Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Свои и чужие в смутное время. Часть 2

Николай  Селищев, Русский вестник

16.12.2010

Часть 1

Историк А.Дмитриевский, неумело защищая Игнатия, признал отсутствие данных «...о его происхождении, воспитании, служении на Востоке до назначения на кафедру Ериссо /Иериссоса/ и Св. Афонской Горы, о его управлении этой кафедрою и о времени его путешествия в Россию». Наши «статейные списки» с 1589 по 1604 год, о приезжавших в Россию иностранцах, «по странной случайности... погибли безвозвратно», а архив Афона сведений не предоставлял (А.А.Дмитриевский. Архиепископ Елассонский Арсений и мемуары его из русской истории по рукописи трапезунтского Сумелийского монастыря. Киев. 1899, с. 123-124).

Дмитриевский располагал в конце XIX века 109-листной рукописью мемуаров архиепископа Арсения. Рукопись переписали в 1650-х годах с оригинала, оконченного в 1619 году (с. 180, 183, 192).

Арсений поддерживал Лжедмитрия I, подчеркивая символичность его воцарения цитатой из Ветхого Завета. Восторгался лжепатриархом Игнатием в 1605-1606 годах. Не противился свержению Св. Гермогена поляками и «поставлению» Игнатия в марте 1611 года. В 1611-1612 годах Арсений упорно стоял за католического королевича Владислава (А.А.Дмитриевский, с. 34-35, 101-105, 113, 120, 137, 149, 162-163).
   
Султаны, ослабляя Константинопольский Патриархат, объявили семь греческих епархий ... «автокефальными архиепископиями». В список включили епархии Левкады и Елассона (Г.Забелис. История церкви Левкады. Левкада, 2002, т. 1, с. 146).
   
Дмитриевский, не зная об автокефалии Елассона, предположил, что Арсений был возведён в архиепископы патриархом Феолиптом II при отправлении в Россию (с. 10). Поясню, что Феолипт II (1585-1586) принадлежал к филокатолической партии, с которой боролся православный Константинопольский патриарх Иеремия II (1572-1579; 1580-1584; 1587-1595), в 1589 году учредивший патриаршество в Москве.
   
Думаю, что Арсений Елассонский, друг лжепатриарха Игнатия, не был греком. Греческая родословная Арсения нам известна... лишь из его мемуаров. Зато в них есть характерные ляпы. Владимир Мономах назван... Владимиром монахом (с. 104-105). Дмитриевский считает это обычной ошибкой. Отнюдь нет. Ни один грек, тем более учёный и церковный, не забывал о великой византийской императорской династии Мономахов, правивших в XI веке. Только выходец с Запада, игравший роль грека в конце XVI - начале XVII века, мог не знать имени Мономах.
   
Сейчас некоторые «западники» Греции пытаются объявить Арсения «святым». Думаю, это излишне - в ордене иезуитов Арсения и так почитают. Мало известно, что иезуиты даже имеют право на свои «канонизации», о которых не всегда объявляют папы.
   
Арсений туманно выразился о прошлом Игнатия: «некогда епископ Ериссо и Святой горы» (с. 102-103).
   
Итальянское происхождение Игнатия, о котором, как мы видели, открыто писали наши летописцы XVII века, - разрешает множество противоречий. Как итальянец, зная положение на венецианском Кипре, он мог придумать себе «кипрское архиепископство». Взятка туркам дала бы кафедру в Иериссосе (Ериссо). Оттуда под личиной «грека» уже можно было ехать в Россию.
  

Царь Василий Шуйский

Не в греческом характере сквернословить так, чтобы остаться в памяти русских летописцев с клеймом «пьяницы и сквернословника». Вероятно, Игнатий принадлежал к «культуре Возрождения», космополитической, атеистической и распущенной. Русский философ и историк ХХ века А.Ф.Лосев, прекрасно знавший древние и современные иностранные языки, писал о распространённом богохульстве и сквернословии в итальянских государствах XV-XVII веков.
   
В «эпоху Возрождения» выходцы из Испании и Португалии делали карьеры в итальянских землях и на Востоке. Один из беглецов, крупный банкир-виноторговец, стал фаворитом турецкого султана Селима II, очень любившего выпить, и надоумил его в 1568 году выставить на торги все православные церкви и монастыри.
   
Кэролайн Финкель в «Истории Османской империи» (Лондон, 2005, М., русск. пер.: 2009, с. 222) оправдывает эту дикую меру, считая, что речь шла о «более рациональной системе землепользования», о добывании денег для завоевания Кипра в 1570-1571 годах.
   
Профессура Фессалоник, упоминая мельком этот факт на своих необъятных сайтах, никогда не говорит - кто посоветовал Селиму II навредить Афону и кто спас православные монастыри.
   
Поясню, что в 1568 году Роксана Лапушеану, родственница русского царя Ивана IV Грозного и вдова воеводы (правителя) Молдавии со столицей в городке Яссы (ныне - северо-восток Румынии), выкупила у турок один из афонских монастырей.
   
Епископия в Иериссосе, рядом с Афоном и в сотни километров от Фессалоник, - не была «незначительной и скорее номинальной», как представлял историк Дмитриевский - без доказательств (с. 119).
   
Напротив, она стала доходным местом. В редком греческом издании начала ХХ века мне посчастливилось найти текст грамоты Константинопольского Патриарха в 1620-1638 годах (с перерывами) Кирилла I (Лукариса) о правах Великой Лавры на Афоне.
   
Патриарх Кирилл I (Лукарис) и Св. Синод постановили, что Великая Лавра автономна. Если она захочет пригласить архиерея, то ни митрополит Фессалоник, ни епископ Иериссоса не могут возражать, но, прибыв, не имеют права поселяться в Лавре, распоряжаться её собственностью и владениями. За нарушение прав Лавры полагалось наказание - лишение сана и отлучение от Церкви.
   
Видимо, митрополит Фессалоник и епископ Иериссоса попрали прежние патриаршие грамоты и распоряжались в монастырях, как в своих поместьях. Поэтому патриарх Кирилл I (Лукарис), изучивший афонскую жизнь в 1611-1612 годах, издал грамоту о защите монастырей Афона.
   
Иезуит Пирлинг, работавший в архивах Ватикана с разрешения папы Льва XIII Печчи (1878-1903), утверждал: «Грек по происхождению, Игнатий был раньше епископом Эриссонским близ Афона» («Димитрий Самозванец», с. 207).
   
К уверениям Пирлинга надо относиться осторожно. Его часто называют «отцом Павлом Пирлингом». На деле он был русскоязычным немцем Паулем Пирлингом, покинувшим царскую Россию, где иезуиты были запрещены, и имел «сан» только в глазах Рима, но не Русской Церкви. И, вероятно, Игнатий такой же «грек», как и Пирлинг - «русский».
   
Как только Лжедмитрий I и его наёмники захватили Москву, в городах раздробленной Европы начали выходить книги о якобы чудесно спасшемся царевиче Дмитрии, сразу пославшем в Рим за «благословением» к папе.
   
Первая книга под псевдонимом Бареццо Барецци вышла в Венеции в 1605 году. Последовали второе издание во Флоренции в 1606 году и сразу несколько переводов на латынь, немецкий, французский, испанский и чешский языки. Чешское издание (Прага, 1606) ещё до Первой Мировой войны сохранилось в библиотеке Пражского университета в единственном ветхом экземпляре и было переиздано и переведено в русском историческом сборнике «Старина и новизна» (СПб., 1911, кн. 15).
   
Русские историки ещё в середине XIX века предположили, что автором всех книг был опытный дипломат-иезуит Антоний Поссевин. Позже авторство Поссевина признал немецкий иезуит Пирлинг. Однако издатели «Старины и новизны» сочли, что чешское издание - «рабская передача немецкого текста», а не перевод с латыни, что, как увидим, не всегда верно.

Поссевин описал вступление самозванца в Москву во главе торжественной процессии: «За этими священниками шли четверо других, которые несли пред митрополитом или патриархом четыре золотых, довольно коротких епископских посоха. Патриарха, который был во время Бориса (Годунова. - Н.С.), уже не было, ибо он, по имени Боресиан, был схвачен и изгнан» (с. 31).
  
Замечу, что в немецком языке нет слова «Боресиан». В чешском оригинале, скопированном в «Старине и новизне», - Boresianus. Не может быть, чтобы современник событий иезуит Поссевин не знал имени патриарха Иова. Знал, но заменил на «Боресианус» - от латинского Boreas - «северный ветер Борей», «север». В латынь это слово пришло из греческого.
   
Известно, что на условном языке папских дипломатов Россия - это «северные земли». Тогда понятно, почему иезуит Поссевин назвал патриарха Иова - «Боресианус» - «северянин, самый северный». Возможно, так патриарха Иова именовали папские послы в секретной переписке со своими московскими агентами.
   
Итак, при захвате Москвы у Лжедмитрия I был готовый «митрополит или патриарх» - речь шла об Игнатии. Позже, упоминая коронацию самозванца, Поссевин изобретает «синод», в котором участвовали «все епископы и священники со всей Москвы». Поссевин утверждает: «... на этом синоде избрали нового митрополита, который потом с обычными церемониями короновал Димитрия» (с. 32).
   
Имярек (Игнатий) - «митрополит или патриарх» либо «митрополит». Это не путаница. Поясню, что Рим не признавал Московского Патриархата, учреждённого в 1589 году с одобрения греческих православных патриархатов. Даже в начале 2000-х годов прямолинейный ксёндз из папской «епархии» в Москве сказал мне, что Московский Патриархат «не имеет апостольского преемства» - от пап.
   
Рим считался лишь с бывшим московским митрополитом греком Исидором, изгнанным русскими за униатство и ставшего кардиналом в Риме в 1439 году, но продолжавшего именоваться «русским митрополитом». И раз имярек (Игнатий), сопровождавший Лжедмитрия I и его короновавший, - тоже «митрополит», то он уже тогда был тайным католиком. А «патриархом» - только для русских. Почему не назван по имени? Возможно, в ордене у него было другое имя.
   
Самое таинственное в книге Поссевина - колониальные авантюры, расцветшие при Лжедмитрии I. Сбылась мечта папы Григория XIII (1572-1585) о проезде через Россию «... в Персию и Индию и обратно» (с. 5). В конце книги Поссевина прилагалось «письмо короля Бигубы в африканской земле лета 1605». В чешском издании последние страницы отсутствуют. По-чешски - Psanj Krale Biguby w Affrykanske Kragine.
   
В немецком издании книги Поссевина более точно - Brieffe (письма) dess Konigs Bigube in Affricanischen Guinea Anno 1605.
   
Африканская Гвинея - огромное побережье Гвинейского залива, где были Золотой Берег и Невольничий Берег. Португальцы первыми освоили эти края, двигаясь вокруг Африки, выходя к мысу Доброй Надежды и дальше - в Индийский океан и Индию.
   
Если Лжедмитрий I и Игнатий не были выходцами из Португалии, то почему в конце и чешского, и немецкого изданий книги Поссевина - письмо (письма) «короля Бигубы» из новых португальских колоний? Мировая паутина Интернет, что на английском, что на португальском языке, хранит молчание о короле Бигубе. Скорее всего, в архивах Лиссабона есть его документы.
   
Игнатий сразу помог Лжедмитрию. Старый иезуит Поссевин, ненавидевший царя Ивана Грозного, в начале Смутного времени жил в Венеции и считал, как излагал Пирлинг, «... что Димитрий (т.е. самозванец. - Н.С.) может явиться новым Соломоном. Он воздвигнет храм лучше Иерусалимского святилища. То будет храм духовный, где найдут себе спасение все, имеющие быть обращёнными к истинной Церкви» (с. 231).
   
В статье «Кто был Лжедмитрий I? К 400-летию его свержения» (см.: «РВ», 2006, №11, с. 8-9) я присоединился к выводам ряда дореволюционных историков, которые считали, что самозванец - это не беглый монах («расстрига») Гришка Отрепьев. На основании русских и западных источников я предположил, что Лжедмитрий I не был ни поляком, ни голландцем, а происходил откуда-то из Португалии, Англии, итальянских герцогств, немецких торговых городов.
   
Лжедмитрий послал разбойников в Успенский собор, они напали на патриарха Иова, разграбили патриарший двор. Свергнутого Иова заточили в Старицком Богородицком монастыре.
   
Церковный историк М.В.Толстой собрал живые подробности тех дней: «Едва успел воцариться самозванец, как все лучшие люди с ужасом увидели в пришлеце орудие ляхов и иезуитов, а не сына Иоаннова. На кафедру низверженного Патриарха возведён, без соборного избрания, Рязанский архиепископ Игнатий, хитрый грек, живший долго в Риме. Такой пастырь нужен был самозванцу и ляхам. Когда Игнатий для приличия просил благословения у Иова, старец свободно отвечал: «по ватаге атаман, по овцам пастух» (История русской церкви. М., 1991, с. 470).
   
Но Арсений уверял, что Игнатий был избран патриархом «законно» («номимос»), свободно и единогласно («экс энос логу») (с.102-103, 120). «Экс энос логу», как мы бы сказали, - «едиными устами». Страшный июнь 1605 года превращён Арсением в приторную патетику. И сейчас о «каноничном», без подробностей, «избрании Игнатия», пишут на Украине и в либеральных кругах Москвы.
   
Вынужден пояснить: церковные каноны жёстко наказывают за вторжение в пределы чужой епархии, а Игнатий, архиепископ Рязанский, вмешался в жизнь патриаршей области - Москвы. Его поддержали наёмники, назначив «патриархом». Это равносильно симонии - преступлению, когда священника или епископа ставят за взятку. Наконец, церковное право запрещает воровство, насилие, убийство и клятвопреступление. А именно этим «отличился» самозванец, заранее, как мы видели даже из книги иезуита Поссевина, приготовивший лжепатриарха Игнатия.
   
Игнатий не возражал против разграбления России, не осуждал оргий самозванца и его расправ над русскими патриотами, неистовств поляков, литовцев, венгров в Москве. Его не ужасало цареубийство: все знали, что агенты самозванца расправились с законным царём Федором II Годуновым.
   
Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычёв) (+1995) был высокого мнения о царе Феодоре Годунове, «... от природы наделённом обширным умом и поистине царским миролюбием». По приказу Лжедмитрия царь Феодор Годунов был убит «двумя отъявленными негодяями» -Молчановым и Шерефединовым. «Именно цареубийство, совершённое 10 июня (1605 года. - Н.С.), ликвидировало последнее препятствие для безудержного распространения смуты» (Митрополит Иоанн (Снычёв). Русь Соборная. Очерки христианской государственности. СПб., 1995, с. 43-44).
   
Кстати, Арсений так и не написал, кто убил царя Федора Годунова и его мать, царицу Марию. Во всём, по Арсению, виноват «глупый народ» (с. 99).
   
21 июля 1605 года в Успенском соборе Игнатий венчал на царство Лжедмитрия, а иезуит-ксёндз Черниковский приветствовал самозванца по латыни (Митрополит Макарий, т. Х, с. 110). В тот же день Арсений Елассонский в Архангельском соборе возложил на Лжедмитрия шапку Мономаха, провозгласив «Аксиос» («Достоин») (Дмитриевский, с. 33).
   
21 июля по русскому старому стилю - это тогда 31 июля по папскому новому стилю. И самозванец «... высказывал свою радость по тому поводу, что венчание его на царство состоялось в праздник св. Игнатия Лойолы, т.е. 31-го июля» (Пирлинг, с. 227). Получается, что Лжедмитрий был фанатичным иезуитом, а не новичком, которого-де иезуиты случайно встретили в Польше и познакомили с католичеством. Лойола был канонизирован внутри ордена иезуитов, а папство объявило Лойолу «святым» много позже - в 1621 году. Знать эту тайну мог только посвящённый в высокие степени. Тогда и лжепатриарх Игнатий - член ордена, а не мятущийся «чужак», как ложно представлял Карташёв.
   
Русский философ И.А.Ильин писал о намерении Лжедмитрия I основать в Москве «иезуитскую высшую школу» (Собрание сочинений. Т.2. Кн. 1, М., 1993, с. 369).
   
Историк Н.Бицын в XIX веке верно заметил, что «ошибка» самозванца, подписавшегося in Perator вместо imperator, - скорее всего, намеренная, чтобы прикинуться незнающим латынь. Тем более, что другие подписи Лжедмитрия в его собственноручных письмах по-латыни к папе Клименту VIII (1592-1605) совершенно правильные, например Demetrius intimus filius et amicus: «Деметриус, сердечный сын и приверженец».
   
Да и ошибка в слове imperator, думаю, двусмысленная. Латинская i вытянута и превратилась в j. Буква J - символ иезуитов, обозначающих себя буквами S.J.
   
Если бы Лжедмитрий и Игнатий не знали языка папского мира, ксёндз Черниковский не обратился бы к ним в Успенском соборе на латыни. На это обратил внимание ещё Н.Бицын.
   
Игнатий не содрогнулся, узнав о судьбе несчастной Ксении Годуновой. Арсений лживо написал: «... а сестру его (Федора Годунова. - Н.С.) царевну Ксению через пять месяцев постригли в монахини...» (с. 99). А до того? Русские знали о трагедии царевны Ксении и ждали часа отмщения.
   
Иезуиты в Кремле - это было немыслимо при настоящих русских царях и иерархах, но стало нормой при Лжедмитрии и Игнатии.
   
Очевидец событий, голландский торговый агент и, вероятно, резидент в Москве Исаак Масса писал: «На его (Иова. - Н.С.) место был избран другой патриарх, родом грек, хитрый негодяй и развратник. Народ ненавидел его, но должен был исполнить царскую волю». Ежедневные доносы на недовольных самозванцем - обыденность московской жизни. Вина одна - «много болтали». Обвиненных, большей частью православных монахов, казнили («Сказание Массы и Геркмана о Смутном времени в России». Издание Археографической комиссии. СПб., 1874, с. 165, 175).
   
Пирлинг хвалил Игнатия за то, что только он дал самозванцу «очевидные доказательства своей непоколебимости» (с. 247). Пирлинг упоминал также «некоего Петра Аркудия», уроженца острова Корфу (Керкиры). Был ли он греком? Аркудий окончил «греческую» иезуитскую коллегию «святого Афанасия» в Риме и сопровождал литовского канцлера Льва Сапегу в Москву к царю Борису Годунову в 1600-1601 годах. В Москве Аркудий якобы искал греческие рукописи. Виделся ли с Игнатием и Арсением?
   
В Кракове Аркудий вёл «долгие переговоры» с кардиналом Мацийовским и с воеводой Мнишком. Новому папе Павлу V (1605-1621) Аркудий предложил подготовить «жнецов» унии, которые-де потрудятся на «богатой ниве» России. Основа - «политика открытых дверей», когда латиняне начнут свободно селиться в России и строить костёлы (с. 198-200). Получается, отнюдь не Мнишек был главным заводилой Смуты, а папский Рим.
   
Разве лжепатриарх Игнатий и Лжедмитрий не претворяли в жизнь план Аркудия - «политику открытых дверей»? «Уничтожены всякие стеснения к выезду из России, ко въезду в государство и к переездам внутри государства... Англичане того времени находят, что он /самозванец/ был первый государь в Европе, который сделал своё государство до такой степени свободным» (Н.И.Костомаров, кн. 2, с. 145).
   
Даже лютеранские пасторы произносили проповеди в Кремле для немецкой охраны самозванца (Н.М.Карамзин, т. XI, с. 144).
   
Раз по плану Аркудия действовал лжепатриарх Игнатий, то, наверняка, и он сам окончил ту же иезуитскую коллегию «святого Афанасия» в Риме, прежде чем показаться в Иериссосе.
  
Что замыслили Лжедмитрий I и лжепатриарх Игнатий? Границы были открыты, и польское вторжение, начатое в октябре 1604 года, продолжалось и в мае 1606 года. Арсений Елассонский писал, что тогда с Мнишками приехали в Москву многие польские «архонтес ке архонтиссес» - «знатные мужчины и женщины». Всего - «более шести тысяч» конных и пеших, с оружием (с. 107).
   
Митрополит Макарий считал, что на свадьбу Лжедмитрия с Мариной Мнишек прибыло 2 мая 1606 года около 2 тысяч поляков и литовцев, в том числе пять новых иезуитов. Истребление русской знати было намечено Лжедмитрием и поляками на 18 мая, воскресенье, об этом самозванец говорил польскому магнату Константину Вишневецкому в присутствии двух своих секретарей Бучинских (Т.Х, с. 116, 120-121).
   
Исаак Масса писал, что документ со списком русских, которых следовало убить, был найден после смерти Лжедмитрия и зачитан народу. Самозванец хотел «избавиться от всех бояр» (с. 207).
   
То есть, папство и шляхта готовили в Москве резню по типу Варфоломеевской ночи - на воскресенье, 24 августа 1572 года, во Франции: с согласия папы, итальянка Екатерина Медичи, французская королева, заранее пригласила врагов Рима - французских протестантов - на свадьбу своей дочери Маргариты с принцем Генрихом Бурбоном. Сыграв свадьбу, протестантов закололи и ограбили, их жён и дочерей изнасиловали. Вождя протестантов адмирала Колиньи убил польский наёмник Яновиц. Кровожадностью отличились войска сына Екатерины Медичи - Генриха Анжуйского, в 1573-1574 годах - выборного короля Речи Посполитой, в 1574-1589 годах - короля Франции Генриха III. Наивно думать, что «рецепт» Варфоломеевской ночи полякам был незнаком.
   
В той бойне случайно выжил принц-протестант Генрих Бурбон. В 1589 году он стал королём Генрихом IV (1589-1610) и вскоре для видимости перешёл в католицизм. Но в 1594 году в Париже агент иезуитов пытался его убить - Рим позаботился. О Генрихе IV Лжедмитрий был весьма осведомлён. Если он беглый монах Гришка Отрепьев, такие познания невероятны.
   
Вновь убеждаемся: Лжедмитрий - выходец с Запада. Недаром Н.Бицын считал, что для большей путаницы действовали сразу два авантюриста - Гришка Отрепьев и Лжедмитрий.
   
И, уверен, известные похвалы Лжедмитрия Генриху IV, неприятного папству, - намёк на Варфоломеевскую ночь в духе схоластики.
   
Ведь Генрих IV и Лжедмитрий никак не были связаны. Даже Пирлинг раздражённо заметил, что Генрих IV остался равнодушен к проектам иезуита Поссевина и к самозванцу (с. 236).
   
П.А. Муханов, русский гвардейский полковник, обнаружил в 1830-х годах в отделе рукописей парижской королевской библиотеки секретное донесение анонимного французского агента из Москвы, датированное апрелем 1610 года. Генриху IV сообщали, что Лжедмитрий I - самозванец, служивший «... весьма удобным орудием для поляков» («Записки гетмана Жолкевского о московской войне». М., 1871, приложение №21).
   
Свадьба Лжедмитрия и Марины Мнишек состоялась 8 мая 1606 года. Их венчал, миропомазал и причастил Игнатий («новые историки», вопреки фактам, отрицают причащение). Итак, истребление русской знати и купечества должно было произойти через десять дней после свадьбы - 18 мая.
   
Русский академик-архивист А.Ф.Бычков (+1899), директор Императорской Публичной Библиотеки, опубликовал отрывки из обширного документа, написанного скорописью XVII века. Кстати, Бычков считал Игнатия лжепатриархом.
   
Сначала в рукописи речь шла о захвате престола Лжедмитрием в 1605 году: «... венчан бысть царем от сквернословца и пьяницы патриарха Игнатия». Затем о точной «росписи» самозванца в мае 1606 года, какому польскому пану и ротмистру убить того или иного русского князя, боярина, дворянина, а остальных бояр и дворян, вместе с купцами, «... перевязав, свести в Польшу х королю Литовскому» (А.Ф.Бычков. Описание славянских и русских рукописных сборников Императорской публичной библиотеки. СПб., 1878, вып.1, с. 156).
   
Колокольный звон к заутрени в субботу, 17 мая 1606 года, не сразу пробудил загулявших иноземцев. Бояре во главе с Василием Шуйским, вооружённые дворяне, наконец, простой народ с топорами ждали лишь удара колокола. Немцев-наёмников смели. Лжедмитрия избили, допрашивая, кто он на самом деле, наконец, и застрелили и зарубили. Мёртвого раздели догола и бросили на посмешище. Позже тело сожгли, пепел зарядили в пушку и выстрелили в сторону Польши.
   
Пирлинг признал убийство более 500 поляков, а из ксёндзов - только Франциска Помасского. Когда тот «кончал мессу», был «тяжело ранен» и спустя два дня умер (с. 378).
   
Карамзин гораздо более точен: «... убитый иезуит, именем Помасский, был Самборским настоятелем и Королевским секретарём» и «духовником» Марины (т. XI, с. 171 и прим. 555).
   
Карташёв уверял: «... были убиты три кардинала, четыре ксёндза...» (т. 2, с. 62). Он заимствовал без ссылок данные у митрополита Макария, автора «Истории Русской Церкви»: «... три кардинала, да четыре каплана, да два студента, и немецких учителей-мудрецов 26 человек» (т. Х, СПб., 1881, с. 121-122).
   
Владыка Макарий сослался на академика А.Ф.Бычкова. В опубликованной им рукописи есть перечень иноземцев: «И тако слышавше, что побито 5 воевод Полских великих урядников, да 2 воевод Литовских, да тутож побито 3 старосты градских Полских, да 6 гетманов Угорских, да в ту же пору побито 8 бурмистров, Римских и иневских дворян королевских ближних великих родов Поляков и Ляхов 65 человек, да Римских учителей побито, которые было приехоли с ростригою Гришкою и с Сендомирским с Юрьем в Российском великом государстве (учити) своему римскому закону, и тех побито в Московском государстве 3 гординала да 4 копланов (капелланов. - Н.С.), да тут же побито 2 студента, что апостольское платье носили (т.е. католическое, папа называл своих послов «апостолическими». - Н.С.), во всяких людех в Полских, и Ляхов, и Угрян Римлян, и Немец учителей было мудрецов 26 человек побито, да розных многих земель Поляков, и Литвы, и Немец, и Ляхов, и Угран и Римлян тово дни побито 2062 человека, а тутоже раненых 1307 человек, а после того и те помроша... да худых, и раненых и ограбленых всех донога выбрано и отпущено в Литву 1970 человек, а на Москве оставлено Полских и Литовских людей всех 1500 человек» (с. 157).
   
Откуда в Москве немцы и «угры» (венгры)? Из державы Габсбургов, правивших немцами, венграми, чехами. Император Рудольф II Габсбург, как и Рим, поддерживал самозванца. Это признал даже иезуит Пирлинг: «Европа, в лице двух своих главных представителей, оставляла /Бориса/ Годунова на произвол судьбы» в 1604-1605 годах (с. 138). Позже Габсбурги предлагали Лжедмитрию в невесты одну из своих принцесс-эрцгерцогинь, дочерей герцога Карла Штирийского (с. 237).
   
Мы видели, что венгры, наёмники самозванца, уже в 1605 году бесчинствовали в Москве. В 1606 году Запад подготовил нового самозванца - «Лжепетра», шедшего к Москве с юга как мнимый сын царя Фёдора Иоанновича. О Лжепетре мы подробно скажем дальше, как и о его сговоре с Лжедмитрием.
   
Вероятно, существовал план разрушить Россию, создав на её руинах зависимые «государства» во главе с самозванцами - под присмотром Речи Посполитой и Габсбургов. И принцесса из дома Габсбургов, упоминаемая Пирлингом как кандидатка в невесты Лжедмитрию, могла быть позже сосватана за Лжепетра. Так что прибытие в 1606 году в Москву новых отрядов немцев и венгров с их «гетманами» не могло быть случайным.
   

«Римляне», упомянутые в летописи XVII века, - подданные римского папы, светского правителя центральной Италии.
   
«Гординал» - это «кардинал». Ещё в середине XV века Русская Церковь называла кардинала либо «къгардинал» (=«когардинал»), либо «гардинал» (см. сборник статей «Церковь, общество и государство в феодальной России». М., 1990, «Наука», с. 134-135).
   
«Градские старосты» («старосты гродовые») - высшие чиновники по уголовным делам, приводившие приговоры в исполнение. Раз «градские старосты» прибыли в Москву, значит, готовили массовые казни русских. «Бурмистры» у поляков возглавляли городскую власть. Съезд «бурмистров» в Москве - не для свадьбы, а для захвата непокорных русских городов.
   
Число убитых иноземцев всех наций - 2062 человека - не противоречит общим цифрам польской «Истории ложного Димитрия». Она была написана, как считали наши архивисты, польским полковником Осипом Будилой или кем-то из его окружения. Однако «История» подробно говорит и о делах, в которых Будила не участвовал. Будила воевал в России с сентября 1607 года и сдался в русский плен в октябре 1612 года - вместе с остатками польского гарнизона в Кремле. Может быть, автором «Истории» был какой-то ксёндз-лазутчик?
   
«История ложного Димитрия» говорит о 17 мая 1606 года: «Шляхетская кровь лилась в домах, на улицах, на площадях. От этих неистовств погибло 1300 поляков» («Русская Историческая Библиотека». СПб., 1872, т. 1, с. 88-89).
   
Длинный перечень убитых польских и литовских вельмож, опубликованный академиком Бычковым, соответствует «Истории ложного Димитрия»: на свадьбу Лжедмитрия и Марины «...прибыли многие сенаторы и друзья» воеводы Юрия Мнишка.
   
В польском сенате заседали «воеводы», решавшие и щепетильные межнациональные торговые споры, изъятые из ведения обычных судов.
   
«История ложного Димитрия» уверяла, что русские «наделали много жестокостей и бесчестия» как самой Марине Мнишек, так «и другим замужним женщинам и девицам, которых без всякого стыда оставили нагими», а позже «... остаток не убитых мужчин и женщин, раздетых до нага, как мать родила, загнали, как скот, в один подвал, где они и находились до тех пор, пока их не развезли по крепостям» (с. 89).
   
Голландский резидент в Москве Исаак Масса писал о судьбе молодых «фрейлин» Марины Мнишек: «На улицах, по которым вели их, раздетых до нага, наносили им всевозможные оскорбления. Некоторых даже продавали во время мятежа» (с. 201).
   

Очевидно, это было стихийной местью за целый год иностранной оккупации - с июня 1605 по май 1606 года, за дикий произвол и убийства. Русские бояре не отдавали приказа раздевать «пани» догола.
   
Протестант Исаак Масса, не симпатизируя русским, был всецело на стороне заговорщиков и Василия Шуйского. Масса ненавидел Лжедмитрия, папского ставленника, и опасался усиления католических держав. Арсений Елассонский, наоборот, не любил Шуйского и оправдывал самозванца, замалчивая его тесные связи с Римом. Совершенно очевидно, что Арсений, друг лжепатриарха Игнатия, был тайный униат.
   
Арсений осудил русское восстание. Но обронил подробность: русские, убив поляков, отняли «... у них имущество и оружие» - так перевёл Дмитриевский, смягчив оттенки. В оригинале: «та армата» (с. 144). «Та армата» (множественное число) - тяжелое холодное и огнестрельное оружие, доспехи. Поляки, имея «та армата», вооружились до зубов.
   
Кто же три кардинала, убитые в Москве 17 мая 1606 года?
   
По католическим хроникам, 18 мая 1606 года умер кардинал Джованни Факкинетти, племянник папы Иннокентия IX Факкинетти; 23 или 24 мая 1606 года - кардинал Агостино Вальер. Причины смертей, будто бы в Риме, - не указаны. Если их смертельно ранили в Москве 17 мая 1606 года и умерли они отнюдь не в Риме, Ватикан это не признает никогда.
   
Народный взрыв 17 мая 1606 года исключал многословие. Боярину Василию Шуйскому даже пришлось сдерживать восставших, чтобы они не перебили всех иностранцев в Москве, включая и польских послов.
   
«Лжепатриарх Игнатий не смел показаться, зная, какая участь ожидала его». Никоновская летопись назвала Игнатия «злокозненным собеседником розстриги» (Н.М.Карамзин, т. XI, прим. 571; т. XII, прим. 28).
   
Лжепатриарха Игнатия, «... облича в ереси папежской, на другой день, сведши с патриаршества, посадили в Чудове монастыре под начал. Потом стали советовать о выборе государя» (В.Н.Татищев, т. VI, с. 298).
   
Царём стал боярин князь Василий Иванович Шуйский (фото 1), Рюрикович, прямой потомок великого князя Владимирского Всеволода III Большое Гнездо (+1212). Царь Василий в 1606 году торжественно перенёс нетленные мощи Св. Царевича Дмитрия Угличского, сына царя Ивана Грозного, в Кремль, а останки царей Годуновых с Варсонофьевского погоста (кладбища) - в Троице-Сергиеву Лавру.
   
Видимо, Василий Шуйский не верил, что Борис Годунов причастен к гибели царевича Димитрия в 1591 году. Ведь существовал план иезуита Поссевина и польского короля Стефана Батория - подчинить и окатоличить Россию, взяв займы у папы, дожа Венеции и банкиров Медичи, правивших Флоренцией, заключить военный союз с Персией. Подробный проект был разработан ещё в 1581 году при правлении Рюриковичей - был жив царь Иван Грозный. Затем рассчитывали на слабое здоровье его наследника царя Феодора Иоанновича. План «... не умер вместе с виновником его /Баторием/. Достаточно сослаться на историю Смутного времени... с первым самозванцем Польша осуществила знаменитый проект Стефана Батория в той части, которая предусматривала католического государя на московском престоле» (Ф.И.Успенский. История Византийской империи. Восточный вопрос. М., 1997, с. 675-681, 695).
   
Уверен, что пресечь династию Рюриковичей стремились иезуиты, а вовсе не боярин Борис Годунов. На Руси царя никогда не избирали, а в родстве с Рюриковичами были многие княжеские роды, но не Борис Годунов. Он не мог предвидеть созыв в 1598 году Земского Собора и своё избрание на царство. Бориса Годунова, верного царю Ивану Грозному, нет оснований подозревать в умысле против царевича Димитрия, хотя именно такой слух и был сразу пущен, скрывая зачинщиков будущей Смуты.
   
Царь Василий Шуйский, искореняя Смуту, предоставил епископам самим решать церковные дела. С согласия патриарха Иова, свергнутого самозванцем в 1605 году и немощного от пережитых потрясений, новым патриархом был избран Гермоген, митрополит Казанский и Свияжский. Его интронизация состоялась 3 июля 1606 года. Гермоген резко выступал против Лжедмитрия. Тот готовил расправу, но переворот 17 мая 1606 года спас митрополита Гермогена.
   
Митрополит Макарий в «Истории Русской Церкви» цитировал Хронограф XVII века: «Повелением государя Василия Ивановича и советом всего Священного Собора Игнатия патриарха, его же без священных рукоположений возведе на престол рострига, сего в Чудов монастырь послаша под начало, яко да совершенно навыкнет благочестия веры» (т. Х, с. 123, прим. 86).
   
Как видим, соборное расследование «деятельности» Игнатия было проведено после его ареста, о котором писал Татищев. Поэтому совершенно лживы уверения Арсения Елассонского, что Игнатий был низложен «без какого-либо законного расследования» (с. 137).
   
Конечно, римских адвокатов в Москву не пригласили. Но и ведь и инквизиция везде, даже на захваченных греческих православных землях, судила сама, не заслушивая православных защитников.
   

Н. СЕЛИЩЕВ,
   член Русского Исторического Общества

http://www.rv.ru/content.php3?id=8758




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме