Все известно, а правды нет

Уже 14 лет сербы из села Старо Гацко в Косово и Метохии оплакивают жертв кровавой расправы, произошедшей здесь 23 июля 1999 года. В тот день четырнадцать сербов-жнецов, вышедших работать на свои поля, были жестоко убиты албанскими боевиками.

«Мой брат Новица погиб в свой восемнадцатый день рождения. Это 14 лет боли, которую невозможно высказать. Они не убиты из огнестрельного оружия, они зарезаны. У моего брата было вырезано сердце, их сожгли. Никто не хочет мне помочь, никто не хочет найти преступников, даже из КФОРА мне сказали, что бы я о них забыла», - говорит сербка Славица Попович.

В то время расправы, убийства и похищения людей были, можно сказать, обыденностью. Вошедший в Косово вместо югославской армии контингент КФОР не мог сделать для предотвращения таких расправ практически ничего.

 
В канун годовщины этого трагического события белградская газета «Политика» опубликовала материал, проливающий свет на одно из многочисленных преступлений.

«В это время село Грацко было в зоне ответственности британских миротворческих сил. Они блокировали район примерно через час после инцидента, но убийцы успели скрыться. Ранее сербы просили солдат КФОР взять под защиту работы в поле, но для этого не было средств», - говорится в секретном сообщении УНМИК, до которого добралась «Политика». Документ начинается с описания ситуации и констатации того, что «резня 14 сербов 23 июля 1999 года является частью актов мести, предпринятых албанцами после войны». При обилии деталей с места преступления ничего не сообщается о причине, по которой село было блокировано так поздно, и о том, кто же ответственен за то, что благодаря этому промедлению убийцам фактически обеспечили возможность уйти.

Последовавшее расследование, аресты и обыски домов не дали никаких результатов: доказательства, связывающие подозреваемых с резней в Старом Гацко, а также с другими убийствами, захватами и поджогами, не нашли.

Аресты подозреваемых, как следует из этого сообщения, КФОР начал после прокатившейся волны насилия. В качестве одного из главных организаторов преступлений назван Бег Шачири из села Црни Брег под Липляном, опытный боец «УЧК» и командир отряда «Фортуна». В другом секретном документе НАТО, которым располагает «Политика», приводится письмо этого командира своему руководству: «Я, Бег Шачири, как командир отряда «Фортуна», сообщаю, что после перехода из района Дукачини в Кошаре (община Липлян), предпринял весьма успешные операции в период с 27 июня по 9 августа 1999 года. 9 августа весь мой отряд был арестован КФОР-ом. Нами предприняты следующие акции: очистка города от сербских криминальных элементов, вынуждение медицинских работников-сербов покинуть центр, контроль над сербскими квартирами, поджог около 30 процентов сербских домов, заселение сербских домов и квартир албанцами, которым было необходимо жилье. Акции: убийство 48 человек, ранено 17, избиение и терроризирование».

Он пишет и о том, что в этот же день его группой планировалось нападение на Старо Гацко, Добротин и Штрпце, но он не получил подтверждения от командиров Шукри Буя из зоны Неродимлье и других. Ему, как он сам пишет, были необходимы не их боевики, а «материал», имея при этом в виду военное снаряжение.

Бег Шачири: «Нами предприняты следующие акции: очистка города от сербских криминальных элементов, вынуждение медицинских работников-сербов покинуть центр, контроль над сербскими квартирами, поджог около 30 процентов сербских домов, заселение сербских домов и квартир албанцами, которым было необходимо жилье. Акции: убийство 48 человек, ранено 17, избиение и терроризирование»Бег Шачири: «Нами предприняты следующие акции: очистка города от сербских криминальных элементов, вынуждение медицинских работников-сербов покинуть центр, контроль над сербскими квартирами, поджог около 30 процентов сербских домов, заселение сербских домов и квартир албанцами, которым было необходимо жилье. Акции: убийство 48 человек, ранено 17, избиение и терроризирование»
 
В сообщении описывается, как КФОР арестовал Шачири и 56 его боевиков. «Они допрашивали меня и сказали, что мы ответственны за расправу в Грацко и акции в Липляне, Витине и Урошевце. Во время допроса мы делали вид, что не знаем друг друга и не признали обвинений, которые против нас выдвигал КФОР».

Обвинения повторялись и позднее, но ни один боевик ничего не признал, несмотря на то, что солдаты КФОР их били и пытали. Спустя двенадцать дней все боевики оказались на свободе. А Шачири, писавший это письмо 4 ноября 1999 года, сообщает, что в тот момент располагал 17-ю боевиками, а остальные находились на западе, готовые вернуться и «бороться за независимость». Одновременно он указывал на возможное возвращение сербов, как на большую опасность. Как отреагировали НАТО и КФОР и как поступили на основании данных этого документа, неизвестно.

В списке подозреваемых в преступлении в Старом Гацко среди прочих упоминается и Линдита Кренази, боевик «УЧК» в зоне Неродимле, воевавшая на Паштрике, раненая и отправленная на лечение в Албанию. Из дневника, который вела эта женщина-парикмахер, следует, что она знает о чем-то страшном, произошедшем в конце июля в селе Старо Гацко.

В дневниковой записи за два дня до резни она пишет, что встретила известного командира Зхелета. «От него я получила особую информацию. Он сказал, что я буду задействована в некой операции, но что они закончат до меня. Я спросила его, кто ему об этом сказал. Он ответил: не вздумай сболтнуть об этом кому-нибудь». Другая дневниковая запись появилась во вторник 2 августа, через 9 дней после преступления. Линдита Кренази опять встретила этого человека. «Попробовала его заставить поговорить, и он сказал мне, что знает, кто участвовал в акции в Старом Гацко», - пишет она. Вывод следователей УНМИК таков: «ничто не говорит о природе связи Линдиты с расправой в Грацко, доказательств нет, но ясно, что связь существует».

 

Уже 14 лет сербы из села Старо Гацко в Косово и Метохии оплакивают жертв кровавой расправы, произошедшей здесь 23 июля 1999 года. Уже 14 лет сербы из села Старо Гацко в Косово и Метохии оплакивают жертв кровавой расправы, произошедшей здесь 23 июля 1999 года.
 
Сущность и основа большинства преступлений в Косово и Метохии, и резни в Старом Гацко в том числе, именно в том, что огромное большинство всех участников - и убийц, и жертв, и представителей миротворческих сил - все знают об этих преступлениях. Все известно, до самых мелких деталей, но правда по-прежнему недоступна. И никто из тех сербов, что на днях отмечали четырнадцатую годовщину своего горя и траура по сыновьям, отцам и супругам, не верит, что убийцы, и сегодня живущие рядом с ними, будут наказаны. Совершенное преступление - то, о котором все знают - существует вместо правды, оно стало ее мерой.

Когда преступление было совершено, за истину отвечал британских КФОР, а сегодня - косовская власть. Тем временем Гацко постепенно исчезает. Исчезает это прекрасное село, и все меньше становится его сербских жителей, недопустимо долго ждущих эту правду.

 
-----------------------------------------------------------

Вспоминать о жертвах не только раз в году

Парастас по погибшим жнецам перед их памятником служили священники Рашко-Призренской епархии. Секретарь епархии отец Сава Шмигич сказал, что нужно помнить жертв не только один раз в году, потому что эти жертвы «напоминают нам о том, что жнецы залили свои нивы своей же кровью».

 

 
. Живоин РакочевичПеревел с сербского иером.Игнатий (Шестаков)

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/63104.htm
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Живоин Ракочевич:
Новая жизнь монастыря Святых Архангелов
Косово и Метохия: сербы и их святыни
16.05.2013
Я ждала смерти в белой рубашке
17 марта 2004 года, в Косово и Метохии начались массовые погромы, жертвой которых стали святыни и люди, чьи предки веками жили и трудились на этой земле
15.03.2012
Я ждала смерть в белой рубашке
Семь лет назад, 17 марта 2004 года, в Косово и Метохии начались массовые погромы, жертвой которых стали святыни и люди, чьи предки веками жили и трудились на этой земле
18.03.2011
Все статьи автора
"Косово"
Все статьи темы