Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Звезда первой величины

Людмила  Обуховская, Фонд "Русское единство"

14.08.2012

post thumbnail

Так назвал величайшего мариниста, маэстро моря, тончайшего мастера пейзажа Ивана Айвазовского его современник выдающийся русский художник Иван Крамской: «Айвазовский, кто бы и что бы ни говорил, есть звезда первой величины... и не только у нас, а и в истории искусства вообще». 29 июля мировая общественность отметила 195-летие со дня рождения Ивана Константиновича.

Талант, прославивший отчизну

Это имя нынче столь известно, что вряд ли стоит вновь и вновь перечислять достоинства художника или возвращаться к фактам его давно известной биографии. Трудно найти человека, который не назовёт хотя бы две-три работы мариниста, скажем, «Девятый вал», «Буря на море».

Став популярным в ранней молодости, обласканный критикой и властями, приобретя мировую славу, он возвращается в родную Феодосию, к милому сердцу морю, главному вдохновителю его творчества. Поселившись в построенном по собственному проекту недалеко от моря доме, он открывает в нём «Общие художественные мастерские» - своего рода филиал академии искусств. Их окончили ставшие потом известными художниками Л. Лагорио, М. Латри, К. Богаевский. А еще этот дом стал настоящим культурным центром, в котором собирались писатели, художники, композиторы, актёры и просто любители искусства и общения.Добрый гений

Душой города, добрым его гением нарекли феодосийцы Айвазовского за его дела, направленные на процветание города. Они знали, что по завещанию художника его галерея перейдёт в собственность города, что и произошло в 1900 году. А в мае 1887 года на заседании городской думы Иван Константинович объявил о том, что дарит Феодосии навечно 50 тысяч вёдер (600 м³) воды в сутки из источника Субашского имения. И в Феодосии появился водопровод.

Как пишет в своих мемуарах, хранящихся в фондах Феодосийской картинной галереи, Юрий Андреевич Галабутский (1863-1928), друживший с художником, в Феодосии Айвазовский был «царь и Бог», без ведома которого ничего в городе не предпринималось.

В отличие от других воспоминаний, в которых, как правило, основное внимание уделяется оценке творчества художника, очерк Галабутского - свидетельство о благородном человеке, благодаря которому провинциальная Феодосия на глазах преображалась. Мемуарист пишет: «В его гостиной слагалось общественное мнение, а в его кабинете подвергались предварительному обсуждению все более или менее важные городские дела. Да и по частным делам, в особенности таким, о которых надо «похлопотать» в Петербурге, шли к нему, в уверенности, что если И. К-ч отнесётся к просьбе благосклонно, то дело в шляпе. Когда Айвазовский проходил по улицам своею медленной, но бодрой походкой, всякий обыватель почтительно снимал шапку и низенько раскланивался. Нельзя сказать, чтобы это почтение воздавалось Айвазовскому как великому художнику, ибо феодосийцы отнюдь не были особыми ценителями и почитателями искусства, тут едва ли ни главную роль играл обстоятельство, что Айвазовский был тайный советник, сановник и влиятельный человек».

Об Айвазовском написано много. Но особенно ценны появившиеся в последнее время исследования и мемуары. Среди них вышедшие в феодосийском издательском доме «Коктебель» записки Николая Лендера, печатавшегося под псевдонимом Путник. Они не переиздавались с 1904 года.

Николай Николаевич свидетельствует: «Два имени «Айвазовский» и «Феодосия» давно стали родственными. Айвазовским при жизни много было сделано для его родного города. Можно сказать без преувеличения, вся судьба Феодосии многие годы неразрывно была связана с деятельностью Айвазовского, который всего себя посвятил заботам о благе и преуспеянии этого маленького, пыльного, но близкого его сердцу городка».

Многие мемуаристы свидетельствуют, что именно благодаря Айвазовскому были построены железная дорога Джанкой-Феодосия, торговый порт, публичная библиотека, часовня в честь героя Кавказской войны генерала П. Котляревского. Он открыл армянскую школу и типографию, построил новый и отремонтировал старый армянский храм, был попечителем двух городских гимназий.

Айвазовский известный и неизвестный

Таким предстаёт художник в книге «Жизнь великого мариниста», написанной армянским искусствоведом Манасом Саргсяном. Её перевод вышел в «Издательском доме Коктебель». Известный искусствовед, специалист по творчеству Айвазовского в этом труде приводит много интересных фактов из личной жизни художника. Например, о том, как Иван Константинович дал свою фамилию сыну старшей дочери Елены - Александру. Это было сделано с разрешения императора Николая II по просьбе мариниста, желавшего сохранить родовую фамилию. Известно, что у Ивана Айвазовского от первой жены Юлии Гревс было четыре дочери.

Выйдя замуж, все они взяли фамилии мужей, и Иван Константинович переживал, что фамилия не сохранится. Император удовлетворил просьбу художника, и к Александру перешли, как просил знаменитый дед, фамилия, герб и «достоинства дворянского рода».

Память о предке внук бережно хранил всю жизнь, собирал семейный архив. Александр написал мемуары, которые на английский перевёл его племянник Генри Сенфорд, семь лет назад посетивший Крым, чтобы пополнить семейный архив новыми сведениями. Через все воспоминания проходит словесный портрет знаменитого предка. При этом Александр Айвазовский говорил, что «этот «осколок прошлого» - так внук называл деда - был «непокорный, властный, независимый он, при умелом обращении с ним, мог быть очень и очень послушным». К этому портрету можно добавить, что Айвазовский, как пишет Александр, «любивший, чтобы в часы веселья все были довольны и веселились, не стесняясь его, в обычное время был строг и требователен».

Внук отмечал: «Дедушка смотрел на Феодосию, как на свой собственный город» и при этом «относился к городу так же строго, как и ко всему у себя дома».

Каждый штрих о великом человеке, безусловно, важен в понимании сущности человека, отмеченного «лица не общим выраженьем».

Первый почётный гражданин Феодосии

За многочисленные добрые дела, которые Айвазовский сделал для родного города, признательные феодосийцы избрали его первым почётным гражданином. А на улице Итальянской (теперь улица Горького) построили оригинальный фонтан-памятник, украшенный увенчанной лаврами палитрой с надписью: «Доброму гению».

Во время Великой Отечественной войны памятник пропал. В 2004 году его восстановил по старым открыткам феодосийский скульптор Валерий Замеховский, и памятник вновь стал украшением и визитной карточкой города. От прежнего он отличается колоннадой и надписью: «Великому Айвазовскому и ученикам его - благодарная Феодосия». Летом он радует красотой и прохладой, которую дарят водные струи.

А вот фонтан, построенный на средства Ивана Константиновича по его проекту в 1888 году и названный по повелению императора Александра III именем художника-благотворителя, представляет теперь лишь историческую ценность. К нему поступала вода по 26-километровому трубопроводу, который был построен от имения Айвазовского. Из висевшей возле фонтанного крана серебряной кружки каждый горожанин и приезжий мог бесплатно утолить жажду водой, которая была в Феодосии на весь золота. Войны пощадили его, он является одним из немногих фонтанов, сохранившихся до наших дней. Вот только вода в него больше не поступает - трубопровод нарушен при строительстве очередной элитной многоэтажки неподалеку от фонтана. Нет управы на нуворишей.

«Родившись смертным, оставил по себе бессмертную память»

Эти слова начертаны на мраморном памятнике на могиле непревзойдённого мариниста. Восьмидесятидвухлетний художник умер 2 мая 1900 года в милой его сердцу Феодосии. Перед самой смертью Айвазовский написал картину, которая называется «Морской залив», а в последний день жизни приступил к новому полотну - «Взрыв турецкого корабля». Закончить работу он намеревался утром. Но ночью сердце спящего художника остановилось. Похоронили его рядом со средневековой армянской церковью Святого Саркиса. В 1903 году вдова художника Анна Саркизова (по некоторым источникам Саркисова) установила мраморное надгробие в форме саркофага из цельного блока белого мрамора, авторство которого принадлежит итальянскому скульптору Л. Биоджоли.

Вряд ли в семье многодетного базарного старосты могли предположить, что из черноглазого курчавого Оника (так звали в детстве Ивана Айвазовского) вырастет мировое светило, род которого будет им прославлен на века. Имя Айвазовского, увенчанное громкой неувядающей славой, занимает одно из первых мест в ряду известнейших художников. Его портрет украшает галерею дворца Питти во Флоренции, где собраны портреты всех знаменитых художников, начиная с великих мастеров Возрождения. До Айвазовского из русских художников такой чести удостоился лишь Орест Кипренский.

____________

Фото - gallery.crimea.ua и автора

http://rusedin.ru/2012/08/11/zvezda-pervoj-velichiny/



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме