Нужно ли религиозное образование?

В документе, подготовленном Комитетом по культуре, науке и об­разованию при Парламентской Ас­самблее ЕС, принятом 19.09.2005, утверждается: «Образование имеет существенное значение для борьбы с невежеством, стереотипами и не­верным пониманием религий. Пра­вительствам следует делать больше для гарантии свободы совести и ре­лигиозного исповедания, чтобы спо­собствовать образованию в области религии, поощрять диалог с религи­ями и между ними, а также стимули­ровать культурное и социальное вы­ражение религиозных исповеданий».

* * *

Минский частный Детский сад - средняя школа Сентябрь месяц запоминается началом учебного года. Учителя, родители и ученики - все озабочены расписанием уроков, учебниками, тетрадями, обедами, школьной формой и т.д. Но за всей этой суетой порой отходят на второй план более серьезные вопросы: какие предметы нужнее и как распределять учебную нагрузку? В частности, у нас в стране не решен вопрос о том, нужно ли вводить в школе религиозный предмет и каким он должен быть? Такой вопрос да не покажется странным или несвоевременным. В то время как белорусский школьник идет в школу изучать «светские» дисциплины, практически во всех странах ЕС его ровесники посещают уроки религии. Отстает ли в этом отношении белорусский образовательный стандарт от западноевропейского? Думается, что отстает.

Вот, например, перечень некоторых тем, которые изучают немецкие гимназисты для сдачи экзамена по предмету «евангельское вероисповедание» (лютеранское): «Истина и познание», «Религия и толерантность», «Христианская догматика», «Творение и история», «Христианская ответственность перед обществом». Перед нами вопросы мировоззренческого характера. В самом деле, мировоззрение включает не только знания о мире, но и все те ценности и нормы, которые определяют отношение человека к окружающему миру, обществу,

самому себе. Белорусский образовательный стандарт ориентирован на знания, а также на патриотическое и, в меньшей мере, эстетическое воспитание. Однако, какой предмет рассказывает о смысле человеческой жизни? При изучении какого курса ученики начинают размышлять над вопросом о цели самого получения знаний, квалификации, степеней? Существуют также этические проблемы. Например, свобода есть великий дар, но как им правильно пользоваться? Что такое совесть и как на ее укоры реагировать? Умение отвечать на подобные вопросы есть черта не только религиозного, но и всякого образованного человека.

Конечно, не следует упрощать и говорить, что все сводится к одному учебному предмету. И в Западной Европе ведутся споры о методах преподавания религии на разных ступенях образования, а также о том, насколько государство вправе вмешиваться или контролировать эту сферу образования. Акцентируется внимание на многочисленности религиозных систем (многоконфессиональность), индивидуализации и секуляризации мышления (каждый вправе верить, как хочет, и религия не имеет такого значения в организации жизни общества, как наука и технология).

Однако налицо и другая проблема: рост радикальных течений, которые готовы защищать свои верования любыми средствами, вплоть до боевых акций. Все течет, все изменяется. До 60-х гг. европейские страны могли считаться «христианскими»: часовни при школах были нормой, Библию ученики брали на уроки. Но началась «трудовая миграция», миллионы новых граждан из Индии и арабских стран осели в Европе. Случились конфликты на Ближнем Востоке, и новая волна миграции подняла целый комплекс острых проблем. Заметна слабость традиционных вероисповеданий, происходит наплыв нетрадиционных религиозных учений, сект и культов, что ведет к мировоззренческим противостояниям.

Как же государство и система образования будут стоять в стороне от этого? Значение знаний о религии приобретает в Европе большую актуальность: готов ли молодой человек, получивший аттестат зрелости, адекватно реагировать на мировоззренческие вызовы в современных условиях?

Зачастую проблема заключается в том, что понимается под религиозным образованием. Существует несколько трактовок. Первая подразумевает, собственно, руководство к религиозной жизни(Religious Instruction), т.е. обучение молитвам, правилам соблюдения поста, подготовки к исповеди и другим практическим навыкам и знаниям, которые необходимы для духовной жизни верующего человека. Вторая предполагает рассказ о религиозных догматах и практиках с целью сообщить только знания о них без того, чтобы их практиковать (Religious Knowledge). Наконец, третья ориентирована на различные подходы в преподавании, в том числе и внеконфессиональные, предпринимается попытка развить у учащихся свою собственную точку зрения на религиозные и этические проблемы (Religious Study). Последний подход характерен для курса «религиоведение» в европейских университетах. Вопрос об истинности тех или иных религиозных или конфессиональных положений при этом оставляется без внимания, изучение ведется не для того, чтобы критиковать, но для того, чтобы адекватно понять мотивы духовной жизни в контексте той или иной религии.

Конечно, религиозное образование не может принести положительный эффект без квалифицированных преподавателей, без выверенных программ, разработанных методик и популярных учебных пособий. Только их наличие придает образованию системный характер. В нашей стране это уже непросто хотя бы потому, что несколько десятилетий назад именно такой системный характер имела борьба с религией. Поворот должен произойти, прежде всего, в головах, а затем в законах. Но если ориентироваться на развитые страны, то к необходимости религиозного образования нужно прийти и в Беларуси. Необходимо не оправдываться отсутствием достойных программ, методик и специалистов, а работать над их подготовкой. И заинтересованы в этом должны быть не только представители религиозных конфессий, но и руководители системы образования.

Священник Алексий Хотеев

Газета «Воскресение»

http://zapadrus.su/partnery/voskresenie/article/1539-nuzhno-li-religioznoe-obrazovanie.html

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий