Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Московские премьеры

Лев  Степаненко, Русское Воскресение

31.05.2017


Мрак над русским классиком …

Спектакль «Обыкновенная история» по роману И.А. Гончарова режиссера К. Серебренникова в «Гоголь-центре»

 Сегодня на слуху у театралов Москвы звучит имя Кирилла Серебренникова, как одного из самых «прогрессивных» режиссеров. Из интернета можно узнать, что ему 47 лет, родился он от отца врача-уролога, все родственники которого живут в Израиле, но сам он уезжать не думает, т.к. московские власти дали ему в руководство театр имени Гоголя с неограниченными правами. Он тотчас переименовал театр в «Гоголь-центр» (2013 г.), собрал новый состав артистов-единомышленников, дав вольную прежним, и стал удивлять народ.

По своим общественно-политическим взглядам К. Серебренников из тех, кто хлопотал за освобождение из заключения участниц группы «Pussy Riot», выступал в поддержку убогого режиссера новосибирской оперы «Тангейзер», заботится о расширении прав ЛГБТ (голубых и розовых), упорный сторонник матерщины на сцене, с серьгой в левом ухе и фальшивым анатомическим лозунгом на устах: «Тело как объект искусства». Лозунг проявляется банально просто: в каждом спектакле он раздевает донага несчастных артистов, иногда всех сразу.

Мне довелось посмотреть спектакль Кирилла Серебренникова «Обыкновенная история», и скажу определенно: он режиссер с мощным потенциалом, но каким? От Гончарова он оставил рожки да ножки. Сценарий Серебренникова есть оригинальная пьеса, в которой от романа сохранен лишь главный сюжетный мотив, да и то решительным образом переделанный.

Обыкновенная история, как известно, заключается в том, что романтически настроенный юноша Александр Адуев (артист Филипп Авдеев), полный возвышенных мечтаний о любви и дружбе, приезжает в столичный город, чтобы послужить человечеству, и терпит жесточайшее разочарование. Главным учителем его оказался родной дядя Петр Иванович Адуев (Алексей Агранович), который из добрых побуждений взял на себя задачу избавить Александра от всех мешающих делу и карьере иллюзий, и у него всё получилось. К крушению его романтических жизненных взглядов добавилось тяжелое расставания с Наденькой (Яна Иртеньева, Александра Ревенко) и Юлией Тафаевой (Ольга Науменко). Он вернулся в губернию к матери, а после её смерти возвратился в столицу, выгодно женился и стал делать успешную карьеру. Такова обыкновенная история у Гончарова.

Режиссер сосредоточил свое главное внимание на отношениях дяди и племянника, который подвергся безжалостной обработке. Он привозит с собой прядь волос своей подруги Сони, как залог их любви, и дядя сжигает ее на глазах Саши. Дядя просит у него гитару, чтобы поиграть и с размаха разбивает ее об пол к ужасу не только музыканта, но и ошарашенных зрителей. Здесь лишь попутно скажу, что действие на сцене происходит в наши дни со всеми его атрибутами, что уже никого не удивляет.

К концу спектакля пьяный деморализованный Александр Адуев валяется среди черных мешков с мусором, там же и его друг, приехавший с ним покорять столицу. Обаятельный юноша превратился в отвратительное существо. По информации приближенных к «Гоголь-центру» театралов, артисту к этому моменту вставлены в глаза линзы и зубные протезы - дьявольская трансформация. В финальной сцене нравственно опустошенный дядя и племянник сидят у могилы умершей жены Адуева-старшего, и Адуев-младший произносит свой последний монолог: «Меня назначают министром в Министерство света. Пойдемте ко мне замом? Мы же всех порвем с Божьей помощью. Мы всю страну зальем нашим светом!» Итак, Александр Адуев превращен в монстра, каких и не сразу найдешь даже среди малиновых пиджаков 1990-х годов в России. Зло непреодолимо, новый хозяин жизни - Александр Адуев, прообразующий новое поколение, еще страшнее прежнего.

Спектакль показал действительность настолько жестоко и грязно, что за всем этим явно проявилось действие потусторонних сил, князя тьмы. Свидетельству этого больше чем достаточно. В число действующих лиц введен какой-то обнаженный по пояс князь с маской-харей на голове. Саша пишет в письме: «Дядюшка «хромает, как бес». Хромой бес - это Люцифер, повелитель тьмы. Горящая кроваво-красная буква метро «М» - знак подземки (ада) переворачивается и превращается в «W» - символ дьявола Воланда из романа «Мастер и Маргарита», но Воланд даже мягче Адуева-старшего. У Булгакова он вызывает симпатии, не лишен чувства справедливости.

Спектакль решен в двух преобладающих цветах: тьма и безжизненный неоновый свет, исходящий от трех светящихся трехметровых букв или нулей «О», передвигающихся по сцене. Их трактует каждый зритель в меру своей фантазии: как намек на первые буквы заглавий романов Гончарова («Обломов», «Обрыв»), как господство больших денег (с нулями) и отсутствие добрых человеческих чувств, как общество с ограниченной ответственностью и прочее. В романе сказано, что у дяди стеклянный и фарфоровый завод, режиссер обезличивает этот факт и называет Адуева-старшего торговцем света, но всё содержание спектакля свидетельствует, что он торговец тьмой.

В романе Гончарова на многих страницах удивительно проникновенно повествуется о любви Саши и Нади, в спектакле их отношения сводятся к полуголым цирковым кувырканиям.

Однако больше всего впечатляет то, что режиссер полностью раздевает Александра в танце с Юлией Тафаевой, которая в это время, заметим, одета во все свои богатые наряды. Причем, в романе вдове Юлии 23 года, режиссер же взял на эту роль 69-летнюю народную артистку РФ Ольгу Науменко, которая в три раза старше своего персонажа. Естественно, что режиссер сделал это сознательно, чтобы дополнительно унизить своего героя, поглумиться над ним. Смотрится это противоестественно, ведь от такой любви не может быть детей, и отношения их означают тупик, но в жуткую концепцию режиссера это вполне укладывается.

Что касается того, что Серебренников приучает зрителей к голым на сцене, то это также свидетельство сатанизма. Бог собственноручно одел людей: «И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные, и одел их» (Бытие, глава 3, стих 21). Серебренников же взял на себя смелость раздеть их, выразить тем самым свое несогласие с Богом, каково?! Соответствующие критики дружно провозглашают его самым «прогрессивным» режиссером, первооткрывателем нового театра, но такие борцы с Богом были еще до создания человека, когда прекрасный «прогрессивный» ангел Денница, сын зари, захотел быть подобным Всевышнему и был низвергнут с небес.

Нашлись даже критики, которые называют Серебренникова таким же романтиком в театре, каким явился в столицу юный Адуев-младший. Однако всё содержание спектакля свидетельствует о том, что режиссер Кирилл Серебренников есть лишь один из слуг князя тьмы, а сценическим воплощением его является Адуев-старший. Артист Алексей Агранович идеально воплощает замысел режиссера. Оказывается, он не только артист, но по жизни бизнесмен, продюсер, и знает существо дела изнутри. Ему не надо специально изучать психологию своего персонажа, который циничен, жесток, но привлекает своей целостностью, убедительностью, уверенностью в своей правоте и пользе своих советов племяннику. Игра Филиппа Авдеева также великолепна, у него слагается отличное партнерство с Алексеем Аграновичем. Он потрясающе передает превращение изнеженного мамой юноши в злобное чудовище.

В тему режиссера хорошо ложится и музыкальный цикл современного, не всеми еще принятого петербургского композитора Александра Маноцкова на текст Апокалипсиса (Откровение Иоанна Богослова). Не зря он привлекает сюда Апокалипсис, следы которого можно отчетливо наблюдать сегодня в театре вообще. Моя предыдущая книга так и называется «Театр на пути к апокалипсису» (2015 г.). Однако позиция моя, конечно, не совпадают с задачами К. Серебренникова: он тянет театр к Апокалипсису, а я предостерегаю от такой тенденции.

Спектакль оказался гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд, с глубокой философией превращения добра во зло и света - во тьму. Это не столько драматическое представление, сколько инфернальная (адская) мистерия о падшем ангеле Саше, продавшем душу дьяволу. После чтения романа Гончарова испытываешь легкую грусть по несовершенству человечества: уходит любовь, исчезают мечты и идеалы, умирают люди. Выходя со спектакля, «уносишь» мешки с мусором и мертвые цветы, которыми торгует у кладбища первая Сашина любовь Соня, а бывший его друг, ныне муж Сони, собирает их с могил и вновь приносит жене для продажи - зловещая картина, которой, конечно, нет в романе.

Подобные «прогрессивные» режиссеры ко всему прочему приносят также большой вред тем, что под аплодисменты зрителей прикровенно, незаметно уродуют русскую классическую литературу. Ведь сегодня молодежь не будет читать обширные романы, каким является «Обыкновенная история», и примет дьявольщину Кирилла Серебренникова за истинного Гончарова.

На фото: Саша и Петр Абдуевы, и жена дяди Лиза (Екатерина Стеблина)

Лев Степаненко

http://www.voskres.ru/taina/lev2.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме