Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Не Бог и не антихрист!

03.11.2011


Академик Сергей Федорович Платонов против хулителей Петра Великого …

Завтра, 4 ноября, исполнится 290 лет со дня основания Российской Империи. В этот день 1721 года решением Правительствующего Сената Царь Петр I был провозглашен Императором Всероссийским, Петром Великим и Отцом Отечества. Приближение этого славного юбилея в очередной раз вызвало у многих желание очернить личность и труды Петра Великого. И даже на форуме под взвешенным интервью депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Елены Бабич получили преобладание хулительные высказывания в адрес первого Всероссийского Императора: «Русский народ не считает Петра великим - его так назвали масоны», «Пётр 1 - психически и умственно отсталый человек, которого, тем более, нельзя допускать к кормилу государства» и т.д. и т.п.

Справедливости ради стоит отметить, что критика в адрес Петра Великого раздавалась не только в наше время. Внедрение ленинизма в русскую историографию в начале 20-х годов XX века было призвано очернить всю русскую историю вплоть до октября 1917 года. «Великая октябрьская революция» стала маяком, символизирующим конец зла и приход добра в русской истории. Презрительное отношение к дореволюционной русской истории есть наследие ленинизма. Личность и правление Петра Великого в освещении ленинской историографии получили негативную оценку, искажающую представление о действительных достоинства и недостатках петровской эпохи.

Внедрение ленинизма в русскую историографию встретило сопротивление со стороны ряда русских историков. Одним из самых ярких и выдающихся историков, противодействовавших процессу очернения дореволюционной русской истории, был, несомненно, академик Сергей Федорович Платонов. «Волна очернительства по отношению к историческому прошлому своей родины, возведенная в ранг политики в 1920-е гг., не обошла стороной и Петра I. Больше всех усердствовали в этом отношении писатели и публицисты, явно не утруждавшие себя изучением источников и исторической литературы. Затронуло это поветрие и творчество таких известных впоследствии писателей, как Борис Пильняк и Алексей Толстой, рассказы которых «Его величество Kneeb Piter Komandor» и «Дело Петра» как раз и привлекли внимание С.Ф.Платонова», - пишет биограф С.Ф.Платонова, доктор исторических наук Виктор Степанович Брачев в книге «Служители исторической науки. Академик С.Ф.Платонов. Профессор И.Я.Фроянов». Деятельность Б.Пильняка и А.Толстого, по словам Брачева, и заставила Сергея Федоровича взяться за перо и выступить в защиту оболганного Императора.

В 1925 году Платонов завершил работу над фундаментальным трудом «Петр Великий. Личность и деятельность». В этой работе, отмечает Брачев, С.Ф.Платонов «убедительно показал, в чем коренная ошибка незадачливых «беллетристов»: личность Петра изображалась ими в отрыве от его государственной деятельности. «Стремление к народному благу, самоотверженное служение государству, напряженный личный труд, страстная любовь к знаниям и вера в необходимость просвещения - эти качества в Петре бесспорны, - пишет С.Ф.Платонов. - Они обязывают каждого, кто хочет писать и говорить о Петре. Они должны быть введены в характеристику Петра, - и тогда Петр не будет грязным, пьяным, злым и развратным мужиком, в котором нечего описывать, кроме «красного бабьего лица» и "огромной мозолистой руки с ногтями на манер копытец"».

В.С.БрачевОднако хотелось бы обратиться главным образом не к труду С.Ф.Платонова «Петр Великий. Личность и деятельность», который является достоянием профессиональных историков, привыкших проводить время в библиотечной пыли, а к его «Лекциям по русской истории», на которых образовывалось и воспитывалось не одно поколение дореволюционных студентов. Брачев отмечает, что «небольшой объем, простой и лаконичный язык в сочетании с богатством содержания обеспечили необычную популярность курса С.Ф.Платонова у учащейся молодежи. За короткий срок (1899-1917) «Лекции» выдержали 10 изданий». Эпохе Петра Великого в этом курсе лекций объемом в 700 страниц отведено почти 100 страниц.

Платоновские «Лекции по русской истории» дают ответ тем представителям православно-патриотической общественности, которые с легкой руки славянофилов привыкли рассматривать Петра Великого западником и противником Православной веры и Русской Православной Церкви. «Славянофилы ставили высоко личность Петра, признавали пользу некоторых его дел, но считали его реформы не национальной и вредной в самом его существе. У них, как и у западников, Петр был лишен всякой внутренней связи с предшествовавшей ему исторической жизнью», - пишет Платонов в своих «Лекциях».

«Если мы еще раз мысленно переберем все старые и новые взгляды на Петра, то легко заметить, как разнообразны они не только по содержанию, но и по тем основаниям, из которых вытекали. Современники и ближайшее потомство Петра, лично задетые реформой, судили о нем неспокойно: в основании их отзывов лежало чувство или крайней любви, или ненависти. Чувство столько же руководило и теми людьми XVIII в., которые, как Щербатов, грустно смотрели на развращение современных нравов и считали его плохим результатом резкой реформы. Все это – оценки, скорее всего, публицистического характера. Но в основе карамзинского взгляда лежало уже отвлеченное моральное чувство: ставя Ивана III выше Петра, он насильственные приемы Петра при проведении преобразований осуждал с высоты моральной философии. В воззрениях западников и славянофилов наблюдаем опять новое основание - отвлеченное мышление, метафизический синтез. Для них Петр менее - историческое лицо и более - отвлеченное понятие. Петр - как бы логическая посылка, от которой можно идти к тем или другим философским заключениям о русской истории. От влияния метафизики не свободны и первые шаги исследователей историко-юридической школы», - отмечает Платонов. «Но фактическое изучение нашей истории, которое производилось ими очень добросовестно, - продолжает историк, - дало нашим ученым возможность избавиться от предвзятых доктрин. Руководимые фактами, стремясь к строго научному выводу, они создали научное отношение к эпохе Петра Великого. Это научное отношение будет, конечно, далее развиваться в нашей науке. Но уже теперь плодом его является возможность основательно и свободно судить о Петре».

Прежде всего, Сергей Федорович Платонов опровергает утверждения о привнесенном, чужеродном характере реформ Петра Великого. По его мнению, «Петр непосредственно продолжал начинания XVII в. и оставался всегда верен основным началам нашего государственного быта, как он сложился в XVII в. Понимание этого века стало иным. Недалеко то время, когда эпоха первых Царей Романовых представлялась временем общего кризиса и разложения, последними минутами тупого застоя. Теперь представления изменились: XVII век представляется веком сильного общественного брожения, когда сознавали потребность перемен, пробовали вводить перемены, спорили о них, искали нового пути, угадывали, что этот путь в сближении с Западом, и уже тянулись к Западу. Теперь ясно, что XVII век подготовил почву для реформы и самого Петра воспитал в идее реформы». «Продолжаются время от времени немного запоздалые споры о степени национальности и необходимости Петровых реформ; подымается довольно праздный вопрос о том, полезна или вредна была реформа Петра в ее целом. Все эти мнения, в сущности, являются видоизмененными отголосками исторически слагавшихся воззрений на Петра», - отмечает академик.

По его словам, «реформы Петра по своему существу и результатам не были переворотом; Петр не был "царем-революционером", как его иногда любят называть». «Прежде всего, деятельность Петра не была переворотом политическим: во внешней политике Петр строго шел по старым путям, боролся со старыми врагами, достиг небывалого успеха на Западе, но не упразднил своими успехами старых политических задач по отношению к Польше и к Турции. Он много сделал для достижения заветных помыслов Московской Руси, но не доделал всего. (...) В политике внутренней Петр недалеко ушел от XVII века. Государственное устройство осталось прежним, полнота верховной власти, формулированная Царем Алексеем в словах Деяний Апостольских, получила более пространное определение при Петре в Артикуле Воинском [* Арт. 20: "...Его Величество есть самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен; но силу и власть имеет свои государства и земли, яко христианский государь, по своей воле и благомнению управлять"], в указах, наконец, в философских трактатах Феофана Прокоповича», - считает историк.

Платонов настаивает также на том, что «деятельность Петра не была и общественным переворотом. Государственное положение сословий и их взаимные отношения не потерпели существенных изменений». «В экономической политике Петра, в ее целях и результатах, также нельзя видеть переворот, - считает историк. - Петр ясно определил ту задачу, к решению которой неверными шагами шли и до него, - задачу поднятия производительных сил страны». «И в культурном отношении Петр не внес в русскую жизнь новых откровений. Старые культурные идеалы были тронуты до него; в XVII в. вопрос о новых началах культурной жизни стал резко выраженным вопросом. Царь Алексей, отчасти и Царь Федор, вполне являлись уже представителями нового направления. Царь Петр в этом - прямой их преемник», - отмечает академик, добавляя, что «Петр не был творцом культурного вопроса, но был первым человеком, решившимся осуществить культурную реформу. Результаты его деятельности были велики: он дал своему народу полную возможность материального и духовного общения со всем цивилизованным миром».

«Если, таким образом, деятельность Петра не вносила по сравнению с прошлым ничего радикально нового, то почему же реформы Петра приобрели у потомства и даже современников Петра репутацию коренного государственного переворота? - задается вполне закономерным вопросом С.Ф.Платонов. - Почему Петр, действовавший традиционно, в глазах русского общества стал монархом-революционером?» «На это есть две категории причин. Одна - в отношении общества к Петру, другая - в самом Петре. На русское общество реформы Петра, решительные и широкие, произвели страшное впечатление после осторожной и медлительной политики московского правительства. В обществе не было того сознания исторической традиции, какое жило в гениальном Петре. Близорукие московские люди объясняли себе и внешние предприятия, и внутренние нововведения Государя его личными капризами, взглядами и привычками. Частные нововведения они противополагали частным же обычаям старины и выносили убеждение, что Петр безжалостно рушил их старину. За разрушенными и введенными вновь частностями общественного быта они не видели общей сущности старого и нового. Общественная мысль еще не возвышалась до сознания основных начал русской государственной и общественной жизни и обсуждала только отдельные факты. Вот почему современникам Петра, присутствовавшим при бесчисленных нововведениях, и крупных и мелких, казалось, что Петр перевернул вверх дном всю старую жизнь, не оставил камня на камне от старого порядка. Видоизменения старого порядка они считали за полное его уничтожение», - справедливо отмечает академик.

«Такому впечатлению современников содействовал и сам Петр», - продолжил он. «Выросший среди борьбы и вражды, видевший и открытые бунты, и тайную оппозицию, Петр вступил на путь реформ далеко не со спокойным духом. Он ненавидел ту среду, которая отравляла его детство, и те темные стороны старой жизни, которые сделали возможной эту среду. Поэтому, уничтожая и видоизменяя старые порядки, он в свою деятельность монарха вносил личные чувства пострадавшего человека. Принужденный бороться за свою власть и самостоятельность при начале правления, Петр сохранил боевые приемы навсегда. Встреченный открытой враждой сначала, чувствуя и потом скрытое противодействие себе в обществе, Петр все время боролся за то, во что верил и что считал полезным. В этом объяснение тех особенностей в реформационной деятельности Петра, которые сообщили его реформе черты резкого, насильственного переворота. Однако по существу своему реформа эта не была переворотом», - считает историк.

«Петр Великий своими реформами отвечал на требования национальной жизни, которая к его времени развилась уже до государственных форм бытия. Стало быть, деятельность Петра вытекла из исторической необходимости и была вполне национальна», - отмечает С.Ф.Платонов.

Академик также ответил на обвинения в адрес Петра Великого в том, что он был якобы противником Православной веры и Русской Православной Церкви. Платонов отмечает, что Петр Великий был «православным по убеждениям человеком». «Далекий от богословских тонкостей, он был враждебен католичеству, не интересовался протестантским богослужением, но увлекался западноевропейской культурой в том ее складе, какой установился в протестантских государствах. С падением Софьи католические попытки пропаганды на Руси прекратились, иезуиты были прогнаны из Москвы, а с реформой Петра протестантская культура стала широко влиять на Русь», - пишет историк. Платонов неоднократно подчеркивает верность Петра Великого Православию, и если Император и симпатизировал протестантизму, то не самому протестантскому вероучению, которое было ему чуждо и неинтересно, а тому образу жизни, привычкам и социальной практике, которые были порождены протестантизмом. Говоря словами Макса Вебера, Петр Великий увлекся не протестантизмом как религиозным течением, а плодами протестантской этики. Платонов отмечает особую неприязнь Императора к папистам. «В эпоху Петра отношение правительства и Церкви к иноверцам стало мягче, чем было в XVII в. К западноевропейцам относились с терпимостью, но и при Петре к протестантам благоволили больше, чем к католикам. Отношение Петра к последним обусловливалось не одними религиозными мотивами, но и политическими: на притеснения православных в Польше Петр отвечал угрозами воздвигнуть гонение на католиков», - пишет историк. Платонов отмечает, что Петр Великий, отправившись в свите Великого посольства в Западную Европу для обучения корабельному делу, намеревался посетить Римского папу. «В июле Царь думал ехать из Вены в Италию, но получил известия из Москвы о новом бунте стрельцов. Хотя скоро пришло донесение, что бунт подавлен, однако Петр поспешил домой», - отмечает историк. В итоге Петр Первый так никогда и не встретился с понтификом.

Некоторые представители православно-патриотической общественности осуждают Петра Великого за то, что он упразднил Патриаршество и создал Святейший Синод. По мнению Платонова, Император, осуществляя преобразование церковного управления, стремился упорядочить церковно-государственные отношения и лишить духовенства политического влияния. «Отношение Церкви к государству до Петра в Московском государстве не было точно определено, хотя на церковном Соборе 1666-1667 гг. греками было принципиально признано главенство светской власти и отрицалось право иерархов вмешиваться в светские дела. Московский Государь считался верховным покровителем Церкви и принимал активное участие в церковных делах. Но и церковные власти призывались к участию в государственном управлении и влияли на него. Борьбы церковной и светской властей, знакомой Западу, Русь не знала (не было ее, строго говоря, и при Никоне). Громадный нравственный авторитет московских Патриархов не стремился заменить собой авторитет государственной власти, и если раздавался со стороны русского иерарха голос протеста (например, митрополита Филиппа против Ивана IV), то он не сходил никогда с нравственной почвы», - пишет академик.

«Петр после смерти Адриана не спешил с избранием нового Патриарха, - продолжает он, - а "Местоблюстителем патриаршего престола" назначил Рязанского митрополита Стефана Яворского, ученого малоросса. Управление же патриаршим хозяйством перешло в руки особо назначенных светских лиц. Нет нужды предполагать, как делают некоторые, что уже тотчас после смерти Адриана Петр решился упразднить патриаршество. Вернее думать, что Петр просто не знал, что делать с избранием Патриарха. К великорусскому духовенству Петр относился с некоторым недоверием, потому что много раз убеждался, как сильно не сочувствует оно реформам. Даже лучшие представители древней русской иерархии, которые сумели понять всю национальность внешней политики Петра и помогали ему, как могли (Митрофаний Воронежский, Тихон Казанский, Иов Новгородский), - и те были против культурных новшеств Петра. Выбрать Патриарха из среды великорусов для Петра значило рисковать создать себе грозного противника. Малорусское духовенство держало себя иначе: оно само подверглось влиянию западной культуры и науки и сочувствовало новшествам Петра. Но поставить малоросса Патриархом было невозможно потому, что во время Патриарха Иоакима малорусские богословы были скомпрометированы в глазах московского общества, как люди с латинскими заблуждениями; за это на них было воздвигнуто даже гонение. Возведение малоросса на патриарший престол повело бы поэтому к общему соблазну. В таких обстоятельствах Петр и решил остаться без Патриарха».

С.Ф.ПлатоновИсторик отмечает, что «учреждением Синода Петр вышел из того затруднения, в каком стоял много лет. Его церковно-административная реформа сохранила в Русской Церкви авторитетную власть, но лишила эту власть того политического влияния, с каким могли действовать Патриархи. Вопрос об отношении Церкви и государства был решен в пользу последнего, и восточные иерархи признали вполне законной смену Патриарха Синодом. Но эти же восточные греческие иерархи при Царе Алексее уже решили в принципе тот же вопрос и в том же направлении. Поэтому церковные преобразования Петра, являясь резкой новинкой по своей форме, были построены на старом принципе, завещанном Петру Московской Русью. И здесь, как и в других реформах Петра, мы встречаемся с непрерываемостью исторических традиций».

«Петр постоянно выдвигал на архиерейские кафедры малорусских ученых монахов. Великорусское малообразованное и враждебное реформе духовенство не могло явиться помощником Петру, тогда как малороссияне, имевшие более широкий умственный кругозор и выросшие в стране, где Православие вынуждено было к деятельной борьбе с католицизмом, воспитали в себе лучшее понимание задач духовенства и привычку к широкой деятельности. В своих епархиях они не сидели сложа руки, а обращали в Православие инородцев, действовали против раскола, заводили школы, заботились о быте и нравственности духовенства, находили время и для литературной деятельности. Понятно, что они более отвечали желаниям преобразователя, и Петр ценил их более, чем тех духовных лиц из великорусов, узкие взгляды которых часто становились ему на дороге. Можно привести длинный ряд имен малороссов архиереев, занявших видные места в русской иерархии», - пишет академик, и в качестве одного из таких примеров приводит святителя Дмитрия Ростовского.

Петра Великого нередко обвиняют во вражде к монашеству, однако, по мнению Платонова, Император боролся не с монашеством как таковым, а с теми пороками, которые имели место в монашеской среде: «Человек с практическим направлением, Петр плохо понимал смысл современного ему монашества и думал, что в монахи большинство идет "от податей и от лености, чтобы даром хлеб есть". Не работая, монахи, по мнению Петра, "поедают чужие труды" и в бездействии плодят ереси и суеверия и занимаются не своим делом: возбуждают народ против новшеств. При таком взгляде Петра понятно стремление его к сокращению числа монастырей и монахов, к строгому надзору за ними и ограничению их прав и льгот. У монастырей были отняты их земли, их доходы, и число монахов было ограничено штатами; не только бродяжничество, но и переход из одного монастыря в другой запрещался, личность каждого монаха была поставлена под строгий контроль настоятелей: занятия в кельях письмом запрещены, общение монахов с мирянами затруднено. В конце царствования Петр высказал свой взгляд на общественное значение монастырей в "Объявлении о монашестве" (1724). По этому взгляду, монастыри должны иметь назначение благотворительное (в монастыри помещались на призрение нищие, больные, инвалиды и раненые), а кроме того, монастыри должны были служить к приготовлению людей к высшим духовным должностям и для приюта людям, которые склонны к благочестивой созерцательной жизни. Всей своей деятельностью относительно монастырей Петр и стремился поставить их в соответствие с указанными целями».

Петр Великий неприязненно относился к раскольникам и расколоучителям, которых ныне принято называть «старообрядцами», за что те называли его «антихристом»: «... В среде, кажется, раскольничьей, выросло убеждение, что Петр антихрист, потому что гонит Православие, "разрушает веру христианскую". Получив широкое распространение в темной массе народа, все эти легенды спутывались, варьировались без конца и соединялись в одно определение Петра: "Он не Государь - латыш; поста никакого не имеет; он льстец, антихрист, рожден от нечистой девицы"». «Политическими мотивами руководился отчасти Петр и по отношению к русскому расколу. Пока он видел в расколе исключительно религиозную секту, он относился к нему довольно мягко, не трогая верований раскольников (хотя с 1714 г. и велел с них брать двойной податной оклад). Но когда он увидел, что религиозный консерватизм раскольников ведет к консерватизму гражданскому, и что раскольники являются резкими противниками его гражданской деятельности, тогда Петр изменил свое отношение к расколу. Во вторую половину царствования Петра репрессии шли рядом с веротерпимостью: раскольников преследовали как гражданских противников господствующей Церкви; в конце же царствования и религиозная терпимость как будто бы уменьшилась, и последовало ограничение гражданских прав всех без исключения раскольников, замешанных и не замешанных в политические дела. В 1722 г. раскольникам дан был даже определенный наряд, в особенностях которого видна была как бы насмешка над расколом», - отмечает Платонов.

В заключение академик Сергей Федорович Платонов, говоря о Петре Великом, пишет: «Его личность не оторвана от родной его почвы, он для нас уже не Бог и не антихрист, он - определенное лицо, с громадными силами, с высокими достоинствами, с человеческими слабостями и недостатками. Мы теперь вполне понимаем, что его личность и пороки - продукт его времени, а его деятельность и исторические заслуги - дело вечности».

Использованная литература:

1. Брачев В.С. Служители исторической науки. Академик С.Ф.Платонов. Профессор И.Я.Фроянов. СПб., Астерион. 2010. – 768 с.
2. Платонов С.Ф. Сочинения в 2-х томах. СПб., 1993. – 736 с.

Александр Тимофеев, заместитель главного редактора «Русской народной линии»  



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев - 24

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

24. Галина : Александру Тимофееву.
2011-11-08 в 00:01

Жаль, что мой комментарий про Паисия Лигарида так и не не появился. Попробую его воссоздать. Итак:


Уважаемый Александр. Если Вы находите интересной мысль о том, что конфликты между духовенством и царями специально разжигались агентами чужеродного влияния, то советую Вам присмотреться к личности Паисия Лигарида, сыгравшего роковую роль в судьбе патриархра Никона. Это - типичный представитель. Конечно, он такой был не один, но о нем по крайней мере есть хоть какие-то сведения.

Вот, например, что пишет о Лигариде И.Н.Наговицын в статье "КРОВАВЫЙ СЛЕД ПАПИЗМА":
"...Лигарид с подложными грамотами прибыл в Москву. Нам остается лишь догадываться каковы были его подлинные цели и что его связывало с царем Алексеем Михайловичем. Выполнял ли он задание Ватикана или же действовал по своей личной инициативе из корыстных побуждений? Был ли у Алексея Михаиловича тайный политический сговор с Римским папой, или ему просто не на кого было опереться в борьбе с Никоном? Какой интерес имел Ватикан в реформе православной Церкви? На эти вопросы, мы, пока, не можем дать утвердительный ответ. В данном случае для нас важно другое - католик Паисий стал во главе русских церковных дел, и в Москве на это посмотрели сквозь пальцы!
Этому ловкому и изворотливому греку было поручено дело Никона. Он заявил, что Никон "должен быть проклят как еретик", и что для этого нужно созвать в Москве большой собор при участии восточных патриархов. Для суда над Никоном и рассмотрения других церковных дел связанных с реформой богослужения царь Алексей в 1666г. созвал собор, который был продолжен и в следующем, 1667 году. На собор прибыли восточные патриархи - Паисий Александрийский и Макарий Антиохийский. Как потом оказалось, они сами были низложены со своих престолов собором восточных иерархов и поэтому не имели канонического права решать какие-либо церковные дела, тем более, в чужой стране.
В Москву понаехало множество украинских и греческих монахов, учителей, политиков и разных дельцов. Все они были в различной степени пропитаны католицизмом, что не помешало им, а может быть, даже и помогло, приобрести большое влияние при царском дворе. Паисий Лигарид, продолжая дело митр. Исидора, вел в это время переговоры с католическим Западом о соединении русской Церкви с римской..."
..............

А вот что пишет профессор канонического права М. В. Зызыкин в своей книге "Патриарх Никон, его государственные и канонические идеи", впервые изданной в Варшаве в 1931–1932 годах. Теперь эта книга издана и в России. Это первый труд о Патриархе Никоне, который написан с точки зрения самой Православной Церкви,... М.В.Зызыкин высказывает суждения с православной канонической точки зрения:
"...мы знаем, что в 1666 году на церковном Соборе Святейший Патриарх Никон был низвержен, лишен сана и сослан в пожизненную ссылку. Не в реформах Петра I, которые стали возможными благодаря этой расправе, но именно в историческом факте расправы над Первосвятителем Церкви "надо искать ключ к развязке той драмы, которая вывела Россию не на путь православного оцерковления жизни, а на путь протестантско-немецкий, на путь немецкой духовной колонии".
М.В.Зызыкин подчеркивает важность еще одного условия для правильного осознания причин тех несчастий, которые постигают людей в жизни личной и общественной. Условием этим является сознание доминирующего значения греха как причины несчастий, следуемых за уклонение от воли Божией; "жизнь чувством Бога – праведного Судии, отмщающего людям и их поколениям за каждое преступление, всякую неправду, всякий грех". Именно с этой точки зрения можно говорить о том, что "революция явилась искуплением за два века порабощения Церкви и своеволия власти. Она явилась и делом сатанинским, и в то же время Промыслительным попущением за грехи".
Среди этих грехов, как один из первых по времени и значению, должен быть "осознан неправедный суд над Патриархом, великим Святителем Божиим, прославленным Богом удостоверенными чудесами". Грех этот до сих пор не искуплен, не принесено перед ним покаяния за соделанное ему государственной властью. "Вся жизнь Патриарха Никона после его ухода с кафедры в 1658 году до самой смерти в 1681 году подвергалась медленному изводительству, сделавшему из него мученика-страстотерпца". Это изводительство продолжается и по смерти его, так как читающая публика черпает мнения о нем и оценки его деятельности из сочинений таких историков, как С. М. Соловьев или Н. Ф. Каптерев, которые выставляют Патриарха Никона честолюбивым, властолюбивым, стремившимся создать нечто вроде русского папизма. Основными источниками подобных мнений явились суждения врагов Патриарха Никона, среди которых первым нужно назвать митрополита Газского Паисия Лигарида, который и написал "Историю суда над бывшим Патриархом Никоном".
Мерзость обвинения Патриарха Никона в папизме усугубляется тем, что в деле осуждения и низвержения Патриарха, непримиримого и последовательного борца с попытками латинства подчинить себе Православие, огромную роль сыграл именно платный агент миссионерского учреждения, Римской Пропаганды. Если главным внутренним врагом Патриарха на пути оцерковления жизни государства и народа явилось родовитое властолюбивое боярство, которое из-за сиюминутных интересов поощряло даже раскольников и оказывало давление на архиереев, то все же главной организующей силой явилась сила внешняя. Именно с появлением в Москве католического эмиссара под личиной православного митрополита разрозненные ряды противников Патриарха, мечтавшие о его низвержении и даже физическом уничтожении, получили наконец умелого интригана и ученого богослова, который сумел оформить эти внутренние силы в настоящий заговор и довести дело до конца..." http://www.blagogon.ru/articles/54/
....................

Уважаемый Александр, прошу меня извинить - я ошибочно написала, что именно Вы думаете, что считать правым нужно именно царя. Конечно, ведь в статье речь идет о мнении историка, а не о Вашем. Но тем лучше, значит Ваше мнение отличается от того, которое представляется мне неверным. Академик Сергей Федорович Платонов, чью точку зрения Вы здесь представили, правильно заметил, что петровские реформы являлись последовательным продолжением политики его отца, царя Алексея Михайловича. Но я уверена, что эта, по выражению С.Ф.Платнова "непрерываемость исторических традиций" не может оправдывать разрушительность реформ.
Мне гораздо ближе мнение тех историков, которые считают, что царем Алексеем Михайловичем под влиянием засланных агентов была внесена страшная трещина в самый фундамент российского государства. Раскол! А сын его Петр не осознал этого, не исправил, но лишь усугубил великий отцовский грех. За это расплатилась вся Россия, а более всех - сама династия Романовых.
Мне хотелось бы еще раз повторить слова профессора Зызыкина, которые на мой взгляд являются ключевыми для понимания образа Петра I:
"Не в реформах Петра I, которые стали возможными благодаря этой расправе, но именно в историческом факте расправы над Первосвятителем Церкви "надо искать ключ к развязке той драмы, которая вывела Россию не на путь православного оцерковления жизни, а на путь протестантско-немецкий, на путь немецкой духовной колонии".
23. Славянофил : Благодарность А.Тимофееву
2011-11-07 в 16:40

Благодарю, за совет обратиться к литературе и пополнить свои знания о предмете статьи. Так и сделаю. Дабы не тревожить автора, а также Платонов и Невтонов, праздностью суждений.
22. Екатерина С. : Вопрос автору...
2011-11-07 в 01:09

1)"Родоначальником рода Нарышкиных является крымский караим Мордка Кубрат, по прозвищу Нарыш, или Нарышко, выехавший в Москву около 1465[1][2]. Его внук Исаак первым носил фамилию Нарышкин[1][2][3]. Борис Иванович Нарышкин был воеводой в походе 1575 г. и убит под Соколом. Нарышкины возвысились в конце XVII века, благодаря браку царя Алексея Михайловича с дочерью Кирилла Полуектовича Нарышкина, Натальей." Цитата из Википидии. Скажите, это является достоверной информацией - то, что предки Петра I по материнской линии были иудеями?
2) Была ли Екатерина I еврейкой? Можно ли доверять нижеследующим опусам? "(К ИСТОРИИ АССИМИЛЯЦИИ ЕВРЕЕВ)

"В России и других азиатских государствах правители часто берут в жены своих подданных, но случай, когда чужестранка, захваченная в плен на развалинах городка, становится правительницей империи, в мировой истории один-единственный!"
Вольтер
"А как насчет того, что она дочь литовских иудеев Веселовских?"
В. Анохин


Можно лишь догадываться, что изрек бы Фернейский мудрец, услышав от своего соседа и близкого приятеля Веселовского некоторые подробности удивительного жития Екатерины Первой. Вольтер, кстати, написал заказную "Историю Российской империи при Петре Великом". В ней отец Екатерины предстал польским дворянином Скавронским, который погиб на войне, как подобает благородному человеку, а вовсе не от "морового поветрия", как пишут историки. Негласный консультант Вольтера в написании этого труда, швейцарский житель Абрам (Авраам) Веселовский во время Полтавской битвы был одним из адъютантов царя Петра, потом стал дипломатом и, наконец, завершил карьеру "невозращенцем". Он не только знал вторую жену царя, но и был, по-видимому, её дальним родственником. Но Абрам Павлович не прожил бы 98 лет, если бы не держал язык за зубами.

К еврейской истории этот сюжет имеет касательство косвенное, связанное с печальным явлением ассимиляции, а для российской истории – значение, может показаться, невеликое. В то же время предки многих евреев, издавна рассеянных по белу свету, были несколько веков жителями Российской империи и оставили в её истории приметные следы. Российские национал-патриоты утверждают, будто бы евреи, а точнее, ассимилированные еврейки, ухитрились даже посидеть на троне российской империи! Это выглядит напраслиной, возводимой на скромных еврейских женщин. Но чего не бывало под луной? Тем паче в необычайный "женский век" российской истории. Попытаемся разобраться в одном из казусов непредсказуемого прошлого великой державы.

"Екатерина I Алексеевна (1684-1727) — бывшая служанка и портомоя, ставшая женой царя Петра I, русской царицей (6 марта 1717) и императрицей (23 декабря 1721), коронованной 7 мая 1724 и правившая страной с 28 января 1725 до 6 мая 1727"
, – сообщает энциклопедия "Кругосвет".

Екатерина I (Ж.-М. Натье, 1717 г.)
(http://ru.wikipedia.org/wiki/%;D0%A4%D0% ... attier.jpg)

Справочные издания признают, что сведения о происхождении и ранних летах Екатерины I недостаточно достоверны или исходят из исторических анекдотов. В таких случаях за неимением надежных данных предлагают разные версии. Самая распространенная из них примерно такова. Звали будущую императрицу Мартой. Отец её, Самуил Скавронский, был якобы лифляндским или литовским крестьянином, выходцем из Польши. По шведским источникам, Екатерина - дочь шведского квартирмейстера Иоганна Рабе. Её имя "Марта" – немецкое, приведено впервые датским дипломатом и не имеет иных подтверждений. Мать Марты звали Анной-Доротеей, её девичья фамилия - Ган. Родители Марты умерли от чумы, девочку воспитывала сестра матери, в замужестве Веселевская (имя и фамилию тети уточним ниже). Двенадцати лет Марта была отдана в услужение в городе Мариенбурге пастору Глюку, весьма образованному человеку. Он впервые перевел библию на латышский язык с греческого и древнееврейского текстов. По другим данным, фамилия ученого пастора была Глик, то есть имела идишеский оттенок, и служил он у шведов суперинтендантом. Может быть, совмещал профессии. Он известен еще как выдающийся педагог. Пастор обратил Марту в лютеранство, после чего её стали звать Катериной. Едва ей исполнилось 17 лет, опекун поспешил выдать девицу замуж. Её мужем стал шведский драгун-трубач Крузе. По другим данным, которыми пользовался Алексей Толстой, Рабе - фамилия мужа (совпадение фамилий – см. выше - заставляет заподозрить путаницу). Катерину первое время после замужества звали die Rabin, что наводит на вопрос, не родня ли она многим Рабиновичам.

На второй день после женитьбы драгун отправился на войну и не вернулся. Может быть, попал в плен. Крепость Мариенбург, вопреки договоренности о капитуляции, 25 августа 1702 года была взорвана шведским офицером. В отместку город на три дня стал добычей русских солдат. Катерина оказалась трофеем унтера, который её бил, затем (по одной из версий) её взял в свой обоз фельдмаршал Б.П.Шереметьев и через полгода волей или неволей отдал Светлейшему князю Меншикову. Во дворце всесильного фаворита был его общий с царем Петром небольшой гарем. Катерина числилась портомоей, но сумела навести во дворце такой порядок, что это с удивлением заметил сам Государь. Кто бы устоял перед Самодержцем, тем более, что избранниц ни о чем не спрашивали? Бойкая и веселая девица понравилась царю, он некоторое время спустя отправил её в Преображенское к своей сестре Наталье Алексеевне. Затем её крестили, возможно, в третий раз, уже в православие. Крестным отцом был царевич Алексей Петрович, что позже дало пищу нехорошим толкам: царь Петр, мол, женился на своей духовной внучке да еще при живой жене, сосланной в монастырь. Дальнейшие события жизни Катерины хорошо известны и не вызывают споров…

Работа историка Н.А.Белозерской "Происхождение Екатерины Первой" (1902) включает целый ряд сведений и ссылок в пользу наиболее вероятных версий её происхождения. Сама Белозерская предпочла шведскую версию, хотя на ней не настаивала. Эта версия, основанная на документах, найденных в Упсальском университете, исходит из фамилии мужа-драгуна, которую, по-видимому, ошибочно приняли за фамилию отца Катерины. В упсальских документах её отцом назван Иоганн Рабе; причем в бумаге, подписанной пастором Гельстадиусом, Катерина и мать её не упомянуты. Они присутствуют в другом, анонимном шведском документе. Следов Веселевских или Веселовских в этих бумагах нет. Однако сама Катерина называла себя Веселевской, причем в её произношении мог звучать акцент одного из языков, на которых она говорила с детства.

Когда Екатерина стала фактической женой царя Петра, он послал тогдашнему рижскому генерал-губернатору А. И. Репнину деликатное поручение. О нем рассказал в интервью историк-любитель А.М.Вишнев: "…я отыскал письмо за подписью Петра I … от 24 июля 1710 года. Об этом письме, кстати, нет упоминания ни у одного историка! Там написано: «Катеринины сродники обретаются в Риге, изволь осведомиться и писать ко мне». Исходные данные - Иоганн и Катерина-Лиза Василевские. Это значит, что Катерина помнила из своего прошлого только этих людей. Катерина-Лиза Василевская, к слову, была ее родной теткой".
Почему искали Василевских? Сохранились 170 писем царя Петра к Екатерине. Те, что написаны до их женитьбы, адресованы Катерине то Веселевской, то Василевской. Царь не обращал никакого внимания на орфографию. Скорее всего, её фамилия была Веселовская, по названию польского города Веселов. Фамилию "Скавронская" царь Петр не знал вообще. Распоряжение Государя, по-видимому, генерал Репнин выполнить не успел, так как в 1711 году он уже участвовал в Прутском походе, чуть не кончившемся великой катастрофой.

В 1714 году русский генерал-комиссар при курляндском дворе Петр Бестужев получил распоряжение царицы из Петербурга, “дабы в Крышборхе сыскал фамилию Веселевских и Дуклясов”. Только через год последовало донесение из Риги, что по Её Величества указу Бестужев "кого мог тех фамилий сыскал". Ниже выдержки из составленного им перечня родственников царицы:
"Вильгельм Ган, курляндец, у него четыре сестры: первая, Катерина-Лиза, была замужем за Яном Веселевским... Вдова Катерина-Лиза после Веселевского вышла замуж за Лаврина Дукляса и родила с ним 6 сынов, померла в поветрие…
Вторая сестра Дорота была за Сковородским, имела два сына и четыре дочери, была Лютерскова закону; один (сын) Карл, другой Фриц в польских Лифляндах, одна дочь Анна, другая Доротея, обе в польских Лифляндах замужем; третья, Катерина, жила в Крейсбурхе у тетки своей Марии-Анны Веселевской, которую в 12 лет возраста ее взял в Лифлянды шведский мариенбургский пастор…". Н.А.Белозерская резонно сомневалась в том, что Катерину (не Марту, такого имени в донесении нет) воспитывала младшая её тетка, Мария-Анна. Не случайно царица назвала родственниками только Веселевских и Дуклясов. По первому мужу старшая сестра - Катерина-Лиза - была Веселевская, а Дукляс - фамилия её второго мужа. Имя "Сковородского" почему-то Бестужев не назвал, но понятно, что это искажение фамилии Скавронский. Иоганн Веселевский (по письму Петра) оказался Яном (не Янкелем ли?). Не указанное в этом донесении имя отца Катерины - Самуил – очень распространено у евреев, было в России даже нарицательным для их иронического обозначения - "Шмули". У христиан Самуилы встречались тоже, но редко.

Катерина осталась сиротой в младенчестве, жила в семье тетки, родителей помнить не могла. Поэтому на вопросы: "Ты чья?", - девочка, наверное, отвечала – "Веселевская". К тому же, не зря говорится, не та мать, что родила, а та, что воспитала. Семейное благополучие Скавронских и Веселевских разрушили войны и чума. Царь Петр и фельдмаршал Шереметьев применяли тактику "выжженной земли", чтобы оставить шведа без провианта и крова. Голод не тетка, пирожка не поднесет,- говорили встарь, и женщинам, лишившимся кормильцев, чтобы выжить, случалось идти замуж за крепостных. С детства Катерина (или Марта) считала Веселевских своей семьей. Предполагают, что Скавронские могли быть её двоюродными братьями и сестрами. Она не называла их родными. Поначалу, когда объявились бедные и диковатые родичи, Катерина отнеслась к ним прохладно. Тогда ходил по Петербургу анекдот о том, как государыня впервые увидела Карла Самуиловича. В доме царедворца Д. А. Шепелева представили императрице ее брата. Екатерина Алексеевна упала от стыда в обморок. «Нечего краснеть, — сказал император, — я признаю его своим шурином, и если в нем окажется прок, сделаю из него человека».Позднее, став Императрицей, Екатерина осыпала родню царскими милостями: имениями, дворцами, графскими титулами, но держала на изрядной дистанции.

Писательница из США Алла Кторова (Виктория Ивановна Кочурова; окончила МГУ, специалист по ономастике) полагает, что у Марты Самуиловны были еврейские корни: "Марта по матери была из рода Веселевских, а они-то были евреи". Уместен вопрос, принадлежала ли Катерина к клану Веселевских (или Веселовских) по рождению. По данным Бестужева, мать Катерины была из семьи Ганов.

Можно считать доказанным еврейское происхождение матери потому, что две тетки Катерины были замужем за Веселевскими (Веселовскими), а это известная еврейская фамилия. Национальность упомянутого выше Абрама Веселовского - "крещеный жид" - удостоверил в своем донесении князь Ю.И.Гагарин, посланный с командой отловить в Австрии беглого дипломата. Ган – девичья фамилия матери и её сестер - не латвийская и не литовская, она могла быть немецкой или еврейской. Последнее более вероятно, потому что две родные сестры Ган вышли замуж за евреев Веселевских. Евреи как правило женились на соплеменницах, что было связано с открытым или тайным исповеданием "веры Моисеевой". А третью сестру, мать Катерины, выдали за Самуила Скавронского, скорее всего, тоже еврея.

"Не правда ли, очень латышская фамилия Скавронский?", - иронизирует В.Анохин. Верно, не очень. "Скавронек" по-польски означает "жаворонок". Когда потомки Самуила Скавронского стали графами, на их гербе изобразили эту птичку. Очевидно, Скавронский или его предки были выходцами из Польши, как и Веселовские. Также очевидно, что он не был землеробом. В Лифляндии вблизи Мариенбурга он арендовал фольварк (усадьбу). Он был арендатором, а не крестьянином.
По мнению академика Я. К. Грота (1812-1893), написавшего биографию Екатерины Первой, донесение Петра Бестужева к Екатерине из Риги “…весьма положительным образом утверждает, что она была дочь лифляндского обывателя Самуила Скавронского...". Знаменитый историк С.М. Соловьев отметил то же самое. П.И.Костомаров уточняет, что она "была дочь ливонского обывателя из местечка Вышки-Озеро". Обыватель – не крестьянин, а свободный человек, ремесленник, торговец, служащий.
В Польше и Прибалтике тех времен и позднее, до двадцатых годов 19-го столетия, существовало крепостное право. Крестьяне были привязаны к земле и не очень-то бегали от своих господ. Землями и крепостными душами владели шляхта и пришлые бароны, которым было недосуг заниматься собственными имениями. Свободно перемещаться могли городские обыватели, мещане, но не селяне-крестьяне. Арендаторы поместий являлись, скорее, управляющими, и в Лифляндии, как и в соседних землях, они обычно были евреями. Лифляндия принадлежала ранее Ливонскому ордену, затем то Польше, то Швеции. В Украине, Речи Посполитой и Великом княжестве литовском, в 17-19 веках, по утверждению историков, "понятия еврей и арендатор были синонимами". Поэтому, не только из-за имени, но и по занятию, по сословной принадлежности, по женитьбе на еврейке, - велика вероятность того, что Самуил Скавронский был пресловутым "иерусалимским дворянином", то есть обычным евреем.

Была ли Екатерина похожа на коренную жительницу Прибалтики? В.Жихарев утверждает, что Екатерина I выглядела "полногрудой блондинкой". По-видимому, эти приметы императрицы должны были доказать её славянское или скандинавское происхождение. Портреты свидетельствуют: писатель-патриот не прав. Сохранились и воспоминания современников. Барон Пёльниц писал: " Она была высока ростом, и полна, очень смугла…". У маркграфини Байрейтской – иная оценка роста, но относительно цвета лица они с бароном одинакового мнения: "Царица была … очень смуглая…". Остается предположить, что у темнолицого царя Петра эталоном женской красоты, по Фрейду, была его смуглая, черноглазая и черноволосая мать, происходившая из караимского рода Нарышкиных. Коренные жители Прибалтики, отмечают антропологи, как правило, - белокожие, русые, светлоглазые, никогда не черноволосые и не рыжие (как брат Катерины - Карл Скавронский). Кстати, дочки Екатерины и царя Петра (остальные дети умерли в раннем возрасте) были: одна – Анна Петровна – чернявая, вторая – Елизавета Петровна – рыжеватая. (Последнее, согласно докладу французского посла, единственное, что помешало бы считать её идеальной красавицей).


Императрица Елизавета Петровна(Шарль Ван Лоо)
(http://www.art-spb.r...ood/Elizabeth_1.jpg )

Таким образом, антропологические данные смуглой и черноглазой Екатерины не противоречат её принадлежности "дому Якова". Конечно, только по этническим корням, а не по вероисповеданию или языку и культуре.

Петр Великий скончался, не оставив завещания. С помощью офицеров гвардии, не без интриг придворных и Светлейшего князя А.Д.Меншикова, на престол была возведена Екатерина I. Она была неграмотной женщиной, доброй, неглупой, иногда корыстной, говорила на 4-х языках, свободно беседовала с дипломатами по-немецки. Выносливая, неунывающая, она оказалась подходящей походно-полевой женой Петру Великому. Была способна жить в палатке, умело ездила верхом. Никогда не терявшая присутствия духа, Екатерина приобрела немалое влияние на Петра, став для него необходимой в радости и в беде. Она одна не боялась страшных вспышек гнева императора, умела предотвращать его припадки эпилепсии, успокаивать сильные головные боли. Петр порой не знал меры в поклонении Бахусу, и только Екатерине, тоже любившей выпить, все же удавалось его сдерживать. Её не раздражали полигамные повадки мужа, она им даже потворствовала. Однако она ошиблась, не поняв, что роль рогоносца для императора непристойна и нестерпима, как любому смертному. В последние месяцы жизни Петра, страдавшего тяжелой урологической болезнью, их союз оказался на грани разрыва из-за измены супруги с молодым камергером Вилли Монсом. Красавца вскоре под благовидным предлогом обезглавили. Царевне Елизавете Петровне тогда едва удалось немного восстановить отношения родителей.

Екатерина не вмешивалась в государственные дела, только кротко выступала заступницей провинившихся подданных. Еще перед женитьбой, зная о нехороших слухах в народе, Петр преувеличивал заслуги Екатерины во время Прутского похода в 1711году. Тогда русская армия, численностью в 38 тысяч бойцов, была окружена 200-тысячным турецким войском. Царю и армии грозили разгром и позорный плен! Петр впал в отчаяние, написал завещание на случай своего пленения или гибели. Только Екатерина, по преданию, не потеряла самообладания, собрала у офицеров все драгоценности, отдала все свои, ими одарили турецкого визиря, командующего Мехмет-пашу, и договорились заключить мир. Конечно, сильно повлияла предыдущая победа под Полтавой: турки боялись Петра. Вскоре царь официально женился на Екатерине, затем учредил орден её имени, назвал город на Урале Екатеринбургом. Однако заслуги в заключении мира с турками при малом ущербе для России принадлежали не столько Екатерине, сколько Петру Шафирову, выкресту, вице-канцлеру и блестящему дипломату. Ему удалось "обвести" турок и использовать самую малую часть разрешенных царем уступок. Зато самому пришлось просидеть два года заложником в турецкой тюрьме. Но Петр Великий и армия были спасены.

Став императрицей, Екатерина I передала бразды правления Верховному Тайному Совету, а фактически - своему старому дружку А.Д.Меншикову. Ему всегда доверяла, не глядя, подписывала указы, которые он подносил. Царица-матушка занималась благотворительностью, а более всего - прожиганием жизни. Она погрузилась в беспрерывную гульбу и пьянство, завела нескольких любовников, и её некогда богатырского здоровья хватило всего на два с небольшим года бесславного царствования. При ней были завершены некоторые начинания Петра Великого: снаряжена экспедиция Беринга, основана Академия наук.

Петр Великий евреев не жаловал, но за все время его царствования нет сведений о притеснениях, не было издано ни одного закона, их ограничивающих. В то же время немногие выкресты, знающие, толковые и энергичные люди, занимали при нем важные посты. Среди них называют его первого учителя Никиту Моисеевича Зотова, вице-канцлера Петра Шафирова, его племянников - дипломатов братьев Веселовских, генерал-губернатора Петербурга Антона Мануйловича Девиера… Об их непростых судьбах со взлетами и падениями известно немало. Заметим только, что Екатерина I считала Петра Шафирова одним из умнейших людей в России. Став императрицей, она вернула его из ссылки к государственной деятельности. Её можно упрекнуть в очередном антисемитском указе о высылке евреев из России, только она своих указов не читала. Указ был принят по настоянию А.Д.Меншикова, выдающегося юдофоба и недруга Шафирова. Подписала указ уже больная Екатерина и через 10 дней скончалась. Вскоре именем юного царя Петра II этот указ отменили.

В Российской империи национальный вопрос всегда существовал, хотя национальностей формально не было, их заменяло вероисповедание. Трижды крещеную Екатерину I Алексеевну, если и можно заподозрить в принадлежности к народу Завета, то связь могла быть лишь генетической. Как и её дочерей. Старшая, Анна Петровна, родила сына герцога Голштин-Готторпского, впоследствии - российского императора Петра III, царствовавшего полгода. Он (по официальной версии) продолжил династию Романовых, став или считаясь отцом Павла I. Правда, Петр III и его супруга, будущая Екатерина Великая, друг друга терпеть не могли, и каждый жил своей жизнью. Так или иначе, трехсотлетний "Дом Романовых" подтвердил справедливость сентенции: "Все люди – гибриды".

Версия еврейского происхождения Екатерины Первой весьма вероятна. В таком случае её младшая дочь императрица Елизавета Петровна, по еврейской традиции, - тоже еврейка. Но по отцу, вере и по российскому правилу она была русской, а по генеалогии, кроме ашкеназских, имела еще и караимских предков - по линии своей бабушки Н.К.Нарышкиной, матери Петра Великого. Впрочем, это нисколько не повредило её прекрасной репутации и достославному царствованию." http://berkovich-zam...ewtopic.php?f=40&;t=1379
21. дезинфектор : Re: Не Бог и не антихрист!
2011-11-06 в 23:49

.
http://blog.artnn.ru...achem-nas-zombiruyut

Петр Первый не только изменил календарь, но и оригинально праздновал Новый год. Новый 1700 год он отметил буйным весельем в компании с “Всешутейным и Всепьянейшим собором” в течение двух недель. Жители Москвы были в страхе и ужасе, им было не до новогоднего веселья, вернее теперь встреча Нового года в исполнении Петра и его компании выглядела таким образом – компания в составе 100–200 человек врывалась в дома жителей, всё съедала и выпивала и требовала ещё, затем весело искала спрятанные запасы, опять всё съедала и выпивала, часто весело и шутя насиловала жену и дочерей. Во время этого разгулья, как утверждает Р.К. Масси – Петр вел себя “как необузданный юнец”, это мягкая форма высказывания “необузданный жеребец”.

“Неумение удерживаться, стремление овладеть буквально всякой женщиной, которая только смогла ему понравиться, привело к закономерному итогу: известно более 100 бастардов Петра. Что характерно, он им никогда не помогал, объясняя это очень просто – мол, если будут достойны, сами пробьются”, – отмечал А. Буровский.

Затем вся праздничная кампания моральных уродов Петра прихватывала приглянувшиеся вещи и драгоценности, назвав их святочными подарками, обнаруженные деньги и шумно передвигалась дальше, пугая лихостью прохожих и выбирая следующий дом-жертву для “шутейного” пребывания.


Пётр без всякого здравого смысла фанатично преклонялся перед всем западным, европейским – заставлял приближённых курить, пить, участвовать в коллективных кутежах; приветствовал модное уже в Европе масонство – как высшую степень европейского образования, – 10 февраля 1699 года Шереметьев явился на бал у Лефорта в немецком платье и с ярким мальтийским крестом и прочей масонской атрибутикой и получил от Петра “милость превысокую”. Что такое масоны, Пётр уже знал из своего европейского вояжа. К тому же “Мастером стула” был его любимец Лефорт, а “первым надзирателем” такой же любимчик – Гордон. Знаменитый Вернадский, который занимался не только Ноосферой, в своей магистерской работе 1916 года утверждал, что сам Петр был принят в Голландии в орден тамплиеров, “в Шотландскую степень св. Андрея”. Скорее всего, Петр не был убеждённым масоном, больше – “для блеску и престижу”, хотя, судя по его отношению к народу, он был бы не менее талантливым масоном, чем те, которые орудовали во Франции гильотиной.

Петр решил провести в России радикальные реформы. Какая в этом была необходимость?

После смерти царя Алексея Михайловича в 1676 году, очередным царём России стал его сын Фёдор Алексеевич, который правил до своей смерти в 1682 году, и который за короткий период своего правления успел провести важные эффективные реформы в армии, управлении и налоговой сфере, попытался урезать властные полномочия Боярской Думы и Патриарха. Выше мы наблюдали за реформами Софьи. До Петра Первого, как мы видели ранее, Россия довольно успешно и стабильно развивалась – успешно велись многочисленные войны, приобретались земли не только в Сибири и на Дальнем Востоке, но и в европейской части, успешно развивалась культура и книгопечатание.

“Неправда, что только Петр начал приобщать русский народ к культуре. Усвоение западной культуры началось задолго до Петра. Западные учёные архитекторы работали в России задолго до Петра, а посылку русских юношей за границу начал ещё Борис Годунов. Но усвоение западноевропейской культуры шло естественным – нормальным путём, без крайностей… – утверждал в своём исследовании наш соотечественник из Аргентины Борис Башилов. При Алексее Михайловиче (отце Петра Первого) существовал уже первый театр и первая газета. “Соборное Уложение” было издано невиданным и для Западной Европы тиражом – две тысячи экземпляров. Была издана “Степная Книга” – систематическая история Московского государства, “Царственная книга” – одиннадцатитомная иллюстрированная история мира, “Азбуковник” – своего рода энциклопедический словарь, “Правительница” – старца Эразма-Ермолая, “Домострой” Сильвестра… В Московском архиве Министерства юстиции до Февральской революции хранились сотни разного рода сочинений, написанных в 17 веке”.
http://romankluchnik.narod.ru/2-2-03.htm
20. Александр Тимофеев : Галине
2011-11-06 в 22:48

Не часто удается встречать телепатов. Почему Вы решили, что я считаю Петра Великого правым в этом конфликте? Я этого не утверждал. Просто обычно в этом конфликте принято винить исключительно только Петра. Это, на мой взгляд, неправильно. Петр частично виновен в этом конфликте, но лишь частично. Я лишь хотел определить степень его вины и степень вины духовенства. На мой взгляд, традиционно принято преувеличивать вину Петра и наоборот недооценивать вину духовенства. Я, к сожалению, совсем забыл указать на роль некоторых представителей духовенстве в заговоре Алексея, сына Петра. По сути, речь шла об измене. В любом государстве, даже в демократическом, изменники достойны смертной казни, и это совершенно справедливая кара за предательство и государственную измену.

«Почему автор статьи думает, что и мы вслед за ним, примем сторону царя против духовенства, даже не вникая в суть? По-моему, автору сначала следовало бы рассмотреть мнения обеих сторон того исторического конфликта, а уж потом делать выводы. Я, например, не могу априори считать правым во всем одного только царя, противопоставляющего свое личное мнение целой стране, только потому, что он – царь». «Но мне бы хотелось найти, наконец, по-настоящему объективную оценку ДЕЯТЕЛЬНОСТИ царя Петра, а не его ЛИЧНОСТИ. Пока что я этого, к сожалению, не нашла».

Советую Вам перечитать Сергея Федоровича Платонова, тогда многое для Вас проясниться.

«Вообще же есть основания считать, что конфликты между русским духовенством и царями специально разжигали зарубежные агенты влияния, внедренные в царское окружение».

Интересная мысль, есть над чем подумать. На первый взгляд, мне она кажется справедливой.
19. Галина : Александру Тимофееву.
2011-11-06 в 22:42

Уважаемый Александр.
Я понимаю Ваше стремление очистить от всяческих кривотолков образ великого русского царя, которому место - на пьедестале нашей отечественной истории. Но мы не будем умалять этого образа, если оценим его правление с объективностью. Мы являемся наследниками наших предков, в том числе и царей, а наследники вместе с достоянием наследуют также и долги. И ошибки наших дорогих предков теперь стали нашими. Не сумеем понять, признать и исправить их, значит так и будем платить по долгам. И потомки наши будут платить, и их потомки...

Если Вы хотите написать объективно о Петре I, тогда Вам необходимо учесть, что рассматривать историческую личность нужно не саму по себе, а в контексте исторического процесса. Ну а личность такого размаха, как Петр Великий можно понять только в масштабах мировой истории. Его конфликт с церковными иерархами полностью вписывается в контекст вековечной борьбы анихристианских сил с Церковью Христовой. Эта борьба началась не в России и не в петровскую эпоху, но к сожалению Петр Алексеевич, также как и другие русские цари, поддался хитрому чужеродному обольщению и в какой-то степени стал инструментом чужого влияния. Что можно тут сказать - не он первый и не он последний. Европейские монархи тоже пали жертвой этого соблазна неограниченной властью и тоже посягнули на права Христианской Церкви, а потом они были наказаны за это тем, что народы их восстали на них. В России, как и в Европе, дело также закончилось революцией.
Я хотела бы здесь сослаться на замечательную статью Н.Михайловой "Когда начались гонения на Церковь?" и порекомендовать ее Вам и всем желающим разобраться в непростых взаимоотношениях русских царей с Православной Церковью:

" - Гонения на Православную Церковь в России начались не в 1917 году, с установлением безбожной власти, что стало расхожим мнением, а гораздо раньше. Более того, сама революция и связанное с ней разрушение Православного Царства явились следствием этих преследований, которые ослабили не только Церковь, но и Государство. Только осознание этого факта может помочь нам понять, каким образом Святая Русь отдала на поругание и уничтожение свои святыни — свои храмы, свои монастыри и своего Царя, Помазанника Божия.

Наиболее зримые признаки гонений на Церковь и монашество мы находим в истории Русской Церкви почти на всем протяжении XVIII столетия. Его начало было омрачено церковными реформами Петра I, который в 1721 году упразднил патриаршество и учредил практически свет­ское управление Церковью в лице Святейшего Синода. Но эти явные гонения были бы невозможны, если бы положение Церкви не было ослаблено менее явными, но не менее пагубными попытками самодержавных царей XVI–XVII вв. подчинить себе священство, лишить Церковь судебной и экономической независимости.

Первая попытка такого рода была сделана при Иоан­не III. На церковном Соборе 1503 года был поставлен вопрос об отобрании у Церкви и монастырей земельных владений. С тех пор вплоть до церковной реформы Екатерины II 1764 года, когда были закрыты две трети монастырей и у Церкви были отняты земельные владения, антиправославные, антицерковные по сути действия правительства неизменно прикрывались доводами о пагубности землевладения для самой Церкви и монастырей, нападками и разоблачениями самых различных недостатков в ее управлении, ссылками на необходимость ограничения ее самостоятельности.

Интересно и то, что хронологически наиболее энергичные нападки правительства на Православную Церковь совпадали с распространением различных ересей или засилия иноземцев и иноверцев, под влияние которых попадала не только верховная власть, но и более или менее многочисленные слои православного населения. В курсах истории Церкви они, как правило, рассматриваются как самостоятельные, не связанные друг с другом явления, и причины их возникновения каждый раз находят в частных обстоятельствах. Однако практически полное совпадение их идеологического багажа на протяжении столетий прямо указывает, с одной стороны, на организационную преемственность, а с другой — на единство идеологии, которая их возбуждала и питала. Попробуем обосновать это, приведя здесь сведения об обстоятельствах возникновения основных еретических течений.

Стригольники появились в Пскове в 1370 году. Сначала они нападали на беспорядки в среде духовенства, затем стали отвергать саму иерархию, Таинства, поминовение усопших. Стали сами поставлять учителей по выбору народа, без всякого посвящения, чем напоминают лютеран. Ересь распространялась в продолжение пятидесяти лет, была на некоторое время подавлена наказанием главных зачинщиков Карпа и Никиты диакона. Видимых последствий не имела, но проявилась вторично через сто лет в Новгороде под новым именем.

Жидовствующие — эту ересь насадил в 1470-е годы прибывший из Литвы еврей-караим Схария с четырьмя своими сподвижниками. Совращенные в ересь:
1) отвергали воплощение Сына Божия;
2) не верили в воскресение Иисуса Христа и вообще в воскресение мертвых (последнее характерно для секты саддукеев);
3) не чтили Богоматерь, угодников Божиих и святые мощи;
4) не признавали Святую Евхаристию и другие Таинства;
5) держались более Ветхого Завета, нежели Нового, празднуя Пасху по иудейскому календарю;
6) не соблюдали постов, отвергали монашество и предавались явному разврату.

Этой ересью были заражены первоначально жители Новгорода, а после Собора 1490 года, на котором ересь не получила должного осуждения, она распространилась в Москве и поразила верховную власть, проникла во дворец и нашла себе сторонника в лице главы Церкви — митрополита Зосимы. Именно в это время и начался первый приступ на Православную Церковь в России, и было бы неосмотрительно видеть в этом случайное совпадение. Если принять во внимание вышеперечисленные пункты вероисповедания жидовствующих, то, строго говоря, это религиозное течение никак нельзя назвать ересью, то есть уклонением от какого-либо догмата православной веры. Перед нами совершенно явное исповедание иудаизма. И это неудивительно, потому что насадили эту ересь «природные жиды», как называет Схарию и его помощников церковный историк М. В. Толстой. Здесь же отметим, что учение жидовствующих имеет много общего как с предшествующими ересями, особенно с иконоборчеством VIII–IX веков в Византии, так и с последующим (в XVI веке) лютеранством в Германии.

Известно, что иконоборчество тоже возникло под влиянием иудеев и послужило причиной жестоких гонений на православных христиан и монашество. Основанием для них послужили определения иконоборческого собора 754 года в Константинополе. Для возможности сравнения приведем их здесь:

1) Святые иконы повелевалось считать идолами;
2) все поклоняющиеся иконам были преданы анафеме;
3) повелевалось исповедовать, что не только святые по смерти своей не могут помочь нам своим ходатайством, но и Сама Матерь Божия;
4) запрещалось нарицать святыми апостолов, мучеников, исповедников, преподобных и всех угодников Божиих.

После 761 года началось открытое гонение на монашествующих.
Духовенство, монахи и все православные христиане были твердо убеждены в том, что первый император-иконоборец Лев Исаврянин был совращен в эту безумную ересь иудеями, подтверждение чему мы находим и в обстоятельствах жития преподобномученика Стефана Нового, пострадавшего от жидовствующих византийских иконоборцев. ­В России при Иоанне III иудеи попытались захватить власть через организованную ими секту с более откровенными иудаистскими лозунгами и с той же ненавистью к почитанию святых икон и мощей, с отвержением монашества. Несмотря на то что ересь проникла во дворец и на митрополичью кафедру, попытка эта не удалась, но с течением времени усилия в этом направлении продолжались, пока не увенчались успехом в 1917 году...."
http://www.blagogon.ru/articles/249/
18. Александр Тимофеев : Ответ на пост 14. Н.Ролле
2011-11-06 в 22:34

Честно говоря, я не понял сути Вашего вопроса.
17. Александр Тимофеев : Неуместное уныние и праздное славянофильство
2011-11-06 в 22:31

В отличие от Вас я наоборот считаю, что имя Петра Великого нуждается в реабилитации, и реплики на форуме подтверждают мое мнение.

На мой взгляд, тот факт, что Петр начал перенимать достижения Запада свидетельствует не о «исчерпанности Русской Культуры», как Вы, по-моему, не вполне удачно выразились, а потому, что некоторые западные технологии были признаны Петром полезными для развития России. Причем Петр не просто перенимал западные достижения, а усваивал их и вырабатывал навыки и умения, позволяющие русским людям самим свершать подобные дела. Эту задачу Петра в стихотворной форме выразил Ломоносов:

Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.

Ломоносов, по-моему, лучше понимал задачи Петра, нежели Вы. Недаром он гений!

Что касается переноса столицы России из Москвы в Петербург и обратно, то Вам следует изучить историю Москвы и Петербурга, тогда, уверен, этот вопрос перестанет быть для Вас актуальным.
16. Галина : Не Бог и не антихрист!
2011-11-06 в 04:18

"...К великорусскому духовенству Петр относился с некоторым недоверием, потому что много раз убеждался, как сильно не сочувствует оно реформам. Даже лучшие представители древней русской иерархии, которые сумели понять всю национальность внешней политики Петра и помогали ему, как могли (Митрофаний Воронежский, Тихон Казанский, Иов Новгородский), - и те были против культурных новшеств Петра. Выбрать Патриарха из среды великорусов для Петра значило рисковать создать себе грозного противника..."
....................

Итак, автор сам свидетельствует, что между Петром и русским духовенством существовало серьезное противостояние. Но почему он думает, что в этом конфликте нужно считать правым именно царя? А может быть как раз Петр был неправ и то, что он нашел способ обойти мнение духовенства и настоять на своем, не было хорошо!
Почему автор статьи думает, что и мы вслед за ним, примем сторону царя против духовенства, даже не вникая в суть? По-моему, автору сначала следовало бы рассмотреть мнения обеих сторон того исторического конфликта, а уж потом делать выводы. Я, например, не могу априори считать правым во всем одного только царя, противопоставляющего свое личное мнение целой стране, только потому, что он - царь.

Вообще же есть основания считать, что конфликты между русским духовенством и царями специально разжигали зарубежные агенты влияния, внедренные в царское окружение. Жаль, что такие цари, как Алексей Михайлович и Петр Алексеевич этому влиянию поддавались.
Вот автор статьи пишет, что церковные преобразования Петра, являясь резкой новинкой по своей форме, были построены на старом принципе, завещанном Петру Московской Русью: " - Вопрос об отношении Церкви и государства был решен в пользу последнего, и восточные иерархи признали вполне законной смену Патриарха Синодом. Но эти же восточные греческие иерархи при Царе Алексее уже решили в принципе тот же вопрос и в том же направлении..."
Так вот с этими иерархами есть очень много неясностей, а уж тем более - с такой темной личностью, как Паисий Лигарид, оказавшим решающее воздействие на разлад между Алексеем Михайловичем и патриархом Никоном.

Я согласна с утверждением автора, что Петр I не является ни Богом, ни антихристом. Более того, я верю, что сердце православного царя находится в Деснице божией, я не сомневаюсь в том, что Петр I был Великим и что он любил Россию. Не сомневаюсь. Но мне бы хотелось найти, наконец, по-настоящему объективную оценку ДЕЯТЕЛЬНОСТИ царя Петра, а не его ЛИЧНОСТИ. Пока что я этого, к сожалению, не нашла.
15. Адриан Роум : Re: Не Бог и не антихрист!
2011-11-05 в 22:41

Может, с "греческой" верой мы приняли и их "философскую" созерцательность (Бердяев), а может, русские (славяне) всегда были немного не от мира сего, потому под давлением воинственного Запада, ещё в языческую "идеалистическую" пору, потеряли многие территории и были выдавлены на восток. В Германии, и не только, много остаточных славянских названий по местам бывших славянских селений.
Если верить в пророчество, что "Россия Третий Рим", то становятся понятными такие "деспоты" и "антихристы" цари, как И.Грозный, Петр I - и многоспорного Сталина можно сюда отнести. Основное их задание было, собрать и укрепить Россию против истинного антихриста (как сегодня ясно видим) Запада.
При Грозном князья и бояре не могли между собой договориться, как сегодня наши "патриоты", и царю пришлось их ломать.
И при Петре они почивали в их "бородатом" благодушии.
А с Запада опять готовился "блицкриг", пока шведов с Карлом XII. Вот потому Господь и послал волевого Петра, чтоб он агрессивные знание и "прогресс" Запада принес в Россию - для защиты её как Третьего Рима.
Потому Петр Великий самый православный из всех.
Но мечтателям и обрядоверцам, и формалистам от религии это трудно уразуметь.
Но, может, как надеется автор, вода по капле сточит ложный камень заблуждения, чтоб утвердить истинный - Петра.
14. дезинфектор : Александр Тимофеев
2011-11-05 в 17:12

"социализм есть не что иное, как крайнее выражение
монархической идеи, для которой революция была ускорительной фазой."
в этом смысле =
вы имеете в виду это?
13. дезинфектор : Re: Не Бог и не антихрист!
2011-11-05 в 17:09

Теперь-то нам легко рассуждать что он не антихрист. Ясное дело, столько времени прошло. А тогда - вы здесь все уверены. что не сомневались бы?
12. НовоГеоргий второй : Сколько леса и веры повалено
2011-11-05 в 12:07

...Сколько леса и веры повалено,
Сколь изведано горя и трав...
А на левой груди - профиль Сталина,
А на правой - Маринка анфас...
Чем бы дитя не тешилось, только бы о нынешнем моменте не говорило...
11. Славянофил : Зачем?
2011-11-05 в 02:48

Уважаемый Александр, написав статью вы защищаете, якобы оболганное имя Петра Великого, но он не нуждается в этом, на мой взгляд. Вас ужаснула прочитываемая мною мысль об исчерпанности Русской Культуры , обнаруженная Петром. Странно, ведь именно эта уверенность стала причиной поиска более нужных России знаний и умений вне ее пределов. Или причина была иной? Тогда какой?
В 1612 году русский народ пришел в столицу, изгнал пришельцев, и вернул власть русскому царю, и еще почти 50 лет после этого воевал с бандами поляков и шведов по все стране. Что же было в душах и мозгах наших правителей, когда они переносили столицу России в Питер? Что? Это было самым важным делом? Возможно. А потом опять в Москву? Отлично. А теперь опять в Питер. Класс. Пока мы не ответим на эти вопросы, мы не определим места нашим монархам и народу в прошлом, настоящем, и будущем страны. Все эти чудеса нашей истории приводят в замешательство, в уныние, и заставляют с гораздо большим уважением относиться к позиции славянофилов.
10. Писарь : 9.Александру Тимофееву.
2011-11-05 в 01:28

Ув.Александр Тимофеев.
Разумеется значение понятий известно,потому удивительно,когда понятия употребляют,вне исторического контекста и не по назначению,где-бы то ни было,включая публистическую статью.
Впрочем,надеюсь,что Вы подробно в следующем материале,обоснуете свои тезисы.
9. Александр Тимофеев : О ленинизме и сталинизме
2011-11-05 в 01:20

Публицистическая статья вовсе не предполагает подробное теоретическое рассмотрение основных понятий, определение терминов и прочее. Предполагается, что читателю, который знакомится с публицистической статьей, известно значение понятий, которыми оперирует автор, и прочее. Я не писал научную статью. Хотя я согласен, что влияние ленинизма на русскую историографию – тема интересная и даже актуальная. Но это отдельная тема, сложная, ее рассмотрение было бы интересно в связке с влиянием сталинизма на русскую историографию, с переломным моментом, когда Сталин стал отказываться от взглядов Ленина на русскую историю. Может быть, этой теме я посвящу следующую статью.
8. Писарь : 7.Александру Тимофееву.
2011-11-05 в 00:44

Ув.Александр Тимофеев.

Еще раз приношу Вам свои извинения,вовсе не преследовал целью Вас окорбить.
Делаю это повторно,поскольку предыдущая реплика пропала.
Касательно логики.
Я Высказался исключительно по существу тезиса.
Но не сказал что автор-лжец или автор-лжет.
Ложь-это искажение истины,таково значение этого слова.
Тезис,извините, выдвинули Вы,как автор материала,причем бездоказательно,предоставив,как я понимаю,возможность опровергать тому,кто читает материал.
7. Александр Тимофеев : Писарю
2011-11-04 в 22:39

Отвечать можно только на аргументы, а не тезисы. Вы пишите: «"внедрение ленинизма в русскую историографию было призвано очернить всю русскую историю вплоть до октября 1917 года."
Это ложь, вернее банальная манипуляция понятиями. "презрительное отношение к русской истории есть наследие ленинизма". Ложь вдвойне». Непозволительно обвинять человека во лжи, при этом не утруждая себя обоснованием обвинения. Не хочу показаться назидательным, но не могу удержаться, чтобы не напомнить азы традиционной логики. Ваши утверждения «Это ложь, вернее банальная манипуляция понятиями» и «Ложь вдвойне» являются тезисами и, согласно правилам умозаключения, сами по себе они ничего не доказывают. Тезисы обоснуются аргументами (доводами), которых Вы или по своей небрежности или по иным причинам почему-то не приводите. Честно говоря, поступать так - нечестно. Если Вы в моих суждениях нашли ложь и имеете смелость об этом заявлять публично, то имейте смелость доказать свои громкие заявления. Пока же мне больше нечего сказать в ответ на Ваши голословные заявления.
6. Писарь : Re: Не Бог и не антихрист!
2011-11-04 в 21:17

Древние говорили,римляне в частности.
"О мертвых либо все,либо ничего".
Или человек говорит все,стараясь не погрешать против истории или ничего,если он сделать этого не в состоянии.
Или не хочет или не может.

Когда антихрист придет в мир,прежде нужно будет "поклониться" его "образу",а уже потом- сподобится человек "печати"-допуска,ко благам,не исключая,видимо, свободы печати.
Что будет означать "поклониться",полагаю что угодно,но не только не поклон в букальном смысле.
Так и ныне,не обходится видно,без символического поклона-"плевка" в свое собственное прошлое.
В историческое,в частности.

"внедрение ленинизма в русскую историографию было призвано очернить всю русскую историю вплоть до октября 1917 года."
Это ложь,вернее банальная манипуляция понятиями.
"презрительное отношение к русской истории есть наследие ленинизма".
Ложь вдвойне.

Впрочем,если понимать под "ленинизмом" тягу к переписыванию и искажению истории вообще,то нет возражений.
Однако,судя по тому,что приходится иногда читать о прошлом,коему всякий человек был свидетель,картина получается печальная.
"Ленинизм" стремительно распостраняется по планете,несмотря на натужную борьбу с ним.
Действительно-жив.
Жив курилка.
А ведь сказано...
" уклонись от зла и соверши благо".
Не лги.
Тогда и "ленинизму"-конец.
5. Александр Тимофеев : Петровичу
2011-11-04 в 20:28

Вы пишите: «Думается, что эта статья (и ей подобные) пытаются решить задачу поиска современного лидера, равного по масштабу Петру. Заодно и создать некий образ идеального правителя. Этакая теоретическая модель, которую (о тайная мысль!) вдруг возьмет на вооружение наш современный руководитель. И мы все возрадуемся о построении империи!»

Совершенно правильная догадка! А зачем тогда еще изучать историю? Изучение истории – это поиск смыслов, необходимых для осмысления текущего бытия.

Вы пишите: «Если же это не модель, а притязания на историю, то попытка явно неудачная, которая очень вольно и тенденциозно трактует многие факты. "Дано задание - мы его выполняем", - это не история, а агитка».

Что означает выражение «притязание на историю»? Какой смысл Вы в него вложили? Честно говоря, это выражение показалось мне бессмысленным. Вы пишете, что я вольно и тенденциозно трактую многие факты? О каких фактах идет речь? Не могли бы Вы обосновать Ваше утверждение? Мне крайне интересно, в каких моих суждениях вы обнаружили вольность и тенденциозность трактовки фактов, а главное – каких именно фактов?
4. Александр Тимофеев : Славянофилу
2011-11-04 в 20:20

Любой журналист мечтает о том, чтобы его статьи приводили к изменению отношения к тому, о чем он пишет. Но изменение отношения к чему-либо – идеальная цель публициста. Переубедить человека, особенно взрослого и умного, почти невозможно. Если человек убежден в том, что Петр Первый плохой, то убедить его в обратном крайне сложно, если вообще возможно. Если бы моя статья кого-то переубедила, изменила чью-то позицию, то я был бы рад. Но это утопическая надежда. Было бы нескромно думать, что с помощью одного материала можно изменить позицию человека.

Вы задается очень правильный вопрос: а зачем тогда вообще писать, если невозможно изменить позицию человека. Потрясающе уместный вопрос! Есть такая поговорка: «Вода камень точит». Эта поговорка в полном мере относится к публицистике. Повлиять на изменение позиции человека, уверенного, например, в том, что генерал Власов герой, можно не с помощью одной статьи, а в результате целой серии статей, в результате информационной кампании, порой массированной. «Русской народной линии» потребовалось создать отдельную страницу и собрать огромное количество материалов для того, чтобы доказать, что генерал Власов предатель. Это была непростая задача, для решения которой нельзя было обойтись одним и даже двумя материалами. То же касается и ювенальной юстиции: для того чтобы доказать ее вредность было размещено на сайте «Русской народной линии» несколько сотен материалов! Несмотря на это до сих пор находятся люди, которые наивно верят в полезность и нужность ювенальной юстиции. То же касается и оценки личности и трудов Петра Великого. К сожалению, информационная кампания по очернению этого Императора оказалась эффективной, поэтому потребуется много, очень много усилий для того чтобы нейтрализовать эффект, произведенный планомерной дискредитацией Петра Первого. Надеюсь, что моя статья послужит реабилитации в общественном сознании образа поруганного Императора.

Вы пишите: «Но главный спор эпохи о происхождении Власти, ее природе, форме в России, он почему-то оставлен за скобками…» Я не согласен с этим тезисом. На мой взгляд, главный спор эпохи Петра не о природе и происхождении власти, а о взаимоотношении Церкви и государства. Этот вопрос был поставлен при Алексее Михайловиче и частично был им разрешен, особую актуальность этот вопрос приобрел при Петре Великом. Об этом я написал в этой статье.

Вы пишите: «… По сути статья о том, что монархическая самодержавная власть в России, не нашла опоры в национальных ресурсах (духовных, людских, материальных), проиграла Европе в направлении и скорости развития, и потому себя, как Национальное Государственное основание, исчерпала. Иначе не понять, почему, по мысли автора статьи, вообще понадобились все новации Петра, которые и составляют всё его величие». Неужели Вы действительно пришли к таким чудовищным выводам по прочтении моей статьи? Я отказываюсь верить в то, что моя статья подталкивает к подобным умозаключениям. Потрясающая аберрация сознания! Мне даже сложно прокомментировать Вашу реплику. Не могу понять, как можно было придти к таким выводам! Ужас.

Вы пишите: «Причем самое досадное, что прошло 300 лет, а мы так и не определились с тем, кем же он был для нашей истории. Ни то - ни се. А славянофилы не правы, только потому, что слишком бескомпромиссны. Смех, сквозь слезы, дорогие наши ученые». Я с Вами согласен, действительно до сих пор не дано непротиворечивой, точной оценки личности и трудам Петра Великого, именно поэтому «Русская народная линия» так много пишет об этом Императоре. Здесь, говоря образным языком, «непаханое поле», «целина».
3. Петрович : Поиск правителя
2011-11-04 в 17:30

Думается, что эта статья (и ей подобные) пытаются решить задачу поиска современного лидера, равного по масштабу Петру. Заодно и создать некий образ идеального правителя. Этакая теоретическая модель, которую (о тайная мысль!) вдруг возьмет на вооружение наш современный руководитель. И мы все возрадуемся о построении империи!
Если же это не модель, а притязания на историю, то попытка явно неудачная, которая очень вольно и тенденциозно трактует многие факты. "Дано задание - мы его выполняем", - это не история, а агитка.
2. Славянофил : стоять и молчать
2011-11-04 в 02:58

К сожалению способ описания деятельности одного из великих государей России, в данной статье, не приводит к изменению отношения к ни личности Петра Первого, ни к результатам его правления. Тогда непонятно зачем о нем говорить. То, что он не антихрист, а просто грешник с императорскими полномочиями, этого никто сегодня не оспаривает. Но главный спор эпохи о происхождении Власти, ее природе, форме в России, он почему-то оставлен за скобками, а по сути статья о том, что монархическая самодержавная власть в России, не нашла опоры в национальных ресурсах (духовных, людских, материальных), проиграла Европе в направлении и скорости развития, и потому себя, как Национальное Государственное основание, исчерпала. Иначе не понять, почему, по мысли автора статьи, вообще понадобились все новации Петра, которые и составляют всё его величие. Причем самое досадное, что прошло 300 лет, а мы так и не определились с тем, кем же он был для нашей истории. Ни то - ни се. А славянофилы не правы, только потому, что слишком бескомпромиссны. Смех, сквозь слезы, дорогие наши ученые.
1. Лидия Александрова : Re: Не Бог и не антихрист!
2011-11-03 в 17:28

Хорошая статья. Автору спасибо.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме