Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Сценарии для Южной Осетии и Абхазии

Павел  Золотарев, Независимое военное обозрение

30.06.2006


Развертывание боевых действий наруку только террористам …

Недавняя встреча президентов России и Грузии в Санкт-Петербурге, на первый взгляд, разочаровывает. Никаких кардинальных шагов. Более того, многих грузинских политиков насторожил и встревожил намек Владимира Путина на перспективу проведения референдумов в Абхазии и Южной Осетии. Одновременно эмоциональные заявления о том, что Грузия никогда не примирится с аннексией своей территории, лишь подтвердили сомнения в искренности слов Михаила Саакашвили о приверженности официального Тбилиси мирному варианту разрешения конфликтов.

Остался без ответа и принципиальный вопрос, по которому Россия обозначила свой подход. Что важнее? Государственная целостность или право нации на самоопределение?


Совместимы или нет?


С точки зрения международного права и принципов ООН, должно быть обеспечено и то, и другое. Правда, при начальном и неглубоком рассмотрении кажется, что налицо - два несовместимых принципа, ибо придерживаться их одновременно невозможно. В каждом конкретном случае приоритет следует отдать либо сохранению государственной целостности, либо обеспечению права нации на самоопределение. Но каков должен быть критерий выбора каждого из решений?

На самом деле, ответ достаточно прост. Главное - не забывать, что государство обязано находиться на службе у своих граждан, а не наоборот. Даже тогда, когда эти граждане сами состоят на государственной службе, в том числе и на президентских постах. Предусмотренное в документах ООН право на сохранение целостности государства и право на национальное самоопределение необходимо рассматривать во взаимосвязи с задачей приоритетного обеспечения защиты прав и свобод граждан. В этом случае логика выстраивается достаточно стройная.

Если государство не в состоянии обеспечить равные права и свободы своих граждан, независимо от территории проживания, веры и национальности, то ущемленная в правах и свободах часть общества (автономное образование, субъект федерации) имеет моральное право ставить вопрос об отделении и формировании своего государственного управления. Если государство не стремится исправить ситуацию с обеспечением равных прав и свобод своих граждан, но решительно применяет силу для подавления попыток отделения, то такие действия государства не достойны поддержки, нет у него морального права на такие действия. В этом случае приоритет должен быть отдан праву нации на самоопределение.

Если государство обеспечивает в полной мере равные права и свободы своих граждан, то любые действия, направленные на подрыв государственной целостности, морально не оправданы и государство может использовать все средства для нейтрализации таких действий и сохранения своей целостности. Необходимость в пресечении попыток сепаратизма вытекает из неизбежного ущерба для интересов народа в случае попустительства лидерам подобных движений.

Жизнь показывает, что даже в самых благополучных государствах находятся личности, больные "комплексом власти", не сумевшие реализоваться в рамках принятых правил. Они готовы использовать любой повод - разницу в религиозных или культурных взглядах, исторические проблемы вековой давности и т.д., - дабы дестабилизировать обстановку, поднять население на борьбу с центральной властью ради удовлетворения собственных амбиций: получения пусть маленькой, но своей власти. Им, как правило, наплевать на интересы народа. Народ им нужен лишь как инструмент достижения узко корыстных целей. При этом у данных людей не существует сдерживающих нравственных принципов по пути к власти. Они легко идут на развязывание гражданской войны, террора и геноцида.

На поворотных моментах в развитии государств, как правило, такие "любители себя во власти" появляются в изобилии. Не случайно после распада СССР многие из бывших активистов Коммунистической партии и комсомола ринулись реализовывать свои устремления в новых условиях, легко забыв прежние идеологические установки, в том числе превращаясь в лидеров сепаратистов, руководителей бандформирований и т.д. Слабость центральной власти создает благоприятные условия для действий сепаратистов, а попытки центральной власти решить проблему силовыми методами по этой же причине с большой долей вероятности превращаются в затяжные кровавые конфликты.

В странах с развитой демократией выход из состава федеративного государства одного из субъектов может осуществляться не только в случае ущемления прав и свобод, но и с позиций обеспечения более эффективного управления. Примеры разделения Чехословакии и отделения Черногории в этом плане показательны.

Два пути


Возвращаясь к проблемам Абхазии и Южной Осетии, необходимо напомнить, что там конфликты перешли в военную стадию после распада СССР и при попытке центральной власти Грузии использовать силовые методы их разрешения. Слабость всех потенциалов противоборствующих сторон привела к жестокому и затяжному кровопролитию, остановленному и в том, и в другом случае благодаря активной позиции России.

Ясно, что после неудавшейся попытки силового решения ни о каком добровольном подчинении Абхазии и Южной Осетии тбилисскому руководству не могло быть и речи. В каждом из новых образований наладилась система государственного управления, сложилась и своя экономика. Однако нерешенными остались проблемы беженцев. Да и экономика в силу общих для всего региона причин носит в значительной мере теневой, связанный с криминальным бизнесом характер.

Теоретически в сложившихся условиях восстановить государственную целостность Грузии можно лишь двумя путями - мирным и военным. Но ни один из них не гарантирует успешного достижения цели.

Мирный путь долог Грузия для этого должна суметь стать привлекательной и для Абхазии, и для Южной Осетии, показать, что их народам будет лучше жить, если ими будут управлять из Тбилиси.

Такое возможно лишь при мощной экономике, развитой социальной системе и демократических институтов общества. Без внешней помощи предпосылок для этого в Грузии не просматривается. Этот путь не предполагает нарушения существующего режима поддержания мира и тем более вооруженных провокаций. Этот путь ущемляет интересы и амбиции властных структур в Тбилиси, но обеспечивает мир, защиту основных прав и свобод граждан на территории Абхазии и Южной Осетии. Однако вместе с тем необходимо предусматривать возвращение беженцев в места своего проживания. Хотя, судя по неспособности решить эту задачи в Косово, ждать ее решения от миротворческих сил в Абхазии нет никаких оснований.

Второй путь предполагает наличие превосходящей военной мощи, позволяющей быстро подавить сопротивление и установить контроль над территорией. Но применительно к Абхазии и Южной Осетии использованию вооруженной силы должно предшествовать нарушение сложившегося режима поддержания мира, вытеснение миротворческих сил России. Сегодня при помощи прежде всего США военный потенциал Грузии существенно возрос (но термин "военная мощь" еще не кажется применимым). Тем не менее, как показывает опыт войн, многократное превосходство в численности и технической оснащенности задействованных войск над формированиями противника - отнюдь не гарантия победы, если сопротивление начинает оказывать народ.

Военным путем решить проблемы невозможно. Однако не исключен вариант, когда грузинское руководство может попытаться использовать в качестве политического инструмента миротворчество, но не российское. Для этого достаточно дестабилизировать путем провокаций обстановку в Южной Осетии. Спецназ Вооруженных сил Грузии, включенный в состав трехсторонних миротворческих сил, вполне способен решить эту задачу. После чего Тбилиси потребует замены российских военных как не способных обеспечить поддержание мира и обратится за помощью в ООН и НАТО в интересах восстановления мира в Южной Осетии.

Такой или похожий, но с небольшими вариациями сценарий исключать нельзя.

Неосознанная ответственность


Реальная политика грузинского руководства отражает внутреннюю борьбу между приверженцами каждого из этих несовместимых путей решения конфликтов - мирного и военного. Конкретные планы по развитию экономических связей, программа ОБСЕ по инвестированию экономики Южной Осетии соответствуют стремлению к мирному пути. Но, к сожалению, грузинское руководство к этим планам имеет косвенное отношение.

Непрекращающиеся провокации в Южной Осетии, попытки вытеснения российских миротворцев свидетельствуют о том, что силовой вариант остается в разряде наиболее предпочтительных для нынешних лидеров Грузии. Подтверждают данные намерения Тбилиси и периодически звучащие напоминания о применении Москвой военной силы в Чечне. "Вам можно, а почему нельзя нам?"

Аналогия правомерна, но выводы ошибочные. Россия применила в Чечне военную силу на этапе своей слабости и вынуждена была пойти Хасавюртовские соглашения. Без миротворческих инициатив со стороны Россия приняла условия сепаратистов, фактически предоставив Чечне независимость. Вот тут-то и проявилась вся сущность тех, кто взбаламутил чеченцев и поднял их на войну. Этим людям нужна была власть ради власти, а не ради интересов собственного народа. Хаос, разгул бандитизма, похищения людей, рабство и - как финал - вооруженное вторжение в сопредельную республику были закономерным следствием правления экстремистов. Последующее применение силы со стороны федеральной власти явилось не только морально оправданным, но и необходимым с точки зрения обеспечения защиты прав и свобод самого чеченского народа. Референдум подтвердил правильность этих действий.

Разумный путь к разрешению конфликтов, соответствующий интересам народов и в Абхазии, и в Южной Осетии, может быть лишь мирным.

Необходимо учитывать и тенденции, присущие глобализирующемуся миру. Пример Балкан показывает, что на фоне общих интеграционных процессов в Европе вполне допустима дезинтеграция крупных государств. Интеграция более высокого масштаба компенсирует дезинтеграцию меньшего масштаба.

На постсоветском пространстве в обозримой перспективе неизбежно начнутся интеграционные процессы, аналогичные европейским. Но для этого необходимо сосредоточение усилий каждого из независимых государств на своем развитии, на укреплении своей государственности, в той конфигурации, которая сложилась на текущий момент, а не на поиске внешних виновников своих проблем.

У оптимистов встреча президентов России и Грузии породила надежду на то, что грузинское руководство готово отложить свои властные амбиции на второй план, отдав предпочтение интересам и правам своих и соседних народов. Но скорее всего их надеждам не суждено сбыться. Заявления Михаила Саакашвили после встречи с Владимиром Путиным делают эти надежды призрачными. На замыслы грузинского президента ясно указывают попытки с помощью западных стран добиться вывода российских миротворцев с конфликтных зон. А это означает, что неплохо подготовленный американцами грузинский спецназ с высокой вероятностью этим летом пойдет на военные провокации в Южной Осетии.

Ждут этого и бандформирования на Северном Кавказе. Вновь, как и в 2004 году, у них появляется надежда на дестабилизацию обстановки во всем регионе. Для экстремистов это спасение.

http://nvo.ng.ru/wars/2006-06-30/2_scenarii.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме