Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Благослови: да здравствует Лицей!»

Анна  Минакова, Фонд "Русское единство"

20.10.2010

post thumbnail

Наше образование претерпевает крутые изменения, с настойчивостью, достойной иного применения, внедряется Болонская система, а студенты и школьники продолжают удивлять родителей совсем не фундаментальными знаниями. Видя результаты, которые приносят попытки встроиться в европейский образовательный процесс, мы невольно задумываемся о роли образования в жизни человека, о роли школы, в которой ребенок проводит значительную часть времени и напитывается разнообразной информацией и влияниями.

Не так много учебных заведений, чье доброе имя знакомо широкой публике; и уж совсем непросто припомнить такое заведение, память о котором жива спустя долгие годы после прекращения его существования. Однако каждый год 19 октября мы непременно вспоминаем Царскосельский лицей, воспитавший «солнце русской поэзии».

Сегодня исполняется 200 лет со дня основания Лицея. По новому стилю это событие произошло 31 октября, однако, благодаря стихотворению Александра Пушкина (вот где величие и сила слова!), перевести дату на наш так называемый «новый стиль» представляется просто кощунственным.

01lic

Лицей в Царском Селе (рисунок ХIХ в.)

Лицей был учрежден императором Александром I, о котором Пушкин сказал в памятном стихотворении «19 октября»:

Ура, наш царь! так! выпьем за царя.
Он человек! им властвует мгновенье.
Он раб молвы, сомнений и страстей;
Простим ему неправое гоненье:
Он взял Париж, он основал Лицей.

Указ об основании Лицея был подписан в августе 1810 г., а первый набор состоялся в 1811 г. Так было создано высшее привилегированное закрытое учебное заведение для детей из дворянских семей. Предполагалось, что именно здесь будут учиться младшие братья императора, великие князья Николай и Михаил. Это обстоятельство стало решающим в выборе местоположения учебного заведения: его разместили в четырехэтажном флигеле Екатерининского дворца в Царском Селе, специально перестроенном архитектором В.П. Стасовым. Дворец был соединен со зданием Лицея специальным крытым переходом.

Вскоре будущему директору В.Ф. Малиновскому поступили прошения от тридцати восьми семей, изъявивших желание, чтобы их дети учились в новом Лицее.

Курс обучения в Лицее длился шесть лет. За эти годы лицеистам предлагалось изучить следующие науки: нравственные (закон Божий, этика, логика, правоведение, политическая экономия); словесные (российская, латинская, французская, немецкая словесность и языки, риторика); исторические (российская и всеобщая история, физическая география); физические и математические (математика, начала физики и космографии, математическая география, статистика). Также в курс учебной программы входили изящные искусства и гимнастические упражнения (чистописание, рисование, танцы, фехтование, верховая езда, плавание). Выпускники получали права окончивших университет и гражданские чины 14-9 классов. Для желавших поступить на военную службу проводилось дополнительное военное обучение, и им предоставлялись права окончивших Пажеский корпус.

Иван Пущин так описывал распорядок дня лицеиста: «Вставали мы по звонку в 6 часов, одевались, шли на молитву в залу. Утреннюю и вечернюю молитву читали мы вслух по очереди. От 7 до 9 часов - класс. В 9 - чай; прогулка - до 10. От 10 до 12 - класс. От 12 до часу - прогулка. В час обед. От 2 до 3 - или чистописанье, или рисованье. От 3 до 5 - класс. В 5 часов - чай; до 6 - прогулка; потом повторение уроков или вспомогательный класс. По средам и субботам - танцеванье или фехтованье. Каждую субботу - баня. В половине 9 часа - звонок к ужину. После ужина до 10 часов - рекреация. В 10 - вечерняя молитва - сон».

02lic

16-летние лицеисты Пушкин и Пущин. Рисунок Нади Рушевой, 1968 г.

Создание учебного заведения подобного рода стало фактически беспрецедентным событием. Ведь впервые перед учителями была поставлена цель не просто «напичкать» юных воспитанников знаниями, а вырастить личности, элиту, которая будет служить во благо Отечества. Один из разделов Лицейского устава «Изящные письмена, или словесность» гласил: «...руководствуя воспитанников в словесности, профессор должен тщательно избегать пустых школьных украшений и, занимая воспитанников предметами, возрасту их сообразными, прежде заставлять их мыслить, а потом искать выражения этих мыслей в слове и никогда не терпеть, чтобы они употребляли слова без ясных идей».

Близкую к этой мысль возвышенно и пламенно излагал один из преподавателей Лицея профессор А.П. Куницын в своем «Наставлении воспитанникам», прочитанном 19 октября 1811 г. на торжественном открытии лицея: «Вы ли устремитесь быть последними в вашем роде? Вы ли захотите смешаться с толпой людей обыкновенных, пресмыкающихся в неизвестности и каждый день поглощаемых волнами забвения? Нет! Да не развратит мысль сия вашего воображения! Любовь к славе и Отечеству должны быть вашими руководителями! Но при сих высоких добродетелях сохраните сию невинность, которая блистает на лицах ваших, сие простосердечие, которое побеждает хитрость и коварство, сию откровенность, которая предполагает беспорочную совесть, сию кротость, которая изображает спокойствие души, не обуреваемой сильными страстями, сию скромность, которая служит прозрачною завесою отличным талантам».

Создателям Лицея во многом удалось выполнить поставленную задачу: из этого учебного заведения выходили действительно яркие, самобытно и смело мыслившие люди. «Мы мало учились в классах, но много в чтении и в беседе при беспрестанном трении умов», - вспоминал пушкинский однокашник Модест Корф.

Иногда они мыслили настолько молодо и вольнодумно, что их идеи шли вразрез с политикой державы. Так, еще будучи лицеистами, И. Пущин, В. Кюхельбекер и В. Вольховский посещали в Царском Селе тайный политический кружок будущих декабристов А. Муравьева и И. Бурцева «Священная артель». Первые двое впоследствии стали декабристами и были осуждены. После декабрьского восстания в 1825 г. в Лицее был установлен более жесткий контроль за воспитанниками и преподавателями.

Историческую славу Царскосельскому Лицею принесли, конечно же, выпускники 1817 г. - поэты А.С. Пушкин, А.А. Дельвиг, декабристы В.К. Кюхельбекер, И.И. Пущин, дипломат А.М. Горчаков, адмирал Ф.Ф. Матюшкин.

Известна картина И.Е. Репина (написанная к 100-летию первого набора в Лицей), на которой изображен юный поэт, читающий свое стихотворение «Воспоминания в Царском Селе», а к нему, привстав, прислушивается Гавриил Романович Державин. Пушкин потом, в романе в стихах «Евгений Онегин», напишет: «Старик Державин нас заметил и, в гроб сходя, благословил...»

03lic

А.С. Пушкин на акте в Лицее 8 января 1815 года. С картины И.Е. Репина, 1911 г.

О впечатлении, которое произвело то чтение на старого поэта (фактически за полтора года до его кончины), пишет в своих мемуарах лицейский товарищ Пушкина Иван Пущин: «Державин державным своим благословением увенчал юного нашего поэта... Когда же патриарх наших певцов в восторге, со слезами на глазах бросился целовать и осенил кудрявую его голову, мы все, под каким-то неведомым влиянием, благоговейно молчали».

Особые слова следует сказать о светлейшем князе Александре Михайловиче Горчакове (1798-1883), который стал знаменитым на всю Европу дипломатом, канцлером Российской империи, министром иностранных дел. Он был на год старше Пушкина, учился в Лицее одновременно с Александром Сергеевичем и с лицейских лет оставался близким приятелем великого поэта. Пушкин посвятил ему пристрастные строки:

Ты, Горчаков, счастливец с первых дней,
Хвала тебе - фортуны блеск холодный
Не изменил души твоей свободной:
Все тот же ты для чести и друзей.

Митрополит Анастасий (Грибановский, первоиерарх Русской Православной Церкви за границей в 1936-1964 гг.) в своем трактате «Пушкин в его отношении к религии и православной Церкви», написанном к 100-летней годовщине гибели поэта, ссылаясь на слова князя Урусова, отмечает, что именно по совету Горчакова и при его содействии Пушкин без сожаления сжег составленную им в подражание Баркову поэму «Монах», которая могла бы оставить пятно на его памяти.

Хотя в сознании русского человека Царскосельский Лицей ассоциируется прежде всего с именем Пушкина и его однокашниками, интересна и последующая его история. За 33 года, пока он пребывал в Царском Селе (в 1843 г. учебное заведение было переведено в Санкт-Петербург, после чего просуществовало до 1918 г.), его окончили 286 человек. Многие из них пополнили ряды чиновничества Российской империи (Д.Н. Замятнин, Н.А. Корсаков, М.А. Корф, Д.А. Толстой), другие посвятили себя научной деятельности (К.С. Веселовский, Я.К. Грот, Н.Я. Данилевский).

Малоизвестен факт учебы в Лицее М.Е. Салтыкова-Щедрина. То, что выдающийся писатель остался в тени, довольно примечательно. Г.П. Блок (двоюродный брат поэта А.А. Блока) вспоминал в письме 19 февраля 1922 г. к писателю Б.А. Садовскому: «Вы спрашиваете, как относились к Щедрину в лицее. Никак. Чужой был. С Пушкиным носились. Все предания, все традиции шли от него. Сына его Александра видел на нашем юбилее в 1912 г. Маленький, сгорбленный старичок, лысый, в очках, с седой бородкой, в бирюзовом гусарском доломане и смуглый отцовский профиль... В одной из комнат I (выпускного) класса хранился на особом столике камень. Говорили, что из ступеньки лестницы, об которую Пушкин при выпуске разбил классный колокол. Комната от этого называлась «Каменкой», а разбивание колокола вошло в традицию. Это был последний акт очень длинной и сложной церемонии «прощания». Вся она людная, всем лицеем, и только под вечер, после молитвы, уходящий курс остается один у себя. Тушатся огни, приносится камень. Старший в курсе (по времени пребывания в лицее) берет курсовой колокол, которым 6 лет нас будили, созывали на уроки и обед, и разбивает его о камень. Осколки разбираются, вделываются в золото и носятся, как брелоки».

А.С. Пушкин сочинил несколько праздничных приветственных стихотворений по случаю ежегодных празднований дня Лицея. Последнее из них было написано поэтом за три с половиной месяца до собственной смерти, 19 октября 1836 г., и в этом сочинении, видимо, сказывается некоторое предощущение поэтом близящейся кончины. На праздновании поэт не смог дочитать стихотворения вслух - слезы прервали его голос. За него дочитал другой.

...И первую полней, друзья, полней!
И всю до дна в честь нашего союза!
Благослови, ликующая муза,
Благослови: да здравствует Лицей!
Наставникам, хранившим юность нашу,
Всем честию, и мертвым и живым,
К устам подъяв признательную чашу,
Не помня зла, за благо воздадим.

В ноябре 1839 г. бывший директор Лицея Е.А. Энгельгардт писал М.Д. Деларю о том, что самое большое, что можно пожелать «лицейским», - это сохранить «чувство Сердца», ибо в «Сердце заключается все достоинство Человека: оно святилище, хранитель всех наших добродетелей, которых холодная, расчетливая голова знает только по имени и теории».

В конце 1843 г. Царскосельский лицей был реорганизован в Александровский и переведен в Петербург. А 29 мая 1918 г. постановлением Совета Народных Комиссаров учебное заведение было закрыто. Освободившееся здание занял Пролетарский политехникум. Символично и показательно для той эпохи. Хорошо хоть не додумались стереть следы о пребывании здесь первого поэта России и его друзей.

В честь 100-летия А.С. Пушкина инициативой поэта Иннокентия Анненского (1855-1909), в те годы директора местной Николаевской мужской гимназии, в Царском Селе был установлен памятник.

 

04lic

Памятник поэту Александру Пушкину в Царском Селе. Скульптор Р.Р. Бах, 1899-1900 гг.

А.А. Ахматова сказала о Пушкине: «Смуглый отрок бродил по аллеям, / У озерных грустил берегов, / И столетие мы лелеем / Еле слышный шелест шагов».

К счастью, эти строки справедливы уже не столетие, а целых два. Одним четверостишьем Анна Андреевна связала воедино элегический строй Царскосельского романтического парка (с его дворцом, беседками, фонтанами, скульптурами), с тем, во что вылился для России «шелест шагов» в осенних аллеях юного гения, ставший, в конце концов, слышным всему миру.

015ic

Царскосельская осень

И хотя одним этим великим именем не исчерпывается ни суть Царскосельского лицея, ни его значимость в русской истории и в истории отечественной системы образования, самую яркую привязку к месту и времени совершил именно Пушкин, элегически сказавший перед прощанием с миром:

Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он, как душа, неразделим и вечен -
Неколебим, свободен и беспечен
Срастался он под сенью дружных муз.
Куда бы нас ни бросила судьбина
И счастие куда б ни повело,
Все те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село.

http://rusedin.ru/2010/10/19/%c2%abblagoslovi-da-zdravstvuet-litsey%c2%bb/




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме