Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Россия приняла стратегическое решение поддерживать Иран»

Санкции Запада и ответ России / 08.07.2015


Хотя, по мнению политолога-международника Юрия Косова, снятие санкций с иранцев сулит для нашей страны большие риски и геополитические проблемы …

«Шестерка» в составе Великобритании, Германии, Китая, Франции, России и США при участии Евросоюза и Ирана продолжают в Вене переговоры над итоговым соглашением по ядерной программе, сообщает РИА Новости. Дедлайн по временному соглашению о ядерной программе решили продлить до 10 июля, передает РБК со ссылкой на заявление пресс-секретаря американской делегации Марию Харф. Она подчеркнула, что Вашингтон больше беспокоит качество сделки, чем время ее согласования. «Сложные решения не станет проще принимать со временем, поэтому мы продолжаем вести переговоры», — добавила Харф.

Ожидалось, что вопрос о контроле над ядерной программой Ирана будет решен до 30 июня, однако на переговорах в Вене стороны решили отложить дедлайн на неделю. После этого глава внешнеполитического ведомства Евросоюза Федерика Могерини заявила, что дальше срок переноситься не будет. 

В свою очередь, министр иностранных дел России Сергей Лавров провел брифинг после переговоров в Вене, сообщает пресс-служба внешнеполитического ведомства. 

«Мы завершили очередной министерский раунд переговоров по иранской ядерной программе: посмотрели, где находимся, констатировали очень существенный прогресс и вычленили примерно 8-9 вопросов, которые предстоит дошлифовать, - отметил он. - Даны необходимые указания нашим заместителям/политическим директорам, которые в течение одного-двух дней эту работу продолжат. В итоге я считаю правильным, что, как и в случае с нашим заседанием в Лозанне, министры провели очередную встречу. Чем ближе финишная прямая, тем у заинтересованных сторон больше искушения выторговать себе чуть больше позитивных уступок от другой стороны. Это естественно, так бывает всегда, на любых многосторонних форумах и в дискуссиях. На сегодняшний день можно констатировать следующий результат - мы еще ближе подошли к окончательной договоренности. Налицо всеобщий интерес эту договоренность достичь. Искусственных сроков мы перед собой не ставим». 

«Накануне были рассуждения насчет 7 или 9 июля, - напомнил министр. - Никто об этом не говорит – все сконцентрированы на достижении качества договоренностей, и есть все основания полагать, что мы этого добьемся». Он подчеркнул, что нет никакой искусственной даты. «Мы договорились решить удовлетворительно для всех участников процесса около десятка вопросов, - пояснил дипломат. - Наши эксперты сейчас уже начали работать над этим». Также министр рассказал о том, какие остались основные нерешенные вопросы. 

«Все, что касается собственно технологической задачи сделать все необходимое для того, чтобы устранить риски распространения оружия массового уничтожения, технологий, которые связаны с военным измерением ядерной промышленности, давно решено, - отметил он. - Сейчас идет речь о процессах, процедурах применения тех или иных шагов, если у кого-то возникнут подозрения в отношении добросовестного исполнения своих обязательств другой стороной. Идет речь о том, чтобы для соответствующей стороны политически выгодно «упаковать» договоренности в соответствующих формулировках, чтобы можно было показать реальные достижения. Но делается это все в духе доброй воли и взаимного уважения, чтобы окончательный продукт не выглядел как чья-то победа или чье-то поражение. Это очень важно». 

«Все хотят подготовить такой пакет документов, который будет нашим общим достижением, вкладом в укрепление режима нераспространения и в нормализацию отношений с Ираном тех стран, которые эти отношения пока держат в «замороженном» состоянии, и, конечно же, в стабилизацию и улучшение общей атмосферы в регионе, - заявил министр. - Принципиально важно как можно скорее договориться по вопросу о снятии эмбарго на поставки вооружений, о чем мы постоянно говорим. Это важно еще и потому, что сегодня на первый план выходит задача объединения сил стран региона в борьбе с терроризмом – это признают все. С этой точки зрения запрет на поставки в Иран необходимых для борьбы с терроризмом вооружений является весьма актуальной задачей». 

«Есть понимание того, что основная часть санкций будет сниматься, конечно же, не в первый день принятия соответствующего документа, соответствующей резолюции. Закладывается последовательность шагов - это тот самый принцип поэтапности и взаимности. Там все расписано, и могу вас заверить, что остается только одна большая проблема в том, что касается санкций, – проблема оружейного эмбарго. Я уже сказал, с каких позиций мы подходим к этому вопросу. Как и уславливались раньше, через Совет Безопасности ООН будет создан специальный механизм, который будет рассматривать жалобы на недостаточное сотрудничество в выполнении обязательств той или иной стороной – такая возможность тоже предусмотрена. Это очень развернутый и насыщенный конкретный документ, думаю, что осталось недолго ждать до того, как вы с ним сможете ознакомиться», - заключил глава МИД России.

Промежуточные итоги Венский переговоров комментирует в интервью «Русской народной линии» эксперт научного совета при Совете Безопасности России, политолог-международник, заместитель директора Северо-Западного института управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте России, доктор философских наук, профессор Юрий Косов

Иран находится под гнетом санкций с конца 70-ых годов, когда Совет Безопасности и западные страны ввели запретительные меры. Сегодня Россия также попала под незаконные санкционные воздействия, оказавшиеся весьма чувствительными для нашей страны. В переговорах по Ирану Россия не забывает об этом. 

Дискуссии по Ирану ведутся около десяти лет, но лишь недавно США, несмотря на протесты Израиля, приняли решение начать переговоры по этой проблеме, которая является весьма сложной для России, ведь мы выступаем против всякого незаконного применения ограничительных мер, вводя только лишь ответные контрмеры. Поэтому Россия горячо выступает на стороне Ирана, но одновременно снятие санкции с иранцев создаст определенные риски для Москвы. Напомню, что Иран является крупнейшим добытчиком нефти и газа. Его выход на мировой рынок приведет к снижению цены на чёрное золото.

Восстановление отношений между Ираном и западными странами позволит проложить трубопровод из Центральной Азии в Европу в обход России. Ныне для поставки нефти и газа из Азии необходимо задействовать российскую территорию или дно Каспийского моря, но так как на Кавказе не стабильно, то крупные инвесторы избегают этот опасный путь. 

Снятие санкций с Ирана сулит для России геополитические риски в виде изменения конфигурации трубопроводных систем, которые могут нанести удар по нашим позициям, как на региональных, так и на мировых рынках. Однако Россия приняла стратегическое решение поддерживать Иран.

Какие могут возникнуть проблемы? Иран требует снять санкций немедленно, а западные страны выступают за поэтапную отмену ограничений с множеством различных проверок. После принятия окончательного решения санкции начнут снимать только лишь через шесть месяцев, в течение которых Иран должен выполнить определенные договоренности. Образно выражаясь, Запад – это строгий учитель, а Иран – примерный ученик, который должен выполнять домашние задания, после проверки которых будет принято решение о снятии санкций. Но подобная схема не устраивает Россию. 

США и ЕС выступают за снятие санкций с Ирана в экономической и финансовой области, так как иранский рынок им весьма выгоден. Но одновременно Запад выступает против снятия санкций в сфере поставок вооружений иранцам. По всей видимости, ныне идет спор именно об этих ограничениях, наложенных на Иран Советом Безопасности ООН. В свою очередь, Россия заинтересована в поставках оружия Ирану. В былые времена наша страна отказалась от поставок иранцам ракетных комплексов С-300, не подпадающих под санкции, под давление американцев и в поисках взаимных компромиссов с Западом, хотя иранцы оплатили российскую поставку. 

Однако ныне после введения антироссийских санкций Россия была не согласна выполнять давние джентльменские соглашения и подтвердила готовность выполнить контракт с Ираном. Но дело в том, что те комплексы, которые Москва должна была поставить Ирану пять лет тому назад, уже не производятся в нашей стране, поэтому Кремль предложил иранцам более совершенные комплексы противовоздушной обороны. Но ситуацию сдерживало то, что Иран не закрыл спор по предыдущему контракту. В этом случае мы предложили следующий размен: иранцы отказываются от своих претензий на неустойки по предыдущему контракту, потому что могла бы произойти ситуация, когда Россия поставила бы в счет оплаченный Ираном новые комплексы, а иранцы, хитрые персы, могли бы предъявить России неустойку за невыполнение контракта пятилетней давности. Поэтому в российско-иранских переговорах речь идет о том, чтобы отказаться от предыдущих претензий, заключив новый контракт на поставку вооружений. Если Совет Безопасности ООН снимет санкции с Ирана, то для России открылся бы весьма перспективный рынок для поставок вооружений, поскольку иранская армии нуждается в модернизации. Жаркий спор между сторонами разгорелся вокруг именно этих санкций. 

Есть еще одно обстоятельство, могущее быть предметом разногласия. В Иране находится 7,5 тонн низкообогащенного урана, от которого, согласно предложению Запада, Иран должен отказаться и поставить его в Россию. Переговоры по снятию санкций с Ирана затягиваются, речь шла о том, что будет подписан документ, содержащий почти 80 страниц, и план совместных действий по Ирану, но вопрос о подписании договора срывается. 

У Сергея Лаврова возникает дипломатический цейтнот, так как одновременно разворачивается несколько серьезных событий – БРИКС, референдум в Греции, Венские переговоры по Ирану. Если разочарование министра вызвано именно дипломатическим цейтнотом, то ситуация рано или поздно разрешится. Но его хмурое настроение может быть вызвано фундаментальными расхождениями, ведь Запад продолжает использовать санкции как оружие, оставляя «бомбы» замедленного действия и стремясь нанести ущерб национальным интересам России. За проблемой Ирана стоят иные нерешенные сложные вопросы. Курс на смягчение отношений между Западом и Россией не наступает, хотя нам известно о высказываниях Клинтон, что надо выстраивать отношения с Кремлем. Но пока это только предвыборная риторика. 

Разочарование Сергея Викторовича может носить тактический характер, вызванный цейтнотом, а может носить и фундаментальный характер, происходящий от нового охлаждения отношений между Россией и Западом. 

Переговоры по Ирану являются важным показателем, потому что даже президент США, вводя санкции против России, и называя ее одной из главных мировых угроз, тем не менее, говорил, что с Россией необходимо сотрудничать, в частности, в иранском вопросе. Но если «заморозки» дошли до переговоров по Ирану, то отношения между США, ЕС и Россией замораживаются.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев - 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме