Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Матрона Московская

Алексей  КарповА.  Юрьев, Слово

11.07.2011

Век атеизма и всеобщего безверия, наступивший после 1917 года, явил миру новых подвижников Православия, людей, само существование которых доказывало силу веры и Божьей молитвы.

Святая Матрона (Матрона Дмитриевна Никонова) родилась в Тульской земле, в селе Себино, что в 22 километрах от города Епифани (ныне Кимовский район Тульской области), в восточной части знаменитого Куликова поля, столь славного в истории России. Родилась она в бедной крестьянской семье, у благочестивых родителей, Дмитрия и Натальи, и была их младшим, четвертым ребенком. Точный год ее рождения неизвестен: в одних источниках называется 1881 год, в других - 1885-й. Было это в ноябре; при крещении девочке дали имя в честь преподобной Матроны Константинопольской, память которой празднуется 9 (по новому стилю 22) ноября.

Матрона родилась полностью незрячей, без глаз; веки ее были плотно сомкнуты. Однако уже в детстве односельчане стали замечать, что девочка обладает внутренним, сокровенным зрением и способна прозревать то, что другим недоступно. Этот дар, как и дар исцеления, проявился у нее очень рано - с семи или восьми лет. Она читала над болящим молитву - и тот исцелялся; предсказывала, что случится вскоре, - и предсказанное ею исполнялось; давала страждущему совет, как поступить в той или иной ситуации, - и совет этот оказывался верным. Люди стали приходить к ней, приносить с благодарностью кто хлеб, кто какую-нибудь другую снедь, - и так бедная девочка сделалась не обузой, но кормилицей для своей семьи.

Как подчеркивается в Житии блаженной Матроны, все это не имело ничего общего со знахарством или, тем более, с ведовством и так называемой экстрасенсорикой. Напротив, Матрона всю жизнь боролась с колдунами и знахарями. Горячая и неустанная молитва к Богу - единственный источник ее благодеяний людям. Она, пока могла, проводила все свое время в церкви, непрестанно пребывала в молитве, окружала себя иконами и - незрячая и не получившая никакого образования! - понимала смысл и знала содержание всех икон как у себя дома, так и в храме. «Что, Матронушка - Бог, что ли? Бог помогает» - так позднее говорила она тем, кто приходил к ней. От исцеляемых Матрона требовала веры к Богу, а иной раз условием исцеления ставила обязательное еженедельное посещение храма, исповедь священнику, принятие святого причастия или вступление в церковный брак для супругов, состоявших в одном только гражданском браке. Об особой избранности девочки свидетельствовал и внешний знак: на груди у нее имелась выпуклость в форме креста, как бы нерукотворный нательный крестик. Рассказывают, что однажды мать стала укорять дочку: «Зачем ты с себя крестик снимаешь?» - «Мамочка, у меня свой крестик на груди», - отвечала девочка.

В годы юности Матрона часто выезжала из села. Ее возили по другим селам, а дочь жившего по соседству помещика, Лидия Янькова, брала ее с собой в паломничества по святым местам России: в Троицу к преподобному Сергию, в Киево-Печерскую лавру, в Петербург. Во время одной из таких поездок, в Кронштадте, произошла знаменательная встреча юной Матроны с отцом Иоанном Кронштадтским - великим пастырем России. Об этой встрече сохранилось предание, вошедшее в Житие святой Матроны. Матроне было тогда лет четырнадцать. Во время службы она, как обычно, стояла при входе в храм. И вот когда служба закончилась и отец Иоанн стал выходить из собора, он заметил девочку: «Расступитесь! Дайте проход!» А затем обратился к ней: «Матронушка, иди, иди ко мне». И будто бы добавил: «Вот идёт моя смена, восьмой столп России!» И действительно, святую Матрону можно назвать преемницей святого Иоанна Кронштадтского: живя в миру, в среде простого народа, она поддерживала неугасимую свечу народной веры в тяжкие годы жестокого подавления всякой веры, всякой религиозности.

Известно, что по ее просьбе для себинской церкви Успения Пресвятой Богородицы была написана икона Божьей Матери «Взыскание погибших», ставшая чтимой местной святыней (в настоящее время икона находится в Успенском монастыре города Новомосковск Тульской области, в церкви Покрова Пресвятой Богородицы). Еще один такой же образ Матрона заказала для себя у местного художника. Деньги на икону собирали всем миром: кто давал деньги, кто продукты - яйца, масло, хлеб. Рассказывают, что один крестьянин дал нехотя рубль, а брат его - для смеха копеечку. Когда деньги принесли Матроне, она, перебрав их, нашла эти рубль и копейку и велела вернуть обратно: «Мама, отдай им, они мне все деньги портят». Впоследствии Матрона не расставалась с этой иконой (в настоящее время она хранится рядом с ее святыми мощами в московском Покровском монастыре).

На семнадцатом году жизни Матрона потеряла способность ходить. С тех пор и до самой смерти она оставалась «сидячей». Это тяжелейшее испытание для человека. Но Матрона безропотно несла свой крест, не жалуясь ни на что и всё так же беззаветно помогая людям.

Предсказания ее касались самых обычных, житейских дел. Но иной раз она говорила пророчески и о судьбе России. Известен рассказ о том, как Матрона предсказала судьбу царя. Она попросила у матери куриное перо, ободрала его и показала матери: «Мама, видишь это перышко? Вот так обдерут нашего царя-батюшку!» А когда мать испугалась и не велела дочери говорить таких слов, добавила: «Не бойся, мама, его уже ободрали». И еще она предсказала революцию: «как будут грабить, разорять храмы и всех подряд гнать». Образно показывала, как будут делить землю: «лягут, руки протянут вперед, лишь бы захватить себе лишнее, а потом все бросят землю, побегут кто куда; земля никому не нужна будет». Предсказала она и великие бедствия Русской церкви, крушение идеалов веры, нравственности - и то, что уже, к несчастью, исполнилось в нашей истории, и то, чему еще, возможно предстоит случиться. «Начнутся смуты... распри...» - говорила она незадолго до смерти. И добавляла: «Как мне вас всех жаль... Доживете до последних времен. Жизнь будет все хуже и хуже. Тяжкая. Придет время, когда перед вами положат крест и хлеб и скажут: "Выбирайте!"...»

В 1925 году Матрона покинула деревню и переселилась в Москву. Этот переезд был вынужденным: ее братья Иван и Петр стали местными активистами, вступили в партию и с крайней враждебностью относились и к сестре, и к тем людям, которые по-прежнему приходили к ней за советом. В Москве Матрона прожила почти тридцать лет, до самой смерти, и очень полюбила этот город. В течение всех этих лет она не имела своего угла, жила там, где ей давали приют: то у родственников, то у односельчан, то у совсем чужих людей. С нею вместе переезжали с места на место женщины, которые ухаживали за ней, - «хожалки». Менять адреса приходилось часто, так как, опасаясь властей, Матрону почти никогда не прописывали, а долго жить без прописки было нельзя. Она жила то на Ульяновской (Николоямской) улице; то на Пятницкой возле Павелецкого вокзала, у церкви, в домике трамвайной линии; то в Вишняковском переулке, недалеко от храма Николы в Кузнецах; то в Царицыно; то в Сокольниках, в летней сторожке; то в Петровско-Разумовском; то в Загорске (Сергиевом Посаде), у племянника; то на Сходне. Дольше всего, с 1942-го по 1949 год, она прожила на Арбате, в Староконюшенном переулке, в большой, уставленной иконами комнате у своей односельчанки Евдокии Михайловны Ждановой и ее дочери Зинаиды Владимировны. З. В. Жданова и составила первое и наиболее полное жизнеописание блаженной по собственным воспоминаниям и воспоминаниям других людей, знавших святую Матрону. О том, насколько тяжело иной раз приходилось блаженной, мы узнаем из рассказа З. В. Ждановой, которая в военном 1942 году отыскала ее в Сокольниках, в маленьком фанерном строении, отданном ей на время: «Была глубокая осень... Я вошла в домик, а в домике сырой, промозглый, густой пар, топится железная печка-буржуйка. Я подошла к матушке, а она лежит на кровати, лицом к стене, повернуться ко мне не может, волосы примерзли к стене, еле отодрали... Я в ужасе сказала: "Матушка, да как же это? Ведь вы же знаете, что мы с мамой живем, брат на фронте, отец в тюрьме, неизвестно где, две комнаты у нас... Почему же вы не попросились к нам?" Матушка вздохнула тяжело и сказала: "Бог не велел, чтобы ты потом не пожалела"». Так Матрона оказалась у Ждановых на Арбате... Из-за своего физического состояния она находилась в полной зависимости от своих «хожалок», а те не всегда относились к ней с надлежащим почтением и состраданием. «Она жила, не имея своего угла, имущества и запасов, кто пригласит, там она и живет, - продолжает З. В. Жданова, - жила на приношения, которым она не была хозяйка. Была в послушании у злой Пелагеи, она всем распоряжалась, пила и отдавала своим родственникам. Без ее ведома матушка не могла ни пить, ни есть. Иногда губы у нее пересохнут, она жалобно просит Пелагею: "Пить хочу", а та грубым голосом, выпившая, поевшая втихаря, лежа на кровати: "Не время тебе пить!" Мы тихонько подносим еду и питье, а матушка не берет - иногда и сутками».

И при этом Матрона по-прежнему принимала множество людей - иной раз до сорока человек в день! И всем помогала. К ней со своими бедами и невзгодами приходили самые разные люди: и вчерашние крестьяне (в том числе из ее родных мест), и коренные москвичи, и приезжие из других городов и деревень, иной раз - люди весьма высокопоставленные, по советским меркам. Чаще - женщины, реже - мужчины. Многих она исцелила: поднимала на ноги не ходячих (то есть страдающих той самой болезнью, которой страдала она сама), распрямляла скрюченных, исцеляла бесноватых, страдающих припадками, разного рода психическими и нравственными заболеваниями. Однажды, в 1946 году, в Матроне привели женщину-комиссара, только что прибывшую с фронта. Ее единственный сын сошел с ума; мать не знала, что делать: она возила сына даже в клинику в Швейцарии, но никто не смог ей помочь. «Я пришла к вам от отчаяния! Мне идти больше некуда!» - сказала женщина. «Матушка выпрямилась и говорит: "Господь вылечит твоего сына, а ты в Бога поверишь?" - "Я не знаю, как это верить". Тогда матушка попросила воды, сказала "смотри" и начала при ней громко читать над водою молитвы, потом налили пузырек воды, и матушка, подавая ей пузырек, сказала: "Поезжай сейчас же в Кащенко (Московская психиатрическая клиническая больница), договорись с санитарами, чтобы они его крепко держали; когда будут выводить его, он будет биться, а ты постарайся плеснуть этой воды ему в глаза и обязательно попади в рот"». Так и получилось. Позднее женщина, на коленях благодаря блаженную, рассказала, что сын ее исцелился. Когда она, держа пузырек с водой в кармане, подошла к нему, он действительно начал биться в руках санитаров и кричать: «Мама, выброси, что у тебя лежит в кармане, не мучай меня». А когда женщина изловчилась и плеснула ему святой водой в лицо, вмиг успокоился; «он остановился, глаза стали прежними, и он сказал: "Как хорошо"». Его вскоре выписали из больницы. В другой раз к Матроне привели дочь какого-то генерала (по другой версии, полковника), лаявшую по-собачьи. Когда матушка исцелила девушку, отец предлагал ей любое вознаграждение, готов был отстроить для нее дачу, выхлопотать машину, дать денег. Но Матрона отказалась от всего. Она вообще не брала денег, лишь принимала домашние продукты, принесенные благодарными людьми, - чтобы не умереть с голода, - да и те раздавала другим, почти ничего не оставляя себе. Сохранилось немало рассказов о том, как она исцеляла женщин от злокачественных опухолей (онкология - подлинный бич XX века!), силой молитвы излечивала туберкулез, другие болезни, предотвращала ненужные операции. При этом она никогда не запрещала лечиться у врачей, напротив. «Тело - домик, Богом данный, - говорила она, - его надо ремонтировать. Бог создал мир, травы лечебные все, и пренебрегать этим нельзя». Понимала она и значение образования. «Сейчас время такое, учиться надо», - наставляла она дочь своей односельчанки, решившую выучиться на медицинскую сестру.

Не имевшая глаз, она видела и понимала красоту окружавшего мира. «Мне Бог однажды открыл глаза и показал мир и творение Свое, - призналась она как-то. - И солнышко видела, и звезды на небе, и все, что на земле, красоту земную: горы, реки, травку зеленую, цветы, птичек». З. В. Жданова приводит поразительный случай, когда матушка Матрона помогла ей, учившейся в Архитектурном институте (!), подготовить дипломный проект: матушка, никогда не бывавшая за границей и не видевшая ни одного художественного альбома, стала перечислять ей творения великих итальянских зодчих и указала дворец, который мог послужить образцом для ее проекта!

Вообще наставления Матроны - удивительно простые, ясные. Одна женщина жаловалась ей: «Я с мужем живу плохо». А матушка отвечала: «А кто виноват? Виновата ты. Потому что у нас Господь глава, а Господь в мужском образе, и мужчине мы, женщины, должны подчиняться». Этого оказалось достаточно, чтобы отношения в семье наладились. Она учила: «Если вам что-нибудь будут неприятное или обидное говорить старые, больные или кто из ума выжил, то не слушайте, а просто им помогите. Помогать больным надо со всем усердием и прощать им надо, что бы они ни сказали или ни сделали». Одна женщина пожаловалась ей на нервы (а было это в годы войны). «Какие нервы? - удивилась блаженная. - Вот ведь на войне и в тюрьме нет нервов. Надо владеть собой, терпеть». А когда близкая ей З. В. Жданова попала в лагерь (по сфабрикованному делу о «церковно-монархической группе»), матушка передала ей свое последнее, предсмертное наставление, предсказав, что ничего с нею не случится: «Пусть знает это и живет, как малое дитя в саночках: возят дитя, и нет никакой заботы - Господь всё сам управит». «Матушка часто шутила, - рассказывала та же З. В. Жданова, - на вопрос, как спастись, говорила: "Цепляйтесь все-все за мою пяточку и спасетесь. И не отрывайтесь от меня, держитесь крепко"». «Зачем осуждать других людей? - говорила она. - Думай о себе почаще. Каждая овечка будет подвешена за свой хвостик. Что тебе до других хвостиков?"

Как она исцеляла? Сохранилось несколько воспоминаний на этот счет. Блаженная вела аскетический образ жизни: спала очень мало, лежа на голом кутничке (сундучке) или на койке, на боку, «на кулачке»; большую часть ночи проводила в молитве; принимала посетителей сидя. «Матрона ножки поджимала под себя, под юбку, - рассказывала ее внучатая племянница А. Д. Прохорова. - Люди сядут на колени, она одной рукой по голове водит, а другой крестит». «Когда принимала, она садилась, скрестив ножки, - вспоминала З. В. Жданова, - две ручки вытянуты прямо в воздухе, наложит пальчики на голову стоящего перед нею на коленях человека, перекрестит, скажет главное, что надобно его душе, помолится... Исцелений было много от ее ручек. Возьмет двумя руками голову плачущих страдальцев, пожалеет, поможет святостью своею, и люди уходили, как на крыльях... А она вечером тихо, обессиленная, только вздыхает и молится ночи напролет. У нее на лбу была ямка от пальчиков при крещении крестом. Крестилась медленно, усердно, пальчики искали ямку».

А вот рассказ Нины Чижик, которая была в детстве исцелена святой; она в семь лет заболела воспалением легких, болезнь дала тяжелые осложнения: отнялись руки и ноги, девочка была полностью обездвижена. Ее принесли к Матроне, которая жила тогда на окраине Загорска: «Матушка сидела на металлической кровати, обложенная подушками. Меня она велела положить к ней на кровать, так, чтобы она могла достать мои руки. Как сейчас вижу ее: в белом платочке в мелкий синий горошек, платье темно-синее тоже в мелкий горошек, пуговички на груди. Ручки маленькие, пухленькие, рукава у платья на резинке, глазницы пустые. Комната была вся в иконах. Свет как бы отражался от икон, и от матушки как будто исходили свет и тепло. Комната была наполнена этим светом. Я лежала рядом с ней на постели, а матушка вела прием посетителей. Я чувствовала, что матушка будто вошла в меня, мне передавались ее тепло, ее боголюбие, ее любовь. В первый день матушка постоянно держала меня то за одну, то за другую руку, непрестанно поглаживая, и я чувствовала, как теплели мои руки и как они отходили. На второй день матушка позвала ухаживающую за ней женщину и сказала ей: "Поставь ее на пол, а то она залежалась". Она мне ласково говорит: "Залежалась ты, залежалась!" Я очень испугалась, ведь я лежала без движения целый год. Женщина меня поддержала, и я встала на ноги и стояла у кровати, на которой сидела матушка. Потом она велела положить меня на кровати, чтобы она могла доставать руками до моих ног. День она принимала посетителей и поглаживала мои ноги, а ночи мы с ней были вдвоем. Она немного дремала, сидя в подушках, очень много молилась и гладила, гладила мои ноги и руки. На третий день матушка сказала мне, чтобы я немного прошлась, попросила женщину помочь мне, она мне помогала передвигать ноги. Мне было очень страшно. Матушка говорила мне: "Двигай, двигай ногами, они у тебя ходячие". На четвертый день за мной приехал отец, и я уже шла до машины своими ногами, после года полной неподвижности мои ноги плохо слушались меня. Мне нужно было еще время, чтобы привыкнуть к тому, что я совершенно здорова».

Казалось бы, ничего особенного - доброта и ласка, свет и тепло, исходящие от доброй маленькой женщины (эта удивительная доброта святой Матроны ощущается даже на ее сохранившихся фотографиях). Но ведь в действительности случилось настоящее чудо - чудо излечения от тяжелейшей болезни силой молитвы, силой веры...

Все, что происходило в жизни страны и касалось миллионов людей, становилось и предметом ее забот. Все прошло через ее жизнь - революция и гражданская война, раскулачивание и беспощадная борьба с религией, закрытие храмов и массовые аресты, война, голод, страх новой войны... Сила молитвы матушки Матроны помогала людям справиться с разными бедами - арестом близких, утерей документов, пропажей имущества, неурядицами в работе. Она не раз предчувствовала, что и ее хотят арестовать, и заблаговременно покидала квартиру, в которой жила, оберегая от ареста не только себя, но и принявших ее людей. Однажды дело дошло до появления милиционеров в ее доме. Но этот несостоявшийся арест обернулся очередным чудом. Дочь ее односельчанки А. Ф. Выборнова рассказывала об этом так. Когда милиционер пришел забирать Матрону, та сказала ему: «Поезжай скорее, у тебя дома несчастье». А когда милиционер заколебался, добавила: «Слепая от тебя никуда не денется. Я сижу на постели, никуда не хожу». Милиционер бросился домой; оказалось, что его жена обгорела от керогаза, но он все-таки успел отвезти ее в больницу. Когда на следующий день милиционера спросили: «Ну что, забрал слепую?», он отвечал: «Слепую я забирать никогда не буду. Если б слепая мне не сказала, я бы жену упустил, а тут я жену все-таки в больницу свез». Чем закончилась эта история для милиционера, неизвестно. Но то, что он укрепился в вере, несомненно. Саму же матушку Матрону так и не подвергли аресту.

За некоторое время до начала Великой Отечественной войны, в 1939 или 1940 году, Матрона сказала людям, которые были рядом с ней и спорили о чем-то: «Ну, что, вот сейчас вы ругаетесь, делите, а ведь война накануне. Конечно, много народу погибнет, но наш русский народ победит». Когда война началась, Матрона стала просить всех приносить ей ивовые веточки. Она их ломала на палочки одинаковой длины и очищала от коры. Веточек таких было очень много. Близким своим Матрона говорила, что бывает невидимо на фронтах, помогает. Много позже сложилось предание о том, что в годы войны к ней якобы приезжал сам Сталин и Матрона будто бы предсказала ему, что он один не покинет Москву, когда все правительство эвакуируется из столицы (по другой версии, предсказала ему победу). Это, конечно, вымысел, легенда. Но очень многие верили и продолжают верить в то, что так и было на самом деле. Так причудливо преломились в народном сознании и представления о чудесном спасении столицы, так и не взятой фашистами, и внезапный поворот советского руководства к поддержке Православной церкви, и несомненное уважение к Сталину, не покинувшему Москву в самый тяжелый момент, когда падение ее казалось неизбежным, и всегдашняя наивная вера народа в «доброго царя», окруженного злыми советчиками. Такие представления, по всей вероятности, разделяла и матушка Матрона. «Кто знает, может, Господь и простит Сталина! Он сам пленник», - сказала она как-то З. В. Ждановой. А когда та переспросила: «У кого пленник?», объяснила: «У Кагановича и всех тех». Еще в 1943 году Матрона предсказала, что зловещую 58-ю статью (контрреволюционная деятельность) отменят, «и не будет того, что было». - «Матушка, а когда это будет?» - «После войны. Сначала уберут Сталина, потом после него будут правители, один хуже другого. Растащат Россию...»

Отголоском этой истории уже в наши дни стало появление иконы, на которой святая Матрона благословляет Сталина. Икона была выставлена в храме Святой Ольги в Стрельне, под Санкт-Петербургом. Это стало причиной скандала, вышедшего далеко за рамки церковного обсуждения. В конце концов икона была признана неканонической и, по требованию церковных властей, удалена из храма.

Вообще же блаженная старица отстраненно относилась к властям. Не любила шумных демонстраций, усматривая в них бесовское действо: в дни демонстраций просила никого не выходить из дома, закрывать окна, форточки, двери. З. В. Жданова как-то спросила ее: как же Господь допустил закрыть столько храмов, разрушить, уничтожить? Матушка отвечала ей: «На это воля Божия. Сокращено было количество храмов потому, что верующих будет мало, служить будет некому». А на вопрос: «Почему же никто не борется?», отвечала так: «Народ под гипнозом, не свой, страшная сила вступила в действие, эта сила существует в воздухе, проникает везде; раньше болота и дремучие леса были обитанием этой силы, так как люди ходили в храмы, носили крест и дома были защищены образами, лампадами и освящением и бесы пролетали мимо таких домов, а теперь бесами заселяются и люди по неверию и отвержению от Бога». Так поняла смысл ее слов составительница ее жизнеописания и так передала ее слова нам.

Последним обиталищем Матроны Московской стала подмосковная станция Сходня, где она жила у своих дальних родственников на улице Курганной, в доме 23 (ныне это город Химки). Здесь она и преставилась 2 мая 1952 года (по новому стилю), предсказав свою кончину за три дня. Когда перед смертью ее пришел исповедовать священник, она очень волновалась, правильно ли сложила ручки. «Да неужели и вы боитесь смерти?» - спросил священник. «Боюсь», - отвечала она. Отпевали ее в церкви Ризоположения на Донской улице. Погребение состоялось 4 мая, в Неделю Жен-мироносиц (третье воскресенье по Пасхе); похоронили матушку Матрону при огромном стечении народа на Даниловском кладбище, как она и просила.

Не раз еще при жизни блаженная говорила близким ей людям: «После смерти моей приходите на могилку. Как принимала людей, так и буду принимать... Разговаривайте со мной, все горести свои поверяйте мне, я буду вас видеть и слышать; что душе вашей скажу, то и делайте». И вправду: множество людей по-прежнему приходили к матушке Матроне искать исцеления от недугов или помощи в трудных жизненных обстоятельствах. Случаи помощи по молитвам блаженной многочисленны, чудотворения продолжаются и по сей день.

Как это часто бывало в русской истории, народное почитание предшествовало официальной церковной канонизации. С конца 80-х годов прошлого века имя блаженной Матроны Московской стало известно повсеместно; поток людей, устремлявшихся к ее могиле, непрестанно возрастал. 8 марта 1998 года, в первое воскресенье Великого поста, неделю Торжества Православия, по благословению святейшего патриарха Алексия II, состоялось обретение, а затем и освидетельствование честных останков старицы Матроны, которые были помещены сначала в надвратный храм во имя Симеона Столпника, затем в главный храм Святых Отцов Семи вселенских соборов Данилова монастыря, а 1 мая 1998 года торжественно перенесены в Свято-Покровский женский монастырь в Москве, где святыня хранится и поныне, привлекая множество верующих - со всех концов нашей страны и из других стран. 2 мая 1999 года при служении самого святейшего патриарха состоялась официальная канонизация блаженной Матроны в лике местночтимых святых. В октябре 2004 года состоялась и общецерковная канонизация. Ныне память святой блаженной Матроны Московской празднуется Церковью 19 апреля (2 мая по новому стилю), а также в воскресенье перед 26 августа (8 сентября) - в Соборе Московских святых, и 22 сентября (5 октября) - в Соборе Тульских святых.

Литература:

Святая блаженная Матрона Московская. Житие. Акафист (разные издания).

Сказание о житии блаженной старицы Матроны / Составила и записала З. В. Жданова. М., 1993.

Материалы на православных сайтах: http://days.pravoslavie.ru; http://matrona-moskowskaya.narod.ru; http://www.pokrov-monastir.ru; и др.

http://www.portal-slovo.ru/history/44498.php?PRINT=Y




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме