Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Кто и как освобождал Прагу

Валентина  Марьина, Столетие.Ru

05.05.2010


События апреля-мая 1945 года: документы и факты …

Вопрос, кто освободил Прагу, почитай каждый год в преддверии майских праздников будоражит чешское общество вот уже на протяжении двух десятков «постреволюционных» лет. Историки, публицисты, журналисты, да и просто почитатели Клио «ломают копья», отстаивая свой взгляд на этот вопрос.

Прежде, в советско-коммунистические времена, все было просто: после войны утвердился и существовал в течение 45 лет тезис: Прагу освободила 9 мая 1945 г. Красная Армия, спешившая на помощь восставшим пражанам. В 90-годы это утверждение стало публично и настойчиво оспариваться. В зависимости от политических пристрастий и меры знания (или незнания) истории вопроса ответы на него были разные, а именно: пражские повстанцы, которые с 5 по 9 мая с большим или меньшим успехом вели бои с немецкими оккупантами; власовцы (так называемая Русская освободительная армия), пришедшие на помощь восставшей Праге; советские войска, вошедшие в столицу Чехословакии в ночь с 8 на 9 мая. Появились и такие утверждения: вечером 8 мая в Праге прозвучали последние выстрелы, её не надо было освобождать, она уже была свободна.

Активно обсуждаются и другие, связанные с основным вопросы. Например, такие: почему американская армия, оказавшаяся значительно ближе к восставшей Праге, чем Красная Армия, не пришла к ней на помощь и не вошла в город?

Почему ни западные союзники, ни СССР не оказали материальной помощи готовящемуся в Протекторате Богемия и Моравия восстанию?

Почему повстанцы, Чешский национальный совет, не смогли скоординировать свои действия с действиями Красной Армии?..

Начнем с событий, предшествовавших пяти дням (5-9 мая) непосредственных боев за столицу Чехословакии.

К середине апреля 1945-го ни у кого не вызывало сомнения, что дни гитлеровской Германии сочтены. С востока к Берлину, ведя жестокие бои, пробивались части Красной Армии, с запада – встречавшие несравненно меньшее сопротивление противника англо-американские войска. 2 мая советские войска овладели Берлином, но части вермахта, сосредоточенные на территории Чехии, продолжали ожесточенно сопротивляться Красной Армии.

18 апреля американские войска под командованием генерала Дж. Паттона подошли с запада к довоенным границам Чехословацкой республики и два дня спустя овладели чешским городом Аш. Но затем их наступление приостановилось. Вступившая на словацкую территорию еще осенью 1944 г. Красная Армия, преодолевая упорнейшее противодействие сил противника, продолжала освобождение страны. 4 апреля в восточнословацкий г. Кошице прибыли президент ЧСР Э. Бенеш и сформированное в Москве первое правительство Национального фронта чехов и словаков.

30 апреля 1945-го Красной Армией была освобождена Моравска Острава, в тот же день американские войска заняли Мюнхен. Чехия пока оставалась во власти оккупантов. Здесь дислоцировалась крупнейшая к концу войны группировка немецких армий «Центр» под командованием генерал-фельдмаршала Ф. Шёрнера, насчитывавшая около миллиона солдат и офицеров. К началу мая она оказалась в гигантском «котле».

1 мая войска 1-го УФ (маршал И.С. Конев), участвовавшие в Берлинской операции, получили директиву Ставки Верховного Главнокомандования Красной Армии: использовать части его правого крыла «для стремительного наступления в общем направлении на г. Прага». 2 мая 2-ой УФ получил директиву: «главные силы фронта развернуть на запад и нанести удар в общем направлении на Йиглава, Прага» с задачей после 12-14 мая «выйти на р. Влтава и захватить Прагу».

Третий рейх агонизировал. В этих условиях тактика нацистов состояла в том, чтобы, вбив клин между западными державами и Советским Союзом, попытаться заключить сепаратный мир с первыми, продолжая войну против второго. Д. Эйзенхауер писал впоследствии: «К концу апреля неприятель окончательно отказался от всех попыток воспрепятствовать движению союзников с запада и востока одновременно. Он повернулся к западным союзникам спиной, чтобы сосредоточить все оставшиеся силы на последней отчаянной попытке задержать русских; однако было уже чересчур поздно. По мере того, как его армии пятились все более и более назад, их части в тылу тысячами сдавались англо-американским войскам».

Войска под командованием Шёрнера намеревались вести упорные бои против Красной Армии до тех пор, пока основные их силы не будут сданы американцам.

В условиях быстрого сближения шедших навстречу друг другу с запада и востока армий союзников по антигитлеровской коалиции необходимо было согласование планов их действий. Эйзенхауэр посредством союзнической военной миссии в Москве находился в постоянном контакте с советским верховным командованием. С конца марта он регулярно сообщал ему о планах и намерениях продвижения войск, которыми командовал, чтобы избежать возможных коллизий между армиями союзников во время проведения воздушных или наземных операций, в том числе и в Чехии. Поначалу Эйзенхауэр вовсе не планировал здесь никаких военных действий.

24 апреля он получил из Москвы информацию от начальника Генерального штаба Красной Армии генерала А.И. Антонова о том, что советские войска намерены провести операцию по очищению от немецких войск долины реки Влтавы, по обеим сторонам которой, как известно, расположена Прага. Эйзенхауэр принял это к сведению. Несколькими днями позже он сообщал главе американского комитета начальников штабов Дж. Маршаллу: «Советский Генеральный штаб намечает операции в долине Влтавы, результатом которых было бы освобождение Праги. Представляется, что они, несомненно, могут достичь этой цели скорее, чем мы». Тогда советские и американские войска находились примерно на одинаковом расстоянии от Праги, и только последующие события показали, насколько упорным было сопротивление немцев на востоке и слабым на западе, что, естественно, не могло не сказаться на скорости движения обеих союзных армий. 25 апреля У. Черчилль информировал британский комитет начальников штабов о том, что Эйзенхауэр «никогда не планировал идти в Чехословакию» и «никогда не рассматривал Прагу как военную, а тем более политическую цель». Дж. Маршалл тоже высказался против операции в Чехословакии. 28 апреля он сообщал Эйзенхауэру: «Я не хотел бы рисковать американскими жизнями во имя чисто политических целей. Чехословакия должна быть очищена от немецких частей, и при этом мы должны сотрудничать с русскими». В ответном послании Эйзенхауэра от 29 апреля говорилось, что «Красная Армия занимает блестящие позиции для очищения Чехословакии» и что советский генеральный штаб намерен провести операцию в долине Влтавы, результатом которой будет освобождение Праги. При этом он отмечал: «Я не попытаюсь предпринять ни одного шага, который посчитаю неразумным с военной точки зрения, лишь для достижения неких политических выгод, разве что получил бы в этом смысле конкретный приказ от Объединенного комитета начальников штабов». Приказа не последовало. Решение вопроса было оставлено за Эйзенхауэром. Г. Трумэн не стал вмешиваться в решение военных вопросов и поддержал его точку зрения. 30 апреля Эйзенхауэр вновь передал в Москву подробные сведения о планах военных операций союзных войск и указал на возможность их продвижения на линию Пльзень – Карловы Вары – Ческе Будейовице, если позволят обстоятельства. Советское командование приняло это к сведению.

В последние дни войны Чехия приобрела для гитлеровцев особенно важное значение и должна была удерживаться ими любой ценой. В окрестностях Праги располагались крупные бронетанковые части вермахта и СС, артиллерия и авиация.

События на фронтах Второй мировой войны действовали, как катализатор, на настроения населения в еще оккупированной части Чехии. Однако в силу ряда причин движение Сопротивления здесь к маю 1945 г. оказалось значительно ослабленным.

Вместе с тем, надо сказать, что и накануне окончания войны в чешском народе, причем во всех его слоях, было много сторонников пассивного выжидания, полагающих, что освобождение придет извне и что малому чешскому народу не стоит зря рисковать и проливать напрасно кровь.

Своего адресата находила и пропаганда властей протектората, предупреждавшая об «угрозе азиатского большевизма», предостерегавшая против «анархии и хаоса», убеждавшая в необходимости сохранения «спокойствия и порядка». Тем не менее, в начале мая в ряде чешских городов, главным образом районного масштаба, состоялись стихийные, разные по форме и характеру выступления против оккупантов. Чешский национальный совет (ЧНС), весьма разношерстный в политическом отношении орган, в котором важную роль играли коммунисты, претендовал на руководство готовившемся в Чехии восстанием. Но он сформировался только в конце апреля и не успел установить связь с местами. Координация действий с войсками союзников тоже не была налажена. Практически ничего не было известно о ЧНС и его планах чехословацкому правительству, которое переехало в освобожденную Братиславу. Скудная информация о ЧНС, имевшаяся у Москвы, порождала её недоверие к этому органу, которое еще более возросло в связи с действиями ЧНС в ходе восстания.

В Праге размышляли над тем, пора начинать восстание или нет, а Эйзенхауэр в это время отдал приказ армии Паттона начать наступление в Чехословакии, продвинувшись до линии Пльзень – Карловы Вары – Ческе Будейовице. Об этом Эйзенхауэр и сообщил в Москву 4 мая, добавив, что, если ситуация потребует, армия готова продвинуться далее до рек Влтава и Лаба и освободить западные, т.е. левые, берега этих рек в то время, как советские войска освободят восточные, т.е. правые, их берега. В ответном письме Эйзенхауэру от 5 мая Антонов настаивал на первоначальной договоренности, мотивируя это тем, что советские войска уже начали перегруппировку сил и приступили к реализации ранее запланированной операции. Продвижение американских войск на запад грозило возможностью столкновения и перемешивания войск союзников, чего не желали обе стороны. Это был важный военный аргумент, что должен был признать и Эйзенхауэр. Но в советской позиции, несомненно, присутствовала и скрытая политическая мотивация.

Чехословакия, которая имела союзный договор с СССР и подавляющая часть которой была освобождена Красной Армией, согласно представлениям Москвы, как, впрочем, и Эйзенхауэра, входила в сферу советских интересов.

Поэтому советское руководство было заинтересовано в освобождении чехословацкой столицы Красной Армией. Американские войска остались на договоренной в апреле линии. В посланной Антонову телеграмме Эйзенхауэр писал: «Полагаю, что советские войска смогут быстро перейти в наступление и разгромить силы противника в центре страны».

Так и произошло. 4 мая командование войсками 1-го УФ отдало приказ армиям правого крыла быть готовыми к исходу 6 мая начать «стремительное наступление… в общем направлении на г. Прага… и танковыми армиями на шестой день операции овладеть ею». Измотанным в боях за Берлин войскам предстояло преодолеть Рудные горы на севере Чехии и подавить упорное сопротивление противника.

5 мая в Праге началось стихийное восстание против оккупантов. Используя момент неожиданности, восставшие принудили немцев к обороне и достигли немалых успехов. Они захватили десять из двенадцати пражских мостов через Влтаву, почти все вокзалы, главпочтамт, междугородную телефонную станцию, электростанцию, ряд важных промышленных объектов. В руках повстанцев оказалось много оружия, отобранного у немцев. Ранее принятое решение ЧНС повременить с началом восстания стало практически невыполнимым. Ситуация грозила выйти из-под контроля. Совет решил возглавить восстание. Нацисты в этот день проявили охоту к переговорам с повстанцами о перемирии. Им нужно было время, чтобы стянуть к Праге хорошо вооруженные и готовые драться до победы части СС, дислоцированные вне города. Ф. Шёрнер отдал приказ: «Восстание в Праге должно быть подавлено всеми средствами… Прага должна, безусловно, опять перейти в немецкие руки».

Идея переговоров с немцами положительно воспринималась частью руководства восстанием и, прежде всего, офицерами бывшей чехословацкой армии.

4 мая генерал Паттон получил приказ начать наступление вглубь Чехии и выполнил его в течение 5-6 мая, остановившись на линии Пльзень – Карловы Вары – Ческе Будейовице, далее в соответствии с указанием начал проводить активную разведывательную деятельность в пражском направлении. Он очень хотел войти в Прагу, благо не встречал фактически никакого сопротивления со стороны немцев. Однако 6 мая было получено указание Эйзенхауэра: «Информируйте, пожалуйста, генерала Антонова…, что я приказал своим силам не переходить линию Ческе Будейовице – Пльзень – Карловы Вары. Полагаю, что советские силы могут продвинуться быстро и разрешить ситуацию в центре страны».

Призывы о помощи восставшим, круглосуточно звучавшие по пражскому радио на чешском, английском и русском языках, были известны союзникам. Часть таких обращений, переданных в ночь с 5 на 6 мая попала и на стол Сталина. Однако ни сброса оружия, ни десантов не последовало. В Москве было принято иное решение: ускорить ранее запланированную Пражскую операцию Красной Армии. 6 мая с севера начали, а 7 мая продолжили наступление на Прагу войска 1-го УФ. 7 мая к ним присоединились войска 2-ого УФ. Ускорили движение на запад войска 4-го УФ. Но основная роль в овладении Прагой отводилась войскам под командованием маршала Конева. 6 мая он отдал приказ: не считаясь с усталостью личного состава, развивать наступление быстрым темпом – 30-40 км, а танки – 50 км в сутки. Тем временем события в Праге развивались не в пользу повстанцев. Оправившись от первой растерянности, Шёрнер приказал подавить восстание, поскольку оно перерезало основной путь намеченного отхода немецких частей на запад. 6 мая Шёрнер получил приказ сдать армию в плен американцам. «Война против американцев и англичан потеряла смысл, - телеграфировал Шёрнер имперскому наместнику в протекторате К.Г. Франку. - Если англо-американская армия захочет продвинуться на линию Влтава – Лаба, она не встретит сопротивления. Немецкая армия отступит с оружием в руках на восточные берега этих рек».

6 мая бои за Прагу начали части СС. Применив против повстанцев танки и авиацию, гитлеровцы в этот день снова овладели значительной частью города. Восставшие понесли большие потери, но баррикады – их было возведено около 1600 – продолжали сражаться. Оказавшись в трудном положении, ЧНС и сотрудничавшая с ним организация бывших чехословацких военнослужащих «Бартош», возглавляемая генералом К. Кутлвашром, стали обсуждать возможность взаимодействия с Русской освободительной армией (РОА) генерала А.А. Власова. Её части находились в то время недалеко от Праги. 6 мая в 5.30 пражское радио передало: «Офицеры и солдаты армии Власова! Мы верим, что вы в последнем этапе борьбы против немецких захватчиков, как русские люди и советские граждане поддержите восставшую Прагу. Призыв от имени командующего». Ни кто был инициатором этого обращения, ни от имени какого командующего оно было сделано не известно. Существует ряд версий о том, кто попросил власовцев помочь восстанию. Но это всего лишь гипотезы.

Находясь на службе нацистов, власовцы выполняли охранные функции, участвовали в акциях против партизан и гражданского населения в оккупированных странах, в том числе и в чешских землях.

Здесь они использовались как конфиденты и агенты-провокаторы; в партизанских районах они выдавали себя за бежавших советских военнопленных или за десантированных советских партизан. Участвовали они и в боях против Красной Армии, правда, не имея успеха. Весной 1945 г. РОА формально состояла из трех дивизий. Первая из них под командованием сначала полковника, а с января 1945 г. генерал-майора С.К. Буняченко была сформирована в январе 1945 г. Комплектование второй дивизии только началось, а третья вообще значилась лишь на бумаге. Всего сухопутные силы РОА по некоторым данным насчитывали примерно 45 тыс. человек. На её вооружении имелись самолеты, танки, бронемашины, минометы и т. д. 1-я дивизия РОА считалась отборной. Однако её боевая подготовка была низкой.

В предчувствии близкого краха Германии, надеясь на возможный конфликт между странами антигитлеровской коалиции, командование РОА попыталось установить контакты с американской армией с целью сдачи ей в плен. К началу мая 1945 г. основные силы РОА располагались к югу и юго-западу от Праги в районе Рокицаны. Использовать их, прежде всего дивизию Буняченко, в своих целях намеревался и Шёрнер. Но Буняченко уклонился от военного сотрудничества с немцами. Среди личного состава дивизии усилились антинемецкие настроения. После 2 мая Буняченко стал склоняться к мнению о необходимости оказания помощи готовящемуся в Праге восстанию. Власов был настроен скептически.

Среди власовцев распространились слухи о возможной амнистии в случае их участия в борьбе против немцев. Буняченко же, скорее всего, рассчитывал на впечатление, которое могло произвести участие его дивизии в Пражском восстании на англичан и американцев.

Вечером 6 мая дивизия Буняченко вошла в фактически занятую немцами Прагу и, вступив с ними в бой с применением танков и артиллерии, освободила значительную часть города на левом (западном) берегу Влтавы, остановила сильные части эсэсовцев, наступавших на Прагу с юга, вела упорные бои на Градчанах, окружила казармы и аэродром в Рузине, а затем овладела им, захватив 20 самолетов. На стенах домов власовцы расклеивали плакаты, призывавшие к борьбе против фашизма и большевизма. Их танки были расписаны лозунгами «Смерть Гитлеру!», «Смерть Сталину!». Во избежание путаницы власовцы получили тысячи сшитых бело-сине-красных нарукавных повязок. Буняченко предъявил краткий ультиматум командованию Пражского гарнизона, потребовав его капитуляции. При этом Буняченко действовал самостоятельно, как независимая сила, что пришлось не по вкусу ЧНС.

Коммунисты, члены Совета, выступили против какого-либо соглашения с РОА. Они

характеризовали Власова как предателя Советского Союза и считали, что сотрудничество с его армией явится политической ошибкой, повлияет на отношение СССР к восстанию и его оценку в мире. По предложению коммунистов, Совет принял решение обратиться по радио непосредственно к рядовым РОА с призывом помочь восстанию. Обращение гласило: «Солдаты так называемой армии Власова. Вас организовали для борьбы против своей Советской власти. Вы решились вовремя повернуть оружие против нацистов, против врагов своей родины. Мы приветствуем это ваше решение. Бейте нацистов, бейте их так, как пражане, бейте их так, как их била славная Красная Армия». По радио на английском и русском языке передавалось заявление ЧНС: «Чешский национальный совет заявляет, что акция генерала Власова против немецких войск является собственным делом этих частей и что Чешский национальный совет не имеет с ними никакого политического либо военного соглашения». Буняченко, получивший информацию о подписании 7 мая в г. Реймсе безоговорочной капитуляции немецких войск, в том числе и на Восточном фронте, и о том, что американские войска не намерены идти на Прагу, приказал выводить части дивизии из города, взяв курс на запад, чтобы сдаться в плен американцам. Впрочем, часть бойцов дивизии (около 400 человек) осталась в Праге и продолжала воевать против гитлеровцев. Сколько власовцев полегло в боях за Прагу, неизвестно; по словам Буняченко, еще до отвода его дивизии на запад она потеряла 300 человек. По свидетельству одного из высших офицеров дивизии, пражане восторженно приветствовали власовцев, обнимали, целовали их, предлагали угощение и напитки, забрасывали цветами. Вероятно, это так и было. А как же иначе? Пражане видели в них освободителей от немецких оккупантов.

Между тем, продолжалось осуществление запланированной ранее Пражской операции Красной Армии. Вечером 8 мая, преодолев Рудные горы, части 1-го УФ вступили на территорию Чехословакии и предприняли марш-бросок в сторону Праги, пройдя в ночь с 8 на 9 мая 80 км. Судьба группы армий Шёрнера, потерявшей способность организованного сопротивления, была, по существу, решена 8 мая.

В штаб Кутлвашра вечером 7 мая прибыли американские офицеры, направлявшиеся в штаб Шёрнера. Они доставили сообщение о немецкой капитуляции и приказы о прекращении американцами боевых действий. Американцы советовали прекратить бои и в Праге.

Шёрнер, несмотря на полученную информацию, принял решение пробиваться на запад через Прагу с боем, а приказ о капитуляции сознательно не довел до сведения частей.

Используя танки, артиллерию, авиацию, немецкие войска начали наступление на город с юга и овладели его центром. Против восставшего населения осуществлялись массовые репрессии. Эсэсовцы выгоняли женщин и детей из домов и гнали их перед своими танками на баррикады. Но одновременно утром 8 мая начальник гарнизона немецких войск в Праге генерал Р. Туссэн заявил о готовности начать переговоры о капитуляции. Между тем, штаб немецких армий группы «Центр» был захвачен советскими войсками. Шёрнер покинул своих подчиненных и, переодевшись в гражданское платье, бежал (точнее улетел) на запад, к американцам. Позже он был передан советским властям и судим.

Прага в это время стала как бы проходным двором для частей вермахта, стремившихся пробиться на запад, чтобы сдаться в плен американцам. Немецкие войска продолжали бесчинствовать на улицах города. ЧНС пошел на подписание с Туссэном соглашения о способе отвода всех немецких вооруженных сил из Праги и её окрестностей вечером 8 мая. В сложившейся ситуации восставшие попросту стремились быстрее избавиться от оккупантов, избежать излишнего кровопролития и уберечь Прагу от разрушений. В 50-х годах всем членам ЧНС, подписавшим соглашение, были предъявлены обвинения в измене и предательстве. Многие из них получили разные сроки тюремного заключения, в том числе и коммунист Й. Смрковский, а один (Я. Неханский) расстрелян.

Не все немецкие части подчинились соглашению, и повстанцы продолжали сражаться. В ночь с 8 на 9 мая танковые армии 1-го УФ под командованием генералов Д.Д. Лелюшенко и П.С. Рыбалко вступили с севера и северо-запада в Прагу. В течение дня в город вошли и части 2-го и 4-го УФ. В освобождении Праги участвовали также польские, румынские и чехословацкие войска. Еще не один день в городе и его окрестностях продолжалась ликвидация последних очагов сопротивления немцев, а Прага очищалась от не желавших сдаваться в плен групп СС и эсэсовских снайперов.

Потери советских войск в боях за Прагу и окрестности составили примерно 500 солдат и офицеров. С 5 по 9 мая погибло более 1500 повстанцев и мирных жителей, а также около 300 власовцев. Было убито около 1000 немцев, в основном солдат вермахта и СС.

Хотя власти призывали пражан соблюдать законность, сразу после освобождения их ярость «выплеснулась на немцев, в том числе и на мирных жителей, не повинных в зверствах. Многих линчевали прямо на улицах».

В то же время население, согласно донесениям армейских политработников, восторженно встречало советские войска. «Вчера был в Праге. Город находится в хорошем состоянии и почти не имеет разрушений», - сообщал И.С. Конев И.В. Сталину 12 мая 1945 г. Продвигаясь на запад, части Красной Армии в течение нескольких дней завершили разгром немецкой группировки на территории Чехословакии. Пражская операция Красной Армии, проходившая с 6 по 11 мая 1945 г., была последней крупной операцией Второй мировой войны в Европе. В ходе освобождения Праги в плен было взято около 860 тыс. гитлеровцев, захвачено множество танков, артиллерийских орудий, минометов, более тысячи боевых самолетов. Потери советских, румынских, польских и чехословацких войск составили 12 тыс. человек; 40,5 тыс. солдат и офицеров получили ранения.

Итак, именно советские войска, запланировавшие операцию по освобождению Праги еще в конце апреля 1945-го, поставили точку над «i» 9 мая, окончательно и полностью очистив город от гитлеровских войск.

Фактическое освобождение города началось самими пражанами раньше, 5 мая. Участвовала в этом по политическим и алибистским соображениям и 1-я русская дивизия РОА, покинувшая Прагу в ночь с 7 на 8 мая, чтобы сдаться в плен американцам, и отказавшаяся оставить восставшим оружие. Американские войска, с которыми части Красной Армии соприкоснулись к западу от Праги на линии Карловы Вары – Пльзень – Ческе Будейовице 11-12 мая, по договоренности с советским командованием не перешли эту линию, несмотря на желание первыми войти в Прагу и возможность сделать это.

Федеральное собрание Чехо-Словацкой федеративной республики приняло в 1991 г. решение о том, что государственный праздник День освобождения Чехословакии от фашистских захватчиков будет отмечаться не 9 мая, как ранее, а 8 мая, как это делает весь Запад, ссылаясь на то, что акт о безоговорочной капитуляции нацистской Германии был подписан по среднеевропейскому времени именно в этот день.

Валентина Марьина, доктор исторических наук

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/kto_i_kak_osvobozhdal_pragu_2010-05-01.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме