Белорусский язык рискует превратиться в инструмент идеологической борьбы

post thumbnail

В Белоруссии на волне ожидаемого в ближайшие годы туристического бума, о котором так много и часто говорят местные чиновники, похоже, в очередной раз готова обратить на себя внимание проблема соотношения белорусского и русского языков. И дело здесь не только в том, что в последнее время весьма активизировалась прозападно настроенная часть белорусской интеллигенции, но и в появлении скрытых намеков на возможное постепенное вытеснение русского языка из обихода - вначале на государственном уровне, а затем и на бытовом. Как бы это, на первый взгляд, ни выглядело фантастически, события последнего времени невольно наталкивают на мысль о планомерной и осторожной белорусизации, проводимой местными чиновниками как на региональном, так и на государственном уровне. Примеров подобной политики можно найти предостаточно, и касаются они, как правило, повседневной жизни простых граждан.

Сегодня на белорусском языке, по официальной статистике, в республике говорит около четверти населения (примечательно, что в качестве разговорного белорусский язык использует 41% поляков), при этом признают его своим родным языком более 60% жителей страны. Однако подобная статистика абсолютно не характеризует реальное положение вещей, так как найти белоруса, свободно и постоянно использующего белорусский язык в повседневной жизни, весьма сложно. Как правило, белорусский язык использует небольшая часть националистически настроенной интеллигенции, молодежь, причисляющая себя к оппозиции, а также жители глубинки. При этом необходимо помнить, что язык, на котором говорят в ряде приграничных деревень Белоруссии, мало похож на литературный белорусский и скорее представляет собой смесь русского, белорусского, польского и украинского языков в зависимости от географического расположения. В городах же, особенно крупных, услышать белорусскую речь практически невозможно, что обусловлено рядом факторов как культурно-исторического, так и политического характера.

Однако, несмотря на крайне низкий интерес населения к собственной национальной культуре, в последние годы у руководства страны сложилась четкая установка на повышение статуса и роли белорусского языка в жизни общества. Подобная политика, казалось бы, не должна вызывать негативной реакции и внутри страны, и за ее пределами, так как представляет собой весьма благородное дело. Однако то, какими методами она проводится, заставляет задуматься об адекватности и реальных интересах белорусской номенклатуры.

В качестве иллюстрации можно привести пример, связанный с переводом географических и иных названий на белорусский язык, с дальнейшей ее транслитерацией на латиницу. Так, в Минске, где даже по официальной статистике на белорусском языке говорят лишь 6% жителей (а проживает в столице около 20% всего населения страны), в преддверии хоккейного чемпионата мира 2014 года градоначальники решили европеизировать названия станций метро. Однако то, как была проведена транслитерация названий, вызывает, по крайней мере, недоумение. Например, Грушевка - Hrušaǔka, Площадь Ленина - Plošča Lienina, Парк Челюскинцев - Park Čaliuskincaǔ, Восток - Ushod и т.п.

 

 

Как видно из названий, в данном случае речь идет об их транслитерации напрямую с белорусского языка, причем о необходимости использования в данном случае русского (как вариант) речи даже и не идет. Вследствие этого не знающему принципы перевода человеку крайне проблематично найти ту станцию метро, которая ему нужна. И речь в данном случае идет не только об иностранцах из дальнего зарубежья, но и о россиянах, и даже самих белорусах.

По словам главного инженера Минского метрополитена Георгия Ткача, подобный перевод полностью соответствует протоколу № 9 заседания топонимической комиссии при Совете Министров от 4 октября 2012 года. К тому же «Закон о географических названиях» официально отдает приоритет белорусскому языку, а значит, и белорусской латинице, при помощи которой произведена транслитерация. Более того, большинство чиновников полностью солидарны с мнением националистически настроенной интеллигенции, что проблемы тех граждан, как иностранных, так и самих белорусов, которые не в состоянии прочитать новый перевод названий, связан с их низким уровнем культуры и образования. Вот только объяснить подобное приезжим из Европы еще можно (правда, нужно ли, и как это отразится на имидже страны - неизвестно), но вот что делать с собственными гражданами, которые в 1995 году на референдуме проголосовали за два государственных языка? Последнее остается неясным.

Сегодня им уже фактически напрямую объявили, что они - необразованные дикари, не умеющие правильно читать латиницу, которая активно использовалась лишь в начале 20 века. При этом полностью умалчивается момент о необходимости дублирования белорусских названий русскими (в минском метрополитене такого и в помине нет). Правда, своеобразная реформа подземки оказалась половинчатой: нигде, кроме как на схемах минского метрополитена, названия до сих пор не изменены и не дополнены, что создает дополнительную путаницу.

Сложившаяся сегодня в минском метро ситуация, на первый взгляд, кажется малозначительной и нелепой. Кому-то может показаться, что невозможность прочитать то или иное название и понять, куда необходимо ехать, - это проблема того, кто не выучил белорусский язык и местный способ транслитерации. Однако любая схема, будь то метро или какой-либо иной объект, создается в первую очередь для того, чтобы любому, обратившемуся к ней, была понятна абсолютна вся содержащаяся там информация. В указанном же случае подобное практически невозможно.

Более того, сложившаяся ситуация наталкивает на мысль, что создана она искусственно, чтобы не только потешить самомнение националистически настроенных культурных и общественных деятелей, но и получить возможность «распилить» бюджет города. А тот факт, что русскоязычные туристы и гости столицы, улыбаясь, читают название станции Hrušaǔka как «Хрюшевка», ничего иного, кроме как чувства сожаления и неловкости, не вызывает. К тому же необходимо еще раз напомнить, что в практически стопроцентно русскоговорящем Минске (да и Белоруссии в целом) иностранцу, ищущему станции, например «Октябрьская» или «Восток», придется выучить белорусский язык, так как таких названий ни в схеме метро, ни где-либо еще он найти не сможет. Да и вряд ли кто-то из столичных жителей отправит его на станции «Кастрычнiцкая» или «Усход», так как даже белорусы их, как правило, так не называют.

Проблема надписей в минском метро - это всего лишь один из многочисленных примеров того, как в Белоруссии неумело пытаются использовать национальную риторику и, в первую очередь, тему белорусского языка в погоне за очередными бонусами для политической карьеры. Например, выступая за идею национально-культурного возрождения, белорусские чиновники приняли решение во всех городах республики названия улиц перевести на белорусский язык. Вроде бы абсолютно благородное дело, популяризирующее родной язык среди населения. Однако, как оказалось, в погоне за красивыми словами о необходимости формирования среди белорусов чувства гордости за свои традиционные корни и, соответственно, патриотизма местные чиновники не обратили внимания на интересы и желания самого народа. Сегодня, для того чтобы найти ряд улиц как приезжим, так и самим местным жителям необходимо иметь с собой русско-белорусский словарь, ибо любую карту на белорусском языке в республике, мягко говоря, найти крайне проблематично. Понять, где, например, искать в Минске улицу Обойную, когда на указателе написано Шпалерная, сложно даже для белорусов, не говоря уже об иностранцах. При этом речи о необходимости дополнения подобных указателей названиями на русском, не говоря уже об иных языках, в настоящее время не идет.

 

 

 Более того, националистически настроенная интеллигенция предлагает не останавливаться на достигнутом и продолжить переименования, но уже в соответствии с так называемой тарашкевицей (вариант белорусской языковой нормы, который был предложен Брониславом Тарашкевичем в 1918 году и официально действовал до реформы белорусского правописания 1933 года). Согласно данной норме, в целях освобождения белорусского языка от «русизмов» активизируется заимствование из польского языка, что в условиях современности может внести еще больше путаницы в названия улиц и городов.

Например, предлагается вернуться к устаревшим формам географических названий - Менск, Расея, Летува, Ангельшчына и т.п. При этом апологеты возврата к так называемым традиционным формам «клясычнага правапісу» абсолютно не считаются с объективной реальностью. Более того, называя Германию Няммечынай, местные националисты крайне негативно относятся к российскому варианту названия их страны - Белоруссия, что демонстрирует не столько их стремление к национальному возрождению белорусской культуры, сколько желание противодействовать всему, что так или иначе связано с Россией. Правда, в этом случае никто не задумывается о последствиях такой деятельности, ориентируясь лишь на сиюминутную выгоду и дивиденды, которые предоставляет в борьбе с Русским миром западная цивилизация.

Сегодня ведется много дискуссий о том, почему в республике титульная нация практически не знает белорусский язык. Причины называются разные: здесь и национальный нигилизм, и многовековое отсутствие у белорусов собственного государства, и долгое соседство с Россией, и современная политика государства, которое продолжает спекулировать на вопросах языковых традиций, и отсутствие серьезных исследований в области терминологии, и множество различных вариаций лексики, представители которых крайне непримиримо относятся друг к другу, и много другое. Однако в постоянно ведущейся борьбе двух основных идеологических направлений - прозападного, с одной стороны, и прорусского  -  с другой, проблема белорусского языка все больше превращается в своеобразный инструмент противоборствующих сторон.

При этом интересы простых граждан, к сожалению, практически никем не учитываются, что, в свою очередь, и формирует у белорусов чувство недоверия ко всему, что так или иначе связано с национальной культурой. Отсутствие же как у государства, так и у его оппонентов четкой стратегии дальнейшего развития порождает в обществе чувство отчуждения и собственной ненужности, что способствует торможению процесса национального строительства.

Усиление подобных тенденций в будущем может привести к тому, что Белоруссия потеряет свою духовно-историческую связь с Русским миром и, будучи абсолютно не нужной западной цивилизации, затеряется среди множества культур и государств, оставшихся лишь в учебниках по истории. Поэтому сегодня и перед руководством, и перед простыми жителями республики стоит один немаловажный вопрос - поддаться ли новомодным веяниям Запада или все же, наконец, остановиться и осознать себя частью культурно-исторического наследия восточнославянской цивилизации?

________________

Фото - http://telegraf.by/2012/01/minskie-vlasti-vnov-otkazalis-pereimenovat-stanciyu-metro-ploschad-lenina

http://rusedin.ru/2013/01/14/belorusskij-yazyk-riskuet-prevratitsya-v-instrument-ideologicheskoj-borby/

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий