Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Там, где Небо

Наталья  Горенок, Православие и современность

15.10.2010

Чтобы попасть в Италию на автомобиле или автобусе, нужно пересечь Альпы. Горы перед путешественником появляются неожиданно: едешь по равнине и вдруг видишь на горизонте что-то темное, напоминающее скопление грозовых облаков... В горах (а они такие разные!) на каждом повороте автобус единодушно выдыхал: «Ух ты!» - и путешественники массой «перетекали» с одной стороны на другую, стараясь с помощью фотоаппаратов запечатлеть увиденное хотя бы через окно.

Так начиналось наше паломничество в Италию. Его целью и завершением была Туринская плащаница, но до Турина нам предстояло проехать почти всю страну. Практически все мои спутники говорили, что раньше совершенно не воспринимали красавицу Италию как место паломничества. Может быть, поэтому она подарила нам совершенно неожиданные чувства - потрясения, радости, благодарности, близости святых, ощущение присутствия Неба на земле.

Город святого Марка

Неужели уже сегодня мы увидим Венецию, город-легенду? Я хотела здесь побывать с самого раннего детства: увиденный на какой-то картинке «город на воде» с каналами вместо улиц поразил воображение. Может быть, поэтому в Венеции не оставляло чувство нереальности происходящего - с той минуты, как мы приблизились на катере к Старому городу, к его островной части (Старый город располагается на 117 островах Венецианской лагуны).

К этому дню мы находились в дороге несколько дней: миновали Польшу, Чехию и Австрию, налюбовались своеобразной архитектурой европейских городков, посетили по дороге множество старинных католических костелов и уже начали от них уставать. Поэтому очень радостно было увидеть на туристическом причале у венецианских отелей фигуру православного священника, которая, с одной стороны, показалась такой привычной и даже родной, а с другой - выглядела полным контрастом к окружающей обстановке.

Священник Алексий Ястребов, настоятель прихода святых жен-мироносиц в Венеции, кратко рассказав о городе, посетовал, что мы приехали всего лишь на несколько часов: «В Венеции столько святынь, что паломникам стоит приезжать минимум на несколько дней». Мы следуем за стремительно движущимся батюшкой и, едва свернув с шумной набережной, оказываемся во дворе-колодце, где прямо на окнах домов совершенно буднично развешано постиранное белье. Одной стенкой колодца оказывается древний (постройки VIII века!) католический храм-базилика святого Иоанна Предтечи. Здесь в открытой стеклянной раке почивают нетленные мощи патриарха Александрийского Иоанна, прозванного Милостивым.

- К сожалению, современные христиане мало знают о святителе Иоанне Милостивом, жившем в начале VII века. А ведь это был духовный столп - наставник таких великих святых, как Софроний Иерусалимский и Иоанн Мосх, автор «Луга духовного»,- рассказывает отец Алексий.- Но главное - святитель Иоанн был человеком потрясающего сердца. Его против воли избрали патриархом, и он был настоящей головной болью для своих экономов. Прибыв на кафедру, он сказал им: «Перепишите всех моих благодетелей в городе Александрии». Его спросили: «Кто эти благодетели?» - «Нищие, убогие, вдовицы». Когда переписали всех неимущих - их оказалось семь тысяч человек - каждому было установлено ежедневное пособие. В истории, кстати, это был первый пример систематической благотворительности. Святой сам шел к больным, нищим и постоянно раздавал милостыню. Это был его принцип: найти, чтобы помочь. 

Отец Алексий служит для нас молебен святым Иоанну Милостивому и Савве Освященному (в этом же храме хранится наперсный крест преподобного). 

- Не забудьте поблагодарить дона Джованни - настоятеля этого храма,- напоминает он.- Далеко не всегда католики так доброжелательно относятся к православным паломникам. Есть храмы, где нужно письменно и за месяц обращаться к настоятелю с просьбой разрешить отслужить молебен у мощей святого, почитаемого в Восточной Церкви. А здесь нам рады всегда.

Мы благодарим провожающего нас, добродушно улыбающегося отца Джованни по-русски и по-итальянски («Грацие!») и отправляемся дальше. 

По узким улочкам Венеции, минуя множество мостов и мостиков, фотографируя невозмутимых колоритных гондольеров и яркие карнавальные маски (в Венеции они повсюду!), мы добираемся до Свято-Георгиевского кафедрального собора, построенного в 1577 году: это был первый православный храм, возведенный греками-византийцами, оказавшимися в изгнании после падения Константинополя. 

От одного из входов ступеньки ведут... прямо в канал. Внутри храма, по сторонам от Царских врат - прекрасные традиционно византийские иконы Спасителя и Божией Матери, деревянные резные стасидии. 

- Христос воскрьесе! - встречает нас греческий священник - митрополичий протосинкелл [1] архимандрит Евангелос (Ифантидис).

Надо сказать, что наше путешествие начиналось на Светлой седмице, и пасхальное настроение придавало свою окраску всему, что с нами происходило - умножая радости, скрашивая трудности (неизбежные «искушения»).

Отец Евангелос вынес из алтаря для русских паломников святыни храма - ковчеги с частицей мощей великомученика Георгия и десницей святителя Василия Великого. Серебряный ковчег с десницей выполнен в виде руки, поэтому, когда отец Евангелос благословлял им и возлагал его на голову паломника, возникало трогательное чувство, что сам святитель благословляет тебя... 

Пока наши паломники прикладывались к мощам, мы все вместе пели Пасхальный тропарь по-русски. А когда благословение завершилось, запел по-гречески сам отец Евангелос. Мне впервые довелось услышать византийский распев «вживую». Манера пения у греков очень сдержанная, нет в ней никакого напряжения или экзальтации. И в то же время в голосе отца Евангелоса слышалось столько внутреннего ликования, что Пасхальная радость наполнила, казалось, все вокруг... Воистину воскресе Христос!

* * *

- Сейчас мы увидим самое византийское храмовое здание из всех, сохранившихся на земле,- говорит нам отец Алексий, остановившись на последнем повороте к легендарному собору святого Марка.- Предполагают, что он был построен по образцу собора святых апостолов в Константинополе - это была вторая по важности церковь, домовый храм константинопольских императоров. Сан-Марко ведь тоже вплоть до 1807 года, то есть тысячу лет, был домашней церковью венецианских правителей, он примыкает к Дворцу Дожей.

Теперь меня спрашивают, кормила ли я знаменитых голубей на площади Святого Марка. Отвечаю честно - голубей даже не видела! Площадь была до отказа заполнена людьми, и вся эта многотысячная, многоязычная толпа производила такой гомон, что и нам не оставалось ничего другого, как кричать, если надо было что-то сказать своим спутникам. 

Отстояв небольшую очередь, мы входим в Сан-Марко. О, если бы можно было провести здесь весь день! Только тогда, наверное, было бы возможно рассмотреть византийские мозаики этого удивительного храма. Мозаики базилики создавались в течение двух веков, начиная с 1071 года, они занимают более четырех тысяч квадратных метров поверхности стен и куполов. Благодаря им кажется, что даже в самый пасмурный день храм пронизан солнечным светом. Где-то услышала: золотое сияние Сан-Марко дарит ощущение радости жизни земной и надежду на жизнь вечную...

В алтарной части собора (а алтарь здесь, как в истинно восточном храме, расположен в алтарной апсиде, за пустующей сегодня алтарной перегородкой) находится знаменитый Пала д'Оро - «золотой алтарь» (в византийской традиции его назвали бы, скорее, золотым иконостасом). Пала д'Оро можно, конечно, описать с помощью количественных характеристик: этот иконостас размером 3,34 на 2,51 метра составляют 250 золотых миниатюр, выполненных в технике перегородчатой эмали и усыпанных драгоценными камнями. Но эмоциональное впечатление передать очень трудно... 

Сегодня Сан-Марко печально известен тем, что здесь находится множество святынь и шедевров византийского искусства, которые попали в Венецию после варварского разграбления крестоносцами Константинополя в 1204 году. К ним относятся квадрига бронзовых коней на западном фасаде (оригинал квадриги, который находится сейчас в музее, создан в IV веке до н.э.!), значительная часть Пала д'Оро, особо почитавшийся византийцами образ Божией Матери, именуемый Никопея (Победоносная, Дарующая победу).

Однако мы пришли в базилику прежде всего затем, чтобы поклониться святому апостолу Марку: его мощи находятся в гробнице под алтарем собора. С 828 года, то есть с тех пор, как его мощи были привезены купцами в Венецию из Александрии, венецианцы считают апостола небесным покровителем своего города. Тогда пришедшие к власти в Египте арабы-магометане активно разрушали христианские храмы или обращали их в мечети. В том же году в Венеции началось строительство базилики для главной городской святыни (на протяжении своей истории храм неоднократно перестраивался). 

Святой апостол и евангелист Марк, апостол от 70-ти, юноша, который в ночь Крестных страданий Христа следовал за Ним, завернувшись в плащ, стал ближайшим сподвижником апостола Петра. Он посвятил свою жизнь Христову благовествованию и принял мученическую кончину в Александрии в 63 году... Нам разрешают подойти поближе, поклониться святому, дотянувшись рукой через специальное отверстие до его гробницы, которая находится внутри престола (а это разрешают не всегда - некоторые охранники Сан-Марко с пониманием относятся к «чудачествам» русских паломников, а некоторые - нет). 

Когда мы вновь вышли на площадь Сан-Марко, я поняла: что-то произошло. Все стихло внутри, и гомон площади показался каким-то... посторонним, совершенно незаметным. 

В Венеции мы были четыре часа и в общем-то мало что видели. Те, кто не пошел «по храмам» по программе паломнической экскурсии, успели, казалось бы, гораздо больше: и голубей покормить, и на гондоле покататься, и посидеть в ресторанчике на одной из венецианских улиц. Но - честное слово! - если бы у меня была возможность повторить это время, чтобы провести его как-то по-другому, я оставила бы все, как оно было, ни минуты в этом не сомневаясь.

Рим - город Креста

К словам «Рим - второй Иерусалим» до своего паломничества я относилась с некоторым скепсисом, даже не столько из-за того, что мало что знала о святынях Рима, сколько потому, что казалось - никакое другое место в мире не достойно сравнения со Святой Землей. И это была ошибка - из числа тех, в которых признаешься с радостью.

В Рим мы въезжали не по Виа Аппиа (Аппиевой дороге, существующей несколько тысячелетий), а по Виа Тибуртина - совсем с другой, северной стороны. Несмотря на то что дорога была «не та», все время вспоминалось старинное предание о том, как апостол Петр, уходя из Рима, чтобы избежать казни во время Нероновских гонений, на Аппиевой дороге встретил Христа и спросил Его: «Куда идешь, Господи?.. Quo vadis?.. Камо грядеши?..» - «Раз ты оставляешь народ мой, я иду в Рим на новое распятие». Получив от Господа такой ответ, святой Петр вернулся на верную смерть. Представить, как это все происходило, в окрестностях Рима очень легко: здесь, кажется, многое осталось таким же, как две тысячи лет назад: оливковые и цитрусовые сады, открытые каменоломни, где добывают камень для построек...

Наше знакомство с Римом началось с церкви святого Иерусалимского Креста (Санта-Кроче-ин-Джерусалемме). В специальном приделе - капелле Реликвий - хранятся привезенные в Рим из Иерусалима святой равноапостольной Еленой частицы Креста Господа, Его тернового венца, гвоздей и чудом сохранившееся титло. В католических храмах к святыням - «реликвиям» - прикладываться не принято: как правило, мощи святых находятся под престолами или в специальных сосудах-реликвариях, в стеклянных витринах, похожих на музейные. Православных паломников это обычно несколько разочаровывает. 

И вот мы - в Санта-Кроче. Иногда в католических храмах мы пели тропари - если были уверены, что это никому не помешает. Так и здесь - мы запели тропарь Кресту, но... не все смогли его допеть до конца из-за того, что пришлось сдерживать слезы - настолько сильным было ощущение близости Святыни. Мне рассказывали о подобном те, кто побывал в Иерусалиме - иногда плачешь и не знаешь, от чего... 

Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский <...> и написано было по-еврейски, по-гречески, по-римски. Первосвященники же Иудейские сказали Пилату: не пиши: Царь Иудейский, но что Он говорил: Я Царь Иудейский. Пилат отвечал: что я написал, то написал (Ин. 19, 19-22). 

Так пришло ощущение, что Рим - действительно второй Иерусалим, и не только по количеству и значимости святынь, но и потому, что многие из них связаны с Крестом Спасителя, Его Страстями; потому, что тысячи людей в первые века христианства приняли здесь мученическую смерть за Христа.

В историческом центре Рима, на Латеранском холме, в здании папской капеллы Святая Святых находится Святая лестница, которую также перенесла сюда благочестивая царица Елена. По этой лестнице Спаситель дважды поднимался на суд к Пилату, на ней остались следы Его крови. Сейчас мраморная лестница «одета» дополнительным деревянным покрытием, иначе даже мрамор был бы давно истерт коленями миллионов паломников. Рассказывают, что после перенесения монтировали лестницу сверху вниз для того, чтобы даже случайно не наступить на нее ногами - так велико было всегда благоговение перед этой святыней. Смотришь со стороны и думаешь: 28 ступеней - кажется, это не очень много, почему же паломники поднимаются так медленно? Можно ответить на этот вопрос только, если повторить их путь, на коленях, с молитвой на каждой ступени. И заметнее всего вовсе не боль в коленках - приходит почти физическое ощущение тяжести... Нет, не Креста - страдания Спасителя человек вряд ли может «примерить» на себя; скорее - это душевная тягота присутствия у Креста, которую Господь дает почувствовать многим... 

Когда идешь по центру Рима, Колизей открывается неожиданно - вдруг возникает в конце улицы величественное строение - символ города, который невозможно не узнать. Снова - тысячи туристов, суета, люди в костюмах исторических персонажей, с которыми можно сфотографироваться... Думается, мало кто из тех, кто сегодня сюда приходит, всерьез задумывается о том, что это грандиозное сооружение, вмещавшее до 50 тысяч зрителей, было местом мучений первых христиан. Мы - помним это и поем тропарь мученикам прямо у стен Колизея, ненадолго привлекая внимание окружающих. 

Как всегда, стараешься представить, как это было. Горстка христиан на арене - и десятки тысяч людей, жаждущих крови и зрелищ... Жутко. Насколько же жестокими были (и становятся) люди без Христа, сколько же понадобилось усилий, чтобы языческий Рим стал христианским! Нужно увидеть колоссальные руины Вечного города, чтобы хоть немножко понять сущность апостольского подвига и его значение в твоей собственной жизни. 

Петр и Павел

В день, когда мы попали в собор Иоанна Крестителя на Латеранском холме (Сан-Джованни-ин-Латерано), у его стен грохотали динамики: на площади у храма проходила массовая акция в поддержку сотрудников организации «Врачи без границ», попавших в плен в Судане. Вот это сочетание древнего и современного, истории и сегодняшнего дня больше всего удивляет в Риме. Так, например, в баптистерии, построенном в 440 году императором Константином, с фресками, изображающими крещение оглашенных в белых одеждах, все так же крестят нарядных детишек в белоснежных платьицах... 

Сан-Джованни - кафедральный собор Рима. Первый храм на этом месте был освящен в 324 году, он много раз перестраивался и свой современный вид приобрел в 1735 году. В католических соборах уровня Сан-Джованни или святого Петра в Ватикане можно любоваться шедеврами мастеров, включая Микеланджело и Рафаэля, можно восхищаться возможностями человеческого разума, благодаря которому были воздвигнуты эти грандиозные архитектурные сооружения. И мы, конечно, любовались и восхищались. Но сердце тянулось к святым и святыням и согревалось в их присутствии.

В Сан-Джованни, в так называемом табернакле (резном украшенном возвышении) XVI века, над алтарем хранятся главы апостолов Петра и Павла, а в одной из капелл - столешница, на которой совершалась Господом Тайная Вечеря. В соборе Санта-Мария Маджоре, любимом и туристами, и самими римлянами,- ясли Христа. В церкви святой Марии на Жертвеннике пребывают мощи святой царицы Елены; в баптистерии, о котором я уже упоминала,- священномученика Киприана и мученицы Иустины. В древнем храме преподобного Алексия, человека Божия, под алтарем - мощи этого святого и мученика Вонифатия, лестница, под которой святой Алексий жил как нищий в доме своих родителей. И это лишь малая толика святынь, к которым мы успели прикоснуться и которые оставили свой теплый след в душе. Но апостолы Петр и Павел, которых Церковь именует Первоверховными, занимают здесь совершенно особое место. 

Господь судил своим апостолам - таким разным и в то же время похожим, потому что оба заслужили определение «пламенный духом»,- пострадать в Риме. Церковное предание говорит, что оба они были казнены в 67 году от Рождества Христова. В один ли день - доподлинно неизвестно, Церковь объединила их память, скорее, по общности их подвига. Когда в храме совершается служба апостолам, иногда поется: «...чтим болезни и труды ваша» [2]. Вечный город до сих пор хранит свидетельства этих болезней и трудов.

Большую часть сведений о том, как происходило апостольское служение святого Петра, мы находим в книге Деяний апостольских. Трудами апостолов Господь ежедневно прилагал спасаемых к Церкви (Деян. 2, 47): после первой же Богодухновенной проповеди Петра в день Пятидесятницы 3000 мужей израильских обратились ко Христу. В 42 году по Р.Х. внук Ирода Великого, Ирод Агриппа, начал первые в истории гонения на учеников Христовых: и убил Иакова, брата Иоаннова, мечом... вслед за тем взял и Петра... и, задержав его, посадил в темницу (Деян. 12, 2-4). Книга Деяний далее повествует, что в ночь накануне назначенной казни Ангел Божий явился к Петру в темницу, и цепи упали с рук его (Деян. 12, 7). Оковы эти ныне хранятся в Риме: в V веке императрица Евдоксия получила их в дар и построила специально для них базилику, которую сегодня называют Сан-Пьетро-ин-Винколи - «Святой Петр в веригах». 

О жизни и служении апостола Петра в дальнейшем рассказывает церковное предание. Это действительно был бесконечный путь, полный трудов и скорбей. Все Средиземноморье, Малая Азия, Египет были призваны им к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах (1 Пет. 1, 4). Известно, что апостол и евангелист Марк написал свое Евангелие по просьбе и со слов апостола Петра для римских христиан. В Рим святой Петр прибыл незадолго до смерти: зная, что скоро должен оставить храмину мою, как и Господь наш Иисус Христос открыл мне (2 Пет. 1, 14). Он был распят вниз головой (таково было смиренное желание самого апостола) в так называемом цирке Нерона, где в то время совершались казни христиан, и погребен неподалеку от этого места. 

Апостол Павел, который всю жизнь каялся в том, что был гонителем христиан, и говорил о себе, что Господь явился ему как некоему извергу (1 Кор. 15, 8), так повествует о своих «трудах и болезнях» в своем Втором послании к Коринфянам: Я ...[был] в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти. От Иудеев пять раз дано мне было по сорока [ударов] без одного; три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл во глубине [морской]; много раз [был] в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе (2 Кор. 11, 23-27).

Девять месяцев до своей казни Павел провел в темнице. Как римский гражданин, он был усечен мечом и был похоронен за городской чертой: его ученица, благочестивая христианка Лукина, испросила тело и погребла его в своем имении на Остийской дороге...

Прежде чем попасть в Риме к самим апостолам (то есть в храмы, воздвигнутые в их честь над их мощами), мы смогли увидеть место их мучений - Мамертинскую темницу (к сожалению, попасть внутрь мы не смогли из-за реставрационных работ). С IV века до н.э. эта подземная тюрьма у подножия Капитолийского холма считалась одним из самых страшных мест Рима: она была устроена, скорее, как место казни, а не для содержания преступников. Здесь провели свои последние дни святые первоверховные апостолы. Рассказывают, что римский воин грубо втолкнул в подземелье апостола Петра - он ударился о каменную стену темницы, и на ней отпечатался его лик... 

Места упокоения апостолов почитались с глубокой древности. Базилика Сан-Пьетро была построена в 324 году, в правление первого христианского императора Константина, и ее алтарь был устроен прямо над могилой апостола. С XV века, в период расцвета и господства католицизма, решено было построить на этом месте грандиозный собор, который и поныне считается самым большим христианским храмом мира. Сегодня Сан-Пьетро - главный храм Ватикана. Крипта собора, представляющая собой извилистый подземный коридор, открыта для посещения, здесь похоронены многие Римские папы. Большим почитанием католиков окружена могила папы Иоанна-Павла II, здесь непрестанно текущая по подземелью лента народа приостанавливается. Но мы торопимся дальше - к гробнице святого апостола в центре крипты. 

Вот и она - в центре особого помещения (маленького храма?), выложенного цветным мрамором, отделенного от нас стеклом. Но мы проделали такой путь к святому апостолу, что это прозрачное «препятствие» - совсем не то, что может помешать молитве к нему. Пожалуй, самое главное, что осталось в памяти,- чувство глубокого благоговения, ощущение внутренней силы, которой обладал и в земной жизни, и по преставлении тот, кому Сам Господь, взглянув на него, сказал: ты - Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: камень (Петр) (Ин. 1, 42)...

Храм Сан-Паоло, воздвигнутый над мощами апостола Павла, находится достаточно далеко от исторической части Рима. Его полное название - «базилика святого Павла за городскими стенами», она тоже была заложена еще императором Константином. Вероятно, благодаря своему загородному положению она никогда не была такой шумной и помпезной, как Сан-Пьетро. Эта базилика выглядит строгой, но не холодной. Вокруг - парки, и здесь много молодежи и родителей с маленькими детьми. 

Мы спускаемся к самой гробнице под алтарем. Над ней вериги святого апостола. Снова поем тропарь, затем кондак святым, а потом каждый молится о чем-то своем. Но естественнее всего здесь - молитва о том, чтобы Господь укрепил нашу веру, пролил в наши сердца хоть каплю той ревности по Богу и любви к Нему, которой пламенели святые апостолы. 

Рядом с такими святыми категория времени исчезает. Мы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу (Еф. 2, 19).

Окончание в следующем номере


[1] Протосинкелл епархии - ближайший помощник правящего архиерея, обычно в сане архимандрита.

[2] Величание общее апостолу.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=10958&Itemid=90




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме