Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Русские на земле Эллады

Евгений  НикифоровСвященник  Александр  Носевич, Радонеж

23.09.2010

С отцом Александром Носевич, настоятелем Свято-Троицкого храма в Афинах, и матушкой Натальей я встретился в «Морском походе», организованном Центром национальной славы. За десять дней, которые мы провели вместе на пароходе «Одиссей», совместно молясь, дискутируя и  проводя время в беседах, мы очень сблизились. И мне очень захотелось, чтобы о жизни этих замечательных людей, о том, как живут русские и «русские греки» в Греции узнали и наши читатели.

Е.Н. -Отец Александр, прежде всего к вам вопрос. Как вы оказались в Греции?

 

О.А.- Закончив Духовную семинарию и Академию, поехал учиться в Афинский университет, где закончил богословский факультет. Промыслом Божиим мне в Греции предложили остаться в качестве священника в Свято-Троицком храме Афин, потому что его настоятель отец Тимофей уходил на пенсию. Нынешний, Константин, немоществует. Требовались свежие силы, чтобы поддержать довольно многочисленную русскоязычную общину. Мне непросто было принять решение, потому что, хотя община русская, в 1924 году она перешла под юрисдикцию Элладской православной церкви.

Е.Н.- Сколько лет вы уже здесь в Греции, на этом приходе?

О.А. - Четвертый год я в качестве священника. И конечно, вижу, как необходимы духовная поддержка, помощь людям, которые приходят со своими проблемами, трудностями. Приходится участвовать в судьбе каждого человека. Оторвавшись от родной Земли, от своего Отечества, конечно, иначе оцениваешь жизнь человека, его душу, его сердце, чем в России.

Е.Н.- А сколько здесь в Греции, русских? Кто составляет основу вашей общины?

О.А.- Из эмигрантской общины, практически уже никого не осталось. В основном это уже новая волна, приехали в 90-х годах, по разным причинам. Кто-то приехал искать себе заработок. Кто-то вышел замуж, или женился на ком-то из местных и остались навсегда. Есть еще посольские работники. Отдыхающие. Очень большой спектр.

Е.Н.- Греция -  небольшая страна, 10 миллионов, по-моему, населения? В Афинах пять миллионов, то есть, половина населения, а русских сколько, кто они?

О.А.- От тридцати до трехсот тысяч обычно насчитывают.  Очень смешанная паства. Есть потомки белоэмиграции. Есть и те, кто переехал из Советского Союза. Есть приезжие из понтийских греков, есть люди из стран СНГ -  Белоруссии, Молдавии, Украины, Грузии, Казахстана, Киргизии. Можно встретить со всей территории бывшего Советского Союза. Даже есть православные поляки!

Е.Н.- И они все приходят к вам в храм?  Триста тысяч  - это громадное количество людей, и все они ходят только к вам в храм, или разбросаны по разным приходам?

О.А.- Триста тысяч -  это все русскоговорящие, а тех, кто признает себя православным, конечно, намного меньше. Кроме того, люди ведь приходят и в греческие храмы. Наш храм -  историческая русская церковь, созданная еще во времена Николая I, когда Указом Его Императорского величества в 1833 была образована Русская духовная миссия. С переездом в Афины она получила известность как Афинская духовная миссия. Одним из первых настоятелей был известнейший церковный деятель, отец Антонин Капустин, прибывший сюда еще  иеромонахом. За десять лет он смог поднять из руин тот храм, который стал нашей общинной церковью. В те годы Афины представляли собой жалкое зрелище. Затем он был отозван в Петербург и отправлен в Святую Землю, где обессмертил свое имя.

Е.Н.- Вы сказали, что Афины представляли жалкое зрелище. А что вы имеете в виду?

О.А.- После вердикта Юстиниана Великого в Афинах были упразднены языческие философские школы. И поэтому из Центра образования Афины очень быстро превратились в глухую провинцию. Если вы посмотрите гравюры XVII - XVIII века, вы увидите только Парфенон и жалкую кучку домов, где располагался турецкий гарнизон. И больше ничего не было. Коровы только паслись. А от византийских памятников ничего не осталось. Землетрясения, войны их разрушили до основания.

Е.Н.- То есть, еще до недавнего времени Афины были деревней?

О.А.- Да. Сейчас это совершенно современный город, практически без исторического прошлого, если не считать Акрополь. Салоники по сравнению с Афинами выглядят намного солиднее.

Е.Н.- Вот, мы говорили, о ваших прихожанах. Что их приводит в храм? Каковы их судьбы?

О.А.- Очень сложный вопрос, потому что каждый идет своей дорогой. Кого-то Бог приводит. У кого-то проблемы, или умерли родственники, или человек просто захотел зайти помолиться, увидев такой красивый храм. Люди, которые приезжают поработать в Грецию, не настолько владеют греческим языком, чтобы достаточно хорошо понять текст греческой литургии, так как человек проникается литургией на своем родном языке. Думаю, русскоязычный народ именно поэтому тянется в наш храм.

Е.Н.- Насколько я знаю, греческий православный быт и обычаи, в значительной степени отличаются от наших.

О.А.- Конечно, есть своеобразие. Но основная причина все-таки язык. Он является препятствием для понимания богослужений? Да, наши традиции отличны. Например, у нас после литургии всегда есть молебны, панихиды. Этого не увидишь в греческих храмах. И, конечно, внутренний микроклимат, который создается всей приходской жизнью общины, придает человеку определенное мироощущение.

Е.Н.- Матушка, а Вы как оказались в Греции?

М.Н.- Греция - прекрасная страна. Я очень люблю Грецию. Я 15 лет живу здесь. И благодарю Бога за то, что моя судьба привела меня именно в Грецию. Я приехала на полгода, но промыслом Божиим осталась на всю жизнь. Это родина моего ребенка, теперь  уже и моя вторая родина. Любимая Родина. В Греции все,  от мала  до велика, чрезвычайно торжественно отмечают  основные праздники православия, особенно Пасху и Рождество. Это поистине национальные праздники. Их отмечают даже греки далекие от церковной жизни. Пусть даже люди один раз в год ходят в церковь, но на Пасху или Рождество обязательно. Здесь празднуют все - люди, город, страна, государство. Кроме того, в отличие от России, Шестая и Страстная недели - это не рабочие дни. Со Страстного четверга никто не работает, все посвящают себя храму. Потом Светлое Христово Воскресение и два дня после Пасхи - это торжество всей страны.

Е.Н.- Вот, интересно, когда приезжаешь в Грецию как турист - что видишь? Большей частью наши соотечественники приезжают на пляжный отдых, от Греции такое впечатление, что эта страна, прежде всего туристская, если и живущая православной жизнью, то внутренней, традиционно семейной. И у  многих создается впечатление, что наше русское благочестие выше. В храмах мы стоим, а не сидим, как иногда на греческой литургии. И у нас больше строгости.

О.А.- Безусловно, за внешним благочестием должно быть и внутреннее содержание. У греков нет на литургиях исповедей, тогда как у нас стоят толпы людей у священника под епитрахилью. Но это не значит, что люди не исповедуются. Как правило, у людей есть свой духовник и определенное разрешение от него, на какое время причащаться. Потом, устраиваются праздники,  всегда очень содержательные. Община собирается дружной семьей, Каждый друг друга, если не знает, то, по крайней мере, как-то внешне знаком. То есть, община все-таки есть. А у нас именно с этим  проблема. В России, как вы, собственно знаете, трудности с созданием общины.

М.Н.- А такие праздники, как Рождество и Пасха - это действительно семейные праздники. Все с утра выходят в храм, молятся, а потом собирается семья. Это семейный праздник, радость, как говорят греки, - «оло тосой». То есть, вся родня собирается -  двоюродные, троюродные, вот, именно «сой». Это слово греческое означает всю фамилию. А что касается того, что сидеть можно в греческих храмах, я не совсем согласна с вами. Потому что лучше сидя думать о молитве, чем стоя, думать о ногах. Потому что служба в зависимости от праздника, бывает разной. Бывают короткие службы, великопостные - длинные. И почему человек не имеет права присесть, если он устал, после работы пришел в храм. Он присядет и более сосредоточенно будет тогда думать о молитве,  чем стоять и думать, - скорее уж бы кончилась эта служба, скорей бы пойти домой, вытянуть ноги и отдохнуть. Так что мне наоборот нравится эта традиция в Греции, если человек по немощи не может стоять, почему бы ему и не сидеть.

Е.Н.- Ну, по крайней мере, на ектеньях они  встают, безусловно.

О.А.- Естественно. На великом ходе, на евхаристии все стоят, все делают также поклоны, как  в России, так и в Греции. В Греции есть замечательные благочестивые семьи. Выдающиеся подвижники. Не только в монастырях, но и многие миряне весь год в среду и пятницу постятся без масла, уж не говоря о рыбе и каких-то других послаблениях. Есть и очень много подвижников. Так же как в России, так и в Греции. Люди разные. Каждый        по немощи своей, по возможности. Но Греция по-настоящему православная страна в полном смысле этого слова, также как и Россия. Все здесь как надо. Все сохраняется, соблюдается -  и благочестие, и все. Но, опять же, люди разные.

Е.Н.- Вот, у нас битва идет до сих пор за основы православной культуры. А как здесь в Греции -  дети в школах получают какое-то религиозное образование?

О.А.- Обязательно преподается Закон Божий. За последнее время, к сожалению, появилась некоторые сложности. Это потому что политическая составляющая Греции направлена все-таки не на традиционные ценности, а зависит от мировых финансовых структур, что заставляет власть идти на какие-то компромиссы. Это проявляется и во всем обществе. Но в целом все-таки греки  - традиционалисты, очень консервативны по самому своему характеру. И хотя тут по-разному относятся к Закону Божию, который преподают в школе, тем не менее, это имеет всеобщий характер, дает основу. И нет ни одного, кто бы не знал, как правильно перекреститься, кто такой Христос, кто такая Божья Матерь. Нет никаких неправильных представлений, которые, к сожалению, очень сильны в той же России. Потому, что некоторая мифологизация, стереотипы, которые сложились в отношении Церкви в России, очень трудно преодолимы. А здесь нужна общая катехизация, планомерная и очень четкая форма преподавания. А суждение, что человек вырастет -  сам разберется, куда ему идти - в православие или еще куда-то -  в корне неверно. Как мы ребенка приучаем есть ложкой, чистить зубы, так мы прививаем ему и навык различать, что такое добро, что такое зло. Мы должны прививать ему понятие, что есть Бог, что есть православие и что есть неправославие. Это нормально. Это вполне в традиции и наших отцов, и дедов. И почему же это игнорируется, мне совершенно непонятно.

М.Н.- Да, я хочу добавить, что почти на каждом приходе Греции есть воскресная школа, где после литургии, после всех треб собирается молодежь, дети и священник, который проводит катехизацию. Они устраивают вечера, ездят в детский лагерь. Они беседуют о религии. То есть, это обычное явление, часть повседневной жизни прихода. А в школе обязательно в каждом классе преподается Закон Божий. Как мы проходим обществоведение, литературу, письмо, так и у греков обязательно в каждой школе, в каждом классе есть урок Закона Божия.

Е.Н.- А плоды-то есть, хочется спросить? Молодежь есть молодежь. И одним из инструментов отторжения молодежи от общества, от Церкви, в частности, являлось создание так называемой молодежной контркультуры, которая молодежь очень увлекает. Это и дискотеки, и специфическая музыка. Навязываются далеко нехристианские стереотипы поведения. Как здесь в Греции, молодежь еще принадлежит Церкви?

О.А.- Безусловно, постепенно разрушающая псевдокультура, так называемое, западное потребительство, влияет на умы и на сердца молодых людей. Все это заметно, но, тем не менее, роль православия огромна. Скажем, была очень тяжелая ситуация в Греции с монастырями одно время. Они пустели. Но планомерное, постепенное прививание основ православия, катехизация населения принесли свои плоды. Сейчас Афон наполнился молодежью. И в Греции сейчас основной состав монастырей  - это люди довольно молодых лет. И конечно, позиция предыдущего архиепископа Элладского, приснопамятного Христодула очень повлияла. Он заявил, что для молодого человека, как бы он  ни был одет, как бы ни выглядел,  двери храма всегда открыты. Пускай даже в сережках, в брюках, и так далее. Лишь бы зашел в храм. Действительно, человек, зайдя первый раз в храм и встретив там неприветливый прием, может быть, и не захочет никогда туда прийти. А некоторые задумаются и затем начинают сами меняться и внутренне, и внешне. Потому, что бывает ходишь мимо храма, может быть, миллион раз ежедневно и тебя никак не трогает. А иной раз зайдешь - и у тебя все переворачивается внутри. Ты сам начинаешь понимать, что твой внешний облик не соответствует тому, что происходит в храме. И все начинает меняться в твоей жизни. Поэтому никогда нельзя закрывать эту дверь.

Е.Н.- Греки народ православный, очень спокойный и приветливый. Когда приезжаешь в Грецию, кажется безмятежность разлита по этой стране. Поэтому, может, здесь и отдыхать так хорошо и легко. А вместе с тем греки народ гордый. Они считают  себя эллинами, наследниками древней цивилизации, а все остальные для них варвары. У них в характере есть такой странный шовинизм. Вот, как, во-первых, они относятся к русским вообще? К русским православным, во-вторых? И чувствуется ли это как-то в  церковных отношениях?

О.А.- Я думаю, что греки, в принципе, очень мудро поступают. Как раз нам в последнее время именно  этого  не хватает. Это очень грамотная  национальная политика. Они прививают внутреннее национальное самосознание людям, начиная от младенцев и заканчивая стариками. Греки чувствуют себя свободно и гордо наследниками той великой Эллады. Хотя могут и не знать, кто такой Демосфен, могут не знать, кто такой Сократ. Даже не догадываться об этом. Но, тем не менее, они в своей общей массе чувствуют свое внутреннее достоинство. И скажем, даже, вот если телепередачи идут -   там не показывают, как, к сожалению, сейчас на российском телевидении, мексиканскую или парагвайскую кухню. Они находят в какой-то глухой деревне бабушку, подходят к ней и говорят: «Вот, единственная, кто осталась, которая может печь именно такие пирожки, а никто другой не знает, как их делать. Просто есть кто-то, кто помнит, как это правильно сделать.  Вот, расскажи нам, как это делается».  - И бабушка начинает им рассказывать все это, показывает. Это предваряет национальная история, связанная с этим местом. Показываются местные красоты и так далее. И у человека просыпается чувство гордости за свою страну. Зачем нам гордиться красотами чужой страны, чужой культуры, когда у нас масса своего? И поднимается внутренний дух. Ощущение своей значимости. Это очень важно. Особенно в нашем русском обществе, которое находится в очень тяжелой ситуации, которое не знает, куда двигаться. Люди потеряли свою историю, свою культуру, они оторваны от своей земли. Это самое трагичное, что происходит в России. Мне это качество греков очень нравится, потому что если ты не будешь ценить свое, защищать свое, ты никогда не сможешь полюбить чужое.

Е.Н.- А на вашем, женском уровне. Как они относятся к вам как к русской?

М.Н.- Я, во-первых, не чистокровная русская. У меня намешена куча всяких кровей. Греческая, грузинская, русская, польская, французская. Но я никогда не считала себя ущемленной в этой стране. Наоборот, я была принята с большой любовью и теплом. Самый тяжелый момент в моей жизни имел место в первый год, когда, не зная ни одного слова по-гречески, я приехала в Афины. Не зная ни « да», ни « нет». Я осталась на улице. Без работы, без дома, без знакомых, без всего. Меня в монастыре преподобного Потапия, который находится в городе Лутраки, матушки первый раз в жизни видя в глаза, обняли, с любовью приютили. Дали мне кров, помогли найти работу и по сей день в моей жизни они всегда рядом со мной. За что я им очень благодарна. Надо сказать, что так себя проявляли  не только матушки этого монастыря, а каждый второй грек. Они участвуют в жизни всех иностранцев. Они сами были когда-то гонимы. Очень много греков живет за границей. Они знают, что такое жить без Родины. Они знают, что такое остаться без семьи, без родного дома. И они всем помогают. Мне очень помогли, когда родился мой ребенок. Я не знала проблем ни с одеждой, ни с едой, ни с теми же пеленками, колясками. Всё, всё было и у моего ребенка, и у моей семьи благодаря грекам. Я думаю, что на моей родине так бы к моему одиночеству, безвыходной ситуации  не отнеслись, так бы близко к сердцу не приняли бы мою ситуацию, не поддержали, как поддержали в Греции. За что я им очень благодарна и  очень люблю Грецию. И я не представляю себе жизни в другой стране, кроме Греции. Это уже теперь моя вторая родина. Я также люблю, как Грецию, так и Грузию, и Россию. Это тоже мои родины. Это мои корни. Но Греция для меня - это мое будущее и будущее моего ребенка.

Е.Н.- Батюшка, а что бы вы назвали главным, или отличительным качеством церковной жизни в Греции? Что паломникам было бы здесь поучительного увидеть, услышать, научиться?

О.А.- Традиционность, безусловно. И конечно, огромная любовь, которая оказывается к человеку. Опять же то, что касается духовной жизни, в тех же монастырях, все-таки первостепенное значение отводится не труду, а молитве. Что очень важно. Все-таки монастырь должен быть духовной семьей. Ведь для меня лично тоже поначалу было непонятно, как монастырь может состоять из трех -  четырех человек? Бывают и такие, что и два человека всего - монастырь, но это монастырь тем не менее. На острове Яндрус, например, игумен и дьякон - два человека. Прекрасный монастырь. У них мироточивая глава целителя Пантелеймона,  и народ едет туда. Паломников принимают. Прекрасный монастырь, чистый, ухоженный, молитвенный. То, что там по два-три человека, это на самом деле объяснимо. Если человек 16 в монастыре, то это считается огромный монастырь. Потому что все-таки монастыри - это духовная семья, и здесь не бывает разделения на игумена и духовника, игумен  - он же и духовник. Он как отец семьи. И поэтому душу каждого монаха, его помыслы, чем он живет, о чем думает  - он прекрасно знает. Это полноценная духовная жизнь. А когда 200-300 человек в монастыре -  то тут объять необъятное очень сложно. Поэтому именно такими маленькими общинами заполнена вся Греция. Редко можно встретить какой-то крупный монастырь.  Но такие вот мелкие монастыри как сеть покрывают всю Грецию. Они наполняют духовной жизнью все население. Потому что даже в отдаленных уголках, в горах, на островах, один-два монастыря уже влияют на духовную атмосферу. Люди к ним тянутся. Все это взаимосвязано, пронизывает насквозь смыслом и молитвой все общество.

Е.Н.- Меня удивило, что здесь есть масштабное внутреннее паломничество. Не только паломники из-за рубежа, но и множество греков паломничают по Греции. На каждом острове множество святынь. Вот, я помню,  мы приехали на остров Лесбос...

О.А.- Митилене они называют его. Решили отторгнуть старое название, чтобы даже в названии не было ассоциации с гей-сообществом.

Е.Н.- Мировое гей - сообщество в свое время пыталось там сделать свою базу.

О.А.- Они и сейчас пытаются. А остров очень бедный. Население живет скудно. Казалось бы, радоваться надо - они хотели туда сделать инвестиции, и все прочее. Но, провели референдум и весь остров сказал «нет»! Этой нечисти - ни за что!

М.Н.- И самое замечательное, что там есть масса святынь.  Практически в каждом монастыре, на каждом острове, в каждом храме есть святыня. Если не мощи, то частицы мощей. Мироточивые, чудотворные иконы есть везде. И многочисленные группы греческих паломников их посещяют.

О.А.- А было и так, что с Афона в Афины привезли чудотворную икону "Достойно есть". Так к ней круглосуточное паломничество было, гигантские очереди с утра до ночи.

Е.Н.- То есть, греческий народ сохраняет свою православную  веру  в полноте. Так вас послушаешь - и в Грецию захочется переехать жить, потому что уж больно картина-то благостная. Но, все-таки и проблемы есть?

О.А.- Безусловно.

Е.Н.- Какие бы главные проблемы вы могли указать? В вашей приходской жизни,  в отношениях между нашими Церквями?

О.А.- Конечно, проблемы всегда есть. Секуляризация общества сказывается. В нашей общине, конечно, проблема в том, что люди не воспитаны в духовных традициях. К сожалению, часто заблуждаются, приносят в храм какие-то свои неправильные взгляды. Смешение йоги, полусектантских представлений. С этим приходится работать, и это очень тяжело. То есть, практически почти каждого человека приходится воцерковлять в полном смысле этого слова,  как младенца. Во взаимоотношениях с греками тоже есть определенные трудности. Они уже воспитаны в традиции и не понимают, как мы этого не понимаем. Особенности наших людей в греческих храмах священники не совсем понимают. И это очень большая проблема на самом деле. Потому что, будучи однажды не понятым,  человек рискует уже никогда не зайти в храм, а это трагично.

Е.Н.- А вы, матушка, что бы сказали?

М.Н.- У меня нет проблем. Я довольна всем. Слава Богу. И приход, и храм у нас хороший, и настоятель у нас замечательный. Приезжайте в Грецию. Посмотрите, не пожалеете.

О.А.- Есть еще одна проблема. Это оторванность от своих корней. Сейчас приезжает новое поколение, не помнящее о том, что здесь столетие жили русские люди, наши эмигранты первой волны и приходится им напоминать. Это, например, создает проблемы с нашим старинным русским кладбищем в Пирее. Оно в полузаброшенном состоянии. Мы пытаемся сейчас что-то сделать, придумать способы как-то людей заинтересовать. Устраиваем субботники. Сейчас образовалось Общество русских эмигрантов. Оно пытается реставрировать, воссоздавать надгробия, потому что это одно из древнейших, можно сказать, даже самое древнейшее из русских кладбищ, в Европе. Там заслуженные, люди, цвет нации своего времени. И поэтому такое небрежное отношение к своим корням, к своим надгробиям очень плачевно. Оно безжалостно прерывает связь поколений. Этого не должно быть. Потому что, если мы не будем помнить свою историю, свою культуру, мы обречены на самое жалкое существование. И ничего хорошего нас не ожидает. Поэтому думать о своих предках, о своих отцах, дедах, которые заслужили эту честь, эту память, необходимо и не только в Греции, но и в России. Посмотрим на наши российские кладбища. В каком они состоянии? Посмотрим на кладбища у тех же лютеран, католиков. Разные вещи. Это очень характерно. Ведь до революции такого безобразия не было. Кладбища были в образцовом состоянии. Поэтому и в России нужно создавать такие общества, которые бы заботились о памяти своих предков.

Е.Н.- Да, к сожалению, состояние кладбищ говорит о том, как мы относимся к своим предкам в посмертной жизни, да и как мы заботимся о своей собственной загробной участи. Благодарю вас, отец Александр и матушка Наталья за беседу.

О.А. -  Спасибо большое за внимание и, конечно, передаем поклон нашим соотечественникам и просим их молиться о греческой земле и о тех русских, которые находятся не в России, но трепетно любят Россию и нуждаются в поддержке и памяти о всех нас.

http://www.radonezh.ru/analytic/13101.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме