Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Россия на постсоветском пространстве

Николай  Маслов, Народное радио

11.04.2007


Программа "Город и мир" от 29.03.2007 …

Гости студии: известный общественный деятель, доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов;

Ведущие: Игорь Сергеевич Шишкин;

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, основная масса программ "Город и мир" посвящена внутренним, духовно-нравственным проблемам России, но никуда нельзя уйти и от проблем геополитических, и вполне естественно, что время от времени мы в этой программе к ним обращаемся. Сегодня я предлагаю посвятить программу "Город и мир" проблеме "Россия на постсоветском пространстве". Поводом для обращения к этой теме я считаю, вполне может быть юбилей, который сейчас отмечают в Европейском Союзе. Там с большой помпой было отмечено 50-летие образования Европейского Союза, хотя это было передергивание с их стороны, этому объединению намного меньше лет. И вот контраст: есть Европейский Союз, где худо-бедно, с проблемами, процесс интеграции идет в течение 50 лет, и есть Россия.

Николай Маслов: Если в Европе какой-то худенький процесс идет 50 лет, то Российский союз имеет уже 1100 лет.

Игорь Шишкин: Что вы имеете в виду под термином "Российский союз"?

Николай Маслов: Что такое Европейский Союз? Мы привыкли что есть какой-то Евросоюз, какой-то евроремонт. А это союз государств, расположенных в части света под названием Европа. Они все себя называют европейцами, и некоторые этим гордятся, хотя некоторые сопротивляются этому. Если взять по этой аналогии историю развития России, то можно назвать Российскую империю, которая еще существует в рамках так называемого СНГ, правда, еще Польша и Финляндия у нас были, - вот это Российский союз. Он интегрировался под эгидой наших предков - славян, русичей, россов, по-разному их называли в разные времена, которые в IX веке Рюриков пригласили. Вот такая интеграция.

Игорь Шишкин: То есть вы считаете, что союз, то есть объединение различных народов, на территории России существует уж конечно не 50 лет?

Николай Маслов: Мне вообще не нравится, вот это униженное состояние России в последнее время, что мы кого-то все время догоняем. Мы именно делаем "евроремонт". Мы что, сами ремонт не можем сделать? Вот где-то в Европе, в Африке, в Америке все хорошо, а у нас - нет. Эта позиция мне не нравится, потому что русские христиане облагородили мир. Христианство вообще облагородило мир, дало прогресс в науке, в образовании, в воспитании, дало миру семейные традиции, сформировало вековые нравственные устои. А такие вещи как Евросоюз? Кто там больше всего бузит? Поляки, бывшая наша провинция. А почему они так себя проявляют? Потому что они не в своей тарелке, они там никому не нужны. Это другая цивилизация, и Евросоюз для них - полное отсутствие будущего. Хоть они и отпраздновали там какие-то 50 лет, у них нет там ни законов общих, нет ничего, что может их объединять.

Что объединяет другие народы? Язык и вера. Все, кто к нам присоединялись, могли принять нашу веру. Это была огромная православная семья, говорящая на русском языке, то есть был сформирован новый культурный этнос, говоря современным языком, - россияне (слово это не люблю, его Ельцин немного опозорил). Вот это - Российский союз. Все, кто в нем жил, - это были россияне. И каждый стремился в паспорте написать, что он русский, и якуты, и мордва, и Кавказ. Многие из них говорят по-русски лучше, чем мы. Язык русский возвеличивает нацию, поднимает ее внутреннее состояние. Любой человек в этой семье мог стать и ученым, и политиком, занять любое место, соответствующее его интеллекту и его способностям.. Сам язык открывает глаза на мир, и язык делал нашу нацию единомысленной, а веру - единодушной. Вот эти два понятия - язык и вера - сплачивали всегда Россию, и многие нации жили у нас в мире.

Евросоюз сегодня кичится чем-то, а мы забыли о своем союзе. Нам, нашему государству, нашей интеллигенции, нашей действующей власти нужно вспомнить что, конечно, Евросоюзу хорошо бы послать телеграмму про их 50 лет, но нам, Российскому союзу, уже 1100 лет, и плохо ли, хорошо ли, но он пока держится. Он держится именно на языке, на взаимопроникающей культуре и, частично, на вере.

Игорь Шишкин: Я абсолютно с вами согласен в том плане, что нам действительно постоянно преподносят Евросоюз, как пример для подражания. Мол, вот как нужно проводить интеграцию, объединять разные народы в единое целое. Мы имеем совсем иной опыт, и опыт успешный, которому века и века.

Николай Маслов: Европейцы научились вилками есть от русских. Вилки - наши, языческие, к сожалению, трезубцы, ими и ели русские. У европейцев вилок не было, они руками ели и руки об затылок вытирали. Американцы джинсы сделали из русской костромской ткани. Откуда джинсовая ткань? Из Костромы. Это парусина была, английский флот закупал ее в костромской мануфактуре. Где культура, нация, язык, вера в прогресс? В России. Российский союз - это первый продвинутый союз, который сегодня питает науку и образование на самом высоком уровне. И вера наша самая мощная и самая достойная для подражания даже не с точки зрения божественного понятия, а с точки зрения мирного сосуществования разных народов на Земле. Все это нужно рассказывать, показывать, это должно быть предметом внимания средств массовой информации, нашей системы образования, всей нашей культуры как внутри страны, так и за рубежом. А мы все твердим: "Евросоюз" или "евроремонт". Совсем уже опустим себя ниже ватерлинии, как говорят. Поэтому: есть Российский союз. А Евросоюз - я не знаю, пусть они там еще поженятся.

Игорь Шишкин: Согласен с вами. Но есть ведь и еще одна сторона вопроса. Нравится нам это сейчас или не нравится, но эта попытка европейского объединения пока дает, в общем-то, положительные результаты по сравнению с тем, что было.

Николай Маслов: В чем?

Игорь Шишкин: До этого Европа всегда была разделена и беспрерывно воевала друг с другом.

Николай Маслов: 50 было браков однополых. Там хоть раньше в конституции была Троица и христианство, а сейчас у них однополые браки, парады всех этих, и называть-то срам, наркотики, которыми 80 процентов населения балуется, африканские бунты во Франции и в Англии, и прочее. Что ждет Европу? Европу ждет одно: кто из них успеет удрать, тот поселится у нас в Сибири. Хоть для себя спасение найдут.

Игорь Шишкин: Такой план тоже обсуждался. Было такое предложение: переселить американцев и европейцев в Сибирь.

Николай Маслов: Они сами скоро будут туда проситься.

Игорь Шишкин: Можно сколько угодно говорить о том, что Европейский Союз для нас не пример, и с этим спорить нельзя, потому что у нас тысячелетний опыт объединения и взаимно полезного мирного сосуществования разных народов, а у них более или менее успешная попытка - последние 50 лет. Но при этом то пространство, которое вы называете Российским союзом, за последние годы пережило очень большой кризис и потеряло значительные территории. Сейчас Российскую Федерацию можно назвать Российским союзом, потому что более ста народов проживает на территории России. А вот остальное, так называемое постсоветское пространство? Ведь сейчас мы потеряли огромные куски территории, и, что хуже всего, среди части населения раздаются даже голоса, зачем, мол, нам все это нужно? Да, европейцы сейчас худо-бедно пытаются объединять свои государства, которые тысячелетия существовали отдельно и тысячелетия воевали. Мы же потеряли то, что было органичной частью России. Как сделать, чтобы Российский союз вобрал опять в себя тех, кто принадлежит к нашей цивилизации? И нужно ли это?

Николай Маслов: Когда жены римлян были готовы умереть за чистоту супружества, Рим возрастал и укреплялся от года к году. Но когда они погрузились в пороки, Рим изнемог перед необразованной варварской группой и пал, разрушился, несмотря на то, что обладал всей вселенной. Поэтому чистота жизни каждого из нас является залогом могущества и развития Российской империи, Российского союза. Почему 400 - 500 лет назад к нам приходили другие народы, больше ста народов? Потому что они видели чистоту жизни и справедливость русского народа, видели в русском народе старшего, но равного брата, более могущественного, который мог творить справедливый суд. Им нравилась наша вера, нравился наш язык, наши обычаи, и это стало причиной создания Российского союза, перед которым и сегодня все снимают шапки - и американцы, как бы они ни крутили носом, и Европейский союз.

Что-то Европейский Союз не с Монголией подписывает соглашение, а с Россией. Они понимают, что Россия - это самая огромная территория, самые огромные запасы природных богатств, мощное развитие, самый мощный народ, который еще ни разу не потерпел ни одного поражения. И все наши поражения - от нашего внутреннего поражения. Наши враги - это мы сами, внутреннее наше состояние, хотим мы это слышать, или не хотим, потому что от этого больно или стыдно. Кто-то сейчас Сталина призывает, можно еще призывать кого угодно, ну, еще 40 миллионов человек погибнет. Нужно понять, что наше благополучие зависит от нас самих.

Игорь Шишкин: Россия переживает сейчас не лучшие времена. От нас откололись огромные территории. Мы вернулись к границам Российского союза, если употреблять этот термин, ко временам примерно XVI века, когда потеряна Прибалтика, Белоруссия, Украина, Кавказ, и так далее.

Николай Маслов: Я не считаю, что это потеряно. Это юридические формы.

Игорь Шишкин: Сейчас они за пределами официальных границ.

Николай Маслов: Если бы сегодня белорусы, украинцы, прибалты увидели бы снова вот эту мощь духа русского народа, завтра бы они все присоединились, и никто бы завтра не дергался в это НАТО. Они прекрасно понимают, что идя в НАТО, они надевают хомут себе на шею. Все эти сегодняшние потуги присоединения к НАТО и Евросоюзу происходят из желания отомстить нам: "А, вот вы нас не хотите, вы сами слабы, вот мы и пойдем к кому-то". Они даже не могут сами жить. Они куда-то вынуждены вступать.

Так вот, Российский союз снова должен стать привлекательным, но не нефтью и газом по рыночным ценам. Нельзя дружбу купить за деньги. Дружбу можно найти по душе, пожертвовать чем-то. Не обязательно жертвовать нефтью, хотя ее столько, что на 400 лет хватит. Но если бы у нас был союз государств, где и Киргизия, и все, вплоть до Польши, у нас бы была другая экономика, и нефти, и газа всем хватило бы. Никто из чиновников и не воровал бы. Украина, Грузия рвутся куда-то присоединиться, потому что они всегда были при ком-то, а Россия сама всегда была локомотивом, и вот эту роль, которая дана нам природой, дана нам небесными силами, мы должны сохранить. Это задача нашего русского православного братства, сохранять эту роль старшего брата. Мы вынуждены это делать. Если мы не будем этого делать, нам же будет хуже и с точки зрения экономики, и с точки зрения морали. Мы будем тысячу раз перестраивать границы, устанавливать погранотряды и все остальное, а так это все делали они с нашей помощью. И нам было дешевле, и мир в спокойствии. Сегодня само устройство многополярного мира тоже требует от России вот этой гегемонии, укрепления позиций на своем полюсе.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, вы сказали, что присоединяться к России было престижно, выгодно и полезно этим народам, что Россия была для них локомотивом. Именно такую терминологию сейчас стало использовать нынешнее руководство нашей страны, но при этом под движением локомотива они подразумевают довольно странные вещи. Например, недавно было опубликовано и появилось на сайте Министерства иностранных дел очень интересное, в целом, обозрение внешней политики Российской Федерации. В этом документе говорится о том, какую политику должна вести Россия в тех или иных регионах мира, и все, что касается дальнего зарубежья действительно интересно и глубоко. Но если обратиться к тому, что там написано по СНГ, то мы видим, что нам предлагают быть локомотивом европеизации. Чтобы не быть голословным, приведу цитату: "Залогом лидерства России на постсоветском пространстве могло бы быть создание привлекательной для партнеров реалистичной модели эволюционного перехода к полноценному рынку и демократии. Путь к достижению этой цели нужно подсказывать собственным примером". Конец цитаты.

Николай Маслов: Вы можете расшифровать это? Я не могу понять, что, по их мнению, мы должны делать.

Игорь Шишкин: Да, могу. Это, естественно, язык бюрократический, чиновный.

Николай Маслов: От лукавого, называется.

Игорь Шишкин: От лукавого, согласен. Наше лидерство на постсоветском пространстве в том, что мы должны быть локомотивом движения народов бывшего Советского Союза в европейскую цивилизацию. Мы должны показывать всем, как внедрять рыночную экономику и западную демократию. А тогда возникает вопрос. А зачем мы нужны Киргизии, Украине, Белоруссии? Не лучше ли сразу им отдаться Германии?

Николай Маслов: Ну, это уровень наших сотрудников МИДа.

Игорь Шишкин: Вот такой текст.

Николай Маслов: Вы попробуйте, заставьте любого министра, любого его зама прочитать наизусть. Он же не сможет прочитать двух слов, потому что они не связаны, не несут никакой нагрузки. Общие фразы. Под этим лукавством кроется непонимание нашего объединения. Россия не должна никуда никого не тянуть ни в какой Европейский союз. Европейский союз без России, без наших энергоресурсов, без наших кадров, без наших ученых не проживет и месяца. Они сейчас на аукционах продают монастыри, храмы. Завтра будут душу продавать за ломаный цент, а она никому уже не нужна. Все беды у нас были от богохульства. И до революции и во время революции в нашей стране была разлита квинтэссенция богохульства. Сегодня ждите таких же бед в Европе, поэтому нам с Европой просто не по пути.

Мы сегодня, слава Богу, отказались от этой черной идеологии:"мы свой, мы новый мир построим", а Европа пошла по этому пути. Ее недостаток в том, что она взяла отрицательный пример Советского Союза - жизнь без Бога. Пусть бы они заглянули, чем этот пример закончится. Мы стряхнули со своих глаз пелену, хоть как-то, хоть половину, хоть чуть-чуть, и посмотрите, сегодня совершенно другие результаты. Одна часть народа в России еще беснуется, но вторая смотрит трезво. Мы закрываем казино, в Воронеже выбрасывают игровые автоматы, этот психоз, навязанный нам, в том числе и американской пропагандой, мы начали очищать свою жизнь, мы шаг за шагом внедряем систему воспитания в школы, внедряем духовный аспект. У нас есть целые губернии, где губернаторы внедряют для чиновников форму. Женщины ходят, как подобает женщине, согласно ее месту в обществе, в семье, мужчин тоже причесали немножко. И это сделал уже не один губернатор.

Школы переходят на школьную форму, чтобы не было разделения, кто из богатой семьи, а кто из бедной. В школе все должны знания получать. Многое меняется. Сегодня на Втором канале я вижу патриотические фильмы, в которых показывают правду о том, кто, какая национальность какую роль сыграла в революции. Все это стало пробуждаться, благодаря корпорации людей доброй воли, которая идет и шаг за шагом, там не дают бандитам грабить, там чиновников посадили.

Сегодня только в Московской области два или три подследственных - главы районов, которых уже арестовали за взятки. Уже нельзя коррупции развиваться, нельзя взяточничеству развиваться с такой силой, как это было еще недавно. Но надо, чтобы люди понимали, что от их позиции многое зависит. Чем больше наша позиция будет звучать на улицах, на работе, в средствах информации, тем скорее государство увидит, что с народом шутить нельзя. Тогда всем станет лучше жить. Не надо будет держать два с половиной миллиона милиционеров, целую армию. Зачем столько этих бездельников? Пусть будет один участковый на полгорода, и этого хватит, если люди будут жить по совести. А что же мы хотим? Сами хотим жить не по совести, а чтобы нас бессовестная милиция тоже так остерегала, наши же внуки, дети? Не получится этого. Это замкнутый круг. Поэтому - курс на нравственное общество. Российский союз с нравственным приоритетом жизни - вот что могло бы сегодня сплотить людей. Курс на нравственную экономику, на построение социального государства, а как это делать, мы неоднократно говорили. Три месяца назад мы с вами говорили о наблюдательных советах в средствах массовой информации. Сегодня и Церковь, и Общественная палата - все за это.

Игорь Шишкин: Даже министр культуры об этом заявил.

Николай Маслов: Некоторые не верят, что будет результат. Но многие просто не могут сформулировать задачу. Мы ее формулируем, может быть, не на все пространство России через "Народное радио", но наши мысли слышат в Кремле. Я могу привести целые фразы, которые мы здесь формулировали и писали, которые теперь являются основой государственных документов. Сейчас уже возвращаются к частному домостроению, отказываются от высоток, от уплотнения Москвы и прочих городов.

Так просто ничего не проходит. Многие не могут сформулировать, а хотят. Пока их грехи не дают их мозгам работать, мы им подскажем. Есть много других людей, русских, честных, порядочных. Нужно говорить, писать письма президенту, подсказывать, даже молиться за них нужно, и ситуация будет меняться, хотя еще не все мамонты повымерли у нас. Вчера в Российской академии наук прошло голосование. Сверху им сказали, что нужно принимать такой устав, чтобы Академия наук подчинялись правительству. Почти 100 процентов голосов "против", один воздержался. Весь зал встал, чтобы посмотреть, кто это. Он, наверное, теперь, туда и ходить не будет. То есть, общество прозревает, объединяется. Академия наук - это глыба, и она уже показала, что не согласна с позицией правительства, с министром науки и образования, и высказала свою позицию открыто, четко и понятно.

Игорь Шишкин: Действительно трудно возражать против того, что в России сейчас заметны признаки роста, здоровые силы все более и более пробуждаются. Но, увы, есть и те, кто работает в старом русле, русле 90-х годов, направленном на развал всего и вся. Я приводил цитату из мидовского документа о том, что Россия должна не привлекать к себе страны СНГ, а обеспечивать свое лидерство тем, что через нее (Россию) они быстрее вступят в Европейский Союз, в НАТО и приобщатся к западной цивилизации. Это ведь не случайность. Плюс к этому, нам предлагают вспомнить якобы о наших собственных интересах, говорят, что фаворитизм в отношении отдельных партнеров и противоречит общепринятой мировой практике, и нужно проводить полную монетизацию всех отношений.

Николай Маслов: Причем здесь партнеры? Глупое слово "партнеры". Это наши друзья, это наши соседи. Не могут быть друзья торговыми партнерами. Дружба не предполагает взаимных расплат в монетах. Мы ссоримся с Белоруссией, с Украиной, с Грузией, со всеми и вся. У нас все отношения только на каких-то кем-то выдуманных рыночных отношениях. Кто выиграет от этих рыночных отношений, кроме этих корпораций вроде "Газпрома", Чубайсов и так далее? Кто еще выиграет от них?

Игорь Шишкин: Никто больше.

Николай Маслов: Мы же больше теряем. Мы же теряем от этих рыночных отношений. Люди, что-то подразумевающие под словом "рынок", -это больные люди. Ну как может измениться стоимость квартиры в Москве за два года в пять раз? Рынок изменил? Что нужно было сделать, чтобы кирпич стал дороже в пять раз? Больше затратить сил, средств? Некие силы в Англии, в Америке диктуют определенные рыночные отношения в мире, потому что ничего не хотят делать, а хотят содержать свою экономику только за счет других стран, а мы поддаемся на эти призывы к рыночным отношениям. В Академии наук год или полтора года тому назад оценивали так называемую стоимость России, русского рубля. Он стоит больше, чем доллар и евро. Но почему-то никто не считает стоимость России. Ни запасов недр, ни недвижимости, ни е потенциала народа в образовании, в науке, в ВПК. Чего только у нас нету, но никто этого не учитывает. Кто-то приравнял рубль к доллару в соотношении 1:25, но нету такого соотношения.

Украинская гривна больше чем русский рубль. Что это такое? Путин провозгласил курс на укрепление рубля. Да этот рубль нужно не укреплять в течение пятнадцати лет, а конкретно объявить, какова реальная стоимость рубля, а она гораздо выше нынешней. Почему от нашей трубы всю Европу трясет? Мы им перекрыли задвижку на два дня вместе с Белоруссией, и вся Европа поняла, что вымрет через полтора месяца. У низ запасов - на 60 дней, а у поляков не было газа и на три дня. Они же продают больше. Это такой народ спекулянтов.

Поэтому вопросов-то нет. Главное, что нужно, - это полюбить свою Родину и определить ее статус в мире. А ее статус сегодня выше статуса Европейского или какого-либо другого союза, потому что всегда существовала миротворческая миссия России. Она устанавливала мир на многих землях, и это признает большинство народов. И американцы в глубине души это признают. Они просто не могут отказаться от своей парадигмы, что они умнее всех, но кроме как пушками, они ничем мир не устанавливали, а мы устанавливали. Поэтому мы должны вообще забыть, что такое Евросоюз, с точки зрения лидерства. Нужно даже объявить и каждый день повторять: Российский союз. И все пространство СНГ - это наша Родина. И русский язык должен быть приоритетным в государственной политике во всех странах. Вот, на что нужно тратить деньги.

Куда бы наши ни поехали, если они встречаются с бывшими нашими студентами из Африки, из Азии, которые учились в России, они понимают, что это наши друзья. У них у всех, кстати, жены - русские. А политику всегда делали через жен. Еще не было ни одного в мире конфликта, где бы корень его не вел к женщине. Так что же, раз мы лучших жен в мире имеем, то надо их всех собрать, с ними поговорить. Опять к женщине вернулись.

Игорь Шишкин: Шерше ля фам - ищите женщину.

Николай Маслов: Мир во всем мире зависит только от женщин.

Игорь Шишкин: У нас телефонные звонки. Алло, вы в эфире.

Слушательница: Я очень вам благодарна и согласна с вами во всем, желаю вам здоровья, счастья и идти по правильному пути. Но если Церковь еще сильнее нажмет, мы победим.

Николай Маслов: Правильно. Мы Церкви помогаем, как члены Церкви. Церковь сегодня - это не отдаленное от нас какое-то общественное объединение. Церковь - это внутреннее состояние русского народа. Как говорится, каков поп, таков и приход. Благополучие обществ зависит от пастыря. Чем выше нравственное состояние Церкви, чем сильнее ее роль в воспитании, в примере жизненном, как живут священники со своими женами, как они воспитывают своих детей, тем быстрее Россия пойдет вперед. Она и сегодня подает во многом пример. Не зря же американцы там переживают, ПРО в Европе расставляют. И китайцы не могут без нас, без наших энергоресурсов экономику развивать.

Слава Богу, значит, у нас рубильники на все направления. Кто хочет развиваться? Китайцы? Пожалуйста, заходите. Что вы хотите? Почем? Так, значит, у нас вот такие-то условия: любить Россию, поставить православные храмы в Китае, чтобы китайцы тоже не истуканам молились, как наши предки языческим богам поклонялись, а чтобы русскую культуру изучали, религию. Кстати, в Китае потенциальных православных людей больше 100 миллионов. У них старая католическая церковь так же загибается, как и в Европе. Но они христиане, поэтому нам надо только перекрестить этих католиков в православных, и в Китае будет наша огромная сила, больше 100 миллионов человек.

Игорь Шишкин: Алло, вы в эфире.

Вячеслав Петрович: Николай Васильевич, а не закладывается ли в выражение "Российский союз" долговременная мина? Ведь все союзы, которые когда-либо образовывались, рано или поздно разваливались, например, Советский Союз, а Россия всегда, во всем ее многообразии, так и называлась - Россия, унитарное государство, империя. И сегодня нам было бы целесообразно жить в нынешних границах, но так, чтобы им захотелось к нам присоединиться. А мы сказали бы: "Нет, ребята, поднимайте свою экономику, потом мы вас к себе возьмем". А то мы же опять будем, как старший брат.

Николай Маслов: Здесь я с вами согласен. Разрушение союза, или его сохранение зависит только от людей. Вот радуга на небе - это знак Бога о примирении с людьми, знак союза с ними, знак того, что он никогда больше не будет уничтожать людей потопом, поэтому такой союз может нарушить только одна из сторон - люди. Также и здесь. Российский союз не союз, с точки зрения подписания какого-то договора, а союз с точки зрения языка, с точки зрения веры, с точки зрения нашей культуры. Если мы, русские будем на высоте, то к нам, к нашему союзу будут приписываться, будут проситься, можно ли тоже им называться русскими. Может быть, люди будут просто в паспорте писать, как это было всегда. Люди старались сказать, что они русские. Посмотрите, фамилии у якутов: Иванов, Сергеев, Петров, и так далее. Это была целая политика. Им хотелось быть похожими на русских. Поэтому быть или не быть союзу, зависит от вас, от меня и от всех остальных, от того, как мы будем собственную жизнь поднимать или опускать.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, но вот в том, что говорил Вячеслав Петрович, по-моему, есть и одна, на мой взгляд, опасная вещь, которую нам уже длительное время внедряли в сознание и, как видно, все же внедрили. Это та самая идея всеобщей монетизации всех отношений, которые только могут быть. Предложение "вы сначала там у себя развейте экономику, а потом мы вас возьмем". А если бы в 1991 году отрезали бы от нас не только, к примеру, Украину, а еще и Смоленскую область? И что же, нам тогда заявлять, что пока Смоленская область не достигнет тех или иных успехов, мы ее назад не возьмем? Но, следуя такому принципу, можно договориться до того, что все регионы-доноры, которые у нас есть, нам не нужны, мол, монетизация, давайте мы всех их выгоним сейчас из России, вот пусть они, эти доноры, приподнимутся, а потом мы посмотрим, брать их или не брать. Эта идея сейчас внедряется.

Николай Маслов: Чубайс с Гайдаром вбивают ее в наши головы, но государство - это семья. Государство это семейство семейств. Где вы видели, чтобы в семье одни дети пухли от голода, а другие - от роскоши. В семье существует некое социальное равенство. Там такого вопроса не может быть. Если, например, пора сегодня маленького Алешу отдавать в школу, то вся семья понимает, что нужно, если у них средств нету, копить денежки и этого Алешу отправить в школу. Вот это семья.

Игорь Шишкин: И чем лучше каждому из них, тем сильнее семья.

Николай Маслов: Да, они все вместе работают, и младшие смотрят на старших, как это получается, и дети смотрят на родителей, родители - на своих родителей, и так далее. Если мы хотим сохранить государство, чтобы оно дальше не разрушалось внутри и снаружи, чтобы те, которые от нас ушли, вернулись, как блудный сын, и сказали, что они тоже хотят сохранять эту семью, то тут принцип монетизации всего и вся не пригоден. Семья старше государства. Сначала были большие семьи, потом эти семьи стали объединяться друг с другом, и тогда стали появляться государства. Так вот, принцип семьи, где нету плохих и хороших детей, должен распространяться на управление государством. Я не считаю, что мы не должны друг другу помогать. В Белоруссия сегодня, например, фабрики и колхозы работают, люди получают стабильную зарплату, пенсии выше, чем в России, поэтому нужно еще подумать, кто кому нужен. Нравственный облик, который там сохранен, бы мог пригодиться и нам сегодня, встряхнуть нас немного, показать нам пример.

Игорь Шишкин: Это как раз пример социального государства.

Николай Маслов: Конечно. Есть чему поучиться и в Казахстане, и в Европе можно многое взять, например, как улицы подметать, как не сорить. На Кавказе можно поучиться отношению к родителям и к детям. Там нету старых родителей, брошенных без попечения собственных детей, и нету детей-сирот на улице. Хотя это наша страна, но этому нужно учиться, поэтому взаимное проникновение тоже необходимо.

Но еще раз подчеркиваю - нужно возрождать веру, нужно просто вставать за веру, потому что вера - фундамент всех отношений. Вера - это то возвышенное, за чем тянется человек, как росточек тянется к солнцу. Человек тянется к Богу, потому что Бог выше его, мудрее, он создал человека. А мы тянемся к обезьянам, которых мы создали. Но странно бывает, какой-нибудь неверующий человек, когда с ним что-то случается, вдруг непроизвольно говорит: "Ой, Господи!", а если вокруг никого нет, то и перекрестится. Никто же не бежит в зоопарк к обезьяне просить помощи. Я такого случая не знаю ни одного в мире. Но у нас еще в системе образования принято говорить, что мы произошли от обезьяны.

Несчастье нашего времени заключается в том, что количество всяких погрешностей, неосторожностей, недостатков, накопленное уже не одним веком, превышает наши силы и средства к исправлению, поэтому необходимо выбирать главное, и идти по нему, прилагая к этому все силы. Что такое главное? Это образование, это наш язык, это наша вера, это справедливые суды, чтобы справедливость восторжествовала. Тогда все остальное начнет нанизываться, даже без участия экономики, без участия людей.

Игорь Шишкин: Алло, вы в эфире.

Слушательница: Вчера по радио "Радонеж" сказали, что основы православной культуры будут запрещать во всех губерниях, а губернаторов будут даже судить, если они будут это проводить в жизнь. Как быть?

Николай Маслов: Я такого решения не знаю, и такого решения быть не может. Это первое. Во-вторых, моя недавно изданная докторская диссертация "Основы русской педагогики" имеет официальный государственный гриф учебного пособия, и распространяется по всем школам и вузам. Мы скоро четвертый тираж будем уже выпускать. Мы разослали письма ко всем мэрам крупных городов, и сегодня получаем отклики, в которых содержатся просьбы продать комплекты этого пособия. Мы за пятнадцать лет накопили огромный опыт и никакой Фурсенко не сможет остановить стремление людей к тому, чтобы преподавание в учебных заведениях включало духовно-нравственный аспект. А духовно-нравственный аспект - это наше традиционное вероисповедание, это Православие, это "возлюби ближнего своего", "почитай родителей", и так далее. Этот процесс идет и, в принципе, он от государства уже не зависит, потому что по Конституции мы - социальное государство, и у нас есть свобода вероисповедания, свобода слова.

Я думаю, что сегодня процентов 80 учебных заведений имеют эти учебники. Конечно, мы многие десятилетия это отрицали, и многие педагоги не знают, что это такое, поэтому внедрение мысли о необходимости духовно-нравственного воспитания в сознание самого преподавательского состава займет определенное время. Но мы сегодня имеем Московскую педагогическую академию, которая занимается переподготовкой, и где наработана методика такого преподавания, где есть методические указания и учебники. Мы сегодня выступаем и на коллегиях Министерства образования. Да, есть враги этому делу, но их становится все меньше. Чем активнее эти враги будут поднимать свои головы, тем быстрее они сами окажутся под уголовным преследованием, а не те губернаторы, которые приветствуют духовно-нравственное начало в системе образования. Этому стремлению помешать, я думаю, сейчас никто не сможет.

Игорь Шишкин: Алло, вы в эфире.

Слушатель: Хотел бы дополнить. Фурсенко издал указ о запрете региональной компоненты, о запрете преподавания основ православной культуры в регионах. "Союз православных граждан" уже подготовил заявление с протестом, которое должно прозвучать.

Николай Маслов: Это не компетенция Фурсенко. Региональный компонент есть в Федеральном законе об образовании, и Фурсенко пытается, но не имеет права изменять закон. Это может измениться только в законодательной форме.

Игорь Шишкин: Для этого нужно изменить еще стандарты обучения и выбросить из них утвержденный законом раздел региональной компоненты.

Николай Маслов: Да, поэтому я знаю позицию Фурсенко, и даже не столько позицию Фурсенко, а там есть пара руководителей департаментов. Но они могут убрать даже слово "Православие" на каком-то этапе, но православие не звучит в законе. Там есть региональный компонент, и сегодня они противопоставляют себя всем регионам. Вот вы приводили пример, как ученые Российской академии наук послали Фурсенко с его предложениями, куда Макар телят не гонял. Никто, ни один человек не поддержал его идею. Если так будет продолжаться, то мы посмотрим, какая партия на выборах что будет поддерживать. Надо же спросить наших партийных лидеров, нашего президента, правительство: с кем они? Если 90 или 99 процентов губернаторов хотят внедрять нравственные основы преподавания в школах, видят эту необходимость, и там, где оно внедрено, уже есть положительный эффект, то с какой стати какой-то Фурсенко будет нам мешать? Подадим в суд. А не в суд, то он и так не может выйти никуда из Министерства образования. Его студенты сегодня забрасывают тухлыми яйцами, а завтра неизвестно, чем в него пульнут.

Игорь Шишкин: Кстати, эта ситуация показывает, какие уже мощные, здоровые силы идут во всех регионах. Почему они отменяют именно региональный компонент? Здесь, в Москве они еще могут навязать свою волю, а в регионах уже не могут. Регионы выходят из-под контроля монетизаторов.

Николай Маслов: Конечно, в регионах не могут. Регионы как раз вводят свой контроль, а время монетизаторов уходит. Но здесь опять же мы не должны расслабляться. Все люди доброй воли должны сегодня действовать вместе, в такой корпорации православного действия. Нужно свою силу проявлять уже не в словах, а в конкретных делах.

Игорь Шишкин: Подводя итоги передачи, можно сказать о том, что нам действительно нет никакой нужды постоянно ориентироваться на опыт Евросоюза или кого-то еще. У нас есть собственный, очень богатый многовековой опыт, который, как показала практика, дает прекрасные результаты. Именно опора на него является залогом решения проблем и внутри страны, и на постсоветском пространстве, которое тоже наша страна.

Николай Маслов: Конечно. Мы многие столетия были лидерами. В середине IX века уже обкладывали данью Византийскую империю, самое великое государство в то время, и прибивали свой герб на воротах их городов. Потом крещение Руси, к князю Владимиру съезжались представители всех религий, кланялись, предлагали каждый свою. Почему? Такое высокое предназначение нашей великой нации, и, в первую очередь, нашей великой культуры. Поэтому Российский союз многих наций, которые к нам присоединялись, вырос естественным путем. Евросоюз и другие союзы - искусственные. Они объединяются ради того, чтобы что-то от нас взять, отчерпнуть, или из-за того, что боятся нас, предполагая, что Российский союз все равно будет укрепляться. Их убивают, конечно, наши отношения, наша порядочность, наша вера, именно вера, которая и делает русских людей добропорядочными. Русские никогда не были такими уж любителями денег.

Игорь Шишкин: Не были монетизаторами.

Николай Маслов: Да, для них материальные блага стояли все время на втором месте, поэтому они ради дружбы могли что угодно отдать, и взаймы дать, а не отдал, ну, значит, не смог. Европа выстраивает свои отношения по-другому, на экономических принципах, и многие из наших государственных деятелей заболели этим пороком. Мы должны избавиться от них, в противном случае будет то же самое, что в Европе. Каждый день там стычки, забастовки, сжигают или продают с аукционов храмы, сдают в аренду монастыри. Я недавно был в Италии. Мы ездили поклониться святителю Николаю. Они ждут каждую российскую делегацию, потому что у них вообще ничего этого нет. Все их храмы пусты. Они только на стадионах собирают какие-то католические концерты, а в храмы никто не ходит. Но если в государстве разрушается нравственность как фундамент, то и все остальное разрушится.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, вы сейчас сказали, по-моему, очень важную вещь: что у нас был естественный процесс объединения. Это лишнее доказательство того, что и нужно опираться на собственный опыт. Никто ведь не разрабатывал план объединения России и создания такой России, какой она была, и какой она осталась, в отличие от того, что кто-то сел, или группа людей села и придумала, как объединить вечно враждующие между собой европейские нации. И вот 50 лет их объединяют. У нас этот процесс шел сам собой, без написания какого-либо плана.

Николай Маслов: Какой был план, скажем, по Куликовскому сражению? Была молитва преподобного Сергия и всего монастыря. И вышел Димитрий Донской, Олег Рязанский. И вышли все только по просьбе преподобного Сергия и разбили все это войско. Всегда Церковь была локомотивом. Объединяли всех вера, язык, и больше ничего. Литва послала тогда 80 тысяч войска на Куликово поле, но они покрутились и убежали домой. Вот литовское войско. Они всегда боялись Россию.

Если даже законодательство сегодня разрешает там по-другому создавать семьи, разрешает еще какие-то противоестественные странности, если наблюдается нравственный упадок средств информации, то внутренняя, духовная, нравственная сила нации есть. Часто целые поселки становятся в ополчение. Сегодня такие поселки и города уже противопоставляют себя действующей власти, которая хочет растлить народную душу, уничтожить вековые традиции. И мэров разгоняет, и министров обороны не пускает и так далее. Эта внутренняя сила и станет движущей силой.

Игорь Шишкин: Наше эфирное время истекло. До свидания.

http://www.narodinfo.ru/program/39489



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме