Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«От признательного игумена Ионы…»

Наталья  Волкова, Православная вера

08.10.2010

Старые семейные фотографии часто хранят тайны. Порой их уже нельзя раскрыть, ведь сами по себе светоизображения все-таки старше, чем их герои. Но иногда, при некотором усилии, все же можно на мгновение заглянуть за завесу времени.

Эта история, история одной фотографии, началась очень просто: на столе у коллеги я заметила старый черно-белый снимок, на котором был изображен монашествующий священник в полный рост. «Кто это?» - «Это фотография, оставшаяся от бабушки моего мужа». Полюбопытствовала - на обороте увидела надпись: «В молитвенное воспоминание Ежовой Наталии Андриановне от признательного игумена Ионы (Васильченко). 13 мая 1947 года, г. Балашов». Стало интересно: кто же такие Наталия Андриановна и игумен Иона? Как они встретились, кем были? Может быть, кому-то этот интерес покажется странным, праздным, ненужным, однако я думаю, что, узнавая о тех, кого уже давно нет на свете, мы словно углубляем собственную жизнь, укрепляем вертикальное измерение бытия...

После этого мы встретились с внуком Наталии Андриановны, Михаилом Ежовым. К сожалению, выяснилось, что об игумене Ионе и о том, какую роль он играл в жизни Наталии Андриановны, он ничего не знает. За что был ей признателен священнослужитель, узнать не удалось, однако благодаря рассказу Михаила и помощи Веры Ивановны Корниловой, архивариуса Саратовского епархиального архива, которая нашла личное дело отца Ионы, два человека словно вернулись к жизни, обрели зримые очертания...

Наталия Андриановна Ежова, в девичестве Некрасова, родилась в 1909 году в селе Синенькие на берегу Волги. Семья Некрасовых по тем временам была стандартная: отец, мать и всего семь детей - трое сыновей, четверо дочерей. Два старших брата еще до рождения Наталии уехали на Аляску, затем перебрались в Сан-Франциско. Михаил хранит письма своих дедов, которые писали на Родину до 1937 года,- после этого по понятным причинам переписка прервалась...

Наталия выросла в верующей крестьянской семье (после революции ее родителей называли середняками), рано вышла замуж - за Александра Ежова, который родом был из села неподалеку. В 1925 году Ежовы приехали в Саратов, Александр поступил в военное училище, стал офицером, кадровым военным. В 1933-м родился сын, в 1937-м - дочь. А в 1941-м началась Великая Отечественная война. Муж Наталии Андриановны погиб под Серпуховом, в первом же бою. Она осталась с двумя детьми совершенно одна, но замуж так больше и не вышла.

Нам, нынешним, сложно представить себе ту жизнь - полуголодную, холодную, в городе, который бомбили фашисты. Еще сложнее представить то, что чувствовала женщина, получившая похоронку в самом начале войны и уже никого с фронта не ждущая... Как удавалось ей держаться, откуда она черпала силы? Ответ прост: вера. Вера в Божию милость и Божию любовь.

- Даже когда дед стал офицером, бабушка не бросала храм,- рассказал Михаил.- Она вообще пока ходить могла, в церковь ходила. Молилась утром и вечером, перед каждым важным делом. Лампадка у икон всегда теплилась... Помню, что пекла она жаворонков Великим постом, на Пасху - куличи. Говела всегда строго.

Михаил как святыню бережет переписанный Наталией Андриановной 90-й псалом: его она вшила внуку в пояс, когда провожала в армию. Простой тетрадный листок в клеточку...

Наталия Ежова была прихожанкой сначала Духосошественского, а потом Троицкого собора. Пела в хоре. Помогала шить. Ей даже в храме дали швейную машинку «Зингер», чтобы она могла кормить себя и детей. В голодные годы помогали картошкой.

Умерла Наталия Андриановна в 1993 году, оставив после себя добрую память, немного фотографий, дневник, письма от братьев и - снимок игумена Ионы... Наверное, познакомиться с ним она могла в Духосошественском соборе, где отец Иона служил в 1936 году.

Игумен Иона (в миру Николай Емельянович Васильченко), судя по его личному делу, которое хранится в Саратовском епархиальном архиве, тоже был выходцем из крестьянского сословия. Родился он в 1881 году, в деревне Михайловке под Курском. В его формулярном списке записано, что почти до 30 лет он жил в Киево-Троицком монастыре, где был послушником, канонархом и регентом монастырского хора. По каким причинам он перебрался в Саратов, не ясно, однако в 1910 году он был пострижен в монашество епископом Вольским Гермогеном, ныне прославленным в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Отец Иона, как и многие другие пастыри Русской Православной Церкви, перенес тюремное заключение: в 1936 году он был арестован и шесть лет провел в лагерях. Вышел во время войны, в 1942 году, служил регентом в Благовещенском соборе Вольска. Через три года он стал регентом народного левого хора Троицкого собора. Через год, в 1946-м, получил назначение в Балашов, в единственный открытый в городе храм во имя Архангела Михаила. Служил здесь вторым священником.

В конце 1947 года игумен Иона был вызван епископом Борисом (Виком) в Саратов для служения в Крестовой церкви во имя святителя Феодосия Черниговского, которая располагалась в архиерейском доме. Затем он был назначен «надзирателем», то есть инспектором во вновь открытую Саратовскую духовную семинарию.

Окончил игумен Иона всего лишь церковноприходскую школу, поэтому в его личном деле везде написано, что образование у него было «нисшее». Конечно, в документах, которые отец Иона заполнял сам, встречаются и орфографические ошибки, однако все подобные мелочи извиняет письмо, подшитое к личному делу, теплое и трогательное - более 20 «верующих прихожан» Михаило-Архангельского храма города Балашова просят вернуть им вторым священником отца Иону: «За весь период нахождения и пастырского служения в храме нашем священника о. Ионы (Васильченко Николая Емельяновича), он всеми своими душевными качествами и как пастырь духовный приобрел любовь и глубокое уважение верующих прихожан и прихода церкви». Присоединяется к этой просьбе и настоятель балашовской церкви протоиерей Василий Кудряшов: «Служа в городе Балашове, [игумен Иона] пользовался уважением в приходе и проявил пастырскую заботу по благоустройству храма».

Скончался отец Иона в 1951 году. После него осталось несколько фотографий, личное дело в девять листов и - снимок, когда-то подаренный Наталии Андриановне Ежовой. Простой черно-белый снимок, который вернул из небытия хороших людей и заставил вспомнить о смысле привычного словосочетания «вечная память».

 

Наталья Волкова
Фото из архива Михаила Ежова
Газета «Православная вера» № 19 (423) 2010 г

 

Опубликовано на сайте Православие и современность 

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=10873&Itemid=3




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме