Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О практике целибата в Русской Церкви

Протоиерей  Максим  Козлов, Татьянин день

29.12.2010

Мы приглашаем наших авторов и читателей к обсуждению опубликованных документов Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви и начинаем это обсуждение статьей настоятеля храма святой мученицы Татианы об истории и современной практике рукоположения безбрачного духовенства в Русской Церкви.

Практика целибата в Русской Православной, в Российской еще Церкви, имеет свое конкретное начало. Это начало связано с очень светлой личностью в истории нашего духовного образования и, можно сказать, в истории подвижничества и благочестия нашей церкви. Это Александр Васильевич Горский, многодесятилетний профессор и многолетний ректор Московской Духовной Академии, любимец святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского и Коломенского. Собственно, святителем Филаретом Александр Васильевич, девственник от чрева матери своея и человек, не желавший по своим соображениям принимать монашество, был подвигнут святителем Филаретом к тому, чтобы писать прошение о целибатном рукоположении. В статусе мирянина он не имел возможности стать ректором духовной школы.

В обоснование этой совершенно новой тогда для Российской церкви практики митрополит Филарет написал целый трактат о примерах целибатных рукоположений, которые были в Древней Церкви и в позднейшей церковной истории. Этот трактат был подан святителем как докладная записка в Синод, сопровождающая прошение о рукоположении Горского в целибате и о назначении его ректором. Этот трактат был опубликован потом, в частности, в издании Московской Духовной Академии с названием «Прибавления к творениям святых отцов и учителей Церкви». Собственно, до революции других известных примеров целибатных рукоположений нет.

После революции, даже точнее, после первых десятилетий советской власти, когда в 40-е годы стали возможны новые рукоположения духовенства - не единичные, а уже количественно приметные, достаточно массовые - встал вопрос о том, что многие из желавших рукополагаться имели канонические препятствия к тому, чтобы принимать сан, вступая в брак. Так сложилось по прожитым десятилетиям в условиях безбожной социалистической действительности. Многие находились в разводе, в том числе, между прочим, и потому, что их, как верующих, оставляли жены, которые от веры отошли или их убеждений не разделяли, или в силу других коллизий. И они жениться перед рукоположением не могли, а к монашеству либо призвания не имели, либо не могли пойти в монахи: в какой-то момент даже священником было проще оказаться, чем в монастыре. И вот тогда в достаточно приметном количестве была возобновлена практика целибатных рукоположений. В разной мере она теплилась и в последующие 50-е, 60-е, 70-е годы.

Новая довольно массовая волна пошла, когда возник новый всплеск по количеству хиротоний, в конце 80-х - начале 90-х годов, когда опять в Церковь пришли поколения желавших послужить ей, но до того имевших внешние препятствия от властей. Они в значительной части пришли с теми же проблемами: кто-то был разведен, кто-то имел другие причины, по которым в женатом состоянии рукополагаться не мог. Часть этих людей пошли путем принятия монашества и служения в монастырях, но определенная часть принимала и принимает сейчас сан как целибатные клирики.

Конечно, наверное, требуется особое внимательное рассуждение и духовника, и правящего архиерея о таких рукоположениях. На сегодня - вот уже в последние лет десять - не вполне становится понятным, почему человек, не имеющий призвания и решимости нести крест семейной жизни и при этом не имеющий призвания и решимости подъять на себя иеромонашество, считает себя пригодным на служение в этом среднем, «ни рыба ни мясо», состоянии. Он и как глава своей домашней церкви не может дать примера прихожанам и другим людям, и не имеет возможности разделить с людьми, которых он окормляет, общие радости и скорби семейного бытия. С другой стороны, не решается этот человек дать и другой пример - отречения от земных попечений. Иногда люди рукополагаются целибатно и принимают монашество потом. Если этот человек уходит в монастырь - понятно, что почему-то он не имел такого стремления первоначально и как-то дорос до него. А если он таким образом легче становится игуменом или архимандритом, то не очень понятно, что это за путь такой к монашеству: без послушания, без прохождения первоначальных его ступеней, когда сначала нужно в коровнике поубираться или кирпичики покласть. Хорош будет тот архимандрит, который сам никогда прежде послушником не был, сам не знает, что такое послушание.

Поэтому с целибатным духовенством возникают у меня вопросы, и я знаю, что у многих людей они возникают. Знаю вполне добрых, искренних, хороших целибатных батюшек, но не вполне понимаю, почему хиротонии таких людей продолжаются в те новейшие 5-10 лет, когда резоны, которые были в предыдущие десятилетия, как кажется, почти все уже отпали.

В последние два десятилетия, к сожалению, случалось, что при общей нехватке духовенства семинарист или просто молодой благочестивый человек, желавший священства, но затруднявшийся с поиском супруги,  в двадцать лет целибатным образом принимал сан и отправлялся служить на приход. Это более чем соблазнительно, и - конечно, возрастная планка для такого рукоположения должна быть не ниже, чем для монашеского пострига. В монашеском постриге, кроме выпускников духовной школы, она определена в 30 лет, и для целибата я бы поставил не меньше 30 лет для священнической хиротонии. Как человек понесет это воздержание в ситуации приходской жизни, что труднее, чем в монастыре, как он останется бесстрастным, - представить могу с трудом.

Проблема сегодня усугубляется тем, что наши будущие пастыри - в основном из тех поколений, которые пришли в семинарию сразу после школы, а в лучшем случае после среднего специального или высшего учебного заведения или после вооруженных сил. То есть в каких-то ситуациях это может быть человек 21, 23-х лет, или 24-26-ти лет. Не все в этом возрасте, в особенности в первой возрастной категории, готовы и к созданию семьи, и тем более к ответственному исполнению пастырских душепопечительных обязанностей. Проблема состоит в том, что у нас нет на сегодня общецерковного решения о том, как быть с этими выпускниками духовных школ, которые и учились хорошо, и мальчики хорошие, но и жену он будущую себе еще не нашел, и к монашеству не имеет призвания, и осознанного желания целибата в 22 года у него нет.

Понятна скорбь архиереев, которые учили-учили, вкладывали-вкладывали деньги в эти семинарии, в этих семинаристов, а там из всего курса 2-3 человека готовы сан принять, а мест священнических столько свободных. Архиерей в скорби: что же я их всех учу, если потом все равно приходится неизвестно кого, приходящих из соседних епархий, с непонятно какой репутацией принимать и с риском для приходов назначать. Но понятно и то, что, наверное, правильно идти не путем настояния: вот тебе полгода, решай - в монахи, в целибаты или женись, а если не решишь, то будет тебе анафема маранафа, будешь мне яко язычник и мытарь. Вероятно, нужно найти некую возможность их инкорпорирования в те или иные церковные структуры для полезного церковного труда, связанного ли со священнослужением, с работой в тех или иных церковных институциях, которые бы дали им возможность и жизненно определиться, встать на ноги, и повзрослеть немного для будущего священнослужения.

16 декабря 2010 года президиум Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви постановил принять в первом чтении проект документа «Критерии хиротонии безбрачных лиц, не состоящих в монашестве», направить его на отзыв в епархии Русской Православной Церкви и опубликовать с целью проведения общественной дискуссии, по итогам которой передать документ на второе чтение в пленум Межсоборного присутствия.

Пояснительная записка к проекту

Канонический материал по вопросу критериев хиротонии не состоящих в монашестве безбрачных лиц даёт следующие основные нормы:

  •  принципиальное утверждение исключительности подобной хиротонии (запрет на развод, понуждение к выбору в вопросе семейного положения до хиротонии в Ап., 5; Анкир., 10; Карф., 20); 
  •  признание обязательности целибата для кандидата в клир не отвечающим древним каноническим правилам Церкви (Трул., 13); 
  •  запрет на изменение безбрачного статуса после хиротонии (Ап., 26; Неокес., 1; Трул., 6);
  •  запрет на проживание целибатного клирика с особами женского пола после хиротонии (I Вс., 3).

Члены комиссии обсудили вопросы о возрастном и образовательном цензе для рукоположения в безбрачном состоянии, о порядке принятия решения о рукоположении лица в безбрачном состоянии. Было принято к сведению решение Всероссийского Церковного Собора 1917-1918 гг., «в изменение установленного в Русской Церкви порядка, по коему возведение в сан диакона и священника лиц, не обязанных супружеством и не состоящих в иночестве, дозволяется лишь по достижении ими сорока лет, допустить посвящение в сан диакона и священника в безбрачном состоянии лиц, достигших тридцатилетнего возраста, по особливом испытании со стороны рукополагающего епископа». Данное решение было затем подтверждено постановлением Временного Патриаршего Синода «О безбрачном духовенстве, не достигшем сорокалетнего возраста (от 2 января 1931 года, No. 2)».

В ходе обсуждения проекта документа было указано, что основным критерием для хиротонии в безбрачном состоянии должен быть достаточный жизненный и церковный опыт кандидата к хиротонии, подтвержденный духовником и закрепленный прохождением очного образования в духовной школе. При отсутствии такого образования необходимо, как минимум, полное заочное семинарское образование и прохождение церковнослужительской практики под руководством опытного священника, могущего передать кандидату свой опыт церковной жизни.

«О хиротонии безбрачных лиц, не состоящих в монашестве»

  1. Признать, что практика хиротонии безбрачных лиц, не состоящих в монашестве, а особенно лиц, ранее не состоявших в браке, должна рассматриваться как исключительная.
  2. Хиротонии безбрачных лиц, не состоящих в монашестве, совершать не ранее достижения ими 30-летнего возраста. Таковые лица должны обладать достаточным жизненным и духовным опытом.
  3. Кандидат на хиротонию в безбрачном состоянии без принятия монашества должен прежде хиротонии получить полное семинарское или академическое образование. В том случае, если это образование получается им заочно, он должен пройти не менее чем двухлетнюю практику (с полной нагрузкой) в качестве церковнослужителя при кафедральном соборе, многоштатном городском приходе или епархиальном монастыре, под руководством опытного священнослужителя.
  4. Хиротонию безбрачных лиц, не состоящих в монашестве, совершать лишь после изучения кандидатуры епархиальным советом, на основании письменного обоснованного прошения кандидата на священный сан, встречи с ним и письменной рекомендации его духовника, а также ректора духовной школы, где обучался кандидат, либо настоятеля храма или монастыря, при котором он проходил практику.
  5. Список клириков, рукоположенных в безбрачном состоянии и без принятия при этом монашеских обетов, включать в ежегодные епархиальные отчеты, направляемые на имя Патриарха Московского и всея Руси, с указанием для каждого такого клирика даты рождения и образования, а также кратким изложением причин рукоположения в безбрачном состоянии.

    http://www.taday.ru/text/814342.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме