Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Архиерейское служение в Симбирской (Ульяновской) епархии в 1832-1989 годах

Илья  Косых, Православие.Ru

01.08.2009


Часть 10 …

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Часть 5

Часть 6

Часть 7

Часть 8

Часть 9

Митрополит Иоанн (Снычёв)

После митрополита Мануила Куйбышевскую епархию возглавил воспитанник и личный секретарь владыки епископ Сызранский Иоанн (Снычёв). Под его же руководство перешли и Ульяновские приходы.

Родился владыка Иоанн (в миру Снычёв Иван Матвеевич) 9 октября 1927 года на Украине в селе Ново-Маячок Николаевской области в семье крестьянина. В 1942 году окончил семь классов средней школы города Сорочинска Чкаловской области и поступил в Орский индустриальный техникум. В 1944 году его призвали в армию, а по окончании войны он вернулся в Чкаловскую область. Будучи глубоко верующим человеком, владыка с детских лет посещал храм, а в августе 1945 года был посвящен в иподиакона.

7 июня 1946 года Иван Матвеевич принял монашеский постриг с оставлением того же имени, а 9 июня того же года архиепископ Чкаловский Мануил рукоположил его во иеродиакона с зачислением в штат Никольского кафедрального собора. 14 января 1948 года он был рукоположен в сан иеромонаха.

В 1949 году иеромонах Иоанн был принят во 2-й класс Саратовской духовной семинарии, а по ее окончании в 1951 году поступил в Ленинградскую духовную академию. В 1955 году он окончил академию со степенью кандидата богословия и был оставлен профессорским стипендиатом по кафедре сектоведения. 8 октября 1956 года определен преподавателем Минской духовной семинарии.

15 октября 1957 года указом Святейшего Патриарха Алексия I переведен личным секретарем Чебоксарского архиепископа и назначен штатным священником кафедрального собора Чебоксар. 1 сентября 1959 года его назначили на должность помощника инспектора и преподавателя Саратовской духовной семинарии.

15 сентября 1960 года он определен священником и ключарем Покровского кафедрального собора Куйбышева. 2 апреля 1961 года возведен в сан игумена. 25 апреля 1964 года он был возведен в сан архимандрита, а 12 декабря 1965 года состоялась его хиротония во епископа Сызранского, викария Куйбышевской епархии. Тогда же он был назначен временно управляющим Куйбышевской и Ульяновской епархиями. Хиротонию совершали митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен, митрополит Мануил (Лемешевский), архиепископ Таллинский и Эстонский Алексий, Сурожский Антоний, епископ Калужский и Боровский Донат, Дмитровский Филарет, Волоколамский Питирим и Тегельский Ионафан. 3 февраля 1966 года владыке присуждена ученая степень магистра богословия. 20 марта 1969 года он был окончательно утвержден епископом Куйбышевским и Сызранским.

Положение дел в Ульяновске было очень тяжелым, и молодому епископу было сложно справляться с опытным уполномоченным. С. Агафонов же в свою очередь решил, что сможет легко избавиться от епископа Иоанна.

Владыка так описывает одну из встреч с лукавым уполномоченным: «Беседа вначале носила мирный характер, но потом несколько обострилась. Дело все в том, что уполномоченный заявил, что он вынужден будет заявить в Совет, если только после моего отъезда к нему поступят жалобы. Короче говоря, он всю вину за поступающие к нему жалобы свалил на меня. Получалось, что я якобы стремлюсь усилить раскол. Я вскипел и заявил ему:

- По-вашему выходит, мне ездить в Ульяновск не надо?

- Смотрите сами, - заявил уполномоченный, недвусмысленно намекая, что, мол, конечно, не надо.

- В таком случае, - вгорячах ответил я, - я должен написать в Совет, что уполномоченный возбраняет мне приезжать в Ульяновск.

- Нет, нет, почему, я ведь не возбраняю. Пожалуйста, - спохватился он. - Я ведь только хочу, чтобы здесь успокоилось волнение, а не усиливалось. Вы только посмотрите: пишут без конца друг на друга и мне, и в Совет, и все это после Вашего приезда. Здесь уже люди в политику вовлечены. А это уже Ваша вина»[1].

Агафонов намеревался закрыть оставшиеся храмы в области. Для этого у него была своя схема. В храм посылалась ревизионная комиссия, которая признавала здание аварийным и опасным для жизни прихожан, на основании чего выносилось постановление о сносе храма. По другой схеме просто распускалась половина двадцатки прихода, и считалось, что храм не востребован.

В 1968 году владыка Иоанн пригласил своего ученика по Минской семинарии игумена Даниила (Куцукf). Он назначил его благочинным по Ульяновской области.

В 1971 году в Мелекессе сгорел Никольский храм, а новый, разумеется, уполномоченный открыть не позволил. Тогда верующие предлагали даже выстроить новый кирпичный храм, на что всегда получали категорический отказ. Владыка написал рапорт в Патриархию, который тут же оказался в Совете, а вскоре об этом доложили и ульяновскому уполномоченному. «Мой рапорт на имя Святейшего о мелекесской церкви он рассматривает как жалобу с моей стороны. Подчеркнул, что я активно принимаю участие в открытии, вернее, в восстановлении храма в Мелекессе. Из разговора с оотцом Даниилом я понял, что мой рапорт передан в Совет, и из Совета уже позвонили в Ульяновск уполномоченному. Последний сделал намек, что построить новый храм в Мелекессе не разрешает, но он собирается через неделю поехать в Мелекесс и разрешить купить дом»[2].

Тем не менее, верующие перестали ездить в Куйбышев и, не боясь притеснений со стороны властей, с каждым годом все больше венчались, крестили своих детей, водили их в храм для причастия.

В 1980 году Агафонов, как и его предшественник, решил провести ограбление Церкви так, чтобы больше не вставало вопросов об открытии или хотя бы ремонте храмов. Он пригласил для беседы в доме культуры представителей епархии - 19 священников и 22 членов выборных органов православных приходов области. Духовенство надеялось наладить хотя бы сколько-нибудь сносные отношения с властью, однако все оказалось иначе.

Сначала уполномоченный прочитал лекцию о гуманности советского законодательства о религиозных культах, потом беседа плавно перешла к внешней политике государства. Церкви было предложено отчислять некоторое количество денег в так называемый Фонд мира. Безусловно, от этого предложения отказаться было нельзя. В 1980 году Ульяновская епархия отчислила в абстрактный фонд 355 тысяч рублей (в то время когда цена самого престижного в то время автомобиля «Волга» составляла около 10 тысяч рублей)[3].

Помимо всего прочего уполномоченный жаловался в Москву на то, что службы архиепископа Иоанна слишком торжественны, проповеди слишком проникновенны, что в церквях стали петь как любительские хоры, так и платные, «на праздничных и воскресных службах участвовало по четыре-пять служителей культа, десятки хористов, всего на службы собиралось до 400-500 человек верующих прихожан, в числе которых были не только горожане, а и верующие из многих других населенных пунктов области»[4].

На большее фантазии товарища Агафонова не хватило, и в 1982 году он был отстранен от должности уполномоченного. Его место занял М.В. Иванов.

Говоря об «активности» приходов, стоит отметить, что в одном только храме села Оськина Инзенского района за 1981 год было совершено 564 крещения, 80 венчаний, 659 отпеваний. Всего же во всех девяти городских и сельских храмах области за год совершено 7077 крещений, что на 1106 случаев больше, чем годом раньше, а также 435 венчаний, что на 27 венчаний больше 1980 года[5].

Новый уполномоченный тоже жаловался на торжественность служб, особенно его раздражало, что владыка слишком часто был в Ульяновске и даже лично набирал хор для Неопалимовского собора, в который вошли и певцы из ресторана «Волга».

В 1983 году в Ульяновск по приглашению архиепископа Иоанна прибыл иеромонах Никон (Васюков). Через два года он стал настоятелем Неопалимовского собора и благочинным Ульяновской области (в настоящее время он является архиепископом Уфимским и Стерлитамакским).

Это время ознаменовалось борьбой уполномоченного Иванова с паломничеством к святым местам. Одним из таких мест была Никольская гора, где некогда был обретен чудотворный образ святителя Николая. Для «отлова» бабушек Иванов стал выставлять посты милиции близ горы. Из Москвы же он получил указания привлекать паломников к уголовной ответственности за нарушение общественного порядка.

Архиепископ Иоанн старался оберегать верующих от любых притеснений. 29 января 1986 года он написал письмо Иванову следующего содержания: «Некоторые приходы Ульяновской области обратились ко мне за разъяснением: почему они до сих пор подают сведения о крещениях в райисполкомы и Вам пофамильно по прилагаемой форме. Данная ненужная практика несколько лет назад была отменена Советом по делам религий, и сейчас сведения о крещениях подаются в ежеквартальных отчетах только количественно. Прошу Вас эту практику отменить, так как она до некоторой степени ущемляет свободу требоисполнения верующими. Для сведения прилагаю при сем форму квартального отчета приходов Куйбышевской епархии»[6]. О необязательности предъявления паспортов при крещении владыка тут же оповестил и всех настоятелей[7].

Тем временем политика государства стала меняться, отношение к Церкви стало более лояльным, с чем Иванов никак не мог согласиться. В отчете от 9 февраля 1987 года он жалуется: «В последнее время православное духовенство стало активно подбивать верующих к ходатайствам об открытии недействующих церквей. Они дают "благословение" на сбор подписей среди населения, советуют включать в состав членов-учредителей новых религиозных обществ участников Великой Отечественной войны, помогают оформить соответствующие документы. К процессу этому скрытно, но активно подключилось Куйбышевское епархиальное управление»[8].

В области стали открываться не действовавшие ранее храмы. Новый кирпичный храм был отстроен к 1988 году и в Димитровграде.

В 1988 году по всей стране проходили юбилейные торжества, посвященные 1000-летию Крещения Руси. Не обошли эти торжества и Ульяновск. Уполномоченный получил указания из Москвы о поддержке мероприятий, проводимых Церковью: «Совет по делам религий рекомендует уполномоченным Совета вникнуть в ход подготовки и намечаемые программы проведения юбилейных мероприятий Церкви на местах. На наш взгляд, следует поддерживать такие намерения, как организация собрания священнослужителей в епархиальном управлении с участием представителей других конфессий, праздничные богослужения, возложение венков в память погибших в Великой Отечественной войне и т.п. Целесообразно предусмотреть также встречу в Совете Министров республики, край(обл)исполкоме представителей местного духовенства и церковного актива, не препятствовать приему архиереем представителей местных отделений Фондов мира и культуры, Комитета защиты мира и некоторых других общественных организаций. Можно было бы опубликовать в печати статьи, посвященные 1000-летию введения христианства на Руси, осуществлению конституционных гарантий свободы совести в СССР, интервью иерарха РПЦ»[9].

Понятно, что это была всего лишь показная политика государства: власти хотели показать свое гуманное отношение к Церкви, однако сути это не меняет. И хотя все приготовления к торжествам велись под строжайшим контролем государства, это были все же торжества, а не расстрелы. В ходе этой подготовки владыке удалось открыть еще ряд храмов - на этот раз именно он делал предложение уполномоченному, от которого тот не смог отказаться.

Юбилейные торжества проходили в Ульяновске в период с 15 по 17 сентября. Их приурочили к престольному празднику кафедрального собора в честь иконы Богородицы «Неопалимая Купина»[10]. Возглавил их архиепископ Куйбышевский и Сызранский Иоанн, а также приглашенный из Ленинграда Тихвинский епископ Прокл (Хазов).

После Божественной литургии в Неопалимовском кафедральном соборе торжественные мероприятия состоялись во дворце культуры профсоюзов. С поздравлениями верующим выступили владыка Иоанн и владыка Прокл, а также различные должностные лица, в их числе был и уполномоченный Иванов. В конце своего выступления Иванов вручил ульяновскому благочинному игумену Никону диплом Фонда мира. После этого состоялся праздничный концерт с участием хоров Неопалимовского собора и Петропавловского собора Куйбышева[11].

В своем следующем докладе товарищ Иванов поспешил отметить: «При подготовке к празднеству уполномоченный оказал содействие в размещении приезжих участников в лучшей гостинице города, выделении просторного зала, обеспечении транспортом, размещении заказов в типографии и т.п.»[12].

Далее он описывает проходившие мероприятия: «Торжественный акт состоялся 15.09.88 г. во дворце культуры профсоюзов при заполненном зале, насчитывающем 1200 мест. Участвовали должностные лица и представители общественности, а также приглашенные пресвитер ехб и имам-хатыб мечети. В докладе, продолжавшемся свыше часа, архиепископ Иоанн подробно остановился на исторических заслугах и роли Церкви, негативно отозвался о церковной реформе Петра I. Выделил трудности во взаимоотношениях Церкви и государства в послеоктябрьский период, знатоком которых он считается, поскольку защитил диссертацию на эту тему в Ленинградской духовной академии… Уполномоченный по делам религий в своем выступлении акцентировал внимание на осуществлении принципа свободы совести, одобрения верующими процесса перестройки, а также, с учетом разнонационального населения области, на равенстве всех конфессий перед законом… 16 сентября архиепископ и сопровождавшие его лица были приняты первым секретарем ОК КПСС Самсоновым Ю.Г. и председателем облисполкома Горячевым Ю.Ф. Присутствовали секретарь ОК КПСС по идеологии, первые лица городского руководства и уполномоченный по делам религий. После поздравления религиозных деятелей с юбилеем были выслушаны их просьбы об открытии недействующих церквей в областном центре и в сельских районах. Был дан ответ, что они восприняты с пониманием и будут рассмотрены. В этот же день состоялась экскурсия участников празднества по ленинским местам, а затем в церквах проводилось всенощное бдение архиерейским чином»[13].

В 1988-1989 годах стараниями владыки Иоанна в области вновь были открыты 14 храмов, штат священнослужителей увеличился вдвое. Сложно переоценить заслуги архиепископа Иоанна перед Церковью. Еще 22 сентября 1972 года ему было поручено временное управление Чебоксарской епархией. 31 мая 1973 года он был освобожден от временного управления Чебоксарской епархией, а 3 мая 1975 года ему поручено временное управление Уфимской епархией, от которого освобожден 25 июля того же года. Владыка успевал управлять одновременно несколькими епархиями, причем делал это вполне успешно.

14 сентября 1980 года архиепископ Иоанн был награжден орденом преподобного Сергия Радонежского 2-й степени. Указом Святейшего Патриарха Пимена от 19 ноября 1985 года в связи с 20-летием архиерейской хиротонии он награжден орденом святого равноапостольного князя Владимира 2-й степени. С 20 июля 1990 года - митрополит Ленинградский и Ладожский. Скончался 2 ноября 1995 года.

Владыка служил Церкви так же самоотверженно, как и его предшественники - архиепископ Иоанн (Братолюбов), митрополит Мануил (Лемешевский) и другие. Его перу принадлежит множество трудов исторического и канонического характера, множество проповедей и речей и т.д.

Похоронен митрополит Иоанн на кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге. Ульяновские же верующие еще долго будут помнить горячо любимого архипастыря, защитника Церкви Христовой; для них он навсегда останется ульяновским преосвященным.

Архиепископ Прокл (Хазов)

13 сентября 1989 года, после 30-летнего перерыва, постановлением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена была возрождена Ульяновская епархия.

Рассмотрение деятельности следующего Ульяновского преосвященного не входит в рамки данной работы, однако было бы непростительной ошибкой не сказать о владыке Прокле. Его служение на кафедре явилось логическим завершением тех непомерных трудов его предшественников, тех результатов, которых они достигли кровавым потом.

Архиепископ Прокл (в миру Хазов Николай Васильевич) родился 10 октября 1943 года в городе Ленинграде в семье служащего. Свои религиозные чувствования и убеждения получил благодаря бабушке, которая была духовной дочерью великого подвижника батюшки Серафима Вырицкого. По окончании Ленинградского техникума легкой промышленности с 1964 по 1967 год служил в Советской Армии. В 1970 году поступил во 2-й класс Ленинградской духовной семинарии, затем в Ленинградскую духовную академию, которую окончил в 1977 году со степенью кандидата богословия за работу «Евангелие как основа нравственной жизни для христианина».

5 января 1973 года митрополитом Ленинградским и Новгородским Никодимом (Ротовым) пострижен в монашество с наречением имени Прокл в честь святителя Прокла, архиепископа Константинопольского. Уже 7 января, в праздник Рождества Христова, рукоположен в сан иеродиакона, а 11 марта - в сан иеромонаха и назначен настоятелем Покровского храма в селе Козья Гора Ленинградской области. В 1975 году - клирик Смоленского храма в Ленинграде. С 1977 по 1983 год - настоятель Спасо-Преображенского собора в городе Выборге. В 1983 году иеромонах Прокл был назначен настоятелем собора в честь Рождества Пресвятой Богородицы в городе Новая Ладога.

За усердное служение Церкви он был награжден орденом святого равноапостольного князя Владимира 3-й степени, а в 1984 году - крестом с украшениями.

10 сентября 1987 года постановлением Священного Синода определено быть архимандриту Проклу епископом Тихвинским, викарием Ленинградской епархии. 18 октября 1987 года в Троицком соборе Александро-Невской лавры города Ленинграда состоялась хиротония архимандрита Прокла во епископа Тихвинского. Хиротонию возглавил митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Ридигер).

Определением Священного Синода от 13-14 сентября 1989 года назначен епископом Ульяновским и Мелекесским.

Полтора года епископ Прокл жил на 19-м этаже гостиницы «Венец», а для разъездов по храмам ему приходилось вызывать такси.

Через год в епархии были открыты еще 15 храмов (всего 31 приход). Владыка развернул широкую благотворительную деятельность: «Так, в Ульяновске и Димитровграде церковные активисты эпизодически посещают дома престарелых и инвалидов, а также больницы; священники совершают обряд причащении, церковные хоры исполняют псалмы»[14].

Епископ Прокл стал достойным продолжателем дела митрополитов Мануила и Иоанна по борьбе с уполномоченными. Владыка уполномоченного просто игнорировал. Он разослал по храмам письма, запрещающие настоятелям представлять в райисполкомы и уполномоченному сведения о финансовых поступлениях и обрядности среди верующих[15].

Подводя некий итог служения его на кафедре, которое продолжается и поныне, следует отметить, что все усилия владыки были направлены на обретение свободы для Церкви в епархии, столь сильно пострадавшей от рук безбожников. На данный момент в храмах епархии нет старост, а председателями приходских советов являются сами настоятели. Приходы облагаются со стороны епархии налогами исключительно номинального размера.

25 февраля 1998 года епископ Прокл был возведен в сан архиепископа. В 1998 году, в год 350-летия Симбирска-Ульяновска, архиепископ Прокл Президентом РФ награжден орденом Дружбы. В том же 1998 году был канонизирован глубокопочитаемый в поволжских епархиях блаженный Андрей Симбирский, чудотворец, а в 2004 году в епархию вернулся прах ее первого преосвященного - архиепископа Анатолия (Максимовича).

Указом Патриарха Московского и всея Руси Алексия II от 17 июля 2001 года определено «преосвященным Ульяновским титуловаться Симбирский и Мелекесский, епархии именоваться Симбирская и Мелекесская»».

***

Богатая история края с большим числом народов совершенно разных верований и культур определила и особенности, и проблемы, перед которыми встало сначала первое духовенство крепости Синбирск, а затем и симбирские преосвященные. Эти проблемы взаимоотношений между населяющими край народами встают и по сей день. В XX веке, разумеется, на первый план вышла проблема выживания Церкви и ее взаимоотношений с государством.

Изучение того, как епископы справлялись со всеми этими задачами на всех этапах истории епархии, является доказательством значимости личности архиерея.

На первых этапах существования это были энергичные люди - архиепископы Анатолий (Максимович), Феодотий (Озеров), Феоктист (Попов). Эти люди фактически создали епархию, сделав ее одной из образцовых. Архиепископ Анатолий основал Симбирскую духовную семинарию, такую же образцовую, выпускниками которой стали: родственник, духовный отец и учитель отца Павла Флоренского епископ Антоний (Флоренсов), великий архидиакон Константин Розов, знаменитый художник Аркадий Пластов, оперный и камерный певец Семен Ильин, член Императорской Академии художеств Иван Цветков, известный художник и коллекционер картин Дмитрий Архангельский, выдающийся хормейстер Сергей Ягодинский, профессора Алексей Миртов и Владимир Керенский, а также множество священномучеников - людей, которые целыми курсами гибли за веру Христову. Преподавателями семинарии были не менее выдающиеся люди, среди которых был И.Е. Халколиванов; известный археолог и археограф, сотрудник А.В. Горского К.И. Невоструев; составитель известного толкования Апокалипсиса святого Иоанна Богослова М. Барсов[16].

В период октябрьской революции кафедру занимал архиепископ Вениамин (Муратовский). Его характеризуют как человека слабохарактерного, что отразилось и на его деятельности, а как следствие - и на бытии епархии. Он ввязался в политику и поддержал белых, но с их уходом из города бежал и сам. За отсутствием архиерея большевики мстили за эту поддержку духовенству, жестоко расправляясь со священниками и их семьями.

В смутные 1920-1930-е годы в епархии были как бесстрашные епископы, самоотверженно служащие Церкви (священномученики Александр (Трапицын), Герман (Коккель), епископ Иаков (Благовидов), так и те, которые действовали исключительно из соображений собственной безопасности (епископ Виссарион (Зорин), архиепископ Иоанникий (Соколовский), архиепископ Иоанн (Никольский). Разумеется, судить их мы не имеем права, поскольку никто не может с уверенностью сказать, как повел бы себя на их месте, однако, с другой стороны, взяв на себя крест архипастырства, они не имели права даже на мысль о предательстве.

Очень важным и интересным временем для епархии был период Великой Отечественной войны, когда в Ульяновск были эвакуированы все религиозные лидеры. Это рассвет епархии после кровавых 1930-х годов, когда сначала Ульяновских архиереев полностью лишили возможности управлять епархией, а с 1937 года ни одного, даже раскольнического, архиерея на территории области не было вообще. Однако передышка была небольшой: после отъезда митрополита Сергия (Страгородского) из Ульяновска началась жестокая борьба власти против Церкви на родине Ленина, закончившаяся закрытием епархии на долгие 30 лет. В этот период очень значима борьба за выживание Церкви преосвященных Мануила (Лемешевского) и Иоанна (Снычёва).

Проследив деятельность архиереев, можно ясно увидеть, что все они делали одно дело. Первые архиереи созидали, остальные последовательно боролись за спасение Церкви.

____________________________________

[1] Иоанн (Снычёв), митрополит. Пою Богу моему. СПб., 1998. С. 381.

[2] Там же. С. 383.

[3] Скала Алексий, протоиерей. Церковь в узах. Ульяновск, 2007. С. 879.

[4] Главный архив Ульяновской области (Далее - ГАУО). Ф. Р-3705. Оп. 1. Д. 138-а. Л. 5.

[5] Там же. Л. 6.

[6] ГАУО. Ф. Р-3705. Оп. 1. Д. 158. Л. 29.

[7] ГАУО. Ф. Р-3705. Оп. 1. Д. 164 Л. 27.

[8] ГАУО. Ф. Р-3705. Оп. 1. Д. 163 Л. 1.

[9] ГАУО. Ф. Р-3705. Оп. 1. Д. 166. Л. 75.

[10] Там же. Л. 77.

[11] Там же. Л. 78.

[12] Там же.

[13] Там же. Л. 78-79.

[14] ГАУО. Ф. Р-3705. Оп. 1. Д. 171. Л. 22.

[15] Там же. Л. 23.

[16] Петров С. Трехсвятительская церковь // Ульяновская правда. 1994. С. 9.

http://www.pravoslavie.ru/sm/31388.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме