Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Деньги для неизвестного солдата

Алексей  Реутский, Победа.Ru

24.09.2007

У Марии Сергеевны Волковой-Мамзуриной есть новости. Похоже, новости не очень хорошие, Мария Сергеевна плачет:

- Из Венгрии звонили, они могилу почти доделали, 15 июля нужно платить, а денег-то нет. Везде ходила, везде звонила, никто денег не дает.

- А много ли нужно денег?

- Много! 13 тысяч евро. Венгрия 17 тысяч оплатила. 13 должна оплатить Россия. Везде ходила, везде звонила, чего только я не наслушалась.

В братской могиле на венгерском кладбище около 200 советских воинов, среди которых брат Марии Сергеевны. Кроме Марии Сергеевны у этих солдат никого нет. Только она навещает эту могилу - вот уже 30 лет.

- Ходила в Останкино, хотела попасть на передачу к Малахову. Там сказали, что у них не богадельня. Никто не хочет помочь. Глава управы пообещал три тысячи... Да рублей, конечно! Чего мне только я не наслушалась, пока ходила: " Делать, что ли вам нечего? Москве что ли могил мало, в Венгрию мотаетесь?" Некоторые намекали, что прах можно перевезти. Кого я повезу, в могиле 200 человек... и сколько лет прошло!

В прежнее время о могиле помнила не только Мария Сергеевна по военным праздникам туда приходили советские войска и оказывали соответствующие воинские почести.

Стараньями Марии Сергеевны на табличках появилось уже более десятка имен, и список этот продолжает пополняться, недавно звонил венгерский консул, он нашел еще пятнадцать фамилий!

- Разве они хуже, чем мой Володенька? Так же за них плакали и матери и сестры! У них в Венгрии госпиталь был, возле госпиталя 101 могила. Снесли бульдозером... Сквер сделали. И в тот же год дождь прошел ядовитый - и абрикосы, и что у них там росло, все погибло. Это Бог наказал за русские кости. А депутат, который против сноса могилы был выступал, говорит: Я же предупреждал, не трогайте могилу! И они с ним согласились- Бог наказал. Я раньше как приеду в Венгрию, в Киштелек, по всем русским могилам проеду, в порядок приведу, яичко положу, мы ведь на Пасху приезжали... Наших ребят помянуть. А как же! А теперь русских могил там не осталось, только эта, братская, на кладбище.

Могила большая, и привести ее в порядок стоит недешево. Надписи, клумбы - все должно соответствовать виду престижного венгерского кладбища, иначе - снесут.

Сейчас снос нашему мемориалу уже не угрожает, все формальные вопросы Мария Сергеевна решила еще в прошлый приезд, в апреле, местные власти уверены в том, что памятник - нужен. Но теперь нужны еще деньги.

Неужели Марии Сергеевна единственный человек в России, которому не безразлична судьба наших солдат? Может быть, соберем мы как-нибудь эти 13 тысяч евро?

Первое опубликованное на сайте Милосердие.RU объявление о Марии Сергеевне (от сентября 2006):

190 солдат из 200 тысяч


Политические волнения в Венгрии привлекли внимание всего мира. Но мы вспомнили об этой самой благополучной стране Восточной Европы совсем по другому поводу. На окраине тихого венгерского городка Киштелек лежит частное кладбище. Небольшой его участок в 40 квадратных метров отведен под братскую могилу советских солдат, погибших в боях за Венгрию. Весной, когда зацветает сирень, здесь можно увидеть ухаживающую за могилами пожилую женщину, одетую в траур. Она приезжает из России каждый год на Радоницу. Ее зовут Мария Сергеевна Мамзурина-Волкова. Здесь покоятся останки ее брата, Владимира, отдавшего жизнь за свободу и независимость венгерского народа.

Последняя русская


"Он был танкистом - наводчиком. Бой был неравным. Володя пал смертью храбрых В 80 километрах от Будапешта, в городке Кунтсентиклюш",- вот и все, что написал в мае 45-го однополчанин Иван Одинцов семье погибшего героя. Чтобы найти место погребения брата, Марии Сергеевне потребовалось 33 года. Наконец в конце 70-х не пришел ответ из международного Красного креста: "В 56-м году прах Владимира Мамзурина был перенесен в Киштелек. За ним ухаживают советские воины из Южной группы войск. Можете приехать".

В то время о воинских кладбищах заботились солдаты Восточной группы советских войск. Матери и вдовы погибших массово приезжали в те места, чтобы взять с братских могил горсть земли. "Встречали нас, родственников погибших, с душой. Предоставляли квартиру для временного проживания, помощь в уходе за захоронением, - рассказывает Мария Сергеевна. - В первый раз, когда я приехала в гости к Володе с мамой, посадила на его могиле саженцы туи. Теперь это уже большие деревья. Пап Палль (владелец кладбища), заверил меня, что будет заботиться о могиле брата. Из 190 солдат, кто лежит здесь, коме Володи известны имена только троих: Селецкого Николая (погиб 25 октября 1944 года), Агасаряна Айгаза Бакротовича (1917-1945 ), Бориса Метелкина (1907 - 1945). Это все, что удалось переписать Марии Сергеевне, когда после долгих разговоров пастор местного кладбищенского костела показал списки русских воинов. Эти имена Мария Сергеевна выбила на плите рядом с именем брата... Но через год эти списки, как объяснил пастор, оказались утеряны.

С тех пор прошло 32 года и нет ничего удивительного, что когда-то поставленные Марией Сергеевной обелиски постепенно пришли в негодность. И по мнению местной власти, "портят вид всего кладбища". Чиновники уже не раз обращались к его владельцу с просьбой освободить престижный участок от русских останков и перепродать его городу. Но Пап Паль стоит на своем: "Нет, не могу. За братской могилой ухаживает москвичка. Если узнает, будет плакать. Она последняя русская, кто сюда приезжает. Я ее очень уважаю и преклоняюсь перед ней за ее верность и мужество".

Все ли равно, где плакать?


"После моего последнего приезда, мне позвонил сын владельца кладбища и сказал, давление со стороны властей стало усиливаться. Ни я, ни отец продавать братскую могилу не хотим, добавил он. Но сказал, что без меня они не справятся, и попросил приехать,- рассказывает Мария Сергеевна. - Что делать, спрашиваю у мужа. А он - занимай денег, да поезжай. Приехала, выяснилось, что власть предъявила свои условия: или братская могила будет отреставрирована, или ее не будет вовсе.

На реставрацию требуется по нашим деньгам 80 тыс. рублей. А где их взять? Я и к районной власти обращалась, и в правительство Москвы (они мне два раза помогали с деньгами на билет), теперь говорят - денег нет. А один чиновник и вовсе ответил: "У вас что, маразм, - воскликнул чиновник. - Зачем вам ехать куда-то? Идите к могиле Неизвестного солдата у Кремлевской стены, посидите там. Пойдите да и поплачьте себе вволю. Представьте, что ваш брат закопан именно там. Не все ли равно?". "Я не знаю, кто в братской могиле у Кремлевской стены лежит, - отвечаю ему. - А там мой брат, 22 года мальчику было. 2 раза был ранен. Не бросил фронт и продолжал воевать. Он не в пьяной драке погиб!". Я купила крест. Хотела в этом году с собой его захватить. Но в российском посольстве в Венгрии сказали, что встретить меня не смогут, дела. Ну, да Бог с ним, мне бы денег на обустройство могилы собрать, чтобы после моей смерти никто кости наших мальчишек тронуть не посмел".

Рассказ пожилой женщины то и дело прерывается слезами. Как и всему ее поколению, на ее долю выпало нимало страданий и лишений. Отца не взяли на фронт, но он простудился на оборонительных работах и умер еще до окончания войны. Оба брата погибли на войне. Один из ее сыновей пропал без вести.

В боях за освобождение Венгрии погибло около 200 тыс. советских воинов.

После падения Варшавского договора и вывода советских войск из стран Восточной Европы следить за братскими могилами стало некому. Большинство их были уничтожены. Это даже нельзя назвать подлостью - просто бизнес, земля в Европе на вес золота. А те, кто могли бы воспротивиться этому, матери и вдовы павших солдат, давно уже умерли сами. Какие-то захоронения - в венгерском Кешкунхалаше, например, в Сегете, в Кешкунмайсе - просто стерты с лица земли.

В 1995 году Россия заключила ряд межгосударственных соглашений с другими государствами о новом статусе воинских захоронений. На деле это означало, что теперь наши бывшие враги - немцы, итальянцы, японцы, те же венгры (они воевали на стороне немцев) - могут приезжать в Россию, чтобы поклониться праху своих усопших. Им организуют экскурсии к местам воинских захоронений, селят в самые лучшие гостиницы. Русские победители в Европе, получается, никому не нужны.

Если вы остались неравнодушными к истории Марии Сергеевны и можете помочь деньгами, просим звонить в Комиссию по церковной социальной деятельности (+7 (495) 237-34-27) или в справочную службу "Милосердие": +7 (495)107-70-01

Милосердие.Ru

http://www.pobeda.ru/content/view/6747/21/



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме