Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Из воспоминаний об архимандрите Иоанне (Крестьянкине). Часть 4

Евдокия  Позднякова, Православие.Ru

25.11.2006

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)
Протоиерей Александр Куликов, настоятель храма святителя Николая в Кленниках (Москва)

Об архимандрите Иоанне (Крестьянкине) я узнал, когда я служил в московском храме святителя Николая в Кузнецах, тогда настоятелем там был протоиерей Всеволод Шпиллер. Отец Всеволод как-то сказал мне, что надо подобрать иконы для отца Иоанна, который после освобождения из тюрьмы служил в то время где-то в Рязанской области. Мы подготовили несколько икон. В наш храм ходила духовная дочь отца Иоанна (к сожалению, имя забылось), она-то и отвезла иконы. Батюшка благодарил.

Через несколько лет я узнал, что батюшка перебрался в Псково-Печерский монастырь. И когда я поехал в монастырь, представился ему, он вновь благодарил меня за иконы, а потом как-то приблизил, позвал в келью, побеседовали мы с ним.

Как раз был праздник Успения, и отец Иоанн предложил мне с ним поучаствовать в подготовке к праздничной службе. Мы вынесли образ Успения Божией Матери на площадь перед храмом. Под открытым небом, при большом стечении братии монастыря, приезжего духовенства и народа отслужили малую вечерню с акафистом. Затем встретили митрополита Иоанна (Разумова), и здесь же, на площади, началось всенощное бдение. (Это было еще при архимандрите Алипии.)

Во время пения тропаря подняли образ Пресвятой Богородицы и по живому ковру из цветов торжественно пошли по "кровавому пути" к Михайловскому собору. Там установили образ, и всенощная продолжилась.

Утром батюшка снова предложил послужить в Успенском соборе раннюю литургию. Так что я сподобился с ним служить.

После ранней литургии мы пошли на митрополичью службу в Михайловский собор. Батюшка помогал, мне тоже какое-то послушание дали. И вот как-то у нас близость такая с ним появилась.

Отец Иоанн ценил протоиерея Всеволода Шпиллера, всегда поклон ему передавал, когда я приезжал в Псково-Печерскую обитель. И отец Всеволод всегда поклон передавал батюшке Иоанну.

А приезжал я часто. Беседовали с батюшкой, иногда удавалось вместе с ним послужить. И всегда мы кланялись ему через знакомых.

К сожалению, я не писал батюшке, думал, что он и так сильно загружен, ведь ему писали люди отовсюду... А он всегда молитвенно помнил нас, а мы его.

Отец Иоанн, вероятно, знал отца Алексия или отца Сергия Мечёвых. И когда открыли этот храм, тогда он прислал нам в благословение икону святителя Николая. Этот образ и сейчас находится у нас в Никольском приделе у жертвенника. Небольшой, в древнем стиле, мы его храним как великую святыню. Так что духовная связь у нас была и остается, я думаю.

Считаем что отец Иоанн великий человек, все мы его очень почитаем.

* * *

А вот что вспоминал отец Александр об архимандрите Алипии (Воронове). Рассказывал ему кто-то из иконописцев или люди, имеющие отношение к научной стороне в реставрации.

Когда отец Алипий был в лавре, он занимался иконописью, он же кончал что-то художественное. После армии он был послушником, а может быть уже иеродиаконом

Долго не давали разрешения на реставрацию Успенского собора. А роспись уже запылилась, потемнела местами. Поставили леса, и отец Алипий на лесах потихонечку делает реставрацию.

Вдруг, в один день, приходит дама с документом, что она из охраны памятников, и просит посмотреть, что здесь делается без разрешения.

Влезает она на леса, видит - монах, реставрирует. Она говорит: "Что вы тут делаете?" - "Паучков снимаем". - "Вы же неграмотный монах! Вы же испортите иконопись! Где ваше начальство?" - "Там, - говорит, - наместник есть, заместители". - "Сейчас же прекратите! Я пойду искать начальство. И чтобы этого больше не делали!"

"А я, - говорит о себе отец Алипий, - думаю: пока она там походит, пока найдет, я тут много успею сделать". И продолжает заниматься.

Потом она приходит, опять скандалит. Кто-то с ней пришел. И она начинает. "Что ж вы, такой, сякой...".

Отец Алипий говорит: "Знаете что, леса высокие, а я в армии был, контужен, за себя не ручаюсь. Не грубите очень". И так на нее наступает, и так потихоньку стал спускаться вниз с лестницы.

А потом выяснилось, что они на одном курсе учились.

Ирина Васильевна Ватагина

Я к отцу Иоанну не ездила, ходила к отцу Всеволоду Шпиллеру, к отцу Александру. Но мы знали батюшку до того, как он в лагере оказался.

Он служил в храме в Измайлово. Сейчас в Измайлово есть и другие действующие храмы, а тогда был только один. Отец Иоанн очень нравился моему мужу, тогда он, правда, еще не был моим мужем. Помню, он для отца Иоанна яйцо очень красиво расписывал, старался. И случайно разбил. Он тогда внутренность съел, а внутренность залил гипсом. И все-таки подарил.

М.

Отец Рафаил говорил: "Если бы меня в Печеры взяли, я бы на коленях к Царице Небесной пошел".

Отец Рафаил видел, как отца Адриана бесы на лавочке поднимают в воздух. Подняли и кинули вместе с лавкой. "Я думаю, - рассказывает, - помешался я или что?" - и побежал к отцу Иоанну.

Еще подобный случай был с отцом Агапием. Отец Рафаил увидел в бане, что старец был поднят на воздух, как будто его кто-то хотел бросить. Но потом он плавно опустился на пол. Отец Рафаил начал ужасаться, но отец Агапий ему сказал: "Молчи, дурак, не говори никому".

Когда отца Рафаила не стало, мама его пришла к отцу Иоанну. Отец Иоанн сказал: "Про Рафаилушку-то мы знаем... Он - там".

Отец Иоанн говорил о себе: "Какой я старец? Если бы вы видели старцев, вы бы меня не называли старцем!"

Один монах жаловался батюшке, что у него келья неустроенна, некуда свои иконы развесить. А батюшка отвечает: "Вот, помню, в лагере: забежишь в сарай, поднимешь голову (показывает, как он становился) - и молитву льешь и льешь... Сейчас такой молитвы у меня нет".

Отец Иоанн говорил, что все сейчас ругают митрополита Сергия, а вот пройдет много-много лет - и его дело оценят, что он сохранил Церковь. "История еще оценит его поступок".

В лагере волосы батюшке не обрезали. Он вспоминал: "Когда я шел этапом, слышу голос с вышки: "В этапе священник. Его не трогайте!" Всем волосы обстригли, а мне оставили. Сколько греха к душе прилагалось, сколько скорби, а душа цела, в душе чистота. А здесь я живу, как в санатории".

Людмила Чернецова

Мои воспоминания - шестнадцатилетней давности - совсем простые. Каких-то особенных слов или духовных поучений не помню.

Помню, как отец Филарет волочит за руку отца Иоанна с большой скоростью, что у него ножки сзади подлетают. В коридорчике стоят люди, чтобы благословиться, и протягивают к батюшке руки. А Филарет протаскивает батюшку мимо. И батюшка заискивающе так, оправдываясь, как бы извиняясь, говорит: "Экспрессом, экспрессом...".

М. Любовь

Из "словечек".

Про нашу жизнь сказал, что жизнь наша - это пароход "Максим Горький". Мы плывем на этом пароходе, он иногда останавливается, мы выходим и цветочки собираем, и дальше плывем.

Ощущение от батюшки: от него доброта исходила, которая распространялась на всех, кто с ним общался. Даже если он строгие слова какие-то говорил, эта доброта все равно была видна.

А.

Один наш знакомый ушел в армию. И пока он служил, девушка, с которой он прежде дружил и переписывался, ушла в монастырь.

Таким образом, когда он вернулся из армии, то был в таком состоянии духа, в котором можно сделать какие-нибудь необдуманные поступки. Тогда мы (те, кто провожал его в армию и потом встречал), проводили его на псковский поезд, чтобы он съездил в Печеры и, хорошо бы, попал к отцу Иоанну.

"Я написал записочку отцу Иоанну. Я жил в монастыре, и через несколько дней женщина, секретарша отца Иоанна, меня разыскала и сказала, что отец Иоанн меня зовет к себе и что он уже несколько дней про меня рассказывает приезжающим к нему.

Он меня сам позвал, я три часа сидел у него в келье. Я сидел у него на диванчике, а он рядом со мной. И сначала он бодро так сидел, а потом он меня обнял так рукой, потом он на меня так валился, ему было тяжело сидеть.

Он мне говорил: "Ну что, ну давай, ну я тебя понимаю. Ну давай вызовем меня на дуэль. Выбери себе что-нибудь колющее или режущее. Пойдем на горку. И ты меня там убей. Ты же не можешь Господа Бога вызвать на дуэль. Ну меня убей".

Он меня несколько сдвинул из эгоцентризма такого. Я-то никогда не виноват! А меня жестоко и кошмарно обидели!

Я ему несколько писем наших показывал. Он сказал: "Я бы благословил вас, если так у вас все замечательно".

Он мне про себя рассказывал. Откуда, из какого города он родом. И как он стал монахом. Сестра у него стала монахиней. Он описывал, какие у нее истории были с женихами. Как он в лагере сидел. В лагере работал в бухгалтерии. "В одной и той же тюрьме одновременно сидели и те люди, которые грабили церкви, и священники". Он мне говорил про многодетность, про жену. Что нужно много терпения для супружеской жизни: "В семью вступают, как в эдемский сад, а попадают в крестьянский надел, где всю жизнь нужно работать, а убежать нельзя". Про детей - как их воспитывать.

Рассказывал историю, как один человек любил девицу. Но она не соглашалась выйти за него. Он был историком, работал в Петербургской духовной академии, был профессором. И так он дожил до сорока лет. И она согласилась стать его женой. У девицы была чахотка, поэтому она не хотела замуж. Это в Петербурге, там почти у всех была чахотка, у нее родственники все умирали от чахотки. У них за два года родились два малыша.

И снится ему сон, что он плывет на корабле. Подплывает другой корабль, перебрасываются с другого корабля мостки, жена с детьми переходят по мосткам на другой корабль, он не успевает. И корабль уплывает, он остается.

Потом от чахотки умирает жена. Он оставляет место, увозит детей в лучший климат, в Италию, но все равно они умирают от скоротечной чахотки. "Вот и вся любовь". Потом он принял монашество, стал епископом, митрополитом. Это был митрополит Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский).

А я сидел и думал, что батюшка с ума сошел. У меня чудовищная душевная драма, я же буду только печерским монахом, а он мне - про жену и про детей.

Батюшка сказал: "Вот я тебе в дедушки гожусь. Ты и послушай меня как дедушку".

Я послушался и в монастырь к ней не поехал - биться головой в ворота.

А еще он сказал, что если будет совсем плохо, то я должен обратиться к отцу Геннадию Огрызкову. А еще лучше - к архимандриту Иннокентию (Просвирнину). (Я его видел, архимандрита, но мне в голову не приходило к нему подойти, про него ходили разные слухи.) "И ты скажешь, что отец Иоанн послал, и он все для тебя сделает".

Я больше к нему не ездил, мне хватило этого на многое время.

Причем, сначала я получил письменный ответ. В нем было написано: "Ты должен сохранить любовь и пронести ее через всю жизнь". Потом, по здоровому рассуждению, это письмо меня удивило: что подразумевалось под словом "любовь"? Женщины подразумевают одно, мужчины же - совсем другое, а монахи, наверное, - третье. Скорее всего, его секретарша была тронута историей несчастной любви и написала добрый совет, который со словами отца Иоанна весьма различался.

Когда я сидел у отца Иоанна, просунули письмо от Н., которая спрашивала, или просто рассуждала, будет она монахиней, или не будет, или выйдет она замуж, или не выйдет... (Теперь Н. - довольно успешная и известная в определенных кругах дама, а тогда была девушка с неопределенным статусом.) Секретарша при мне его читала, он ничего не отвечал, только головой качал.

Сейчас столько людей не ездят в Печеры, как тогда. Все самоопределились. А тогда, как в воздухе все, как капли росы висели.

Гроза прошла, гром грянул, капельки пролились, потекла вода струйками - каждая по своему руслу".

Отец Иоанн сказал тогда А., что как выберешь себе невесту, сразу сделай ей предложение. Он так и поступил.

Вера Роднина, архитектор

Мне посчастливилось видеть батюшку дважды в своей жизни. Первый раз в начале мая 1987 года, когда моя подруга Ольга везла меня с собой в Порхов к отцу Рафаилу, у которого 10 мая был день рождения. Ольга предложила заехать сначала в Печеры, в монастырь, где я раньше никогда не была, и благословиться у отца Иоанна, духовника отца Рафаила. Она уже бывала у отца Иоанна и рассказывала о его прозорливости и необычайной любви к людям.

Монастырь поразил меня уже при подходе к нему. Воистину Царство Божие на земле!

Был холодный день, и мы продрогли, ожидая батюшку за собором Михаила архангела, но когда он наконец вышел, все изменилось, все трудности забылись. Батюшка приближался к нам, спускаясь по лестнице, но двигался он не как сопровождавшие его священники, а особенно: вправо, влево, кругами, вовлекая все новых людей, ожидавших его.

Дошла очередь и до нас. Мы представились, от кого мы приехали, так как имели благословение от своего духовника. На что батюшка сказал: "Что вы ездите ко мне? У вас свой старец есть - отец А.", но благословил, а наши подарки благословил везти в Порхов, к отцу Рафаилу.

Весь разговор и все было так просто, так радостно, как бывало в детстве, и вспоминается этот день не холодным, а цветущим, весенним, солнечным.

Через год, на праздник Успения Божией Матери, съездить к отцу Иоанну меня благословил отец Рафаил. Я в тот период хотела развестись с мужем и с дочкой уйти жить в какой-нибудь монастырь.

Народу на праздник Успения Божией Матери собралось видимо-невидимо, и все почти хотели увидеть батюшку Иоанна. И вот появился отец Иоанн, и все закружились вокруг него веселым хороводом, наполненным пасхальной радостью и детской чистотой.

Наученная отцом Рафаилом я не растерялась, а ухватилась за батюшкин рукав. Он все крестил мою голову, а на мой вопрос о разводе ответил, указывая на дерево: "Видишь дерево? Один сучек выше, а другой ниже", но на развод не благословил. И я стала спрашивать, когда еще можно с ним поговорить. Ответ был такой: "В понедельник, после службы". И я отпустила батюшкин рукав.

До понедельника было долго, кажется, была пятница, моя грешная душа не выдержала, и я поехала в Москву.

Желание развестись с мужем меня сразу не оставило, мне даже казалось, что в словах отца Иоанна, о двух сучках на дереве, заключается положительный ответ. Но моя дальнейшая жизнь, вопреки моему желанию, по молитвам батюшки Иоанна сложилась так, что в сентябре 1989 года мы обвенчались, и теперь, слава Богу, вместе ходим в храм.

Больше я батюшку, к своему глубокому сожалению, не видела. В ноябре 1988 года разбился отец Рафаил, которого мы очень любили, а в 1992 году я, вслед за своим духовником, ушла в раскол Зарубежной Церкви, откуда, Божией милостью, вернулась в 2004 году.

С момента последней встречи в 1988 году и до дня смерти отца Иоанна 5 февраля 2006 года я все надеялась увидеть батюшку, как он сказал, "в понедельник, после службы".

6 февраля, в понедельник, на второй день кончины отца Иоанна, был праздник блаженной Ксении Петербургской. На исповеди, перед причастием, я каялась, что не исполнила благословение старца. Потом мы с дочкой причастились Христовых тайн. После литургии служили панихиду по новопреставленному архимандриту Иоанну, а в сердце появилась еще никогда не ощущаемая радость и вспомнились слова отца Иоанна: "в понедельник, после службы...".

И с этого дня переломилась моя духовная жизнь, и я нашла ее определение в словах одного из святых отцов: "камень отвален от дверей сердца".

Так, как мне кажется, исполнились на мне слова незабвенного батюшки Иоанна.

Вечная ему память и слава Богу за все.

Продолжение следует

http://www.pravoslavie.ru/put/061124170620



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме