Островок русского Севера

По разным данным (историки называют различные цифры), в Санкт-Петербурге до революции действовало около полусотни монастырских подворий. Появились они здесь почти одновременно с основанием города - император Пётр I выпустил даже специальный указ, чтобы монашеские обители, в том числе самые дальние, северные, открывали в столице свои представительства. А что же в нынешнее время? Северные подворья в Санкт-Петербурге можно пересчитать по пальцам: Валаамского, Соловецкого, Коневского, Зеленецкого, Череменецкого, Свирского и Сийского монастырей. Есть ещё Леушинское подворье, но оно, скорее, историческое, поскольку сама обитель уничтожена в советское время. Насколько же полно эти подворья представляют православный Русский Север в нашей Северной столице?

Что касается Валаамского и Соловецкого подворий, то они принадлежат ставропигиальным монастырям, которые подчиняются непосредственно Московской Патриархии. К тому же Соловецкое подворье находится не в самом Петербурге, а во Всеволожском районе Ленинградской области, в посёлке Красная Горка. Обустройство его только началось, в феврале нынешнего года там было совершено первое богослужение. Если же говорить о Коневском, Зеленецком, Череменецком и Свирском подворьях, то все они принадлежат Санкт-Петербургской митрополии, поскольку их монастыри находятся в Ленобласти. И только одно-единственное напрямую связано с северными землями - подворье Свято-Троицкого Антониево-Сийского монастыря.

Непростую его судьбу мы отслеживали с самого начала. Ещё в октябре 2000 года в № 372 газеты вышла заметка «Сийский монастырь обоснуется в Северной столице». Затем на протяжении многих лет рассказывали о всех перипетиях (Чиновники против храма в № 515, Где твоя одежда белая в № 566 газеты и др.). Можно только удивляться выдержке строителя подворья о. Анатолия Першина, преодолевшего множество бюрократических препон. Два года назад отца Анатолия перевели на другой приход, и подворье возглавил новый настоятель, протоиерей Михаил Ходунов. Что изменилось за эти два года? Нынче в августе отправился туда наш корреспондент.

Антониево-Сийское подворье

Каждый раз, бывая здесь, дивлюсь: это же каким чудом в урбанистический ландшафт мегаполиса перенёсся кусочек Антониево-Сийской обители? Сам монастырь стоит над озером. И здешняя церковка преподобного Антония Сийского тоже близ озерца, и точно так же шатровое навершие храма словно бы плывёт по волнам. Впрочем, стоит отвести взгляд - и в глаза уже лезут городские многоэтажки, обступившие со всех сторон и храм, и озеро. Туда, в одно из зданий по улице Ольги Форш, где на первом этаже располагается воскресная школа подворья, и лежал мой путь.

Вечерняя служба только что закончилась, и настоятеля с несколькими прихожанами застал я за чаем. Конечно, сразу усадили за стол. Отец Михаил поинтересовался, давно ли я «с северов». Рассказал ему, что совсем недавно был в Коряжме, в последнем месте его служения в Архангельской епархии. Сразу обнаружились общие знакомые, даже в Мезени - на краю света, где батюшка также служил. Север-то наш, несмотря на его бескрайние просторы, маленький.

- И как вам на новом месте? - интересуюсь.

- В Мезени да в Коряжме поспокойней было... Новый приход, новые проблемы.

- Главная была связана с землёй, на котором стоит подворье. Она уже решена?

- Городские власти вроде бы пошли навстречу. Сошлись на том, что через суд они забирают у нас храм и тут же возвращают обратно, с оформлением всех необходимых документов. В данный момент как раз идёт процесс передачи. Продлится это от трёх до шести месяцев.

- И на этом будет поставлена точка?

- Не совсем. Законодательное собрание Санкт-Петербурга наконец-то одобрило заявку на расширение земельного участка под новое строительство. И как только оформят нынешнюю нашу землю, наступит черёд оформления дополнительного участка.

- А большой участок выделили? Православно-духовный центр, который был в планах, на нём поместится?

- Земли дали немного. Поэтому с архитектором Геннадием Павловичем Фомичёвым подготовили новый проект центра, по которому это будет не несколько зданий, а один храм со множеством помещений. Только что закончен его эскиз, и он уже одобрен игуменом Варлаамом, настоятелем Антониево-Сийского монастыря. В октябре представим эскиз на благословение митрополиту Даниилу. Храм видится таким... По росту - 24 метра, почти с восьмиэтажный дом, выше власти не разрешают. По площади - на 900-1000 человек. На первом этаже расположатся большая трапезная и зал для встреч, там же будут воскресная школа с несколькими классами, лавка, кухня, библиотека, кабинет настоятеля и сторожка. Предполагаем сделать подъёмник для инвалидов, чтобы они могли подниматься на второй этаж. Там будет сам храм, а сбоку в двухэтажной пристройке - кельи. В том числе покои для владыки Архангельского, для настоятеля монастыря, помещение для секретаря. Храм получится очень компактный.

- А престол один?

- Да, один, во имя Архангела Михаила, как изначально задумывалось, ну или как владыка благословит.

- И сколько такой храм будет стоить?

- Геннадий Павлович - опытный архитектор, постарается не удорожать проект. Но всё равно средств потребуется немало.

- Так Петербург - это же не село Мезень, - перевожу я в шутку, - должны деньги найтись.

- Со стороны кажется, что Петербург - богатый город, вон сколько народа по улицам ходит, - вздохнул настоятель. - Только храм-то наш не на Невском проспекте стоит, а на окраине, в глубине лесопарковой зоны. Откуда ж будет доход? Есть у нас церковная лавка, в вагончике устроена. Открыта она каждый день, как и храм: с восьми до восьми. Но туда заходят только наши прихожане, кто целенаправленно приходит на службу, другого народа здесь не бывает.

- Но у вас же есть помещения в самом центре города, на Литейном и на Лиговке, - вспоминаю я.

- Да, была задумка устроить там паломнический центр, чтобы жители Петербурга могли посещать Антониево-Сийский монастырь и другие наши северные святыни. Но льготная аренда закончилась, цены резко подскочили, в том числе на коммуналку. Только по Литейному счёт за электричество выставили на 180 тысяч за девять месяцев. Были и другие причины отказаться. Но, думаю, средства для строительства храма мы всё же найдём. Сейчас появились жертвователи, в том числе среди жителей микрорайона. Иногда помощь приходит с самой неожиданной стороны. Например, утеплить нынешний храм мы смогли после того, как финансово помог кинорежиссёр Александр Николаевич Сокуров. Так что Господь не оставляет...

_______


Протоиерей Михаил Ходунов и его первый помощник Иван Дольников

За трапезой в разговор включились и прихожане, в том числе молодая чета Иван и Валерия Дольниковы. Иван - старший алтарник, директор воскресной школы, а Валерия - библиотекарь и преподаватель той же школы.

- Мы оба местные, из этого микро­района, - рассказал Иван. - Как только храм появился, вместе с Лерой стали ходить на службы, трудиться по благословению отца Анатолия. Здесь же и венчались. При нас и воскресная школа начала действовать.

- А раньше местные тут пикеты против храма устраивали, - напоминаю ему.

- Так ведь не понимали, что к чему, - ответил алтарник. - Кто-то слух распускал, будто церковники собираются озеро забором от отдыхающих отгородить и строят подворье, чтобы свиней разводить. Монастырское подворье представляли как сельхозподворье.

- Эта антицерковная кампания до сих пор продолжается, - подтвердил отец Михаил. - Нынешней весной опять весь Интернет непристойными картинками заполонили, и здесь собирались, митинговали против строительства храма в парковой зоне. К нам, впрочем, не подходили.

- А я слышал, что в Москве антиклерикалы специальную организацию создали, - делюсь сведениями. - Ездят по тем районам, где храмы собираются строить, и устраивают «массовые протесты». Выдают себя за местных, а на всех митингах одни и те же лица.

- В Петербурге, наверное, то же самое, - согласился настоятель. - Об этом, кстати, говорил и Александр Щипков, директор правозащитного центра «Территория Церкви», и в интервью агентству «Интерфакс» он приводил в пример как раз пикеты против нашего храма. Точно такие же пикеты можно увидеть в Весёлом посёлке, на Комендантском аэродроме и в других местах. На Комендантском отец Александр вроде убедил протестующих сесть за круглый стол и выслушать друг друга в спокойной обстановке. Если нормально с людьми говорить, без митинговости, то многие проблемы сразу отпадают.

- Людям надо объяснять, какая польза от храмов, - поделился мыслью Иван Дольников. - Вот мы, например, помогаем реабилитационному центру для наркозависимых, который здесь по соседству, а они помогают нам. Им, нам и всем окружающим польза. И так может быть в разных областях.

- А вы же до принятия сана врачом работали? - обращаюсь к отцу Михаилу.

- Да, 14 лет медицинского стажа. И работал как раз здесь, в Ленинграде, в наркологическом диспансере, на «Скорой помощи».

- И опять к этому вернулись! - удивляюсь. - А как вы из Ленинграда уехали и на Север попали?

_______

- В церковь я пришёл поздно, сорокалетним, - стал рассказывать отец Михаил. - Начинал чтецом в посёлке Морозово, это во Всеволожском районе Ленобласти. Там появилось желание монашеской жизни. Поехал в Юрьев монастырь в Новгород, послушничал, был скитоначальником Перынского скита. Прошло время, и отец настоятель говорит: «Ну, давай определяйся: или постриг принимай, или что». Честно сказать, испугался я такой серьёзный выбор делать. Настоятель посоветовал: «Поезжай на остров Залит к отцу Николаю, поговори с ним, что он скажет». Поехал я. Отец Николай сказал: «Вот что: иди из монастыря и поезжай в глубинку, помогай приходы восстанавливать». Ну, значит, в глубинку. Обратился я к владыке Архангельскому Тихону, Царствие ему Небесное, чтобы он меня на Новую Землю определил. Это, как думал, самая-самая глубинка. Владыка ответил: «На полгода ты опоздал, там уже занято. Поедешь в Мезень?» - «Поеду. Чем дальше, тем лучше».

- Конечно, скучаю теперь по Мезени, там было очень хорошо, - закончил свой рассказ отец Михаил.

- Хорошо - в каком смысле? - не понимаю. - Из-за отдалённости от большой земли?

- Да не в этом дело. Люди там хорошие. Хотя первые полгода никто в храм не ходил. Представьте, 85 лет в селе не было настоятеля и вообще священника, только иногда миссионеры приезжали. Оглянешься округ: с одной стороны приверженцы старообрядчества, с другой - атеисты и какие-то колдуны, икоту грозятся напустить, а посередине - насторожённый такой народ, со стороны присматриваются. А когда присмотрелись и приняли, то легко стало, спокойно. Люди-то очень надёжные. В принципе, людей плохих нет - замечательные приходы у меня были и в Вельске, где служил после Мезени, и в Коряжме. Но там, у Белого моря, было как-то по-особенному. Связь с Мезенью и поныне не прерывается. Вот вчера посылочку оттуда получил, и люди приезжают. Как, впрочем, из других приходов тоже. Сейчас из Вельска приехали, венчаться будут и крестить детей.

- На тех приходах, наверное, и строительный опыт получили?

- Чему-то научился, там ведь был сплошной ремонт. Здесь до начала строительства тоже приходится ремонтом заниматься. Если хотите, могу показать...

_______

Помолившись после трапезы, отправились мы в храм. Спрашиваю на ходу:

- А что с деревянной церковью Антония Сийского будет, когда каменную построите?

- Возможно, будем в ней крестить. Вообще же второй храм никогда не помешает. Можно текущим ремонтом заниматься, не прерывая богослужения. Опять же с ранними литургиями людям будет удобней: в одном храме служба заканчивается, а в другом - уже начинается.

- Думаете, столько людей будет, что заполнят оба храма?

- Почему же нет? Вы приходите в воскресенье и посмотрите, сколько здесь народа - иногда даже на улице стоят. Так тесно, что руки не поднять, не перекреститься. Микрорайон-то большой, а храм маленький. Спасает то, что со среды и по воскресенье мы со вторым священником каждый день служим вечерни и литургии, так что люди как бы по времени распределяются, а не в один день приходят. Вот сейчас на вечерне в будний день было человек семнадцать, из них десять исповедников. Завтра, в субботу, будет человек 70-80, в воскресенье - за сто человек. Кроме того, люди приходят на акафисты: в понедельник молимся архистратигу Михаилу, в четверг - Николаю Чудотворцу, в воскресенье - преподобному Антонию Сийскому. Это помимо праздничных служб. С ними так всю неделю служба идёт, слава Богу.

- Для местных это просто приходской храм или статус подворья северного монастыря как-то сказывается?

- О духовности наших северных святых мы и с амвона говорим, и в воскресной школе, и на собеседованиях. Каждую пятницу принимаем тех, кто желает покреститься, и на огласительных беседах в том числе рассказываем о монастыре, о преподобном Антонии Сийском. Ещё проводим как бы общеприходские собрания - в летнюю пору после воскресных служб ставим столы на лужайке перед храмом, кипятим самовар и общаемся, в том числе люди спрашивают про Север. Ну и литература, конечно, в нашем киоске есть, и книги, и монастырская газета «Духовный сеятель».

...Заходим в церковь. Прикладываюсь к иконе преподобного Антония. Затем настоятель показывает, как приход готовится к зиме: установлен отопительный котёл, утепляются полы.

- Здесь островок Русского Севера, и хотелось бы, чтобы приезжали к нам паломники с Архангельской земли нашей, - говорит настоятель. - А когда новый храм возводить начнём, то и рабочие руки могут понадобиться. Всегда будем рады - разместим, накормим.

- А где жить?

- Можно расположиться на подворье, у нас есть раскладушки. Также приезжих мы размещаем на постой у наших прихожан, с этим проблем нет. Только нужно заранее созвониться: 8 (921) 873-98-06 (сотовый), 8 (812) 557-34-76 (городской).

Михаил СИЗОВ
Фото автора

http://www.rusvera.mrezha.ru/691/3.htm

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий