Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Архиепископ Хрисанф - очевидец двух мировых войн

Николай  Селищев, Русский вестник

27.01.2010

В современную «транспарентную» эпоху интернета и открытых границ иные имена замурованы надёжнее, чем в средневековых подземельях. Формально никто от нас ничего не скрывает. Но то ли доступа нет, то ли есть, но ничего толком не известно. Так и с Архиепископом (Первоиерархом) Афинским Хрисанфом (+1949), 60-летие со дня кончины которого исполнилось в 2009 г.

Хрисанф («Златоцветный») оставил ценнейшие свидетельства о Февральской революции 1917 г. в России, был нашим союзником в тяжёлом 1941-м году. 

Хрисанф (в миру Харилаос Филиппидис) родился в 1881 г. в городе Комотини на крайнем северо-востоке современной Греции. Однако вплоть до 1919-1920 гг. эти древние греческие земли страдали под турецкой оккупацией. И Хрисанф не по своей воле оказался в Османской империи. В 1903 г. он окончил с отличием Богословскую школу Константинопольского Патриархата на острове Халки, был рукоположен во диакона и направлен в Трапезундскую епархию. В 1911 г. Патриарх Иоаким III (+1912) (см. о нём в статье «Патриарх Алексий I (Симанский) и его греческие друзья»// «РВ», 2008, № 21) назначил Хрисанфа главным хранителем архивов Патриархии и ответственным редактором «Экклисиастики Алифиа» («Церковной Истины»). Это издание боролось с папским и масонским влиянием. Вот откуда тайная нелюбовь к Хрисанфу у нынешних жрецов пан-Европы.

В эти годы Хрисанф находил много общего с Ионой Драгумисом, греческим дипломатом в Константинополе. Драгумис - политик-патриот, в 1914-1915 гг. посол Греции в царской России. В 1920 г. он был убит в центре Афин - как принято считать, тайными агентами «прогрессивных» кругов.

В мае 1913 г. Хрисанфа избрали Трапезундским митрополитом. Трапезунд - на южном, малоазийском, берегу Чёрного моря.

Какова предыстория этого города? В 1204-1462 гг. он был столицей Трапезундской империи, где царствовал византийский род Комнинов, а в Константиноле в 1261-1453 гг. - Палеологи.

Комнины оборонялись от кочевников-туркмен, генуэзцев и магометанских пиратов из Синопа. Гражданские власти христианского Крыма (греки и русские) подчинялись Трапезунду, а крымские епархии Готфская, Херсонесская, Сугдейская (Сурожская) - Константинопольскому Патриарху. Трапезундскую власть из Чёрного моря вытеснили генуэзцы в 14 в., остатки православных епархий в Крыму погубили татары и турки в конце 15 в. Трапезунд богател от мировой торговли из Западной Европы через Армению и Персию (Иран) в Индию, а также от перевозок по Чёрному морю. Наш знаменитый византинист Ф.И. Успенский подсчитал, что, несмотря на грабежи туркмен и генуэзцев, «...доходы трапезунтского царя были велики благодаря таможенным пошлинам и ещё в начале 15 в. достигали 700 000 дукатов, равняясь доходам английского короля того же времени» («История Византийской империи 11-15 вв. Восточный вопрос». М., 1997, с. 594-598, 641-642).

По современным греческим данным, титул правителей Трапезунда - «царь и самодержец всего Востока, иверов и Заморья». Иверы - это грузины, Заморье - Крым. Царь Алексей III Комнин (1349-1390) восстановил в Трапезунде Академию точных наук, заботился о литературе и искусствах, в 1375 г. основал на Афоне поныне существующий монастырь Св. Дионисия. Однако вражда грузин к грекам ослабляла государство, облегчая замыслы турок и генуэзцев.

8 сентября 1380 г. на Куликовом поле в авангарде 300-тысячной орды Мамая шла тяжёлая генуэзская пехота. Генуя помимо своих хищных планов выполняла приказ богатого папы Урбана 5 (1362-1370), жаждавшего подчинить разом греков и русских.

Зимой 1388 г. в Москву приехал за помощью митрополит Трапезундский Феогност, возглавивший 20 мая 1389 г. русский епископат и духовенство на похоронах великого князя Димитрия Донского. Пимен, митрополит всея Руси, «... бысть тогда во Цариграде» (В.Н.Татищев. Собрание сочинений. Т. 5, М., 1996, с.164, 175).

Английский историк средневековья Дж. Норвич принижает значение Трапезунда. Но приводит важные факты о генуэзско-татарской, а затем и венецианской работорговле в Кафе и Судаке в Крыму в 14-15 веках. Грузинских, армянских, черкесских, русских невольников и невольниц перепродавали в Египет, Африку, туркам, на север Италии, венецианские работорговые плантации на захваченном греческом острове Крит и на Кипр, где правили короли-крестоносцы («История Венецианской республики». Лондон, 1982; русск. пер.: М., 2009, с. 286, 287, 291, 354).

Трапезунд пал от натиска османов в 1462 г., чуть позже Константинополя. Судьба последних Комнинов и многих трапезундских греков трагична, как и Палеологов и греков цареградских. Трапезунд и сегодня легко найти на карте. Турки, коверкая имена захваченных ими греческих городов, именуют Трапезунд Трабзоном. Но в царской России турецкие названия никогда не употреблялись, ни в военных описаниях Малой Азии, ни в светской и церковной печати. Константинополь всегда оставался Константинополем, Смирна - Смирной, Трапезунд - Трапезундом (Трапезунтом).

19 июля ст. ст. (1 августа нов. ст.) 1914 г. Германия объявила войну России. Началась Первая мировая война.

Османской империей, союзником Германии и Австро-Венгрии, правили масоны-младотурки, а султан утопал в гареме. Младотурок возглавляли Джемаль, Энвер и Талаат. Им подчинялись вооружённые толпы. В современной Турции всё решает генералитет, и султанам поют панегирики. В 1992 г. турецкий президент торжественно принял наследника султанов.

Начиная Первую мировую войну, Германия перебросила в Чёрное море новые крейсера - линейный «Гебен» (Goeben) и лёгкий «Бреслау». «Гебен» находился в составе турецкого флота до 1973 г. В 1914 г. немецкие корабли сменили имена. Например, «Гебен» стал «Явуз султан Селим» - «Жестоким султаном Селимом», или просто «Явуз» («Жестокий»). Немецкий адмирал Сушон и его офицеры, включая и Дёница, надели фески. Впоследствии Дёниц командовал нацистским флотом. Весной 1945 г. Дёниц - преемник «фюрера». Отсидев 10 лет за военные преступления по приговору Нюрнбергского трибунала, занялся политикой в «демократической» ФРГ.

16 октября 1914 г. немецкие крейсера обстреляли наши мирные черноморские порты. Турецкий сайт http://battlecruiseryavuz.hypermart.net посвящён «славной истории» крейсера «Гебен» («Явуз») и радостно пишет: «Наиболее важные гавани Российской империи, Одесса, Севастополь и Новороссийск, были в пламени пожаров, и Османская империя вступила в Первую мировую войну».

В «Дневниках Императора Николая II» (М., ЦГАОР, 1991) 16-го октября 1914 г. подробно описан налёт германских крейсеров. А 17-го октября есть такие слова: «Находился в бешеном настроении на немцев и турок из-за подлого их поведения вчера на Черном море!».

Русский Черноморский флот немедленно нанёс удар по турецкому порту Зонгулдак к северо-востоку от Константинополя. А 5 ноября 1914 г. русский флот дал отпор «Гебену» у южно-крымского мыса Сарыч. После первых попаданий с русского броненосца «Евстафий», старого, но отважно шедшего вперёд, «Гебен» уже через 14 минут вышел из боя и скрылся.

Турецкий сайт пишет: «Во время сражения русские военные корабли и «Явуз» стреляли тяжёлыми снарядами точно. «Явуз» и «Евстафий» были повреждены, но не могли потопить друг друга. «Евстафий» получил четыре серьёзных попадания от «Явуза», некоторые члены /русской/ команды были убиты и ранены. «Явуз» получил три серьёзных попадания от русских кораблей, и из-за угрозы взрыва снарядных погребов адмирал Сушон решил отменить операцию и уйти назад» (http://battlecruiseryavuz.hypermart.net/part-6.htm).

«Гебен» потерял 105 матросов убитыми и 59 ранеными. На «Евстафии» погибли 33 и были ранены 25 человек. Так броненосец «Евстафий» выиграл бой.

29-го января 1915 г. Николай II, прибыв в Севастополь, посетил флагманский корабль «Евстафий». 30-го января император записал в дневник: «Видел, как эскадра выходила в море в новый поход к Трапезунду». Выбить турок из Трапезунда - было постоянной целью наших моряков.

Немецкие офицеры и генералы возглавили турецкие штабы и разработали план наступления на Кавказе. Но формально турецкими войсками командовал Энвер-паша, военный министр и член правящего триумвирата. Русскими войсками руководил генерал-лейтенант Н.Н. Юденич, впоследствии не раз отмечавшийся царём. В штаб Кавказского военного округа назначали опытных генералов и офицеров. Пусть не все на Кавказе любили русскую власть, но в её силе никто не сомневался и никакого «двоевластия» на Кавказе не было.

1 декабря 1914 г. Николай II посетил прифронтовой город Сарыкамыш. Именно под Сарыкамышем турки были разгромлены в декабре 1914 - январе 1915 гг. Турецкие потери 90 тысяч. Русские потери - 26 тысяч.

Николай II 7-го января 1915 г. одобрил в дневнике итоги военной операции: «По донесениям графа Воронцова видно, что преследование остатков разбитых турецких корпусов закончилось; все они прогнаны далеко за границу. Так окончилось знаменитое движение внутрь наших пределов армии под командою мнящего себя Наполеоном Энвер-паши!».

В 1915 г. вступили в строй наши новые линкоры-дредноуты «Императрица Мария» и «Императрица Екатерина Великая», каждый из которых имел 12 дальнобойных орудий калибром 305 мм, т.е. был значительно сильнее «Гебена» (10 орудий по 280 мм). «Гебен» и «Бреслау» удирали на предельной скорости. Этих и последующих событий натовский интернет, естественно, не упомянул.

Черноморский флот переоборудовал два крейсера и два большегрузных парохода под «авиатранспорты» - так тогда назывались первые авианосцы. Авиатранспорты, идя к цели своим ходом, спускали гидросамолёты на воду. Те, взлетая с поверхности воды, бомбили турецкие порты и немецкие подводные лодки. Германия и Турция авианосцев не имели.

Отечественные гидросамолёты строились серийно на наших авиазаводах. «Гидро-авиационные станции» в Севастополе посещал Николай II 14-го мая 1916 г. Это не был протокольный визит. Известен отзыв И.И. Сикорского (+1972), знаменитого русского авиаконструктора, позже, в эмиграции, создавшего в США огромную самолёто- и вертолётостроительную корпорацию «Сикорский Эркрафт»: царь, осматривая 25 июня 1913 г. его 4-моторный самолёт «Гранд» (прообраз тяжёлых бомбардировщиков «Илья Муромец»), «задавал вопросы по существу и вполне корректно с инженерной точки зрения».

Русский Черноморский флот постоянно минировал Босфор, пролив, соединяющий Чёрное и Мраморное моря. Здесь отличился первый в мире подводный минный заградитель. Он носил соответствующее имя - «Краб», скрыто ставя мины под носом у турок и немцев. «Гебен» и «Бреслау» подрывались на русских минах. «Гебен» чинили с декабря 1914 по май 1915 г., «Бреслау» - с июля 1915 по февраль 1916 г.

Снабжение Константинополя по морю стало невозможным, и младотурки получали уголь из Германии через Болгарию, вступившую 1 октября 1915 г. в войну на стороне кайзера. Из Средиземного моря в болгарский порт Варна пришли немецкие подводные лодки. Одна из них, U-33, потопила в марте 1916 г. восточнее Трапезунда русское госпитальное судно с десятками раненых и пятнадцатью сёстрами милосердия. Германия сознательно нарушала Женевские конвенции. Русскому Черноморскому флоту и гидросамолётам пришлось наносить удары по Варне, не прекращая обстрелов черноморского порта Зонгулдак, центра турецкой угольной промышленности. К лету 1916 г. турки и немцы потеряли 60 военных транспортов и 3 000 парусных и моторных шхун.

Наступая в Малой Азии, русская Кавказская армия взяла сильно укреплённый горный рубеж вокруг Эрзерума и, наконец, сам Эрзерум. Николай II 2-го февраля 1916 г. записал: «Хорошие вести приходят с Кавказа - четыре укрепления Восточного фронта Эрзерума взяты нашими войсками!». И 3-го февраля: «Сегодня Господь ниспослал милость Свою - Эрзерум - единственная турецкая твердыня - взят штурмом нашими геройскими войсками после пятидневного боя!». Среди новостей за 4-е февраля: «Отовсюду приходят телеграммы по поводу взятия Эрзерума!».

Это открывало нам путь на запад, на Трапезунд. Уже 5 апреля 1916 г. Николай II кратко подытожил: «Выезжая на прогулку, узнал о взятии сего дня Трапезунда отрядом ген. Ляхова при энергичном содействии судов Черноморского флота. Очень приятное известие!».

Митрополит Хрисанф приветствовал русские войска. Он начал издавать церковно-исторический журнал «Комнины», напоминая грекам о славном средневековом прошлом. Издание было прекращено в 1917 г., когда турки вновь захватили Трапезунд из-за развала русской армии после Февральской революции.

О подлинных целях февралистов Хрисанф знал много. В одной из старых греческих книг мне посчастливилось найти отрывки из его воспоминаний. О себе он пишет в третьем лице - митрополит. Итак: «17 июля 1916 г. великий князь Николай Николаевич прибыл в Трапезунд... Во время этого визита митрополит передал великому князю постановление собраний греческой православной общины, которая решила подарить великому князю искусно украшенную почётную саблю. В разговоре великий князь доверительно сказал, что нужно закончить войну с Турцией, потому что он видит сгущающиеся тучи на русском горизонте: вольные каменщики, организованные, подрывают основы Империи».

В оригинале - «элевфери тектонес» («вольные каменщики»). Ни о каком проигрыше войны якобы «бездарным самодержавием» не было и речи, а именно в этом нас уверяют до сих пор. Австро-Венгрия была разгромлена в ходе наступления русского Юго-Западного фронта летом 1916 г. Турки были отбиты от Трапезунда, а на просторах Малой Азии - остановлены западнее огромного озера Ван. Это признавалось даже в советские годы. Но американская интернет-википедия вещает об успехе турок.

К чему такая грубая ложь? Среди разбитых турецких генералов был Кемаль-паша, «гражданин мира» из Фессалоник, младотурок-масон. Впоследствии - диктатор Турции, объявленный его же карманным парламентом «отцом турок» - Ататюрком. Но в Российской Федерации законы Турции не имеют силы, и юридически мы не обязаны называть Кемаль-пашу «ататюрком».

После освобождения Трапезунда русские войска и флот готовились идти ещё дальше на запад - на Синоп. Вся восточная часть Малой Азии и соседний северный Иран были в русских руках к концу 1916 г.

Император Николай II, верховный главнокомандующий, планировал Босфорскую десантную операцию с целью изгнания турок из Константинополя. Это - не мираж. Ещё весной 1916 г. из Мариуполя и Новороссийска в Малую Азию, под Трапезунд, перебросили морем две пехотные бригады, затем и две пехотные дивизии с их артиллерией. В конце 1916 г. «Гебен» и «Бреслау», сильно повреждённые, стояли на ремонте. Уцелевшие турецкие корабли не имели угля. Да и выход из Константинополя был закупорен русскими минными полями.

В октябре 1916 г. немецкая агентура в Севастополе подстроила «случайный» взрыв на линкоре-дредноуте «Императрица Мария». Но в строю оставался дредноут «Императрица Екатерина Великая», достраивались однотипные линкоры «Император Александр III» и «Император Николай I». Ещё немного, и с Турцией было бы покончено. Но тут-то и подоспела мнимо «русская» и якобы невинно-свободолюбивая Февральская революция.

Хрисанф вспоминал: «В первую неделю декабря (1916 г. - Н.С.) Трапезунд посетил бывший председатель Думы (парламента) и позже член Государственного Совета Александр Гучков как представитель Красного Креста. Митрополит устроил по этому случаю официальный обед. Гучков и Милюков были члены Думы (парламента), нацио-налисты и вожди конституционной партии, требовавшей конституции в России».

Милюков и Гучков, отличаясь партийными оттенками, жаждали разрушения царской России, противились строительству военно-морского флота, но в годы войны разыгрывали из себя «патриотов», почему Хрисанф и назвал их «националистами».

Далее Хрисанф пишет: «Как выяснилось, под видом Красного Креста /Гучков/ вёл пропаганду против Царя, которая не замедлила принести плоды. Александра Гучкова, Милюкова и их единомышленников и подразумевал великий князь Николай /Николаевич/ во время откровенного разговора с митрополитом, сказав, что есть «вольные каменщики, которые съедят Россию».

Февральская революция произошла не потому, что дела в царской России шли плохо, а потому, что они шли слишком хорошо. Признал же это и Черчилль в 1-м томе своей книги «Мировой кризис» (1927 г.). И свидетельства Хрисанфа проливают свет на мнимо-стихийные «народные протесты» в Петрограде в феврале 1917 г.

Гучков, давний «собрат» голландцев-кальвинистов, немцев, младотурок, не имея ни к русской армии, ни к флоту никакого отношения, стал сразу и военным и морским министром Временного правительства. Царские специалисты, военный министр генерал М.А. Беляев и морской министр адмирал И.К. Григорович, были отстранены. Гучков издал приказ № 1, сразу упразднив дисциплину и сломав все военные уставы. Вместо монархиста Н.Н. Покровского, ставившего главной задачей изгнание турок из Константинополя, МИД возглавил Милюков. Он начал увольнять царских дипломатов. Первым - П.С. Боткина, посла в Португалии, собиравшего материалы по масонству.

Милюков дружил с Талаатом, одним из главарей младотурок, ездил к ним в Константинополь и Фессалоники ещё до Первой мировой войны. Милюков писал в мемуарах (Нью-Йорк, 1955), что его деда по отцу дворянином до революции не признали. Бабушка по отцу носила фамилию Азигильдова, мать Милюкова в девичестве - Султанова. А он, друг семьи Тафтов из Йельского университета, вдруг - «великий русский историк»?!

Италофил князь А. Щербатов, родственник магистра Мальтийского ордена Дж. Киджи, лично знал по крайней мере двух директоров ЦРУ и дружил с Керенским, имея, очевидно, полномочия расспрашивать его. Щербатов вспоминал: «По прибытии в Царское Село император с семьёй были арестованы. Однажды после долгого колебания Керенский всё-таки ответил на мой вопрос: «Решение об аресте вынесла наша ложа». Речь шла о могущественной масонской ложе Петербурга «Полярная звезда». Напомню, что все члены первого состава Временного правительства, за исключением профессора Тимашева, были масонами, при этом - ярыми антимонархистами. Именно масоны настояли на объявлении России республикой через своего представителя В. Фабриканта» («Право на прошлое». М., 2005, с. 396).

Развал Российской Империи довершили Троцкий и Ленин, в марте 1918 г. подписавшие позорный Брестский мир с Германией, Австро-Венгрией, прогерманской Болгарией и Османской империей.

Но уже в ноябре 1918 г. германский блок был разбит французами, греками и сербами. Османская империя лопнула. Её земли от Египта до Сирии поделили Англия и Франция. Греческие войска высадились в Константинополе и Смирне. Младотурецкий генерал Кемаль-паша бежал в крошечный городок Анкара, где было лишь 20 тысяч жителей, в центре Малой Азии (Анкара - искажённое греческое Анкира, отсюда Анкирский церковный собор в сборниках православного канонического права).

Франция, где тогда у власти находились дельцы, позже призвавшие к созданию «Соединённых Штатов Европы», передала Кемалю свои истребители «Спад» и много трофейного немецкого вооружения. В октябре 1921 г. французские войска ушли с юго-востока Малой Азии, из Киликии, сняв угрозу с тыла войскам Кемаля. Помогли и итальянцы, да так сильно, что восхищённые турки воздвигли памятник тогдашнему папе-банкиру Бенедикту XV.

Троцкий и Фрунзе, на словах «клеймившие мировой капитализм», делали то же, что и римские, и парижские «братья»-банкиры: отдали туркам вооружение и боеприпасы, только не немецкие, а те, что захватили на русских заводах, да ещё 10 миллионов награбленных золотых царских рублей. Фрунзе в январе 1922 г. ездил в Анкару («Всемирная история». М., 1961, т. 8, с. 454). А сколько написано в «новой России» саг, но не о Форсайтах, а о Фрунзе: честный интеллигент-де, якобы загубленный Сталиным, гений, чуть ли не в одиночку победивший белогвардейцев. Но Щербатов знал в Париже Махно, «которого обобрали бывшие члены банды». Махно признавал, что его «взяли напрокат» в 1920 г. при атаке белого Крыма: «Многие знали, что Фрунзе пообещал Махно простить прошлое мародёрство, сказав: «Возьмёшь Сиваш, после чего грабь сколько хочешь, там есть кого грабить» («Право на прошлое», с. 205-206).

Сколько из крымских «приобретений» ушло потом в Турцию?

Недаром кемалисты всегда любили Троцкого, конечно, не за псевдоним и не за призывы к мировой революции, а за поставки вооружений и уступку им по договору от марта 1921 г. огромной русской области на Кавказе с крепостями Карс и Ардаган. Сталин возражал против этого. Военный министр Турции сказал позже, в 1940 г.: «ничего хорошего они /турки/ от Сталина и его приверженцев не ожидают, кроме зла». Турки передали троцкистам огромную сумму в 50 тысяч тогдашних, обеспеченных золотом долларов (см.: «Военно-исторический журнал», 1995, № 5, с. 71-72).

Щербатов пояснял, что Кемаль-паша, заключив «соглашение с СССР», получил из России «... подкрепление: четыре турецкие дивизии пленных турок» («Право на прошлое», с. 184).

В русский плен попало 65 тысяч турок, что равно 3-4 дивизиям полного состава. Их-то и вооружили Ленин и Троцкий, велев Чичерину подписать с турками вышеупомянутый договор от марта 1921 г. Договор имел характерное название - «о дружбе и братстве».

В сентябре 1921 г. греческая армия, освободив весь запад Малой Азии, дошла почти до Анкары, затем чуть отступила. Турки начали своё наступление в августе 1922 г., стремясь изгнать из Малой Азии греческое население навсегда. Это признавал даже Дж. Хортон, консул США в Смирне. Если о геноциде армян в России знают, то геноцид греков, которому в Греции посвящены многие исследования, у нас совершенно замалчивают.

В Малой Азии греки жили, по крайней мере, со времён Троянской войны, с 13 в. до Р.Х., т.е. более трёх тысяч лет. А кочевники-турки пришли с верховьев Евфрата на греческие земли лишь шестьсот лет назад. И всякий, кто кричит о «национально-освободительной борьбе турецкого народа против греческих интервентов», - либо безграмотен, либо связан с теневыми деньгами в турецких банках.

Кемаль насильно мобилизовал греков с 18 до 45 лет в так называемые «рабочие батальоны», изнуряя непосильным трудом. Запретил грекам всю торговлю, отдав капиталы в руки магометан. Резня мирного населения приобрела размеры кровавой эпидемии. Только в греческой Смирне из 459 православных священников было замучено 347, а из 46 церквей уцелели только 3. «Граждан мира» не тронули. Свыше полутора миллионов греков были изгнаны из Малой Азии в материковую Грецию. А сколько умерло от голода?

Ф.И. Успенский, возглавлявший Русский Археологический Институт в Константинополе до Первой мировой войны, указывал, что трапезундский монастырь Сумела уцелел. Он не узнал, что этот знаменитый монастырь Успения Пресвятой Богородицы был разрушен и разграблен турками в 1922 г. Монастырь Сумела (от греческих слов «сту Мела» - «на /горе/ Мела») был построен в Х веке на горной скале Мела близ Трапезунда. Чтимую икону из этого монастыря греческим беженцам удалось спасти и увезти в Грецию, где сейчас существует новый монастырь с тем же названием.
Запад расхваливает «прогрессивного Ататюрка», направившего Турцию «на путь модернизации и культуры»?! Но его кровожадность ничем не отличалась от султанской. «Демократ-де, скопировал итальянские и швейцарские законы, отменил паранджу и ввёл латиницу...». Разве это что-то меняет? Султаны тоже, по совету иностранцев, обещали уважать права и обеспечить честный суд. Грош цена их «гаремно-правовым актам». Визири брали взятки от западных послов, следовательно, могли прочесть надписи латиницей на монетах и банкнотах. И введение латиницы Кемалем - отнюдь не новшество. Работорговля и тайные тюрьмы в Турции процветают и без паранджи. Об этом недавно сообщили российские СМИ - МИД Турции промолчал.

В 1919-1921 гг. Владыка Хрисанф выполнял поручения греческой общины Трапезунда и правительства Греции, ездил в Англию, Францию, Италию. За это турки заочно приговорили его к смерти! В страшном 1922 г. Хрисанф последовал в Грецию вместе со своей трапезундской паствой. Он отказался занять свободную кафедру в родном Комотини, сохранив титул митрополита Трапезунда. В 1933 г. за труд по истории Трапезундской митрополии он был удостоен премии Афинской Академии Наук. В 1940 г. избран академиком.

В 1938 г. на Архиерейском Соборе голоса разделились. Тогда Св. Синод, с одобрения короля Георгия II, наметил трёх кандидатов, в том числе и Хрисанфа Трапезундского. Синод его избрал 10 декабря 1938 г. Архиепископом (Первоиерархом) Афинским. Монархическая Греция ещё раз показала своё презрение к туркам, обезлюдившим Малую Азию.

Из немногих иерархов, рукоположенных Хрисанфом, ближе всего к нему был Дорофей (Палладинос) (+1977), митрополит Левкады и Итаки с 1940 г. Твёрдый патриот в годы оккупации, он был изгнан с кафедры в 1968 г. хунтой «чёрных полковников», масоно-либеральной по целям, фашистской по методам. Но Дорофей продолжал обличать экуменизм, называя его ересью.

Ближайший помощник Хрисанфа - отец Гервасий (+1964) - носил титул великого протосинкела Архиепископии. Воевал с турками, став пастырем, заботился о бедных, неграмотных, обустраивал малоазийских беженцев. За требы никогда не брал денег. В 1950-х гг. Гервасий выступил резко против навязывания «светских» разгульных карнавалов и экуменизма.

Хрисанф сделал бы гораздо больше, но его архиепископство продолжалось, увы, недолго. Началась Вторая мировая война. Ночью 28 октября 1940 г. фашистская Италия предъявила Греции неприемлемый ультиматум. Премьер-министр Метаксас ответил: «охи» («нет»). Ранним утром итальянские войска напали на Грецию. До сих пор «День ОХИ» остаётся государственным праздником Греции, но в «сферах» нашептывают: это-де «несовременно», «не способствует сближению народов единой Европы».

Архиепископ Хрисанф, премьер-министр Метаксас и король Георгий II, как настоящие греки, немедленно призвали страну к оружию. Греческий генштаб забрал афинскую гостиницу «Гранд Бретань», превратив её в узел связи. В горах, на границе, где лошади не могли пройти, оружие доставляли на ослах.

Национализм воодушевлял солдат, даже гречанки расчищали дороги от снега и подносили снаряды на позиции. Хрисанф назвал войну «священной оборонительной борьбой за веру и Родину», напомнив соотечественникам о многовековом славном прошлом: «Церковь выберет благородную смерть, нежели бесчестную жизнь в порабощении». Хрисанф создал церковную службу помощи фронту. Поэтому масоны пан-Европы замалчивают имя Хрисанфа.

Греки разбили многочисленные итало-фашистские войска зимой 1940 - весной 1941 г., но 6 апреля 1941 г. напала ещё и нацистская Германия. Оккупанты поделили Грецию на три зоны: немецкую, итальянскую и болгарскую.

Им помогала «нейтральная» Турция, всю Вторую мировую войну поставлявшая «рейху» стратегически важное сырьё - хром. Германским послом в Анкаре в 1939-1944 гг. был Папен, во время Первой мировой войны - штабной офицер османской армии. В 1933-1934 гг. Папен - глава немецкой католической «партии центра» и заместитель Гитлера в коалиционном католическо-нацистском правительстве.

Турция заключила с Германией 18 июня 1941 г., за четыре дня до её нападения на СССР, пакт о дружбе и пропустила в Чёрное море немецкие и итальянские корабли и подводные лодки. В разгар битвы под Сталинградом турки стянули к нашей границе на Кавказе 26 дивизий. Уже в 1941 г. Муссолини, с одобрения папы Пия XII, перебросил в помощь немцам C.S.I.R. - Corpo di Spedizione Italiano in Russia - «итальянский экспедиционный корпус в России». А недавно, 19 декабря 2009 г., папа Бенедикт XVI объявил Пия XII «преподобным» (venerabile). Канонизация матёрого фашиста «на мази».

Итало-румыно-германские войска рвались к Волге и захватили Севастополь, Новороссийск, Краснодар (Екатеринодар), Майкоп, перевалы через Главный Кавказский хребет. В эти трагические дни 45-я советская армия и 15-й кавалерийский корпус стояли на границе с Турцией, а в руинах Сталинграда дорог был каждый батальон. Сколько русских жизней унёс так называемый «турецкий нейтралитет»?

На Дону в декабре 1942 - январе 1943 гг. наши войска разгромили наголову 3-ю румынскую, 2-ю венгерскую армии, немецкую группу дивизий «Холлидт» и многочисленную 8-ю итальянскую армию - пять дивизий и три бригады. Её «восстановили» за счёт альпийского корпуса (2-й, 3-й и 4-й горно-стрелковых дивизий) и немецких танковых частей. Но и они были разбиты. Из «вечных римлян», кто исчез на Дону, в нападении на Грецию раньше участвовали 2-я, 3-я, 4-я альпийские дивизии, 2-я пехотная дивизия «Сфорцеска» и отдельная бригада чернорубашечников (т.е. фашистских активистов) со своими папскими капелланами. «Сфорцеска» (Sforzesca) - означает «Миланская», «город Сфорца» - Милан, в честь кондотьеров (наёмных солдат) по фамилии Сфорца, правивших Миланом в 15-16 вв. и бывших образцовыми католиками. Каждая итальянская пехотная дивизия имела в своём составе «легион фашистской милиции» (moliti fascisti), следившей за тем, как насаждается «новый порядок».

Кстати, нападение на Грецию и СССР планировал один и тот же преступник - генерал Кавалльеро, начальник генштаба Италии. После разгрома немцев и их сателлитов под Сталинградом Кавалльеро ушёл в отставку. А в марте 1943 г. остаток 8-й армии - её штаб - был отозван в Италию.

Итальянцы, любители помпезных мундиров и касок с султанами, в грабежах не уступали немцам - это помнили все, пережившие оккупацию. Зато на Дону «под ударами гвардейцев вражеские части рассыпались по заснеженной степи, солдаты прятались по балкам, офицеры срывали погоны» (генерал армии Д.Д. Лелюшенко. Москва - Сталинград - Берлин - Прага. М., 1971, с. 143).

Катастрофы резко изменили настрой итальянцев, они стали «антифашистами» и, договорившись с США, папой и королём, в июле 1943 г. арестовали Муссолини.

Его английский биограф Р. Колльер приводит слова итальянского короля об «альпийской бригаде» (следовательно, осколки всех прежних «альпийских» дивизий свели в одну-единственную бригаду), которая отказалась воевать, обвинив «дуче» в том, что он «истребляет альпийцев» («Дуче. Взлёт и падение Бенито Муссолини». Нью-Йорк, 1971; М., русск. пер.: 2001, с. 278).

А Турция продолжала разыгрывать невинность. И в октябре 1943 г. в Москве Сталин сказал министру иностранных дел Англии А. Идену: «Сейчас у Турции слишком много дружб: она имеет дружбу и с Германией, и союз с Англией, дружбу с американцами и с Советским Союзом» («Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.». М., 1984, т. 1, с. 123).

Спустя месяц в Тегеране Сталин говорил Ф. Рузвельту и У. Черчиллю: «Надо пересмотреть вопрос и о режиме турецких проливов» (т. 2, с. 126, 127).

В феврале 1945 г. в Ялте Сталин возражал против допуска Турции в ООН: «...странам, действительно воевавшим с Германией, будет обидно сидеть рядом с теми, которые колебались и жульничали в течение войны». Черчилль спросил: «... не следует ли туркам дать возможность раскаяться на смертном одре?». Сталин ответил: «... Турцию следует пригласить, если она объявит войну Германии до конца февраля» (т. 4, с.136-137).

23 февраля 1945 г. турки объявили войну Германии. Однако в марте 1945 г., когда мы готовились к штурму Берлина, Сталин заявил о прекращении действия советско-турецкого договора 1925 г. о дружбе и нейтралитете - плода чичеринской дипломатии.

Греция к весне 1945 г. лежала в руинах. При захвате Греции в 1941 г. Геббельс придумал лозунг: «Борьба с королём и английским вмешательством». («Геббельс - ученик иезуитов, - признал в интервью «Известиям» 06.05.2005 г. Лорингхофен, бывший в 1945 г. в гитлеровском бункере и позже ставший заместителем начальника генштаба армии «демократической» ФРГ). Король Георгий II связался-де с англичанами, а «благородные» немцы и итальянцы, грабя Грецию, пеклись о её... суверенитете. Они запретили вывешивать портреты греческого короля, министров его правительства в изгнании, укрывать снаряжение и вооружение греческой армии.

В Афинах гестаповцы организовали лже-«правительство» во главе с генералом-изменником Цолакоглу - изобразить «религиозное возрождение» в Греции, якобы «освобождённой» от короля и наследия диктатуры Метаксаса. На роль «министра религиозных дел» подыскали... врача-гинеколога, говорившего по-немецки, и потребовали от Хрисанфа, чтобы он «привёл к присяге» ряженых.

Хрисанф гордо ответил: «Нет. Я приведу к присяге правительство, которое назначит только Король Греции. Нет, не подчинюсь. Что скажут, если подчинюсь, Патриарх Константинопольский, Александрийский, Король? Нет, отказываюсь».

Тотчас мнимый «министр религиозных дел» 17 июня 1941 г. распорядился: считать Хрисанфа «незаконным» Архиепископом. Хрисанф - очевидец страшного фашистского террора. На учредительной конференции ООН в Сан-Франциско министр иностранных дел королевской Греции И. Софианопулос сказал: «Мы претерпели несправедливые страдания, и мы потеряли всё, кроме чести...» («Советский Союз на международных конференциях...». М., 1984, т. 5, с.152).

Когда создавалось масонское кольцо НАТО, Хрисанфа уже не выдвигали в Архиепископы. Он следил за церковными событиями, занимался историей и скончался в Афинах 28 сентября 1949 г. Денег не скопил, имущества не нажил - его похоронили за государственный счёт. Но в Греции его помнят до сих пор, выпустив в 2002 году специальную почтовую марку.

Н. СЕЛИЩЕВ, член Русского Исторического Общества

http://www.rv.ru/content.php3?id=8293




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме