Девочка из детского дома

Мне предстояло двое суток провести в поезде. «На верхнюю полку, ни с кем не общаться: спать, читать, смотреть в окно»,- дала сама себе установку. Надо же когда-то отдыхать от привычки все подмечать, вести разговоры, записывать истории.

Купе плацкартного вагона было полупустым, я и супружеская пара - Ирина и Анд­рей - занимали три места из шести. Мои попутчики частенько усаживались друг против друга у столика на боковых местах, и моя мечта отдыхать под стук колес начала реально воплощаться в жизнь.

- Андрей, ну не ешь этот блинчик, оставь мне, я позже съем,- просила Ира мужа.

- Пропадет ведь, потом свежий купим,- спокойно говорил Андрей, но Ира не соглашалась. На каждой остановке супруги выходили на перрон, вели себя как молодожены - обнимались, держались за руки, смотрели друг на друга влюбленными глазами. Однако немалый супружеский стаж подтверждал факт наличия в семье взрослой дочери, которой родители часто звонили. На каждой станции чета покупала что-то вкусненькое, и каждый раз, когда садились за стол, Ирина просила мужа оставить ей что-нибудь про запас.

По внешнему виду Ирочка напоминала девочку-подростка: худенькая блондинка, немного угловатая. Смотрела на нее и не могла понять: чем она так привлекательна? «Ты решила отдыхать, вот и отдыхай, а не отгадывай секреты чужого обаяния!» - напомнила себе свою установку, но мозг все равно выдал ответ: Ира отличалась природной естественностью. Редко кому удается, став взрослым, сохранить качества ребенка: искренность, доверчивость, простоту.

- Ира, ты как будто пережила блокаду Ленинграда,- пошутила, когда она очередной раз умоляла Андрея оставить ей еду.

- Много лет вообще не могла есть, болезнь какая-то была у меня. Я в детском доме воспитывалась,- просто, без тени смущения сказала Ира.- Все уже думали, что я не выживу...

С этого момента я забыла о своем намерении ни с кем не общаться. Увидев во мне внимательного слушателя, Ира рассказывала то один, то другой эпизод из своей жизни.

Чужие взрослые

- Воспитательница была строгой. У меня, у маленькой, постоянно внутри все от страха дрожало. От внутренних спазмов, наверное, я ничего не хотела есть. Иногда я думала, что второе - картошку с котлетой - поела бы, но воспитательница говорила: «Раз суп не ест, не давайте ей второе, не будет капризы разводить!». Потом, когда поняли, что я вообще ничего не ем, мне предлагали любую еду на выбор, но я не могла ничего проглотить. Стала как заморыш, в девять лет выглядела пятилетним ребенком.

На педсовете решили, что детский дом мне не подходит, я должна воспитываться в семье, и разыскали мою бабушку, надеясь, что из жалости она меня к себе заберет. Бабушка приехала с дочерью, с сестрой моей матери. Глянули на меня и бросили презрительно: «Отцовское отродье». На отца, выходит, похожа я. Взять меня отказались. Как мне было больно... Отец сидел в тюрьме, матери я тоже была не нужна.

Однажды нянечка в раздражении крикнула мне: «Мать твоя - тварь (выражение было употреблено более жесткое и вульгарное.- Авт.) подзаборная!». Не знаю, что со мной случилось, бросилась на нее с яростью, вцепилась так, что порвала на ней кофточку. Что после этого началось... Меня вызывали на разные комиссии, стыдили, воспитывали. Вдруг на одном заседании женщина с добрым лицом спросила директора: «Что, ни с того ни с сего ребенок бросился драться со взрослым человеком?». После этого комиссия разобралась в причинах конфликта, нянечку уволили.

На новом месте

- Нас, пятерых больных детей, которые совсем не росли, решено было отправить в интернат, где проживали дети из обычных семей. Новое место - это обязательно драки. Местные били детдомовских, детдомовские между собой тоже бились не на жизнь, а на смерть. Однажды на перемене в спортзале мальчишки начали меня колотить, но тут появился физрук, пристыдил «героев», выпроводил их, а мне показал несколько сильных приемов защиты. После этого я уже могла постоять за себя.

Страх начал уходить, в какой-то момент показалось - ничего не боюсь, но тут случилось вот что. Привезли нас как-то из интерната в школу раньше обычного. Зима стояла, на улице как следует не рассвело. Не теряя времени даром, пошли с горы кататься. Гора высокая, крутая, но видно было, что внизу собаки бегают. Собак мы не боялись, мальчишки скатились вниз. И тут... Ужас! Звери бросились на детей (это не собаки, а волки оказались), одного мальчика сразу разорвали на части, другие убежали. Крик мы подняли истошный. Мужчина, оказавшийся рядом, разбил витрину оружейного магазина, взял винтовку и убил волков. После этого потрясения я стала заикаться.

Поиск родных людей

- Накануне выпуска из детского дома мы с друзьями договорились, что поможем друг другу отыскать родителей. Троим из пятерых - нашли. Осталось найти моих и еще одной девочки. И я сказала: «Не хочу искать ни своих, ни чужих». Мы ведь такие надежды лелеяли, столько сил тратили... А все было так банально: пьющие родители (или родственники) хотели от нас одного - выпивки. Иллюзии, что близкие люди полюбят нас, станут поддержкой и опорой в жизни, развеялись.

Но в моей жизни вскоре после выпуска появился брат. С Игорем мы познакомились случайно. Мы с подругой голосовали на дороге, добирались на танцы из поселка в город. Остановились мотоциклисты. «Не боитесь?» - спросили парни. «Чего нам бояться?» - с вызовом ответили и помчались с ними в город. Сейчас понимаю, что вели себя, как вороны непуганые, слава Богу, парни оказались хорошими. А Игорь объяснил мне на танцах, какая опасность может поджидать девушку, голосующую на дороге. Узнав, что я сирота, взялся опекать меня, защищать. Ему, как и мне, было одиноко в мире, хотя он рос в обеспеченной семье. Когда первый раз парень пригласил меня в гости, я была потрясена увиденным: не предполагала, что люди могут так богато жить. В советские годы достаток не афишировали. Мама Игоря работала в сфере торгового руководства, в семье было несколько машин, несколько мотоциклов. Одежды у Игоря было столько, сколько нормальному человеку без надобности. Мама его была в шоке, когда я оказалась в их доме. «Где ты ее взял?» - спросила брезгливо. Отношения у нас были чистыми, парень видел во мне сестру (он был единственным ребенком в семье) и попросил меня не обращать внимания на обидные слова матери. Отец, бабушка с дедушкой были замечательными. Они меня тепло встречали, всегда приглашали за стол. Мать со мной вместе за стол не садилась.

Дружба наша с Игорем продолжалась недолго: окончив учебу в училище, я уехала в другой город.

Своя семья

- С Андреем отношения непросто строились. У меня же детдомовские замашки остались: чуть что не так - тарелкой могла в него запустить. На дочь тоже кричу, а потом плачу: ну почему я срываюсь? почему нормально общаться не могу? Раскаиваюсь... Хотела, чтобы детей в семье было много, но врачи заставили прервать вторую беременность - почки больные. Должны были родиться двойняшки. Не знаю, правильно ли сделала, послушав врачей. Тогда не думала, что совершаю грех.

С мужем расходились, пять лет жили врозь, а потом помирились.

В церковь часто тянет. Зайду, постою перед иконой Божией Матери и ухожу.

* * *

- Какая у тебя судьба тяжелая, Ира,- сказала я, выслушав свою попутчицу.

- У других тяжелее,- тут же парировала она.

И правда. Многое претерпев, она сейчас имеет главное - семью, где царит любовь.

...Идет время, но образ девочки из детского дома, случайно раскрывшийся передо мной в купе плацкартного вагона, стереть из памяти невозможно.

Газета «Православная вера» №2 (478), 2013 г.

Наталья Смородина

http://www.eparhia-saratov.ru/pages/2013-01-31-00-20-05-devochka
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Наталья Смородина:
«Когда говорят мёртвые»
Деян Берич представил свою книгу, посвященную нападению НАТО на Югославию
18.09.2015
«Сдавайте кровь, здесь она очень нужна»
Сербский доброволец в Новороссии Деян Берич призывает россиян помочь ополченцам Донбасса
15.09.2015
Все статьи автора
Последние комментарии
«Стирается грань между Церковью и расколом»
Новый комментарий от Неизвестный
06.12.2019
Заработала авторизация и форум
Новый комментарий от Сант
04.12.2019
Защитим семью вместе!
Новый комментарий от Александр Копейкин
05.12.2019
Асмолов и Реморенко против Министерства просвещения
Новый комментарий от Коротков А. В.
02.12.2019
Модернистские потуги или обыкновенное невежество?
Новый комментарий от Александр Тимофеев
05.12.2019
Лукашенко дезавуирует создание Союзного государства
Новый комментарий от Юрий Светлов
06.12.2019
Георгий Франциск Скорина
Новый комментарий от Здравый
05.12.2019