Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Игумен Лука (Степанов): «Я не отношусь к числу поклонников такой формы управления Церковью»

25.02.2011


Исполняется 290 лет со дня открытия Духовной коллегии, получившей название Святейшего Правительствующего Синода …

В ближайшее воскресенье исполняется 290 лет со дня создания Духовной коллегии, получившей название Святейшего Правительствующего Синода. 29 октября 1700 года скончался Святейший Патриарх Адриан. Царь Петр I назначил образованного малороссийского митрополита Рязанского Стефана (Яворского) экзархом, блюстителем Патриаршего Престола. Но из его компетенции Государь изъял кадровые и административные вопросы. В 1701г. был восстановлен упраздненный в 1667г. Монастырский приказ, в ведение которого перешло управление всеми церковными вотчинами.

В 1718 году Царь Петр I высказал мнение, что «для лучшего впредь управления мнится быть удобно духовной коллегии» и поручил псковскому епископу Феофану (Прокоповичу) составить для будущей коллегии устав, получивший название Духовный Регламент. В течение 1720 года проходило подписание Регламента архиереями и архимандритами степенных монастырей; последним, нехотя, поставил подпись митрополит Стефан (Яворский). 7 февраля 1721 года был издан Манифест об учреждении Духовной коллегии. Президентом Синода стал митрополит Стефан (Яворский). В том же году Царь Петр I обратился к Константинопольскому Патриарху Иеремии III с ходатайством о признании восточными Патриархами Святейшего Синода. В сентябре 1723 г. Константинопольский и Антиохийский Патриархи особой грамотой признали Святейший Синод своим «во Христе братом», обладающим равнопатриаршим достоинством. 27 февраля 1721 года Духовная коллегия, получившая название Святейшего Правительствующего Синода, была официально открыта. С этого момента начинается синодальный период истории Русской Православной Церкви, продолжающийся вплоть до августа 1917 года.

В связи с годовщиной открытия Святейшего Правительствующего Синода мы попросили заведующего кафедрой теологии Рязанского государственного университета им. С.Есенина, настоятеля Покровско-Татьянинского храма при РГУ, директора православной гимназии игумена Луку (Степанова) и доцента РГУ и Рязанской духовной семинарии эксперта по синодальному периоду Игоря Ивановича Митрофанова дать оценку синодальному периоду истории Русской Православной Церкви.

Игумен Лука (Степанов)Игумен Лука (Степанов): «Я не отношусь к числу поклонников такой формы управления Церковью и ее соотношению с государством. Синодальный период явился тяжелейшим этапом для России, финалом которого стал возможен захват власти в стране ее врагами и разрушение ее святынь. Поставление Церкви в полную зависимость от государственной светской власти стало этапом не развития церковной жизни, а ее замораживания. Печальнейшими плодами такого этапа и такого рода отношения, которое выработалось в эти годы между Церковью и государством, стало изгнание правил благочестия из быта русского человека. Иное творилось во дворцах и домах, в деятельности светской, иное говорилось и училось в рамках образовательных предметов и недрах Православной Церкви. Плоды этого периода – глубокое и основательное расцерковление нашей интеллигенции и светской власти. А свято место пусто не бывает, и в результате потери благоговения, почтительности к православным святыням в душах интеллигенции и власть имущих нашлось достаточно места то для приправленной демонизмом мистики, для заражения западным схоластическим подходом к богословию. Наличие святых в этот период имело место не в связи с синодальным периодом, а вопреки синодальному периоду и той системе, которая была избрана как полезная для государства и уничижительная для Церкви.

Выдающиеся личности и святые люди того времени потому вдвойне величественны, что смогли не только выполнить Богом установленные заповеди и пройти путем спасения, но и преодолевать то окружающее разложение и отделение Церкви от народа, которое имело место в этот период, сам по себе еще не драматичный, но подготавливающий период трагичный для нашего Отечества.

Положение духовенства в эти годы вовсе нельзя назвать благополучным и благонадежным. Пастыри народа Божьего были поставлены в ранг совершенно зависимых идеологов государственной администрации, из-за чего они стали, за исключением выдающихся личностей, людьми, вызывающими даже некое отстранение, недоумение, некоторое опасение, чуть ли не брезгливость в высшем обществе. Поэтому можно только признать, что воистину нет худа без добра, и эти страшные годы безвременщины, начавшиеся в 1917 году, вынесли как корабль спасения, как институт великого и святоотеческого благочестия – Патриаршество. С благоговением чтить Патриаршество и сохранять его – дело нашей современной Церкви».

Игорь Митрофанов: «Я в основном стараюсь в своей преподавательской практике излагать линию, которой придерживается Русская Православная Церковь. Те историки, которые считают этот период благоприятным для Церкви, в основном говорят о том, что государство опекало Церковь. Но эта была настолько мелочная опека, что она фактически не давала Церкви возможности развиваться. В этот период некоторые вопросы богословского характера не имели дальнейшего развития. Например, при Императоре Николае I к печати была запрещена часть православных книг.

Непростой для Церкви был XVIII век – тяжелейшие времена Анны Иоанновны, непростые времена Екатерины II, когда во главе Церкви оказывались обер-прокуроры, которые иногда могли быть не только нецерковными, но и атеистически настроенными людьми. В этом была печаль великая.

Церковь в синодальный период стала государственным институтом, одной из опор государства, когда священники стали чиновниками, которые давали присягу на верность Государю. В этот период повсеместно нарушается тайна исповеди в государственных интересах.

Русский народ на протяжении многих веков привык видеть в Церкви защитника перед государством, заступника за униженных и оскорбленных. Патриарх Адриан во времена Петра I приезжал на Красную площадь и заступался за стрельцов. Когда Церковь стала государственным институтом, ее авторитет Церкви в какой-то мере был потерян.

И то, что в этот период было развито подвижничество, то надо понимать, что оно возникало не по соизволению государственной власти, а вопреки государственной власти. Великие подвижники часто имели с властью мало общего.

Синодальный период, конечно, во многом неоднозначный. Были и взлеты, и падения. Но в целом этот период не так прекрасен, как его иногда пытались описывать особенно после падения коммунистического режима. Среди церковных историков есть мнение, что синодальный период сыграл достаточно большую и позитивную роль. Но это мнение скорее всего выходит ввиду сравнения с советским периодом, при котором Церковь, само собой, была поставлена в неизмеримо худшие условия. Конечно, по сравнению с этим временем синодальный период казался благоприятным для Церкви.

В синодальный период многое зависело от личности Государя. Если Император Николай II был действительно православным человеком, который прислушивался к Церкви, то Александр I или Екатерина II свою веру проявляли, мягко говоря, своеобразно, когда во главе Синода стояли откровенные безбожники.

Некоторые историки считают, что именно в синодальный период установилась симфония Церкви и государства. С этим мнением трудно согласиться. Симфония властей в России была, пожалуй, в период правления Государя Михаила Федоровича Романова. В этот период симфония была проявлена достаточно ярко, когда Патриарх Филарет и Государь Михаил Федорович совместно управляли государством. А в синодальный период наблюдалось явное подчинение Церкви государству».



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев - 11

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

11. Аноним : Агапиту
2011-02-26 в 01:09

В общем, все погибло,"... а Церковь не погибнет никогда."
Что такое - Церковью? Может ли такое случиться, что истинная Церковь Христа состоит из одного человека? Не было ли уже такого? И вдруг такое будет? Как Вы считаете?
10. Илья Муромец : Петру
2011-02-25 в 22:20

Петр ты выдумал клерикалов, людей в России не существующих. Русским клирикам политическая власть даром не нужно. Не хотят русские попы не в парламенте сидеть, быть мэрами и губернаторами, командовать полками, руководить гражданскими вузами и школами. Русские попы не хотят чтобы не кто не вмешивался во внутренние дела церкви богослужение. вероучение, духовную жизнь и кадровую политику.
Русские попы просто доводят до логического конца лозунг отделения церкви от государственных структур. Русская церковь не собирается уходить из общественной жизни.
В России странная ситуация нет клерикалов, нет клерикальной традиции, но есть сильные антиклерикальные настроения. Чем объясняется эта загадка не знаю. У церковников никогда не было вкуса к политической жизни и партийной борьбы.
9. Агапит : Re: Игумен Лука (Степанов): «Я не отношусь к числу поклонников такой формы управления Церковью»
2011-02-25 в 21:13

Никонианские и Петровские "реформы" привели к 1917 году и последующему всероссийскому церковному погрому.
Погибла и Монархия, и её Синод, и вся 1000-летняя Православная Русь.
Церковь же не погибнет никогда.
8. Илья Муромец : Re: Игумен Лука (Степанов): «Я не отношусь к числу поклонников такой формы управления Церковью»
2011-02-25 в 20:24

Правда нужно отдать должное русским государям, что они не вмешивались в вопросы вероучения, богослужения и канонического права. В отличии от английских королей перекроивших богослужение и вероучение. Атеисты и агностики из английского парламента делают с церковью Англии что хотят. Господь избавил русскую церковь от такой беды. Был у нас один коронованный олух Петр 3. Хотел все перекроить в русской церкви. Он он быстро убран русской гвардией.
7. lucia : Re: Игумен Лука (Степанов): «Я не отношусь к числу поклонников такой формы управления Церковью»
2011-02-25 в 20:19

Синодальный период - эпоха расцвета Церкви: возникли Духовные академии, богословская наука, ВОЗНИКЛО ПАРТЕСНОЕ ПЕНИЕ
" были основаны сотни и сотни монастырей," а сотни ограблены. А вот что делал Петр 1
Монастырские и архиерейские вотчины лишены были дохода. Указами 1701 и 1702 годов на содержание монахов и монахинь было определено весьма ограниченное количество хлеба и денег. В 1705 году последовал новый указ: архиереям и наставникам монастырей давать жалованье <против прежних дач с убавкою>, а в архиерейских домах всяких чинов людям давать половину, а другую половину собрать в монастырский приказ на дачу жалованья ратным людям. Монастыри облагались всевозможными поборами и обязаны были выполнять тяжелые повинности. С монастырей требовали лошадей, каменщиков, кирпичников, столяров, кузнецов, печатников, но главное, денег или хотя бы серебряную посуду или ломаное серебро. Непомерные и изнурительные поборы вызывали справедливые жалобы и молчаливый ропот духовенства. Новгородский митрополит Иов, сочувствовавший реформам Петра, писал последнему челобитную с просьбой освободить его от посылки плотников на воронежскую верфь и денег, указывая, что <у меня денег нет. Да освободит великий государь от такого несносного и невозможного даяния>*.

Эти денежные и натурою поборы убивали церковную и монастырскую жизнь и ставили белое духовенство и монашество в невыносимое положение. Петр не понимал назначения монашества и той великой роли, которую русская обитель сыграла в истории культурного развития России. По его мнению, монахи - это <тунеядцы и лентяи, которые только и делают, что питаются от чужих трудов и проводят время в праздности>. Церковная политика Петра носила революционный, разрушительный характер. С одной стороны, для улучшения духовенства Петр требовал распространения просвещения, с другой, лишая духовенство материальных средств, он отнимал всякую возможность к его распространению. Созданная большою любовью и трудами св. Димитрия^ школа должна была закрыться по крайней скудости, при заведенных Петром порядках, в когда-то богатейшей Ростовской епархии. Об этом печальном событии св. Димитрий писал своему другу Иову Новгородскому письмо, полное горечи и печали: <Я, грешный, пришедши на престол ростовской паствы, завел было училище греческое и латинское, ученики поучились года два и больше и уже могли было грамматику разуметь недурно. Но попущением Божиим скудость архиерейского дома положила препятствие. Питающий нас вознегодовал, будто много издерживается на учителей и учеников, и отнято все, чем архиерейскому дому питаться, не только отчины, но и церковные дани и венчанные платы; умалчиваю о прочих поведениях наших>.

Е. Н. Пoceянин. Русская Церковь и русские подвижники XVIII века.

Оскудение митрополичьего дома дошло до того, что св. Димитрию нечего было дать просящим, святитель был лишен единственного утешения - выписывать книги и пополнять свое единствен- ное сокровище - библиотеку иностранными изданиями. Незадолго до своей кончины в 1768 году он пишет Иову Новгородскому, приславшему ему полбочкп рыбы: <Не имеем что воздать, убогсый. Молю богатого в милости Христа, да Он воздаст>.

Поборы с монастырей объяснялись государственной необходимостью. Этому наивному объяснению продолжают верить, хотя факты красноречиво говорят и доказывают, что все поборы с монастырей и духовенства имели главную, исключительную цель убить самодеятельность церкви и обители. Все эти сборы давали в казну гроши. Меншиков и другие <птенцы гнезда Петрова> путем грабежа и воровства народных денег наживали колоссальные состояния, переводя, как, например, Меншиков, Куракин и комиссар князь Львов, деньги в чужестранные банки. Православные епископы влачили нищенское существование, отказывая себе в самом необходимом, а реформаторы вроде Лефорта жили в великолепных дворцах, обставленных с большой роскошью, и задавали шумные пиры и попойки с танцами и маскарадами. Много горя пережил св. Димитрий в Ростове. Присланный от Монастырского приказа Воейков вел себя непочтительно и докучал святителю. Однажды, когда святитель служил литургию в соборе, стольник распорядился бить кого-то на правеже. Крик наказываемого был слышен в церкви. Святитель приказал, чтобы истязание прекратили. Стольник отказал. Святитель тогда, прервав службу, ушел в свое село Демьяны.

В письме к другу своему Стефану Яворскому св. Димитрий писал: <Толико беззаконий, толико обид, толико притеснений вопиет на небо и возбуждают гнев и отмщение Божье>. Признавая пользу некоторых реформ Петра, св. Димитрий резко и бесстрашно осуждал все, что шло против дела церкви. По поводу указа Петра не соблюдать в армии посты св. Димитрий вынужден был выступить с резким словом, особенно после того, как один солдат вопреки воле начальства нс желал нарушить поста. Св. Димитрий произнес проповедь о двух тиранах - Иродовом и Христовом; в этой проповеди указуются блудники, пьяницы, подражающие Бахусову ученику Лютеру, разрешающие посты в полках. Св. Димитрий не сочувствовал многим проявлениям реформы в отношении церкви. Он отстаивал полную неприкосновенность имений, принадлежащих церкви, то есть отстаивал ту же точку зрения, за которую боролся и погиб при Екатерине II его преемник по ростовской кафедре св. Арсений Мацеевич". В рукописи <Келейной летописи> св. Димитрия есть место, пропущенное в печатных изданиях, о церковных имениях, отобрание которых вызывает самое резкое осуждение святителя: <Хощеши ли грабити - спросися Илиодора, казначея царя сирийского Селевка, иже пришел во Иерусалим ограбити церковь и биен бысть ангельскими руками>*.

* Е. Н. Поселянин. Русская Церковь и русские подвижники XVIII века.

С протестами не считались. Мероприятия проводились круто и без колебаний. Всякая оппозиция была задавлена. Большинство духовных и монашествующих лиц находилось в унизительном и бесправном положении, и их при первой попытке заявить свой голос ждала беспощадная расправа.

Лучшие иерархи того страшного времени, как святители Иов Новгородский, Митрофан Воронежский и Димитрий Ростовский, не пострадали потому, что занимали святительские кафедры далеко от столиц и не принимали участия в высшем церковном управлении. Положение местоблюстителя патриаршего престола Стефана Яворского было крайне затруднительно. Отмена патриаршества повлекла за собою потерю церковью самостоятельности. Светская власть приобрела большое значение в духовном управлении. Митрополит Стефан в чисто духовных делах не имел никакой власти. Назначения на места духовного управления шли помимо Стефана, по представлению Мусина-Пушкина, Меншикова и других. В исключительном заведывании Мусина-Пушкина находилась патриаршая типография, по его распоряжению производились переводы, издание книг и даже исправление Библии.

АННА ИОАННОВНА
Террор в отношении православного духовенства, чинимые над ним произвол и насилие внесли страшные опустошения в его среду. В 1740 году по справкам оказывается, что к концу правления Анны Иоанновны в епархиях Псковской, Новгородской, Архангельской, Тверской и Вологодской было 182 совершенно праздных церкви, праздных мест церковно- и священнослужителей в одних московских соборах считалось до 60, в Новгородской епархии не менее 638, Архангельской 135 и т. п. Сам Синод жаловался, что <везде в церковном причте находится крайний недостаток, а опре- делить на то место некого>. Своевольство местных властей нс знало границ: безбоязненно и безнаказанно забирали они священнослужителей в свои канцелярии, держали под арестом, били, налагали на них неуказанные тяжести и не хотели признавать ни прав духовенства, ни власти над ним архиереев. В не менее тяжелом поло- жении находились монастыри и монашество. Некоторые из монастырей лишались своих вотчин; монастырские вотчины, наряду с архиерейскими, разорялись от усиленных сборов. Настоятелям и духовным властям запрещалось употреблять иноков и инокинь для хождения по делам. Монастырским властям подтверждайтесь строго смотреть за поведением братии, о неисправных представлять на рассмотрение Синода, чтобы одних определять в солдаты, других - на рудокопные заводы. Попрежнему не дозволялось постригать сверх положенного числа; в 1734 году даже было запрещено постригать кого-либо, кроме вдовых священнослужителей и отставных солдат; за нарушение этого объявлен архиерею штраф 500 рублей за каждого постриженного, монастырским властям - ссылки на вечные работы и конфискация имущества, постриженному - расстрижение и жестокое наказание. Результатом этого было и уменьшение числа монашествующих. В первой четверти XVIII века их считалось 25 тысяч (монахов 14 543 и монахинь 10 673), а к концу правления Анны Иоанновны -только 14 282 (монахов 7 829 и монахинь 6 453)*.

* А. Доброклонский. Руководство по истории Русской Православной Церкви.

В 1740 году, по смерти Анны Иоанновны, Синод был вынужден докладывать правительству, что в монастырях осталось весьма недостаточное количество монахов, большею частью престарелых, не годных ни к богослужению, ни к монастырским послушаниям, а в иных не осталось и таких, так что монастырские церкви часто стояли без богослужения, некого было определить ни в настоятели, ни в учителя школ. Синод выражал опасение, что монашество может совсем прекратиться в России. Всякие выступления против протестантов истолковывались в смысле недовольства самим правительством. Привилегированное положение протестантов по сравнению с православными открывало полную возможность протестантам проповедовать свою ересь. Эта безотрадная картина положения православной церкви ярко и правдиво изложена Димитрием Сеченовым, митрополитом Новгородским, в его слове на день Благовещения (1742 года): <Было то неблагополучное время, когда враги наши до того вознесли свою главу, что дерзнули порочить догмат св. веры, догматы христианские, от которых вечное спасение зависит. Ходатайницу спасения нашего на помощь не призывали и заступления Ее не требовали; святых угодников Божиих не почитали; иконам святым не кланялись; знамением креста святаго гнушались; предания апостолов и святых отцов отвергали; добрые дела, которыми кивается вечная мзда, отметали; в святые посты пожирали мясо, а об умерщвлении плоти и слышать не хотели; над поминовением усопших смеялись; существованию геенны не верили>.
ВЕЛИКАЯ ЕКАТЕРИНА
Его личных убеждений не поколебали ни царский гнев, ни восстание на него собратий, ни лишение святительского сана, ни истома в страшной и душной тюрьме, ни розыски Шишковского, ни угрожавшая ему смертная казнь. Обрекая себя в жертву за право собственности духовенства, Арсений действовал не тайно, не ухищренно, но прямо, открыто писал и говорил смело, с самоотвержением, потому что смотрел на дело свое как на дело Божие, за которое стоял и жертвовал собою, вменял себе в священную обязанность. Народ, сострадая о нем, как о несчастном пастыре, почитал его правдивым, благочестивым, ревностным поборником православия...>*

Отнятие монастырских и церковных имуществ поставило епархии в весьма тяжелое положение. Архиереи отказывали себе в самом необходимом, но эта экономия мало помогала делу, еле сводили концы с концами. Епархиальные учебные нужды оставались без удовлетворения. Духовным учебным заведениям отпускались гроши. Широкие обещания поддержать духовно-нравственное просвещение народа оставались на бумаге. На просьбы архиереев в Петербург об ассигнованиях получались отказы. Строительство церквей и школ прекратилось. Отсутствие средств для производства ремонта приводило к тому, что разрушались кафедральные соборы, архиерейские дома и семинарии. Политика Екатерины привела к полному разгрому монастырской жизни. <Запустели места, освященные подвигами и благодатью святых, ознаменованные стремлением к ним усердия народного. И если немногие из этих обителей и были восстановлены, то большая их часть запустела навсегда. И много, например, есть в Вологодском крае, этой <русской Фиваиде>, мест, где в бедной приходской церкви, даже иногда бесприходной, покоятся мощи великого угодника, создавшего обитель, которая на просвещение и утешение народа стояла века и упразднена в злосчастный 1764 год>**.

В результате исправления монастырской жизни и забот о духовно-нравственном просвещении народа было закрыто четыре пятых русских монастырей. Двадцатидвухлетний юноша Пушкин, проживая в Кишиневе, высказал раз письменное мнение, что <отобрание церковных имений нанесло сильный удар просвещению народа>***. Эпоха Екатерины - эпоха гонения православных и нового, и старого обряда. <Раскольники> тоже подвергались жесточайшему преследованию. Власти разоряли их церкви, рвали старые книги рубили тесаками иконы, их расстреливали, ссылали на каторгу, забирали в солдаты, брали двойной оклад. Гонимые старообрядцы сжигали себя на кострах, скрывались в дебрях Урала и Сибири, бежали за границу, искали <Опоньское царство>.

* С. М. Соловьев.
** Е. Н. Поселянин.
*** Русский архив. 1866. Ст. 1141.

Враги православия же пользовались полной свободой! Со вступлением на престол Екатерины II православная церковь не только не находила никакой поддержки со стороны представителей масти, но подвергалась стеснениям и глумлениям. В течение десяти лет (1763-1774) два синодальных обер-прокурора, Мелиссино и Чебышев, вели энергичную работу против православия в либеральном и атеистическом духе.

Назначенный на пост обер-прокурора бывший директор Московского университета деятельный масон Иван Иванович Мелиссино предложил Синоду выдвинуть реформу церковной жизни и составить доклад об ослаблении и сокращении постов, которые, за тяжестью их, <редко кто прямо содержит>, об уничтожении суеверий, <касательно икон и мощей>, и запрещении носить образа по домам, о сокращении церковных служб, для <избежания в молитве языческого многоглаголания>, об отмене составленных в позднейшие времена стихир, канонов, тропарей, о назначении вместо вечерен и всенощных кратких молений с поучениями народу, о прекращении содержания монахам, о дозволении выбирать епископов из священников без пострижения в монашество, и о разрешении епископам проводить брачную жизнь, о разрешении духовенству носить и <простейшее> платье, об отмене поминовения умерших, будто бы дающего простым людям лишний повод к вере в мытарства, а попам к вымогательству, о дозволении браков свыше трех, о запрещении причащать младенцев до 10 лет, пока не научатся вере. Синод отклонил эти предложения и составил свой собственный доклад. Преемником Мелиссино, уволенного с чином тайного советника 24 октября 1768 года, был назначен екатерининский бригадир Петр Петрович Чебышев, который не стеснялся даже публично заявлять о своем атеистическом образе мыслей и говорить о своем неверии в существование Бога. <По воспоминаниям, сохранившимся об обер-прокуроре Чебышеве, последний был настолько невоздержан и груб, что когда синодальные члены не соглашались с его мнением, рассуждали о делах не так, как бы ему хотелось, и особенно когда подписывали свое решение, не по мысли настойчивого обер-прокурора, то он, разумеется про себя, чуть слышно, а все же таки слышно, провожал каждую подпись гнилым словом. "Не подражайте Чебышеву, - говорил обер-прокурору Яковлеву, по словам его записок, епископ Ярославский Павел, - мы проклинаем его">*.
И только ПАВЕЛ 1
Будучи религиозным, Павел желал возвысить значение в государстве пастырей церкви. Духовное сословие обратило на себя особенное внимание Государя. Для нравственного и религиозного подъема общества Павел считал необходимым придать более значение церковной жизни в России, возвысить в глазах общества духовное сословие, которое в то время в лице и низших, и высших своих представителей находилось в печальном нравственном и материальном положении. Особенно заботился Павел о просвещении духовенства. Указом от 18 декабря 1797 года учреждены были в Петербурге и Казани духовные академии, а на содержание духовных училищ ассигнованы особые суммы.

<Раскольники> наконец получили свободу: в начале 1798 года в Нижегородской губернии разрешено было старообрядцам иметь свои церкви и священнослужителей.
6. Илья Муромец : Re: Игумен Лука (Степанов): «Я не отношусь к числу поклонников такой формы управления Церковью»
2011-02-25 в 19:17

Катерина уничтожила две трети монастырей у остальных отняла земли. Анна Иоанновна, Петр 3 и Екатерина 2 просто измывались над церковью грабя её и отправляя священников в армию тысячами. Александр 1 развел в России масонство и гонял ревнителей благочестия. Спасибо можно сказать русским государям начиная с Николая 1, а до этого синодальная эпоха полный мрак.
5. Илья Муромец : Re: Игумен Лука (Степанов): «Я не отношусь к числу поклонников такой формы управления Церковью»
2011-02-25 в 19:13

Хотите Священный Синод починить Федеральному Собранию и правительству. Кому то хочется подчинить церковь гражданским властям вот и поют осанну синодальному периоду. Когда пьяные полковники масоны и атеисты типа Меллисино, Чебышева, Голицына и Протасова мелочно пакостили церкви. Они мало чем отличались от советских уполномоченных по делам религии.
4. Петр : Император Петр - истинный благодетель Церкви
2011-02-25 в 16:36

Царь Петр мудро реформировал Церковь в эпоху судьбоносных преобразований. Он ввел принцип соборности в церкви, подчинив ее промыслительным судьбам Божиим в истории России. Помазаннику Божию было виднее. Его решение признали все православные патриархи. Синодальный период - эпоха расцвета Церкви: возникли Духовные академии, богословская наука, были основаны сотни и сотни монастырей, просияло множество подвижников, прсоавлено множество святых. В чем собственно упадок? Никто из святых не ставил вопрос о восстановлении патриаршества. Поражает неблагодарность нынешних клерикалов за все милости Государю Императору Петру Великому.
3. Николай Б : Re: Игумен Лука (Степанов): «Я не отношусь к числу поклонников такой формы управления Церковью»
2011-02-25 в 12:40

А сейчас думается,что Святейший Синод весьма не плох для Церкви.
У патриаршества плюсы определенные есть конечно,но синодальное управление,в лучших своих проявлениях, ближе к соборности.Не выделять и славословить кого-либо одного,а все делать сообща по братски.
2. Сашка : Re: Игумен Лука (Степанов): «Я не отношусь к числу поклонников такой формы управления Церковью»
2011-02-25 в 12:11

"Великие подвижники часто имели с властью мало общего."
А как же беседы с бл. Пашей саровской, мтарице Марией в Десятинном монастыре Новгорода, завещании св. Серафима Саровского?
<..>
1. Фёдор : Re: Игумен Лука (Степанов): «Я не отношусь к числу поклонников такой формы управления Церковью»
2011-02-25 в 12:09

А сегодня всё хорошо!
Сегодня практически идеально!
"Например, при Императоре Николае I к печати была запрещена часть православных книг." Сегодня тоже.
Сегодня мухи (народ) отдельно, котлеты (управленуы, политики, администраторы) отдельно.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора
 

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме