«Героизм каждого защитника Сталинграда достоин памяти»

«Героизм каждого защитника Сталинграда достоин памяти»

Гость в студии «Голоса России» - Сергей Александрович Архангелов, генеральный директор Государственного центрального музея современной истории России.

Программу ведет Константин Косачев.

Косачев: Добрый день, утро или вечер, уважаемые слушатели радиостанции "Голос России". С вами, как всегда, я, Константин Косачев, руководитель Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, по международному гуманитарному сотрудничеству и спецпредставитель президента России по связям с государствами-участниками СНГ.

Мы, как всегда, ищем актуальные темы для разговора и компетентных собеседников, которые готовы обсуждать их. На этот раз тема не нуждалась в особых поисках, она на виду, на слуху. Второго февраля мы в России и, я уверен, весь мир, как принято говорить, прогрессивное человечество в незатасканном смысле этого слова, вспоминали и, безусловно, праздновали круглую дату - 70-летие завершения Сталинградской битвы, победы Советского Союза, советского народа в этой битве, самой страшной и самой важной битве Великой Отечественной и, разумеется, всей Второй мировой войны.

Тема, безусловно, актуальная и с точки зрения нашей отечественной истории, с точки зрения мировой истории. Но сейчас она получила и неожиданное измерение, и неожиданный резонанс в силу развернувшихся дискуссий о том, как именовать, может быть, не столько битву, сколько город, где она происходила, не стоит ли вернуть Волгограду его историческое имя - Сталинград. Хотя мы знаем, что историческим именем для этого города является Царицын.

Тем не менее, идут споры вокруг названия "Сталинград" и, разумеется, не столько по поводу названия города, сколько в отношении человека, который дал городу это имя, - генсека, генералиссимуса Сталина. Отношение к тому будет или не будет в будущем использоваться это историческое название, во многом содержит в себе ответы на вопрос: а как мы относимся к деятельности этого человека и его роли в нашей отечественной истории?

Мы, разумеется, будем говорить и о современных аспектах этой дискуссии, но я бы, безусловно, прежде всего хотел бы обратиться к истории, к этой страшной, но, безусловно, героической истории. Мой компетентный собеседник в студии - Сергей Александрович Архангелов, генеральный директор Государственного центрального музея современной истории России.

Сергей Александрович, добрый день! Спасибо, что вы с нами и с нашими слушателями в этой студии.

Архангелов: Добрый день!

Косачев: А выбор на Государственный центральный музей современной истории России (в прошлом, может быть, кому-то более известный как Музей Революции советских времен) пал по совершенно очевидной причине. На днях, 31 января - поправьте меня, если я ошибаюсь - в музее открылась выставка "Сталинград сражается", которая дополнила постоянную экспозицию музея, где военный раздел, посвященный Великой Отечественной войне, занимает свое достойное место, безусловно.

Но сейчас в контексте празднования этой юбилейной даты потребовалась и отдельная выставка. Я знаю, что ее открытие вызвало широкий общественный резонанс. Поэтому, Сергей Александрович, первый вопрос по поводу этой выставки. Что она из себя представляет? Почему в Музее современной истории России, хотя есть много других, не менее славных и важных музеев, потребовалось развернуть такую экспозицию - "Сталинград сражается"?

Архангелов: Спасибо. Во-первых, я хочу поблагодарить вас, Константин Иосифович, за приглашение на столь высокую аудиторию, которая охватывает многие страны и миллионы своих слушателей и зрителей. Тем более ответственны будут мои ответы на ваши вопросы.

Но я хочу еще сказать, что среди прочих тем, которые поднимает Государственный центральный музей современной истории России, как вы правильно отметили, бывший Музей Революции, а если уж говорить о еще более раннем периоде, это Московский Английский клуб, историческое место. Понимание необходимости раскрытия фактов, исторических событий, которые отражены в нашем музее, в его собрании, а в нашем собрании находится более 1 миллиона 300 тысяч единиц хранения и около миллиона книг. Экспонаты выставки "Сталинград сражается" - несомненно, более углубленный и более внимательный подход к раскрытию темы Великой Отечественной войны.

Вы правильно отметили, да, действительно у нас эта тема представлена как исторический, хронологический ряд в нашей экспозиции. Но отмечаемый юбилей поставил перед нами задачу показать это сражение с человеческой точки зрения, с точки зрения того, как человек смог в этих удивительно жестких, удивительно страшных условиях не только сдержать натиск, но и преодолеть его и победить.

Всемирное историческое значение этой битвы сегодня у многих на слуху. Но как семнадцатилетний мальчик Саша Поляков, будучи сталинградцем, ходил в разведку до тех пор, пока его не поймали фашисты? Какие сведения он доставал? Во что был одет знаменитый генерал Ватутин? Какова была система доставки разведывательных данных? Каковы были учетные документы, фотографии? Некие артефакты и подлинные документы - все они, я хочу отметить, собраны или сконцентрированы в нашем музее, это наши фонды - позволили нам сделать некую выставку через человека того времени, через военачальника того времени, через их подлинные предметы, письма, фотографии.

Также у нас представлено огромнейшее полотно во всю стену будущего эскиза панорамы Сталинградской битвы, которая была выполнена рядом художников студии Грекова в 50-х годах. Этот сгусток, я бы сказал, человеческих факторов, человеческих памятников позволил, мне кажется, сделать очень интересную выставку, которая расскажет не о неких официальных достижениях этой битвы, ее значении, а именно через всем доступные человеческие понятия раскроет значение этой битвы для советского народа, международное значение этой битвы.

Косачев: Сергей Александрович, я был приглашен на открытие этой экспозиции, видел ее. Спасибо вам большое. Меня по-хорошему тронуло то, что это не только взгляд с нашей, на тот момент советской, стороны. Там очень много и рассказов о том, как это выглядело с той, с противоположной стороны, и с точки зрения организации боевых действий, и с точки зрения агитации и пропаганды, и с точки зрения переживаний простых людей, которые были брошены в этот "котел". Это, на мой взгляд, очень правильный подход.

Чем больше проходит времени, тем больше, на мой взгляд, мы должны говорить уже не о геополитике, не о том, как сошлись нации и государства, а о том, что переживали простые люди, как они проходили через эти испытания. Только на этом, на мой взгляд, можно воспитать нынешнее поколение в неприятии нацизма, в неприятии войны, в понимании того, что для того, чтобы не происходили эти чудовищные трагедии, нужно очень много работать.

Вы, наверное, принимали личное участие в подготовке этой экспозиции. Для вас были какие-то совершенно новые факты или какие-то новые предметы, которые вас по-особому тронули, вам открыли по-новому глаза на эту историю? Можете назвать что-то, что для вас оказалось неожиданным, несмотря на весь ваш музейный опыт, и не только музейный?

Архангелов: Действительно, вы правильно подметили героику каждого человека. Отображение этой героики, поступков в этой выставке занимает центральное место. В качестве иллюстрации хочу рассказать одну историю, случившуюся, когда я уже работал директором музея.

Вдруг мы получили письмо из Франции, мол, мы увидели на вашем сайте удивительное знамя, принадлежавшее моему отцу, который в 1947 году в день 70-летия вождя всех народов ему передал, направил как подарок... А на знамени написано: "2-й батальон. Сталинград". И подпись: "Маки".

Косачев: На французском?

Архангелов: На французском, конечно. Это французское знамя с французским жирондистским колпаком, но на нем написано: "Сталинград". Естественно, что такой подарок для Сталина тоже имел какое-то значение. В далеком французском нормандском городе Шатолене бойцы Сопротивления назвали свой батальон "Сталинград".

Год тому назад мы встречались с сыном и сестрой командира этого батальона, которые тоже привезли свои фотографии о маки, исторические фотографии, очень интересные предметы, личные вещи бойцов Сопротивления. Видите, как перекликается время. Сейчас мы поддерживаем с ними очень хорошие отношения.

Более того, по их словам, они намерены создать свой музей, посвященный Сопротивлению, и просили нас быть методологическими помощниками для них. Ради справки я хочу сказать, что наш музей является методологическим центром для музеев исторического профиля Министерства культуры Российской Федерации.

Косачев: Сергей Александрович, для многих стран, во всяком случае для ряда стран, история оказывается очень лакомым предметом для того, чтобы формировать современную политику. Как ее подашь, так, в общем-то, и будешь выглядеть в современном мире. В силу этого многие проекты, связанные с исследованием истории, разумеется, музейная работа, архивная работа финансируются, исходя из неких политических, я бы даже не побоялся этого слова, идеологических соображений.

Скажите, пожалуйста, в вашей работе, в данном случае связанной с подготовкой экспозиции "Сталинград сражается", может быть, в каком-то более широком контексте есть некий государственный заказ, скажем так? Приходят вам некие инструкции из некоей инстанции, что надо сделать выставку на такую-то тему, а разворот этой выставки должен быть в таком-то направлении для того, чтобы обосновать такую-то версию либо дать отпор супостатам, которые обосновывают свою версию истории? Насколько вы свободны в формировании вашей экспозиции, будь она временной либо постоянной?

Архангелов: Константин Иосифович, я понимаю, если бы этот вопрос был задан некоторое время тому назад, когда все было...

Косачев: Мы знаем, что из себя представлял Музей Революции. Я бы тогда этот вопрос не задавал.

Архангелов: Полностью ангажированный политический музей.

Косачев: Конечно, самый идеологический музей всего Советского Союза.

Архангелов: Более того, я хочу сказать, что многие предметы в те времена были изъяты из фондов нашего музея как непрофильные.

Косачев: Потому что они не укладывались в канву.

Архангелов: Да. Допустим, письма декабристов. Сотни писем мы передали в Государственный исторический музей в 40-х годах. Это история. Что касается текущего дня, конечно, никакого политического нажима или просьб. Музей сам определяет свою политику как внутримузейную, так и внешнюю, выставочную политику.

Здесь я хочу сказать, что мы сами более требовательны к себе, чем, допустим, наш учредитель, Министерство культуры. Поэтому мы сегодня работаем над новой концепцией нашего музея и считаем необходимым, чтобы эта концепция отвечала названию музея современной истории. Мы решили отказаться от экспонатуры XIX века и определиться в направлении XX и XXI веков.

Я хочу сказать, что у нас уже есть свои экспонаты по XXI веку. Вы спрашивали меня о том, как поступали некие экспонаты в наши фонды. Основное поступление - это экспедиции, которые осуществлял наш музей даже в военные годы. Те предметы, которые сейчас на выставке "Сталинград сражается", привезены именно в 1943-1944 годах и последующими экспедициями в 50-х годах.

Косачев: То есть эти предметы собирались сотрудниками музея совершено направленно, для того, чтобы пополнять музейные фонды.

Архангелов: Совершенно верно. Я не устаю повторять о специфике нашего музея, который можно назвать машиной времени. Из одного зала вы хронологически можете попасть в другое время и найти там предметы, которые характеризуют то время, те или иные исторические события, а, кроме того, характеризуют тех или иных политических и государственных деятелей. У нас много артефактов, документов и предметов, которые характеризуют того или иного государственного деятеля.

Косачев: Вы чуть-чуть предварили мой следующий вопрос. Я как раз собирался поинтересоваться, что вы вкладываете в понятие "современная история", формируя свою экспозицию? Я понял, что это не XIX век и не более глубокое прошлое. Это XX век. Наверное, это, скорее всего, послереволюционный период. Тут хронология не с 1900 года?

Архангелов: Почему бы и нет? В принципе, такие политические движения были сформированы как раз на стыке этих столетий. И как раз Русско-японская война показала некий потенциал России в те годы. Поэтому у нас представлены исторические этапы, отвечающие как раз словам "современная история".

Сегодняшняя наша экспозиция доходит до 90-х годов, но мы хотим продолжать ее, мы хотим показать ее в более проблематичном плане. По нашим консультациям, которые мы проводили с нашим ученым советом, обсуждая новую концепцию с различными историками, музейщиками, некоторые из них говорят, что все должно немножко отлежаться, пройти некие временные фильтры или что-то в этом роде. Что же? Конечно, некоторым будет интересно посмотреть сегодняшний день.

Косачев: Сергей Александрович, поддержка таких исторических музеев, как ваш, достаточна? Я имею в виду государственная поддержка с точки зрения проведения научных исследований, с точки зрения поддержания в надлежащем состоянии помещения и, разумеется, фондов. Понятно, что денег никогда не хватает, это можно даже не обсуждать.

Архангелов: Совершено верно.

Косачев: Тем не менее, современное высшее руководство России, руководство Министерства культуры, которому подчиняется ваш музей, ваши партнеры осознают важность истории, важность музейного дела с точки зрения мироощущения российских граждан, с точки зрения воспитания подрастающего поколения? Или по-прежнему приходится, что называется, с пеной у рта что-то доказывать, убеждать и выбивать средства?

Архангелов: Спасибо за вопрос. Дело в том, что музей - это институт, который достаточно уникален с точки зрения культуры, с точки зрения сохранения культурного наследия, с точки зрения воспитания, просвещения. Я считаю, что, то внимание, которое сегодня в КНР уделяется музеям, у них каждый год открываются тысячи музеев...

Косачев: В прямом смысле?

Архангелов: Да. Они тратят громаднейшие деньги на оборудование, на интерактивное оборудование, на строительство новых помещений. В 2009 году была всемирная конференция ICOM (International Council of Museums). ICOM - это международное сообщество музейщиков всего мира. Президент российского ICOM - Владимир Ильич Толстой, а я являюсь вице-президентом. Поэтому международный масштаб внимания к музеям сегодня находится на новом витке.

Но тут есть один момент, который я бы больше отнес к задачам нашего музея, чем к вниманию Министерства культуры. Мы должны чем-то заинтересовать своего учредителя - каким-то новым взглядом на сегодняшнюю историю, новым взглядом на экспозицию. Я уже говорил о том, что мы готовим новую концепцию музея с некоей переориентацией, адекватностью словам "современная история". Ведь те предметы, которые хранятся в нашем музее, как я говорил, это предметы овеществленной истории. Каждая из них может рассказать нечто такое, что не отыщешь ни в одной книге.

Если вы помните, в свое время была полемика: исчезнет ли кино, если будет телевидение? Исчезнет ли театр, если будет Интернет? Но все равно люди ходят в театр, интересуются киноискусством, потому что это живое искусство. Точно так же и музей: он никогда не умрет по своей главной сути - собирательской и популяризаторской. Потому что нигде вы не увидите "живой" предмет, из которого стреляли в царя, или дневник цареубийцы...

Косачев: Этот пистолет в ваших фондах?

Архангелов: Да. И многие другие предметы, например, сковородка, которую таскал Никита Сергеевич Хрущев в свои поездки. Это всего лишь сковородка, а он почему-то возил ее с собой. Или шинель Гагарина со звездочками старшего лейтенанта (до его полета в космос).

И многие другие предметы, включая разбитую дверь Белого дома, или собранные нашими сотрудниками консервные банки, в которых подогревали консервы защитники Белого дома, или повязки, противогазы, которые раздавались там в это время. Все это овеществленная история. Об этом можно и нужно поговорить. На этих предметах можно выстраивать целые лекции, уроки просветительства, патриотизма.

Косачев: К вашей оценке того, как меняется отношение в обществе, в руководстве, могу добавить, что я со своей позиции руководителя Россотрудничества ощущаю постоянное увеличение, концентрированное внимание к тому, чтобы делать историческую тему одной из главных в нашей гуманитарно-просветительской работе.

Мероприятия прошлого года, посвященные войне 1812 года, 150 лет российской государственности. В этом году очень много важных событий: 1150 лет Кириллу и Мефодию, создавшим письменность, 400-летие Дому Романовых. Мы сейчас обсуждаем Сталинградскую битву. Будет 50 лет полету Валентины Терешковой в космос. Воссоздано Российское историческое общество. Президент России уделяет этому личное внимание. Кстати, он на днях был в Волгограде, встречался с ветеранами, активом города.

Возвращаясь к работе вашего музея, когда вы формируете те или иные экспозиции, когда вы выбираете для себя те или иные темы, кто для вас главный посетитель, на кого вы ориентируетесь? Это школьники, которые организованно придут со свой учительницей? Это молодежь, которая найдет вас в Интернете и захочет хотя бы глазами пощупать тот или иной предмет? Это пенсионеры, которым интересно вспомнить о своей молодости? Кто ваш главный клиент?

Архангелов: Во-первых, у нас есть соответствующая служба, которая проводит некие социологические исследования, анкетирование наших посетителей. Согласно этим исследованиям, это школьники в основном от 12 до 17 лет, это студенты первых трех курсов, которые вводятся в какой-то исторический экскурс. Конечно, это люди гуманитарных профессий. Мы ориентированы именно на эту аудиторию.

Более того, в наших филиалах - а их пять - это музей-квартира Кржижановского, это и подпольная типография с действующим станком, который печатал "Искру", это и музей-галерея Евтушенко в Переделкино. Именно нашему музею поэт передал свое собрание фотографий и живописных полотен, графики.

Косачев: Это и Катынь, насколько я осведомлен.

Архангелов: Нам недавно по решению Министерства культуры передали два мемориальных комплекса: Катынь в Смоленской области и Медное в Тверской области, печально известное как место расстрела польских офицеров (были расстреляны десятки тысяч).

Но когда по решению правительства начали проводить эксгумацию, исследования, то обнаружилось, что среди польских офицеров есть захоронения гораздо более ранние, чем те, которым посвящены эти мемориальные комплексы. Там в несколько раз больше захоронено наших соотечественников. Работа по мемориализации этих мест - наша очень важная задача.

Кроме того, с польской стороной буквально в 2012 году с Институтом национальной памяти Польши был подписан специальный договор о сотрудничестве. Если вы знаете, это организация с достаточно высокими политическими решениями, поэтому это подписание было в Варшаве достаточно ярко обставлено.

Состоялась большая пресс-конференция после этого и наметились пути некоего сближения. Министр культуры Польши, который был в Катыни некоторое время тому назад, оставил свои впечатления в книге записей. Он сказал, что эта земля похоронила два народа, и наша задача - сделать так, чтобы память о них не стерлась.

Косачев: В завершении еще один вопрос, я с него начал программу, - дискуссии по поводу Волгограда-Сталинграда - не как к директору музея, а как к гражданину Российской Федерации. Конечно, у каждого своя точка зрения, и каждое мнение имеет право на существование. Как бы вы поступили в этой ситуации, если бы это зависело от вас?

Архангелов: Это сложный вопрос как с гражданской точки зрения, так и с исторической точки зрения. Мне кажется, что только лишь некий референдум по этому вопросу может подсказать точность выбора.

Косачев: Всероссийский или достаточно жителей современного Волгограда?

Архангелов: Я думаю, это всероссийский масштаб.

Косачев: Я с вами согласен. Спасибо. Я хотел бы еще раз представить своего собеседника - Сергей Александрович Архангелов, генеральный директор Государственного центрального музея современной истории России. Мы говорили об экспозиции, посвященной 70-летию Сталинградской битвы, современной отечественной истории и ее влиянии на умы тех, кто сегодня ее оценивает или только приступает к ее оценке.

Как всегда, с вами в этой студии был я, руководитель Россотрудничества, спецпредставитель президента по связям с государствами-участниками СНГ Константин Косачев. Смотрите нас, слушайте нас, спорьте с нами. Но самое главное - будьте с нами. До новых встреч в эфире!

«Голос России»

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Константин Косачев:
Быть на правильной стороне истории
От марта 1999 года до марта 2014 года история проделала удивительный путь - от беззакония и агрессии в Югославии к свободе и праву на самоопределение в Крыму
20.03.2019
«Западу придется считаться с интересами России»
Константин Косачев о международных вопросах на «Прямой линии с Владимиром Путиным»
08.06.2018
Все статьи автора