«О традиции и современности в церковной культуре... о Божьей благодати и чистоте души пастыря...»

Интервью с Владыкой Панкратием Троицким

Елена Федотова (далее - Е.Ф.): Ваше Высокопреосвященство, благодарим Вас за предоставленную возможность встретиться с Вами и задать вопросы для гуманитарного альманаха «Петербургская среда». Не являясь церковным изданием, наш журнал работает в, так называемом, «православном поле». В этой связи, мы выражаем абсолютную готовность к сотрудничеству с Валаамским монастырем и духовно-просветительским центром «Свет Валаама» в сфере просветительской деятельности.

О восстановлении часовни преподобного Сергия Радонежского...

В 2014 году Россия празднует 700-летие со дня рождения преподобного Сергия Радонежского. Повсеместно проводятся праздничные мероприятия, цель которых - сохранение культурных и нравственных ценностей, укрепление духовного единства российского народа. Объявлено, что более 700 храмов России, которые носят имя преподобного Сергия Радонежского, будут отреставрированы... Нам известно, что в мае этого года прошли очередные «Валаамские чтения» и были они приурочены к празднованию 700-летия св. прп. Сергия Радонежского. А планируется ли восстановление часовни Преподобного? (Деревянная часовня, первоначально стоявшая у пустынной кельи игумена Назария. После постройки церкви Святых Отцов, в 1880 г.,  перенесена к дороге к летней ферме монастыря, на место в 1,5 км к северо-востоку от обители. Во второй половине ХХ в. разрушена, уцелел фундамент. - Прим. Е.Ф.)

Владыка Панкратий: Планируется, причем очень интересным образом все началось... На меня вышла через социальные сети одна женщина и предложила свою помощь в этом деле. Но она думала, что стоит восстановление часовни примерно в пределах трехсот тысяч, что, конечно, не так... Хотя сама часовня не большая, средств потребуется значительно больше... К тому же она далеко стоит у лесной дороги, добираются туда не все. Поэтому, мы и не спешили с ее восстановлением. Раньше на Валааме часовни использовались по назначению. В этих местах в старину жили пустынники, которые и молились в этих часовнях. При жизни Дамаскина стало активно развиваться паломничество, приезжать много гостей. Каждая часовня была приготовлена для молебна, имела крест, евангелие, епитрахиль... Все было в порядке и все доступно. Любая паломническая группа, которую сопровождал священник, могла помолиться, совершив молебен. А группы, что были без священника, могли, к примеру, прочитать акафист... Сейчас же ситуация другая. Такой традиции, к сожалению, уже нет. Почему? Потому, что те программы, которые созданы сегодня для паломников, они достаточно сжаты - в два дня надо успеть все посмотреть... И, если они будут в каждой часовне и в каждом храме совершать молебны или читать акафисты, то они никуда не успеют попасть...

Е.Ф.: Или им придется остаться здесь на послушание...

Владыка Панкратий: Да, совершенно верно... Тем не менее, хотелось бы восстановить все ранее существовавшие часовни. И очень радостно, что человек один нашелся... А теперь нашелся и еще один человек, более состоятельный, буквально на праздник Сергия и Германа высказавший свое намерение поучаствовать своими личными средствами в восстановлении часовни. И, вот, сейчас у нас есть два благотворителя. С разными, конечно, возможностями, но которые, тем не менее, есть. Уже можно приступать к проекту, выполнить его в ближайшие месяцы, зимой заготовить лес, найти рубщиков, чтобы они хорошо сделали сруб... И сейчас у нас есть полная уверенность, что эту часовню мы восстановим, причем начало положим в юбилейный год преподобного Сергия...

Недавно на Байонном о-ве, в Патриаршей пустыньке, срублена часовенка Пророка Елисея. Я считаю, что найден очень подходящий образ. Часовня сравнительно небольшая, хорошего размера, шатровая, в древнем северном русском стиле, который здесь присутствовал в старину до шведского разорения. В таком же древнерусском стиле мы планируем восстановить и часовню прп. Сергия Радонежского. У нас как старые храмы и часовни восстанавливаются, так и новые строятся. Вы, наверное, видели на берегу Монастырской бухты, на месте причала маломерных судов, новую строящуюся часовню в честь блаженной Ксении Петербургской. Люди, сошедшие на берег Валаама, увидят эту часовню первой, смогут поставить свечку, помолиться... Большинство судов с паломниками приходит из Питера, поэтому, тут прямо прослеживается эта связь с Петербургом, с Ксеньюшкой Петербургской...

О возрождении Северного Афона...

Е.Ф.: Владыка, Валаамская обитель почитается как Северный Афон, можно ли сказать, что Валаамский монастырь - это Русский Афон? Как идет восстановление обители и как Вам видится ее будущее? Насколько явно сегодня меняются традиционные черты и насколько часто появляются новые эстетические моменты?

Владыка Панкратий: Теперь у нас есть благословение Святейшего Патриарха на активное восстановление скитской жизни, которое он дал на Попечительском совете, проходившем накануне праздника преподобных Сергия и Германа. Потому, что скитская жизнь, и я добавлю, пустынническая жизнь - это та особенность Валаама, которая в меньшей степени присуща другим русским монастырям. Например, в Оптиной пустыни был один скит, а на Валааме было, если я не ошибаюсь, порядка тринадцати скитов, в которых жили пустынники, безмолвники... Вся территория Валаамского архипелага, а это  многие острова, принадлежала монастырю. Это был действительно Северный Афон...

А в чем особенность греческого Афона? - В том, что правительство Греции юридически признает  уставы и правила Святой горы, те установления, которые в свое время были там приняты еще при византийских императорах. Государство не только соблюдает, но и наблюдает за соблюдением этих установлений... Там присутствует губернатор - представитель государства, который не вмешивается в дела монастыря, не является каким-то начальником над игуменами монастырей, но он представляет государство на официальном уровне. Там же присутствуют государственные службы - полиция, пожарные, пограничники, главная задача которых - сохранение Афона, охрана его внутренней жизни, режима, сохранность памятников... Соблюдение всего этого и, разумеется, жизнь монахов, такая, какой она была сотни, тысячу лет назад, которая не прерывалась никогда, - все это вместе и дает этот удивительный эффект Афона, создает его уникальность... Другого такого места на земле просто нет...

В старину в чем-то, конечно, Валаам был схож с Афоном. Все земли, все острова, где жили монахи, принадлежали монастырю. Монастырь сам устанавливал на них свои порядки, свои уставы, и те паломники, которые сюда приезжали, подчинялись им. Благодаря этому создавались условия для иноческого подвига, для духовного возрастания и достижения совершенства и святости. Сейчас, конечно, ситуация другая. Многое уже передано монастырю - практически все храмы, все основные старинные постройки, которые не все пока восстановлены и не все еще выявлены даже... Но, тем не менее, предпосылки к подлинному возрождению обители возникают... Важное значение имеет отношение к этому государства, особенно в лице Президента страны Владимира Владимировича Путина и руководителей Республики Карелия. Святейший Патриарх Кирилл очень большое значение придает возрождению Валаама, именно как Северного Афона. Но есть и препятствия. Это, в первую очередь, нерегулируемый туризм: количество посещающих Валаам туристов ограничивается только техническими возможностями... То есть, если сюда ежедневно могли приходить не пять кораблей, а двадцать пять, то они приходили бы... И мы юридически не могли бы этому воспрепятствовать... А неорганизованный, «дикий» туризм, конечно, разрушительно влияет на монашескую жизнь, особенно на жизнь мест уединенных, скитских, пустыннических... Все эти сложные проблемы надо решать на самом высоком уровне... Есть еще одно обстоятельство - социальная сфера, которая здесь присутствует, проживание на Валааме мирского населения. Хотя это уже, скажем, и не поселок, как было раньше... Мы сейчас являемся частью городского поселения г. Сортавала, его районом. Наше видение таково, что есть государственные и муниципальные структуры, которые нужно сохранять. В первую очередь это - пожарная часть, лесничество, энергетические, строительные и реставрационные службы. Для нас желателен переход этих служб на вахтовый или сезонный метод работы, с тем, чтобы здесь не было постоянного мирского поселения.

Е.Ф.: Монастырь уже пытался решить этот вопрос...

Владыка Панкратий: Конечно, эту проблему решить сложно и решать ее нужно исключительно в правовом поле. Мы сталкиваемся с нежеланием некоторых  людей отсюда выезжать, не смотря на то, что живут эти люди в очень плохих условиях, подчеркиваю - в очень плохих, без удобств... Здесь жилого зарегистрированного жилья, жилого фонда, как такового, нет. А есть просто бывшие монашеские кельи, в которых в советские годы были поселены и прописаны жильцы... С тех пор эти люди, или их дети, или их внуки, здесь проживают и так это все продолжается... Монастырь в этом отношении уже многое сделал. В г. Сортавала нами были построены два многоквартирных дома. Были предоставлены и отдельные квартиры и дома в разных городах, но в основном в Сортавале. Мы являемся, как я уже говорил, ее частью и у людей сложилась уже некоторая привычка, так сказать, к ней, им близка социальная среда этого города. Но некоторые переезжали и в Петрозаводск, и в Петербург, и в Приозерск, и в другие места... В начале девяностых годов у нас было зарегистрировано более пяти с половиной сотен жителей, а сейчас не более ста пятидесяти. То есть, мы стараемся решать поставленную Патриархом перед нами задачу расселения и переселения оставшихся жителей в добровольном, конечно, порядке. Я подчеркиваю, что действуем мы в правовом поле.

Говоря о возрождении скитской жизни, мы, опять же, возвращаемся к теме Северного Афона, который был здесь, скажем, в девятнадцатом веке - начале двадцатого... Скитская жизнь - особенность Валаама. В скитах братья живут в уединении, больше времени уделяют молитве, духовному деланию, изучению писаний святых отцов,  духовному возрастанию. Святейший высказал свои мысли, озвучив некую мечту, что хорошо бы уже нашему поколению увидеть эти острова заселенными иноками... И мы сейчас, по его благословению, готовим программу первоочередного восстановления исторических скитов, пустынек, часовен, которые здесь, на Валааме, были... Один из первых - это Авраамиевский скит. Он находится, хоть и на острове, но близко к Валааму, как Никольский скит - на севере, так и Авраамиевский скит - на юге, он так же точно примыкает к основному острову Валаама... У нас есть благотворители, выразившие желание участвовать в финансировании этого проекта. Если это удастся осуществить, то юг Валаама тоже украсится таким же скитом... Красивый шатровый храм будет виден издалека и встречать прибывающих на остров с южной стороны... Вот такие планы у нас есть по реставрации обители, того Северного Афона, каким Валаам был прежде...

Еще одна важная, насущная задача - восстановление Зимней гостиницы, как гостиницы духовно-просветительского типа, современной, по примеру Летней гостиницы «Славянская». Только гостиница «Славянская» - маленькая, а восстановленная Зимняя гостиница, конечно же, решила бы все наши проблемы в плане размещения и паломников, и туристов. Раньше традиционно, еще с советских времен, приезжали большие группы на кораблях из Петербурга или на малом флоте из Приозерска или Сортавалы. Эти группы, по тридцать, например, человек, сопровождались экскурсоводом и посещали основные достопримечательности, святыни, и у них все было по программе. Ну, а сейчас, как известно, все больше и больше развивается индивидуальный туризм и эта тенденция возрастает... Пользуясь интернетом, люди, выезжая за границу или путешествуя по разным местам нашей страны, сами находят и бронируют себе гостиницу, покупают билеты, то есть, им уже не нужны посредники. Я сам, когда отправляюсь в паломничество, делаю именно так: если и еду в группе, то это небольшая группа близких мне людей. Мы сами все регистрируем, бронируем гостиницу, приобретаем билеты, оформляем визы и едем, куда нам надо...  И с Валаамом будет так же...Но для того, чтобы так было, нам, конечно же, нужна современная гостиница, ведь Зимняя гостиница пока требуемыми условиями не обладает...

Кроме того, мы планируем на базе Зимней гостиницы обустроить иконописный класс и иконописные мастерские, просветительское и певческое отделения... Хорошо бы возродить и духовное училище, которое было в старом монастыре. Здесь учились и дети, и монахи... Вы, наверное, знаете, у нас был в гостях фестиваль «Академия Православной Музыки», которая проводит раз в год большую программу: мастер -классы, концерты в Петербурге, но не только в Петербурге, а и в Новгороде Великом, и на Валааме... К нам академия приезжает уже с заключительными концертами и богослужениями... Все это важно делать. Где? А именно в Зимней гостинице и будет действовать духовно-просветительский центр. То есть, сейчас это для нас очень крупный проект, который поддерживается государством. Уже есть распоряжение Президента по этому поводу, изыскиваются источники финансирования, и я надеюсь, что мы эту задачу решим.

О церковной культуре...

Е.Ф.: Владыка, Вы возглавляете комиссию по канонизации. Давайте поговорим о новой, современной иконографии... Считаете ли Вы, что она уже сформировалась, либо она все еще на стадии формирования? Интересно Ваше отношение к тому, что сейчас вообще происходит в церковной культуре, потому как это все так не просто...

Владыка Панкратий: Да, совершенно верно, это не просто... И эти вопросы даже обсуждались на последнем архиерейском соборе. Предлагалось сделать некие образцы икон наиболее почитаемых, наиболее известных новомучеников и исповедников российских и других святых, которые были в последние годы и десятилетия канонизированы... Сейчас это делается, скажем так, в силу тех способностей, талантов, профессионализма иконописцев, которым эта работа поручена. Если художник-иконописец хороший, он напишет хороший образ, прекрасный, прочувствует, поймет, что нужно, как нужно изобразить того или иного святого. А если это делается на уровне менее профессиональном, то часто мы видим просто как бы раскрашенные фотографии... И это, конечно, печально...Надо заметить, что у нас сейчас церковная культура имеет, я бы сказал, пестрое состояние, неоднородное... До революции была более однородная картина в этом плане. Привлекались многие замечательные художники. Давайте вспомним начало двадцатого столетия, когда лучшие художники этим занимались, лучшие архитекторы России проектировали храмы... Но даже простые сельские храмы строились лучше, чем сейчас. Сегодня картина не столь радужная, а бывают случаи очень печальные... И даже случаев этих печальных, с моей точки зрения, больше, чем примеров положительных. К этому добавляется еще использование нетрадиционных материалов, таких как, например, нитрид титана. Я имею ввиду просто ужасные примеры безвкусицы, которые агрессивно рекламируются, пропагандируются везде, недорого стоят, и многие соблазняются их дешевизной и как бы внешней красивостью... А вкуса церковного не хватает... Поэтому, конечно, нужно воспитывать в будущих пастырях хороший художественный вкус. Это было бы очень важно, потому, что здесь у нас полный разнобой... Хотелось бы назвать нашу эпоху эпохой синтеза, потому, что в церковном искусстве, в любой его сфере, начиная от певческой и заканчивая архитектурой, используются элементы фактически все - от самых древних до синодального периода, до русского стиля эпохи модерна. Все, конечно, ориентировано на прошлое. Нового сейчас очень мало и не очень удачно все делается. Идут споры специалистов о том, каким вообще должен быть храм, его архитектура, его облик... Одни думают, что достаточно просто копировать, повторять старые образцы. Другие считают, что нужно вернуться к моменту того искусственного обрыва церковной культуры, который случился в связи с революцией семнадцатого года, и постепенно начать как-то развиваться дальше... В принципе, мне эта точка зрения близка, потому, что те, кто пытается «перепрыгнуть» из русского стиля, стиля модерна в современность, пока удачных примеров не показывают. Просто нет ни одного достойного примера, ни одного. Недавно Союзом Архитекторов и Московской Патриархией проводилась специальная конкурсная выставка.  Предлагалось представить образ современного храма, но удачных образцов было показано очень мало, хотя они были - два-три проекта... Интересных было вообще не больше десяти... А иконопись уже, так сказать, довольно твердо стоит на ногах. Но и здесь есть свои болячки. Например, особенное увлечение византийскими образцами. Византийская икона уже просто вошла в моду... И, тем не менее, иконопись сейчас у нас неплохая. Есть хорошие иконописцы, пишущие на хорошем профессиональном уровне. Я считаю, в православном мире у нас икона лучшая, лучше даже, чем в Греции... А в плане церковного пения, музыки церковной - здесь пока идет поиск. Синтез тоже используется: древние, знаменные, византийские распевы. Происходят, так сказать, какие-то новые поиски... По моему мнению, ни один из прежних стилей, ни одно направление не может сегодня использоваться в чистом виде. Скажем, древнее знаменное пение - оно, конечно, прекрасно, его можно послушать, но представить, что на каком-то приходе только оно будет постоянно исполняться, тяжело. Мы пробовали, это тяжело даже в монастыре...

Е.Ф.:...на петербургском подворье Валаамского монастыря подворский хор практикуют знаменный распев, очень стараются...

Владыка Панкратий: Но, все-таки, они его адаптируют. Я считаю, что адаптированный вариант, несколько смягченный, легче воспринимается и больше подходит для современных богослужений. Здесь и возникает этот некий синтез, по моему мнению, неплохой. Хотя, конечно, ученые-практики и специалисты, интересующиеся чистым знаменным пением, отвергают и не приемлют эти новшества. То же самое касается и византийского пения. Византийское пение, опять же, в чистом виде, как оно есть, в русском храме не приживется. Особенно в таких высших формах, лучших своих проявлениях, которые мы можем услышать, скажем, на Афоне. Если здесь начнут так петь, как поют виртуозы-псалты, то люди несведущие подумают, что они попали куда-то не в православный храм, а, скорее, в мечеть... Но, опять же, какие-то элементы мы можем использовать. Что-то стало даже очень популярным, часто исполняемым. Есть такой гимн «Агни Парфене», который написал Святитель Нектарий, у нас его тоже часто поют на Богородичные праздники, он стал очень популярным в нашей Церкви. Мы находимся, можно сказать, в поиске соответствия своему менталитету, своему состоянию души, нашей культуре. Нас нельзя сравнивать с людьми шестнадцатого века, мы знаем гораздо больше, у нас все более развито... У нас меньше чистоты, искренней простоты, веры, у нас нет укорененности в  традиции и укладе, нет подлинного мастерства, но общей культуры и знаний интеллектуальных у нас, безусловно, больше. Думаю, со временем, все-таки, как-то сформируется хорошая церковная культура во всех ее проявлениях. Еще Павел Флоренский писал о храмовом действе, как о синтезе искусств... Ведь, церковное искусство рождается из богослужения. И именно богослужение должно соответствовать тому, что в храме находится. Сейчас, конечно, очень много болезней, много неприемлемого, наносного есть в храме. Откровенно говоря, есть такие благотворители  и спонсоры, которые не очень понимают  то, что происходит в храме и им нужно побольше золота, побольше всяких завитушек, красивостей... Поэтому, как бы это не странно звучало, трудно найти хороший храм, который с одной  стороны соответствовал бы традиции, с другой стороны отражал современное состояние, современное видение современного человека. Это только-только нарождается...

Об издательско-просветительской деятельности монастыря...

Е.Ф.: Какую роль в современном миссионерстве играет издательская и церковно-просветительская деятельность? Валаамский монастырь раньше издавал труды святых отцов обители, будут ли они переиздаваться? Для нововоцерковленных людей нужны публикации с широко развернутыми комментариями, потому как и в самом деле у них нет, порой, даже поверхностных знаний... Как в этом плане развивается деятельность монастыря?

Владыка Панкратий: У нас издательская деятельность сейчас в основном ориентирована на нашу валаамскую тематику, потому, что решать более широкие задачи у нас нет сил. Есть церковные издательства, как, например, издательство Сретенского монастыря, которые много издают и много работают в упомянутых вами направлениях. У них есть свои кадры, налаженная система. Потом, ведь, не надо забывать, что мы, все-таки, островной монастырь. Летом у нас здесь народа много, а зимой - пустынно, не очень озадачишься такими вопросами... Поэтому, мы и ограничиваемся своей темой. Первоначально, в начале девяностых годов, на Московском подворье у нас был достаточно сильный издательский коллектив, больше исторической направленности. Самое известное осуществленное ими издание - многотомный труд Митрополита Макария (Булгакова) «История Русской Церкви».  Но затем этот коллектив взял «под свое крыло» Святейший. Теперь это церковно-научный центр «Православная энциклопедия». То, что когда-то родилось в недрах нашего монастыря, сейчас является большим церковно-образовательным проектом. Повторить этот опыт уже невозможно, поэтому, мы ограничиваем свою издательскую деятельность валаамской тематикой...

О таланте веры...

Е.Ф.: Есть философское высказывание, что для веры нужен талант. Как Вы прокомментируете это мнение?

Владыка Панкратий: Я бы, наверное, согласился с таким утверждением, потому, что вера, действительно, это самое главное в духовной жизни, в жизни христианина... А вера бывает разная. И мы видим, особенно на примере святых, что одни люди чуть ли не с младенчества проявляли такой талант веры, а другие, - большинство, к сожалению,- менее в этом смысле талантливы, и даже свой, небольшой, скромный талант еще и в землю зарывают... Но вспомним евангельскую притчу, талант нужно умножать, вера растет по мере углубления человека в нее, в жизнь церковную, в жизнь самой церкви. Появляется духовный опыт и вера возрастает. Человек начинает понимать, что это уже не просто слова, не просто какие-то первоначально непонятные действия, богослужебные, например...  По мере чтения евангелия, творений духовных отцов, духовной литературы, у него начинают открываться глаза, появляется духовное видение, вера все больше и больше возрастает. Господь этому содействует. Если человек делает один шаг на встречу Богу, то Бог делает на встречу человеку десять шагов. Есть такое понятие - первая благодать, которая дается человеку незаслуженно совершенно. Даром дается большая благодать, чтобы человек почувствовал, как хорошо быть со Христом, хорошо быть в церкви. Часто этому способствуют какие-то скорби, которые Господь промыслительно посылает человеку...

Е.Ф.: Как правило...

Владыка Панкратий: Помните, в евангелии человек сказал: «Верую Господи! Помоги моему неверию!»? То есть, через молитву, - а молитва дается молящемуся, - человек начинает жить христианской жизнью, стараться соблюдать заповеди и, самое главное, быть в церкви. Через молитву человек получает благодать и постепенно приближается к Богу... И множество примеров этому. На наших глазах люди, совершенно светские и далекие от религии и веры, превращались в людей церковных, искренних православных христиан. Я много таких случаев знаю...

О традиции и современности... О Божьей благодати и чистоте души пастыря...

Е.Ф.: Насколько важно вписывать традицию в современные культурные носители, стоит ли на этом делать упор?

Владыка Панкратий: В современных технологиях есть, конечно, как множество положительных составляющих, могущих принести большую пользу верующему человеку, так и много просто опасных. Все, что происходит в культурной сфере, во многом напрямую связано с интернетом. Все меньше становится книжных магазинов, меньше печатается тех же газет, люди все больше и больше черпают информацию из интернет-источников. Мы, конечно, пользуемся интернетом, у монастыря есть свой сайт, мы официальным образом присутствуем в социальных сетях. Это нам помогает. Даже братья некоторые приходят к нам, получив информацию о монастыре из интернета. Но, с другой стороны, интернет формирует у человека поверхностное, дробное сознание... Человек, беря в руки книгу, читает ее от начала до конца. Очень мне трудно представить, чтобы в интернете кто-то читал книгу. Хотя есть сейчас, так называемые «читалки», книги электронные, но это, все-таки, другая форма традиционной книги. А, вот, интернет постепенно все сводит к «чириканью», к «твиттеру»: кратенько что-то кому-то «чирикнул-чирикнул-чирикнул»... Это касается и православных ресурсов, на которых большие, серьезные статьи могут читать какие-то серьезные специалисты, кто этим глубоко занимается. А, допустим, большинству пользователей это, все-таки, уже не свойственно. Сейчас в социальных сетях распространенное дело - использовать только какие-то маленькие цитатки и красивенькие фотографии... Это, естественно, принижает общий уровень. Это какая-то «легкая пища», «детское питание», которых недостаточно... Надо, все же, как-то нам удержаться, не скатиться к фрагментарному, мозаичному и поверхностному восприятию духовной информации. И другая еще есть опасность, когда неокрепшая молодежь попадает в интернет и сталкивается совсем с другой информацией, которая активно рекламируется. Например, хочешь узнать погоду, идешь на соответствующий погодный сайт, а вместо него «выскакивает» неприличная фотография. Человек неокрепший, молодой, может этим увлечься... Учатся люди в духовных школах и все их учебные пособия - в интернете. И это, повторюсь, часто становится проблемой. Это то, что еще недавно, лет двадцать, скажем, назад, мы совершенно не знали. Этой проблемы не существовало. Когда я поступал в монастырь в Лавру, мне надо было отвечать на разные вопросы старших отцов, например, о том, что я читал, чем интересовался... И, вот, один отец, как я сейчас понимаю, с чувством юмора, спросил меня: «А что у тебя будет в келье? Как ты видишь свою келью?» Я, естественно, подготовившись к поступлению, начитавшись трудов отцов-аскетов, отвечаю: «Ну, у меня будет икона, может быть, две-три...», - у прп. Сергия было, как известно, две иконы, - «У меня будет духовная литература, книги, которые мне благословят, будет две одежды - одна зимняя, одна летняя...». Тогда этот отец спрашивает: «А чайничек -то у тебя будет?». Я немножко подумал и согласился, что, да, без чайничка будет трудно: «Да, чайничек будет, простите, отче». «Ну, а магнитофончик, маааленький магнитофончик с духовными песнопениями, с проповедями? Ну, надо же такой магнитофончик иметь?» На что я решительно ответил: «Нет, магнитофончика у меня не будет!», но через три года у меня все же появился магнитофончик... Так вот, это был максимум, который могли себе позволить тогдашние монахи... А что сейчас? Смартфоны - пожалуйста, интернет - будьте любезны... Ты можешь быть пустынником, жить в пустыни, а весь мир, в том числе, со всеми своими пороками - у тебя в кармане... Говоря серьезно, монашество сейчас гораздо труднее, гораздо труднее... И духовная брань сейчас гораздо сложнее...

Придя в монастырь, я, конечно, уже тогда старался читать больше духовной литературы. А человек, становясь священником, пастырем, тем более, епископом, уже не просто монах. И, казалось бы, ему надо быть в курсе того, чем живет мир... Но главное, все-таки, думать о сохранении своей души в чистоте, целомудрии и благодати... Если пастырь будет хранить свою душу и пребывать в благодати, он, с Божьей помощью, найдет ответы на самые сложные вопросы. Если же этого не будет и человек-пастырь, священник погрузится во все, так сказать, сферы современной жизни - и общественной, и политической, но не будет радеть о своей душе, то он в лучшем случае сможет дать совет как светский человек, более опытный в чем-то... Основываясь на евангелии и христианском учении, конечно... Но, тем не менее, это будет просто совет опытного человека. Такое тоже возможно. Такое даже в большинстве случаев и бывает. Я же считаю, что слышать или даже почувствовать именно благодать Божию - это важнее всего. Потому, что Бог говорит через человека, который к Нему близок. И эта близость к Богу дается не какими-то знаниями через чтение, пусть даже самых замечательных, светских книг, а только молитвой и исполнением заповедей. Если есть благодать с человеком, то тому, кто к нему обратиться за помощью или советом, можно будет просто побыть рядом. Я встречал таких людей. Господь посылал мне встречи со святыми людьми. С ними можно было даже не разговаривать, просто рядом побыть или услышать от них какие-то совершенно простые слова. Эти слова в плане интеллектуальном, быть может, тебе ничего не дадут, но в плане духовного опыта дадут очень много и помогут в решении тех проблем, которые у тебя есть...

Е.Ф.: Ваше Высокопреосвященство, от всей души благодарим Вас за уделенное нам время, просим Ваших молитв и простить нас, если чем-либо Вас огорчили. Спасибо!

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Панкратий (Жердев):
Все статьи автора
Елена Федотова:
Умная и счастливая Гатчина, или «Пойдем логическим путем. - Пойдем вместе»
Открытое письмо в Администрацию Гатчинского муниципального района Ленобласти. Часть 4
21.11.2018
Мечтать не вредно, вредно не просить
Открытое письмо в Администрацию Гатчинского муниципального района Ленобласти. Часть 3
14.11.2018
Песни на финском, или «Ну так шо это за Бендер? Барахло!»
Открытое письмо в Администрацию Гатчинского муниципального района Ленобласти. Часть 2
08.11.2018
С наступающим, или Он никто и звать его никак...
Открытое письмо в Администрацию Гатчинского муниципального района Ленобласти. Часть 1
04.11.2018
«Это – Валаам. Когда вырастешь, обязательно побывай там…»
Из интервью с Виктором Николаевичем Степановым, главой Карелии в 1989 – 1998 г.г.
20.08.2014
Все статьи автора