Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Уже не Россия, еще не Босния

Константин  Черемных, РПМонитор

16.04.2008


Пытаясь переварить Украину, Вашингтон и Брюссель рискуют получить несварение желудка …

СКОЛЬКО "УКРАИН" ВОЙДЕТ В НАТО?

Киевский насмешник Владимир Небоженко, в свое время предложивший создать фонд имени Захер-Мазоха для концептуализации украинского "синдрома жертвы", оказался чрезмерно оптимистичен, запустив в аналитические круги обидное сравнение высокообразованной 50-миллионной Украины с дремучим 2-миллионным Косово. Увы, геополитическая роль Украины куда менее почетна, чем роль особо покровительствуемой югославской автономии с подавляющим этническим большинством албанцев. Если уж проводить параллели между СССР и бывшей Югославией, то после первого передела границ СФРЮ второй по размеру республикой оказалась Босния-Герцеговина. Именно за ее государственную самостоятельность больше всего, как мы помним, в период межэтнической войны бился Вашингтон. И именно она является сегодня самым неустойчивым и неуправляемым из пост-югославских политических новообразований.

Советник-посланник украинского посольства в России господин Осовалюк напрасно кипятился в интервью "Эху Москвы" по поводу того, что российский МИД не желает дезавуировать реплику Владимира Путина, адресованную off-mike Джорджу Бушу: "Ты же понимаешь, Джордж, что Украина - это не государство. Что такое Украина? Часть ее территорий - это Восточная Европа, а часть, и значительная, подарена нами". Неполиткорректный пассаж фактически является далеко не самой обидной интерпретацией генеза современной Украины, что явствует хотя бы из последующей дискуссии на форуме, где украинцы на прекрасном русском языке устроили полемику о том, сколько на самом деле Украин - четыре или пять.

Слухи о том, что для сугубо прагматических целей удобно было бы иметь действительно несколько Украин, нежели одну, имеют основания. Во всяком случае, зачем бы тогда весьма опытным специалистам из National Endowment for Democracy прицельно обхаживать крымско-татарскую общественность на протяжении многих лет? И опять же, с какой стати поощрять греко-католическую активность в западных областях, если этот искусственный продукт конфессионального синтеза ни при каких обстоятельствах не станет общеукраинской религией?

Абстрактные рассуждения президента Виктора Ющенко о гипотетической всеукраинской поместной церкви звучат тем комичнее, чем более беспомощен сам президент Ющенко. Как сказал бывший финансовый директор его партии "Наша Украина", а в дальнейшем глава украинского Ощадбанка (Сбербанка) Александр Морозов, "сейчас началась реинкарнация Ющенко в нечто похожее на Кучму". На самом деле, следуя английской идиоме, в туфли совершенно беспомощного под конец своего правления Леонида Кучмы Виктора Ющенко вставили евроатлантические спонсоры "оранжевой революции", ибо именно с их подачи - при особо активном участии спецпредставителя ЕС Хавьера Соланы - президентская республика была перекроена в парламентскую.

Стоит напомнить, что киевская "оранжевая революция" строилась по лекалам "белградской весны", в период которой, как и затем в период бомбардировки Белграда с одновременным обеспечением последующей суверенизации Косово, господин Солана был генеральным секретарем НАТО.

Нельзя сказать, чтобы лоббисты "оранжевой революции" из NED и Freedom House, равно как из НАТО, были настолько же несведущи в истории Украины, как Джордж Буш, которому надо все объяснять на пальцах. Трудно предположить, чтобы другому признанному государственному деятелю - экс-директору ЦРУ Джеймсу Вулси, как раз накануне "оранжевой революции" возглавившему Freedom House, было непонятно, что навязывание парламентского правления лингвистически, конфессионально и идейно неоднородном государству - для его будущего смерти подобно.

И тот же самый Хавьер Солана на прошлой неделе заявил агентству Reuters, что Украину не взяли в НАТО по причине незрелости ее политической системы и неспособности ее политиков конструктивно действовать во внутренней политике. По его словам, "Украина не имеет такой политической системы, которая бы отвечала уровню стремлений некоторых ее руководителей присоединиться к некоторым международным организациям. Именно это было ответом, который определенным образом дал НАТО". Более того, как особо подчеркнул экс-генсек, "отсутствие внутренней солидарности", экономический рост страны также не отвечает потенциалу, который имеет Украина.

Разумеется, господин Солана, как и нынешний генсек НАТО Схеффер, пообещал всемерную поддержку Украине, но тут же оговорился, что "было бы многовато просить от стран-членов такого вознаграждения, пока она (Украина) не осуществила надлежащим образом свою работу". Речь шла не только о членах НАТО, но и о членах ЕС, благо реплика господина Соланы, как и ранее прозвучавший комментарий представителя Европейской Комиссии Кристианы Хоманн, была ответом на заявление Виктора Ющенко о том, что "уже в сентябре Украина получит статус ассоциированного члена Европейского Союза".

Таким образом, если уж на кого и гневаться господину Осовалюку, так это на госпожу Хоманн и господина Солану. Эти многоопытные политические функционеры не могли не понимать, что несчастный Ющенко адресовал свои обещания внутренней, а не внешней аудитории, силясь продемонстрировать собственную эффективность хотя бы своим редеющим сторонникам.

Вся эта странная словесная несдержанность западных европейцев, куда осмотрительнее взвешивающих свои слова, чем европейцы восточные, служила весомым доказательством предположения о том, что Украина в ее нынешней форме не только не нужна евроатлантическим структурам, но скорее нужна в отрицательном смысле - иначе говоря, было бы удобнее, чтобы ее не существовало.

Таким образом, вышеприведенная реплика Владимира Путина имела свой целью скорее внести несколько запоздалую лепту в образовательный багаж отдельно взятого Джорджа Буша-младшего, чем намерение обидеть или поставить на место Украину, и без того обиженную со всех сторон. Для еще большей осведомленности американского друга Владимир Путин мог бы порекомендовать ему книгу Андрея Белого "Крещеный китаец", где немало сказано о том, как свободолюбивый Петербургский университет в начале прошлого века служил центром разработки украинской и белорусской культурной идентичности. Однако такие детали были, пожалуй, не слишком уместны в том спонтанном диалоге - ведь собеседнику нужно было дать время на то, чтобы "переварить" предыдущую новость.

Что касается торжественного обещания о том, что да, когда-нибудь Украина окажется в НАТО, то в этом утверждении, столь возбуждающем господина Осаволюка, недостает одной детали: о какой именно из четырех или пяти Украин идет речь. Благо для стратега, в особенности военного, постсоветское пространство, как и любая другая уязвимая территория, есть в первую очередь именно территория - по достопамятному выражению Елены Боннэр касательно России, единая, но делимая.

БЕСКОНЕЧНАЯ ГОЛОВНАЯ БОЛЬ

Тот факт, что кратковременное посещение Киева американским президентом в канун бухарестского саммита НАТО отнюдь не знаменовал собой особой заботы Вашингтона о Киеве, не был секретом для местных обозревателей. Корреспондент "Украинской правды" Василий Зоря, комментируя встречу Буша с Ющенко в киевском Доме приемов - знаменитом "Доме с химерами" на Банковой улице, 10 - заключает: "Получился формальный транзитный визит с политически мотивированной дозаправкой в Киеве".

Основной мотив "политической дозаправки" Буш - очевидно, считая, что в этом диком месте репортеры не понимают по-английски - откровенно объяснил интересами предвыборной кампании, в которой его преемнику Джону Маккейну отнюдь не повредят голоса двух миллионов американских украинцев.

Казалось бы, за эмигрантские голоса можно было не беспокоиться: украинская диаспора и так регулярно отдает свои предпочтения Республиканской партии. Беда в том, что американские украинцы по ряду позиций правее Маккейна - к примеру, в вопросах сексменьшинств и политики США на Ближнем Востоке. И докучливая необходимость отправить им предвыборный месседж в очередной раз становится политической головной болью.

Этой головной боли не три и не пять, а несколько десятков лет. С тех пор как по легковесной неосмотрительности Дуайта Эйзенхауэра был слеплен из разношерстных активистов Комитет порабощенных народов, украинская интеллигенция бомбардировала Белый Дом бесконечными резолюциями о признании "голодомора" Холокостом, поток которых не иссяк и после того, как посвященный "голодомору" документальный фильм "Жатва скорби" на поверку оказался компиляцией, собранной, как выяснил журнал Village Voice, "известным изготовителем фальшивок, бывшим уголовником Робертом Грином". А от разборок между украинской и еврейской общественностью по поводу участия бандеровцев в Холокосте могла бы заболеть голова даже у монумента Тарасу Шевченко на Дюпон-Серкл в Вашингтоне. С трудом найденный компромисс - копия китайской постмодернистской "богини демократии" вместо классического силуэта бандеровца с берданкой - амбиций страждущей от недостаточного признания полусинтетической нации не удовлетворил.

Количество рано или поздно переходит в качество. Американским стратегам, годами выслушивавшим аргументы сторон в дрязгах внутри украинской диаспоры, можно лишь посочувствовать. Еще за много лет до провозглашения независимости Украины в тех кругах Вашингтона, которые непосредственно имели дело с эмигрантами, могли зародиться сомнения в ее будущей жизнеспособности. А после того как на уже свободном от "имперской деспотии" пространстве сцепились между собой фракции ОУН, "Народный Рух" с УРП, автокефалы с греко-католиками и, наконец, конкурирующие распределители международных пожертвований на Чернобыль, перспективы проекта стали откровенно иллюзорными - отчего и были предприняты целенаправленные усилия по обеспечению безъядерного статуса непутевому государственному образованию.

Согласившись передать власть в 1994 году Леониду Кучме, имевшему тогда умеренно пророссийскую репутацию, Вашингтон фактически уступил Москве половину своей головной боли. Однако очень скоро она вернулась почти в прежней мере, после чего и пришлось, после некоторого размышления, "дать отмашку" на "цветную революцию". Нетрудно заметить, что как раз с периода ее подготовки ставка на традиционные конфессиональные меньшинства больше не делалась. Что особенно заметно сегодня, когда за пост мэра Киева, где сосредоточены все представительства американских учреждений и компаний, ведут борьбу действующий радикальный "харизмат" Леонид Черновецкий и обыкновенный американский евангелист Александр Турчинов. А растерянное окружение Ющенко, так и не решившее, вокруг кого сплачиваться на следующих выборах - опять вокруг "пасечника" или вокруг главы его секретариата Виктора Балоги, все гадает, зачем их конкурентке премьеру Юлии Тимошенко понадобилось отпускать своего "верного оруженосца" Турчинова в совсем не свойственную ему сферу городского хозяйства.

Дело, как представляется, вовсе не в городском хозяйстве. Неопротестантские сети, составляющие уже с десяток тысяч общин, достаточно малозатратны и удобны как информационный ресурс. Что бы там дальше ни произошло в этой "политически незрелой", насквозь запутанной клановыми интригами постсоветской провинции, с местных харизматов можно при необходимости снять хоть какой-нибудь мониторинг из "дома с химерами": они пусть и соврут, но недорого возьмут. Всем прочим уже давно нет решительно никакой веры, благо мелкое своекорыстие в сочетании с химерической неадекватностью самооценки полностью исключает необходимое для надежного агента влияния требование - инструментальность.

ДИАГНОЗ: "ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ШИЗОФРЕНИЯ"

Взгляд из сегодняшнего дня на времена "оранжевой революции" легко обнаруживает, что многие аспекты тогдашних событий не имели плана и не могли быть вполне просчитаны, чего и не бывает в политическом процессе кашицеобразного типа. Вряд ли из Вашингтона шли прямые инструкции по ликвидации конкретных министров свергнутого тогда первого правительства Януковича, и уж тем более по целенаправленному внедрению двоевластия в милицейской и прокурорской вертикали. Напротив, Вашингтон предпринимал попытки вывести эту кадровую самодеятельность в сколько-нибудь приемлемое русло - но тщетно.

Вручив бразды правления в руки "оранжевой коалиции", Вашингтон рассчитывал по крайней мере сократить прежние издержки на борьбу со "ставленниками Москвы", которой непременно требовала большая часть диаспоры. Любимцы антисоветской публики теперь должны были винить в своих ошибках только себя. Но разве можно было предположить, что они настолько фатально перегрызутся между собой и каждая сторона по очереди будет осаждать, притом даже среди ночи, свято место демократического паломничества - американское посольство в Киеве?

Когда "оранжевую революцию" достаточно уместно сопоставляли с 1991 годом, предполагалось, что во второй по величине бывшей республике СССР установится, минуя временный парламентский этап, какой-то вариант местного ельцинизма. В этом была суть параллели Кучмы с Горбачевым. Но Кучма поступил с подведомственной ему территорией хуже, чем Горбачев. Он поступил так, как если бы Горбачев согласился передать Российскую Федерацию движению "Демократическая Россия" во главе с Юрием Афанасьевым и Еленой Боннэр.

Любопытно, что имя полузабытого ныне движения городской и в основном гуманитарной интеллигенции на днях воскресло на мероприятии в престижном отеле "Англетер" в Санкт-Петербурге, где остатки диссидентствующих либералов должны были - по замыслу своего предводителя Гарри Каспарова (которого "Коммерсант" в репортаже с последнего Марша несогласных иронически сравнил с протестантским пастором) - избрать делегатов в мифический "протопарламент", гордо именуемый ими Национальной ассамблеей.

Даже на собственном ресурсе господина Каспарова блюдущие либеральный имидж сочувствующие журналисты не смогли не процитировать призывы ведущих прекратить склоку. Правда, постеснялись известить о полном отсутствии итога на мероприятии "Новая повестка дня демократического движения" (перевод с англоязычного отчета о проделанной работе - New Agenda for Democratic Movement): даже в ничего не значащий общественный орган делегатов (!) так и не удалось избрать.

В том же комфортабельном интерьере вечно юный радикальный демократ Владимир Буковский провозгласил, что единственным выходом для русского либерализма является "оранжевая революция". К счастью для администрации престижного отеля, навыками по порче микрофонов и переворачиванию столов, достигнутыми Верховной Радой, собравшиеся еще не обзавелись. А праздные туристы, бродя по Исаакиевской площади, понятия не имели о том, что рядом с ними ведется ожесточенная и беспросветная торговля ушами от оранжевого осла, диагноз которому был документально зафиксирован в городе Бухаресте 3 апреля 2008 года.

http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=8996



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме