение. 

Некоторые шаги Президента в последнее время, а не только слова - слова он всегда правильные говорил - именно реальные шаги, особенно во внешней политике, позволяют надеяться, что Россия возвращается к самой себе. Существует замысел Божий о каждом народе как коллективной личности истории. А государство - это политически организованный народ. В этом смысле деятельность президента Путина я поддерживаю.

Что касается его экономической программы, то она для меня загадочна. В частности, странным мне кажется то, что Россия занимает одно из первых мест по числу долларовых миллиардеров, которых у нас проживает около 100 человек на 120 миллионов населения, живущего в среднем весьма небогато. Путин, конечно, несколько поприжал этот олигархат, сейчас они непосредственно в политику не лезут, но ситуация в СМИ вызывает большие вопросы. 

Чего только не увидишь и не услышишь по нашему радио и телевидению! В том числе - оскорблений народа, России государства! И это транслируется на миллионную аудиторию. «Колонны» разного рода отщепенцев откровенно говорят о своей ненависти к «этой стране», к ее культуре и истории. Почему это делается беспрепятственно? В любом другом государстве за подобные взгляды давно бы отстранили от массового эфира.

7. Недавно вышла в свет Ваша книга «Первый и последний. Учебник русского». В ней Вы исследуете не только феномен человека: первого и последнего, гордого и смиренного, победителя и побежденного, но делаете акцент на русском человеке, разбирая, что же такое русское». Книга посвящена Вашему другу, Эльмару Владимировичу Соколову. Видимо, дружба с ним помогла в философском осмыслении темы «первого и последнего»?

В этой книге я пишу о России и Европе, о человеке и любви, о Боге и вере, о жизни и смерти. В ней три части: предыстория человека, современный человек и после человека. Эльмар Владимирович Соколов, к сожалению, уже покойный, был моим старшим товарищем, старше меня на 13 лет. 

Имя Эльмар - сокращенное от «Энгельс, Ленин, Маркс». Эльмар Владимирович родился в 1932 году и Блокаду провел в Ленинграде. Его отец был директором Ботанического сада, на территории которого и жила семья. Я не забуду его рассказы о том, как он с мальчишками летом 1942 года играл в футбол в Ботаническом саду и вдруг над ними низко-низко пролетел военный самолет. Мальчишки обрадовались, замахали руками - думали, свой. А самолет вдруг прошил их пулеметной очередью, которая прошлась в нескольких сантиметрах от головы Эльмара, и улетел. Это был немецкий самолет. 

Мы познакомились, когда я в 1972 году я пришел в Институт культуры. Он тогда уже был маститым ленинградским философом, культурологом, специалистом по экзистенциальным вопросам, автором известной тогда книги «Культура и личность». В ней было мало Маркса и Ленина и много об экзистенциальных структурах личности, что при советской власти не поощрялось, и потому книгу эту советская критика восприняла отрицательно.

Мы дружили 30 лет, и за это время не было темы, о которой мы бы не говорили, начиная от мировых загадок, кончая самыми личными вопросами. Я думал, что он никогда не умрет. Он умел находить в людях и событиях все лучшее, что есть. Эльмар был достаточно либеральных взглядов, во многим - западник, а я более консервативный и по убеждениям, скорее, славянофил.

У нас была любимая тема «Зачем все?» Мы хотели создать «Общую теорию всего». Я всегда любил думать о концах и началах, с чего все начинается и чем кончится. А Эльмар как раз любил порассуждать о «культурной середине». Конечно, мы понимали, что времена подобного системосозидания прошли, последняя система, отвечающая на все вопросы, при условии, что ты согласен с автором - Гегелевская. Замысел Божий о мире и человеке сложнее, чем может выразить и осмыслить любой человеческий ум.

Павел Флоренский писал, что дружба выше любви, потому что в ней отсутствует тяжесть, свойственная любовным отношениям между мужчиной и женщиной. Я посвятил книгу другу.

8. Помимо науки Вы занимаетесь также публицистикой и общественной деятельностью, состоите в Соборе православной интеллигенции, являетесь многолетним участником православно-патриотического движения России. Как Вы оцениваете нынешнее состояние этого движения? Не кажется ли Вам, что оно утратило пассионарность, стремительно стареет, а новое поколение радикализируется, отходит от государственнических позиций?

Молодости всегда свойственен радикализм. Поколение шестидесятников тоже было радикально настроено, я тогда был юношей, но помню, что мне все не нравилось и все хотелось переделать. С возрастом человек начинает понимать, как устроена жизнь и каковы ее подлинные ценности. Как говорят, «кто с юности не был левым (романтиком) - тот лишен сердца, а кто в старости остается левым (не стал консерватором) - тот лишен ума».
 
Современная молодежь разная. Я, как профессор Института кино и телевидения, часто встречаюсь с молодежью на лекциях по философии культуры. Могу сказать, что каждая студенческая группа делится на три неравных части: одни с восторгом принимают то, что я говорю, внутренне меня поддерживают своей энергетикой. Есть часть, которая активно противится тому, что я излагаю, и какая-то часть равнодушна ко всему. Эти типы людей, описанные еще Платоном, не меняются на протяжении нескольких поколений. Из первых получаются мудрецы и святые, из вторых выходят иногда страшноватые персонажи, из средних - обыватели и мещане. Именно обыватели составляют ядро современной Европы, ее господствующий социально-культурный тип – постчеловек.

Россия - не Европа. Еще А.С.Пушкин писал: «Россия никогда не имела ничего общего с остальной Европою. Здесь нужна другая мысль, другая формула». Конечно, эти «постлюди» есть и у нас, но в России продолжает действовать христианские духовные энергии, которые в Европе были извращены сначала католичеством, а потом Возрождением и Просвещением. Европейская культура стала антропоцентричной, в ней человек занял место Бога. В России Христос остается центром, сознательным или бессознательным идеалом в рамках особой цивилизационной структуры. Можно сказать, что русская история строится по вертикали, а не по горизонтали.

В Священном Писании конец истории представлен как Апокалипсис. Может быть, мы приближаемся к этому состоянию, но каждый человек и каждая цивилизация по-своему. Западная цивилизация приближается к нему на фоне конца гуманизма: сначала христианство было заменено гуманизмом, а потом гуманизм перешел в трансгуманизм, когда человек становится постчеловеком - человеком без свойств, без лица.

В России завершение истории происходит на фоне борьбы между классикой, модерном и постмодерном. Пока эта борьба продолжается, пока стоят храмы и есть молящиеся в них, Апокалипсис не наступит и православно-патриотическому движению надо участвовать в этой борьбе, в том числе, поддерживая здоровые тенденции в культуре, в искусстве, в государственной жизни собственной страны. В этом я вижу свою задачу.
 
1 
 
 
1 
 
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Александр Казин:
Интернет взорвался. Что нового?
Путинская власть должна стать властью народа – нелиберальной демократией, противостоящей виртуальной власти «оффшорных аристократов»
14.02.2019
Хаосмос Владимира Набокова
Статья из сборника «Судьбы русской духовной традиции в отечественной литературе и искусстве ХХ - начала ХХI века», 2-й том. Ред.-сост. А.Л.Казин. СПб, «Петрополис», 2017
25.01.2019
Круги Солженицына
К столетию со дня рождения
09.12.2018
Все статьи автора
Анна Бархатова:
«Я хочу создать миф: Россия»
В Петербурге представлено полное собрание сочинений Г.В.Свиридова
06.04.2018
Науки не может быть без духовности
Доктору физико-математических наук, лауреату Государственной премии СССР Георгию Фурсею исполнилось 85 лет
19.03.2018
«Нравственные установки – главная характеристика православной молодежи»
В Санкт-Петербурге отмечается Международный день православной молодежи
15.02.2018
Ступеньки в прошлое
В Древлехранилище Александро-Невской Лавры открывается выставка, посвященная 100-летию Александро-Невского братства
27.01.2018
Нужна политическая воля
По словам поэта Бориса Орлова, в 2017 году в области культуры произошёл перелом
09.01.2018
Все статьи автора
Последние комментарии
«Полуправда хуже лжи» нужно адресовать самому Ю.А. Григорьеву
Новый комментарий от Николай Волынский
28.11.2019
«Я убит подо Ржевом…»
Новый комментарий от Русский Сталинист
06.12.2019
Скоро опять появятся профессиональные диссиденты
Новый комментарий от NNNN
06.12.2019
Заработала авторизация и форум
Новый комментарий от Сергей Житинский - вебмастер РНЛ
04.12.2019
«Стирается грань между Церковью и расколом»
Новый комментарий от Неизвестный
06.12.2019
Защитим семью вместе!
Новый комментарий от Александр Копейкин
05.12.2019
Асмолов и Реморенко против Министерства просвещения
Новый комментарий от Коротков А. В.
02.12.2019