Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Русь, куда несёшься ты?..

Андрей  Фефелов, Завтра

01.04.2009


К 200-летию со дня рождения Николая Васильевича Гоголя …

 Сегодня — двести лет Николаю Гоголю! И косая грандиозная тень официальных торжеств синей полосой легла на знакомый портрет, коснулась золотого тиснения; произведя оптические перемены, заставила мерцать и двигаться застывшие буквы, а знакомые глаза — улыбаться. Всё как-то зазеленело вокруг, как бывает только в зеркальных весенних сумерках. И громко со стуком распахнулись двери…

     Многие знают и понимают, что, взяв книгу хоть какого русского классика и начав читать его в приемлемой для чтения обстановке, впадаешь в особое состояние, больше всего напоминающее душевный, увлекательный разговор с близким родственником. И какие только не всплывают острова, и какие не журчат имена?! Разговор то льётся веселым ручейком, то расходится широкой волжской волной. Начинаем с ним судить да рядить — так и эдак. Где-то озаримся добрым смехом (А как там поживает Александр Федорович, всё ищет себе невесту в провинции?), а порой помолчим, вздыхая, припомнив дорогое, ушедшее, невозвратное.

     Иное дело — юбилейная кутерьма, фанфары и кимвалы, чуть помятые безутешные трубы иерихонские! Здесь не личная встреча с глазу на глаз, а нечто вроде парадного приёма. Когда этот родственник является в сопровождении большого количества публики, причем самой разной, частью незнакомой, а иногда престранного вида и поведения. И ты только ахнешь при виде такой толпы, где почти затерялось родное лицо, и всё бормочешь растерянно: "Милости просим!.." Тут уж не до разговора, хорошо бы хоть успеть обняться, ибо тащит моего кума целый рой, при этом жужжание и галдёж стоят немыслимые. Но всё равно — приятно! Приятно, потому что знаешь: ты — дома. Такие штуки могут случаться только здесь, только на Родине.

     Что ж, милости просим, Николай Васильевич! Проходите ж и вы, гости дорогие: критики, литературоведы прошлого и настоящего, комментаторы, ревнивцы-журналисты, кудесники слов и цифр, весёлые злопыхатели… Ну и вы, конечно, Павел Иванович! Ибо в такие дни литературные персонажи безнадёжно смешиваются с живыми и мертвыми — всеми, кто крутится и толчётся вокруг молчаливой и спокойной фигуры.

     Вы любы мне все! Ибо вы все — друзья, знакомые, порождения ума драгоценного автора, который хоть немного утомлен вашим поведением, но любит вас всех. И даже любое свиное рыло, мелькнувшее вдруг в экране, в такие дни кажется законным, закономерным и чем-то даже приятным. Как же без них-то? Чай, не Льва Толстого чествуем…

     Боже, какая теплота, какой уютный беспорядок! Такое впечатление, что на время закрыли подушками разбитые сквозящие стекла, разбили каблуками головы скользящих по полу гадюк, развели огонь в печах, зажгли старые люстры. И под их сиянием стало всё, как прежде… И не верится, что кончатся славословия, погасят свет и засвистят снова ледяные сквозняки, а в холодные комнаты вновь тихо наползут змеи, не давая ступить сюда одинокому гостю.

     Но пока праздник Гоголя, праздник русской культуры в разгаре. И каждый хочет провозгласить тост, сделать особое подношение, засвидетельствовать свое присутствие, приобщившись к этому бессмерному пиру. Кто-то старательным муравьём тащит на спинке отсырелый автограф, найденный в реквизированном архиве, что был в прошлую зиму частично подтоплен из-за прорыва труб. Кто-то дерзким факиром производит представление, изображая гигантский нос, или гоголем прохаживаясь по парижским бульварам. Есть и такие, кто несёт с собой ключ к некоему шифру и, хитро улыбаясь, показывает нам его издалека. Вот, мол, отгадка, но вы её не получите…

     И всё это славно! Во всем непосредственное дыхание нашего мира, таинственные знаки так и неразгаданного шифра; этого, так сказать, культурного кода нашего народа. Но речь не о тайнах, которые, может, и не надо пытаться раскрыть. Речь о вещах близких и простых, растворенных в национальной культуре.

     Данные публикации — скромный подарок Гоголю от газеты "Завтра", наша маленькая лепта в большой громоздкий юбилей, который по своему пестрому составу во многом напоминает "многоэтажный" экипаж помещицы Коробочки из "Мертвых душ".

     Говорят, Гоголь вошёл в народное подсознание, но, быть может, он и не выходил оттуда. Он находится там, за спектральной кромкой мифа, и находился там всегда: писал ли он о ярмарках и цветущих ночах Малороссии, или же погружался в мир каменных, заплесневелых гробов утонувшего Петербурга.

     Да, Гоголь имел в своём распоряжении особый оптический прибор, который одновременно мог уменьшать и увеличивать интересовавшие его предметы. Такой гибрид микроскопа с подзорной трубой, обладающий свойством рассматривать глубоко запрятанные явления и способный завернуть взгляд даже за угол. Потому оптическая вселенная Гоголя потрясающе объёмна, а творения его представляют чуть ли не четырёхмерное изображение России. И, поскольку искривленные, но всегда узнаваемые гоголевские персонажи представляют не семь смертных грехов абстрактного человечества, но черты национального характера ("герои мои из души…"), то их неувядаемость в нашей жизни вызывает противоречивые чувства. В свое время, как бы оправдываясь, Гоголь писал: "Герои мои вовсе не злодеи..." Лихо прочерченный Гоголем порочный круг, за который нельзя ступить и по которому приходится вечно ходить, — невидимая тюрьма или магическая защита? Этот вопрос требует специального, вдумчивого разрешения, менее всего увязанного со звоном юбилейных торжеств.

     Покуда существует наш мир и громоздится из последних сил российское государство — чичиковы да хлестаковы неизбежны. Они приходят-уходят и всплывают где-то снова.

     Горят огнем сочинения и царства, и национальные проекты тоже, кстати, летят в печь. А Русь остаётся! И по ней бричка нашей истории катится невесть откуда и куда! А в бричке он — задумчивый и странный, сияющий своим внимательным взглядом, незабвенный Николай Васильевич Гоголь…

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/802/81.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме