Битва за Днепр генерала Рокоссовского

Г.К. Жуков и К.К. Рокоссовский

Звезда всемирной славы «командира Р.», так Рокоссовский именовался в газетах в период битвы за Москву, взошла в Сталинграде в январе 1943 года. Донской фронт под его началом осуществил финальную операцию «Кольцо» в Сталинградской битве, разгромив всё ещё мощную 250-тысячную группировку фельдмаршала Ф. Паулюса (силами своих 212 тысяч). «За Сталинград» в числе 23 маршалов и генералов К.К. Рокоссовский был награждён новым высшим полководческим орденом Суворова I степени. Сталин с той поры, как мало к кому, стал обращаться к Константину Константиновичу Рокоссовскому по имени отчеству.

Генерал-полковник К.К. Рокоссовский

* * *

В августе-сентябре 1943 г., после Курской битвы, слава о Рокоссовском гремела по всем фронтам. Центральный фронт Рокоссовского, сформированный на основе Донского, блистательно осуществил наступательную фронтовую Черниговско-Припятскую операцию, которая стала крупным успехом на первом этапе великой Битвы за Днепр. Фронтовая операция была частью стратегической Черниговско-Полтавской операции, которая проводилась силами трёх фронтов: Степного (с октября 1943 г. - 2-й Украинский) под командованием генерала армии И.С. Конева, Воронежского (1-й Украинский фронт) под командованием генерала армии Н.Ф. Ватутина, Центрального (1-й Белорусский) под командованием генерала армии К.К. Рокоссовского. Действия фронтов координировал представитель Ставки, заместитель Верховного Главнокомандующего маршал Советского Союза Г.К. Жуков. Операция проводилась с 26 августа по 30 сентября.

Завершая рассказ об этом этапе войны, К.К. Рокоссовский в своей книге «Солдатский долг» пишет: «Итак, к концу сентября войска правого крыла Центрального фронта на всем протяжении достигли реки Сож и готовились к её форсированию, а войска левого крыла - 61, 13 и 60-я армии - к этому времени захватили и прочно удерживали плацдармы на западном берегу Днепра. Задача, поставленная Ставкой, была выполнена полностью».

Так совпало: 15 октября для правого крыла фронта Рокоссовского начался новый этап битвы за Днепр, а 16 октября был подписан приказ о награждениях за первый этап. В 13-й армии, которая первая форсировала Днепр, а перед тем Десну, 201 человек, включая её командующего (генерал-лейтенант Н.П. Пухов), были удостоены звания Героя Советского Союза.

* * *

«Мы тогда чего-нибудь стоим, пока помним всё», - сказал кто-то из достойных.

А мы помним? Разумеется.

Взламывая мощную оборону врага, войска Рокоссовского за 30 сентябрьских дней продвинулись на запад на 300-320 километров. Ценой жизни тысяч и тысяч советских бойцов были освобождены многие сотни населённых пунктов, в том числе знаменитые Путивль и Батурин, стратегически значимые Конотоп и Бахмач (важнейшие железнодорожные узлы). 15 сентября 60-я армия генерала И.Д. Черняховского освободила город Нежин. «Дорога на Киев, - пишет Рокоссовский, - была открыта». И далее: «Я побывал у Черняховского после того, как его войска освободили Нежин. Солдаты и офицеры переживали небывалый подъем. Они забыли про усталость и рвались вперед. Все жили одной мечтой - принять участие в освобождении столицы Украины. Такое настроение, конечно, было и у Черняховского...»

16 сентября войска 65-й армии генерала П.И. Батова, форсировав Десну и преодолев мощное сопротивление, освободили Новгород-Северский.

Наступление приобретало ураганный характер. Войска Центрального фронта, опережая соседний Воронежский фронт Н.Ф. Ватутина, рвались на запад, к Днепру. «Днепр был заветной целью наступающих войск», - вспоминал в своих мемуарах «В походах и боях» генерал-полковник Павел Иванович Батов (1897-1985), командовавший 65-й армией.

21 сентября 13-я армия генерала Н.П. Пухова, форсировав Десну, выйдя на хорошо укреплённый правый берег, освободила Чернигов. К исходу 21 сентября передовые части левого крыла фронта вышли севернее устья Припяти к Днепру. Сходу, в ночь на 22 сентября, 13-я армия генерала Н.П. Пухова начала форсирование великой русской реки.

* * *

Скупыми красками воссоздаёт грандиозную картину К.К. Рокоссовский (1896-1968) в своей книге «Солдатский долг»: «13-я армия уже подошла к Днепру и 22 сентября начала его форсировать на участке Мнево, Чернобыль, Сташев севернее Киева. Преодолевая сопротивление врага, используя все захваченные на берегу лодки, плоты, бочки, солдаты под руководством опытных и решительных командиров приступили к преодолению водной преграды на широком фронте...»

Переправа

Генерал Николай Павлович Пухов (1895-1958) не успел дописать книгу. Но и то, что он успел - бесценно. Незавершённый труд генерал-полковника Н.П. Пухова «Годы испытаний» вышел в 1959 году. «Картина этой переправы поистине незабываема, - пишет он. - На лодках, паромах и плотах переправляли людей, орудия, пулеметы, боеприпасы. Всё неудержимо стремилось на западный берег. Первыми достигли того заветного берега разведчики - сержант Сухарев и младший сержант Лысанов. Они отыскали места, удобные для высадки войск, добыли ценные сведения об обороне противника и вернулись обратно...»

Иван Егорович Сухарев, было ему двадцать четыре года, переправил на лодке батальон и две роты с боевой техникой. Иван Гаврилович Лысанов отличился и при расширении плацдарма, как сказано в его личном деле, «первым ворвался в деревню Берёзка Брагинского района Гомельской области Белоруссии, увлекая за собой подразделение. Благодаря смелым и решительным действиям младшего сержанта Ивана Лысанова противник был выбит из деревни...».

Но это будет через несколько дней. А пока... Когда немцы обнаружили у себя под боком плацдарм русских, начался интенсивный обстрел наших позиций. К.К. Рокоссовский пишет: «Форсирование обеспечивалось хорошо организованным артиллерийским огнем с берега. Орудия били и навесным огнем, и прямой наводкой. Стреляли и танки, подошедшие к берегу. Штурмовая и истребительная авиация поддерживала наземные войска ударами с воздуха... Вместе с пехотинцами переправились через Днепр артиллерийские офицеры. Теперь они с плацдарма корректировали огонь батарей. Под прикрытием передовых отрядов на правый берег переправлялось все больше людей. Накапливание наших войск на плацдарме шло быстро. Застигнутый врасплох противник не успевал перебрасывать сюда силы, достаточные для противодействия переправе...»

 

 

Враг с яростью бросился заделывать бреши в своём «Восточном вале», желая утопить наши подразделения в Днепре. Ринулись танки в сопровождении пехоты. Генерал-лейтенант Пухов, в чьём подчинении было порядка десяти дивизий, не упускал из виду и действия небольших подразделений. Вот что он пишет, например, об артиллеристе Фёдоре Семиглазове, который, заняв позицию, «третьим снарядом подбил головную немецкую машину... Когда бой кончился, вокруг батареи лежали десятки фашистских трупов, горело двенадцать подбитых танков...».

Н.П. Пухов вспомнил и сапера Якушина, который «совершил под огнем артиллерии и авиации противника десятки рейсов через Днепр, переправляя людей, боевую технику и боеприпасы». Отметил генерал и роль партизан, а также местного населения: «Партизан И.П. Сиводед на своей лодке перевез на правый берег Днепра несколько наших подразделений. Не было тогда ни одного человека из местного населения, который не помогал бы нам».

Эти воспоминания, помимо всего прочего, разоблачают ложь командующего группой армий «Юг» Э. Манштейна, который проводил при отступлении тактику выжженный земли, угоняя на правый берег всех, кто хоть чем-то мог помочь Советской армии. В своих «Упущенных победах» немецкий генерал явно лжёт, когда пишет, что «значительная часть населения добровольно последовала за нашими отступающими частями... Их не «угоняли», а направляли в районы западнее Днепра, где немецкие штабы заботились об их размещении и снабжении. То, что война принесла им много страданий и неизбежных лишений, нельзя оспаривать. Но их же нельзя было сравнить с тем, что претерпело гражданское население в Германии от террористических бомбардировок...». И тут же сам себя опровергает: «В зоне 20-30 км перед Днепром было разрушено, уничтожено или вывезено в тыл всё, что могло помочь противнику немедленно продолжать свое наступление на широком фронте...»

Наступление Центрального фронта в районе Чернигова было столь стремительным, что фашисты не успели всего сжечь и всех угнать. Известно, что в общей сложности в Битве за Днепр приняли участие более 17 тысяч советских партизан на территории УССР. Случалось, их даже ставили кадровым военнослужащим в пример. Как вспоминал командарм П.И. Батов, при подготовке наступления правого крыла Центрального фронта вспоминали, что «Ковпак на этом направлении проходил со своими партизанами и не плакался в жилетку!» (П.И. Батов, «В походах и боях»).

* * *

Чуть южнее Н.П. Пухова, на участке против устья реки Тетерев, Днепр форсировали войска 60-й армии под командованием генерала И.Д. Черняховского.

Рокоссовский, вне сомнений, восхищался полководческим даром Ивана Черняховского (1906-1945). Причём даже тогда, когда молодой генерал, нарушая приказ Ставки, проявлял инициативу. Рокоссовский пишет: «К 30 сентября мы и здесь (устье Тетерев - пос. Дымер в 45 км от Киева на север) имели плацдарм глубиной 12-15 и шириной 20 километров. Черняховский получил от меня указание углубить захваченный район, наступая на запад и юго-запад в обход Киева. Но командарма, словно магнит, притягивал Киев. И он главный удар направил на юг, вдоль Днепра...»

* * *

После освобождения Нежина, как пишет К.К. Рокоссовский, «войска 60-й армии, сметая на своём пути остатки разгромленных вражеских дивизий, двигались стремительно, они уже были на подступах к украинской столице». Но... После войны не раз приходилось слышать, что К.К. Рокоссовский до конца жизни был уверен, что в тот момент он мог бы взять Киев.

Сам он в своих воспоминаниях пишет: «Каково же было наше разочарование, когда во второй половине сентября по распоряжению Ставки разграничительная линия между Центральным и Воронежским фронтами была отодвинута к северу, и Киев отошел в полосу соседа! (К Ватутину)». Рокоссовский позвонил Сталину. Ответ был: «Это сделано по настоянию товарищей Жукова и Хрущева, они находятся там, им виднее».

«Такой ответ, - пишет Рокоссовский, - никакой ясности не внес. Но уточнять не было ни времени, ни особой необходимости».

Великие имена. Богатыри. Не мы. Во всяком случае, пока.

 

 

Киев. Музей Великой Отечественной войны. Скульптурная композиция «Форсирование Днепра»

http://odnarodyna.com.ua/node/16400

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий