Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Восточный фронт Белого движения. (1918-1920 гг.)

ИА "Белые воины"

31.03.2006


Главы из книги "В борьбе за белую Россию"

Совсем по-другому зарождалось Белое движение на Восточном фронте Гражданской войны. Удаленность от театра Великой войны не позволила создать здесь для добровольцев центр притяжения равный Добровольческой армии на Дону. Основой антибольшевицкого сопротивления в Поволжье и в Сибири стали подпольные группы эсеров и офицерские организации. С конца апреля 1918 года под руководством эсеровской партии было организовано антибольшевицкое подполье в Самаре, Уфе, Челябинске, Казани и Симбирске. Наиболее сильный, Самарский центр, выступил одновременно с атакой города Пензенской группой чехословацкого легиона под командованием поручика С. Чечека. 26-летний подполковник Н.А. Галкин взял на себя руководство Военным штабом подпольщиков. После того как 8 июня чешские легионеры взяли Самару в городе, при поддержке чехов, быстро организовалась гражданская власть в лице 34 бывших депутатов Учредительного собрания (почти исключительно правых эсеров, назвавших себя Комитетом Членов Учредительного собрания (Комучем)). От "завоеваний революции" Комуч отказываться не собирался и в знак этого над зданием правительства в Самаре развевался красный флаг, а в организуемой Народной армии было запрещено ношение погон и кокард как атрибутов "старого режима". С одобрения Комуча в Самару перенес свою работу и ЦК партии эсеров. Главнокомандующим всеми войсками Народной армии и частями Оренбургского и Уральского казачьих войск стал начальник 1-й Чехословацкой дивизии С. Чечек.

Представляя по существу однопартийную власть Комуч стремился реализовать эсеровскую политическую программу и, по этой причине, менее всего мог бы претендовать на роль общероссийской власти, однако он почти полностью сохранил законодательство Временного правительства.

Опора на местное самоуправление, на органы представительной демократии была отличительной особенностью внутренней политики Комуча. Многочисленные земельные комитеты, волостное земство, продовольственные управы, фабзавкомы, городские управы, домовые комитеты и квартальные советы должны были привлечь к сотрудничеству с новой властью все "сознательные", "здоровые силы общества". Но в условиях войны и хозяйственной разрухи эффективность местной власти, опиравшейся исключительно на органы самоуправления, была небольшой. Поэтому уже в начале июля Комуч предпринял попытку усиления исполнительной вертикали. Однако результаты оказались далеки от ожидаемых, что, в частности, подтвердил ход мобилизации в Народную армию летом-осенью 1918 года.

Предполагалось, что армия будет состоять исключительно из добровольцев - "убежденных социалистов", "готовых отдать жизнь и силу для защиты Родины и свободы". Образцом подобной "демократической армии" стал Чехословацкий легион. Первоначальным подразделением стала 1-я Самарская добровольческая дружина (350 бойцов), сформированная полковником Владимиром Оскаровичем Каппелем - будущим легендарным героем Белого движения на Востоке России и Командующим Народной армией с июля 1918 года.

Армия комплектовалась как территориальная милиция: каждый город выставлял батальон пехоты и эскадрон конницы, а каждая волость - дружинную роту. Но ожидаемого притока добровольцев под красные знамена не получилось. Противостоять начавшемуся с конца июня давлению красного фронта и тем более развивать наступление на Москву было невозможно.

В этих условиях "демократическая власть", скрепя сердцем, решила использовать старый и испытанный метод - мобилизации. Крестьянство поволжских губерний в целом негативно отнеслось к объявленному призыву. Большинство уездных крестьянских съездов приняли резолюции против отправки молодежи в армию.

Основную нагрузку антибольшевицкой борьбы в Поволжье несли на себе части Чехословацкого корпуса. Первый этап операций успешно развивался по двум основным направлениям - вверх и вниз по Волге: соответственно на Казань - Свияжск - Пермь и на Саратов - Царицын. Захваченные чехами огромные Сызранский и Симбирский железнодорожные мосты через Волгу позволяли постоянно получать подкрепления с Урала и из Сибири.

Вместе с чехами действовали первые отряды Народной армии. Сформированный в Самаре за несколько дней отряд добровольцев полковника Каппеля, после стремительного 150-километрового марша по правому берегу Волги, 21 июля с налета взял Симбирск. Кроме этого большевикам пришлось спешно стягивать силы для подавления организованных Союзом защиты родины и свободы Б.В. Савинкова восстаний в Ярославле, Муроме, Рыбинске, Костроме. Значительным и весьма эффектным успехом стал захват (7 августа 1918 года) теми же добровольцами Каппеля и чехами из отряда полковника Степанова (Северная группа Народной армии) Казани. Этот город дал Народной армии около 2 тысяч добровольцев, богатые склады боеприпасов и снаряжения. Но главным результатом операции стал захват золотого запаса Российской империи, эвакуированного в Казань еще по распоряжению А.Ф. Керенского. Теперь волжский фронт опирался на линию Казань - Симбирск, удерживая в центре Самару.

Сентябрьские бои на Волжском фронте серьезно ухудшили положение Комуча. 27 августа красные отбили попытку группы Каппеля овладеть Свияжском и развернуть наступление на Нижний Новгород. Каппелевцы не смогли удержаться в Казани и 8 сентября город пал. 12 сентября красные отряды овладели Симбирском. 14 сентября Северная и Южная группы объединились около столицы Комуча, рассчитывая удержать т.н. Самарскую луку (изгиб Волги) и Сызранский мост. Командование принял чешский полковник Швец (один из немногих кадровых военных в составе руководства легиона). Самара осталась последним волжским городом, падение которого стало бы равносильным и падению самого Комуча. Но и в этой ситуации правительство продолжало заниматься политическими интригами. В адрес военных снова посыпались обвинения в реакции. Как и в 1917 году эсеры призывали провести проверку офицеров на предмет их политической благонадежности.

Подобные намерения правительства, и без того имеющего весьма слабый авторитет среди армии и тыла, оттолкнули от него последних сторонников. Чешское военное руководство считало бессмысленной поддержку правительства, не способного ни создать армию ("на фронте воюют одни чехи"), ни наладить государственный аппарат. В рядах самих легионеров, понявших, что теперь, после поражений на фронте им не удастся "пробить дорогу" на Родину, в Европу, царили апатия и разочарование. Результатом стал самовольный уход с фронта отдельных солдат и офицеров и даже целых частей легиона в тыл. Полковник Швец застрелился. Остатки Народной армии не смогли выдержать мощного натиска красного фронта и 7 октября 1918 года сдали Самару большевикам. Несостоявшиеся претенденты на общероссийскую власть, самарские демократы-эсеры признали новой властью Уфимскую директорию (образована 23 сентября 1918 года). Бои постепенно затихли.

У сибиряков, в противоположность Комучу, не было претензий на создание общероссийского правительства. Идея областной власти выражала стремление местных политиков и коммерсантов отделиться от большевицкого центра. В этом не было намерений выйти из состава России, создать независимое государство, было лишь желание не допустить той анархии, беззакония, которую для сибиряков олицетворяла советская Москва. Не случайно, многие сибирские областники (П.В. Вологодский, И.И. Серебренников, генерал П.П. Иванов-Ринов, профессор Г.К. Гинс) стали впоследствии ревностными сторонниками создания Всероссийского центра по борьбе с большевизмом. Сперва его представляла Уфимская директория, а затем - Омское правительство и Верховный Правитель России - адмирал Александр Васильевич Колчак.

Особенностью политической системы белой Сибири явилось довольно быстрое формирование здесь структур власти - Областной Думы, правительства. Объяснялось это тем, что вышеупомянутые органы были избраны и начали свою работу еще в декабре 1917 года, поэтому с первых же дней после ликвидации большевицкого режима и Дума и правительство вернулись к легальной работе.

После удачного выступления чехословацких легионеров практически все крупные города Сибири оказались освобожденными от советской власти. В течение 26-31 мая прошли восстания в Новониколаевске, Семипалатинске, Красноярске, Омске и Томске.

Сибирские эсеры, при всей своей преданности партийной программе, были вынуждены участвовать в правительстве на основе "делового принципа". Наибольшим авторитетом в Сибири пользовались кооперативные структуры и представители крестьян - старожилов и сибирского казачества, отнюдь не расположенные следовать узкопартийной программе. С первых же своих шагов правительство отвергло политику сохранения "завоеваний революции". Были отменены все большевицкие декреты, а сами советы объявлялись ликвидированными. В течение июля-августа 1918 года были приняты распоряжения о денационализации сибирской промышленности, упразднении рабочего контроля, восстановлении права собственности на землю и отмене хлебной монополии. На предприятиях сохранялся восьмичасовой рабочий день, утверждались положения о больничных кассах, биржах труда, примирительных камерах, укреплялось положение профсоюзов, хотя политика из их деятельности полностью исключалась. Большое внимание уделялось развитию хозяйства Сибири. Эффективная работа Временного Сибирского правительства создала надежную базу для будущего Российского правительства адмирала Колчака (многие из министров - "областников" сохранили свои портфели и в 1919 году).

Началась активная работа и по формированию Сибирской армии. Она, в отличие от Народной армии Комуча строилась на началах строгой дисциплины, без комитетов и митингов. Но сформировать армию только на принципе добровольчества было невозможно. Также как и на Волге, в Сибири объявили об обязательном призыве на военную службу новобранцев 20-21 летнего возраста. Был разработан детальный план набора, определены пункты сбора, размещения и обучения мобилизованных. Эффективность подобных мер сказалась очень скоро. Сибирская мобилизация дала 200 тысяч человек пополнения. Сибирская, а затем Российская армия адмирала Колчака стала наиболее многочисленной среди белых армий. Правда надежность мобилизованных оставляла желать лучшего.

Таким образом, если положение Комуча напрямую зависело от военных успехов на фронте, то в относительно спокойной Сибири устойчивость власти зависела от политической стабильности тыла. Для победы над большевиками решающим становился принцип твердой власти: "во имя конечной победы демократии можно временно поступиться демократическими нормами".

8 сентября 1918 года вошло в историю антибольшевицкого сопротивления как последняя попытка организовать демократическую власть во всероссийском масштабе, попытка возродить разогнанное большевиками Учредительное собрание, наделив его правами высшей власти в России. В этот день в Уфе начало работу Государственное совещание. Всего в нем участвовало более 200 делегатов. Председателем Совещания стал правый эсер Н.Д. Авксентьев.

Одновременно заявлялось о возобновлении работы старого Учредительного собрания не ранее 1 января 1919 года при кворуме 250 человек.

Состав избранной Директории был призван продемонстрировать единство армии, политики и различных регионов в борьбе с большевизмом. Но состав Директории стал отражать по существу лишь восточные противобольшевицкие силы и уже по этой причине не мог претендовать на выражение интересов всей России.

Положение на фронте тем временем не улучшалось. В сентябре - начале октября окончательно развалился Волжский фронт. Остатки Народной армии отходили на Бугульму (каппелевцы) и Бугуруслан (чехи) по линии Самаро-Златоустовской железной дороги. Весь октябрь прошел в напряженных арьергардных боях. Сопротивление чешских частей слабело. Связь с уральскими и оренбургскими казаками была прервана, пали Оренбург и Уральск и теперь приходилось сражаться на два фронта против красных войск наступавших с Волги и из Туркестана. Создалась реальная угроза захвата Уфы и Директория 9 октября переехала в Омск. А после того как 11 ноября 1918 года в Сибирь пришли известия о прекращении войны между Антантой и Центральными державами удержать чехов на фронте оказалось невозможным и они были отправлены в тыл, на охрану Транссиба. Антибольшевицкому сопротивлению на востоке России теперь приходилось рассчитывать только на собственные силы.

В Омске Директория оказалась в политическом окружении сибирских областников. Принципиально важным становилось решение об образовании взамен Директории всероссийского Совета министров. По этому вопросу снова развернулись дебаты. Кандидатура каждого претендента в министры тщательно обсуждалась. Эсеры опасались крена вправо, их противники также внимательно следили, чтобы партийный состав правительства не сдвинулся влево. Утвержденный Директорией Совет министров (14 министров) возглавлял П.В. Вологодский (единственный член Директории вошедший в состав нового органа власти), военным и морским министром стал будущий Верховный Правитель России адмирал А.В. Колчак (оказался в Омске проездом с Дальнего Востока на юг России, где он собирался возглавить белый Черноморский флот, но по личному настоянию генерала Болдырева и Авксентьева остался в Сибири).

Особой грамотой от 6 ноября 1918 года Директория ликвидировала все областные правительства и органы высшей представительной власти. На смену областничеству приходила всероссийская власть. А через две недели бывший командующий Черноморским флотом, известный исследователь Арктики вице-адмирал Александр Васильевич Колчак станет Верховным Правителем России. Станет человеком, олицетворявшим Белую идею, подлинным рыцарем Белой борьбы и Белой России. Образование антибольшевицкого Восточного фронта, создание Временного Всероссийского правительства и воссоздание Российской армии сделали необходимым его присутствие именно здесь. В ночь на 18 ноября в Омске произошел военный переворот, выдвинувший Колчака на вершину власти. Совет министров настоял на его провозглашении Верховным Правителем России и Верховным Главнокомандующим ее вооруженных сил. Одновременно Колчак был произведен в полные адмиралы.

В феврале 1919 года наступили сильные морозы, боевые действия замерли на линии Пермь - Уфа - Оренбург - Уральск. Удерживая проходы через Урал, Колчак стал спешно формировать новые части. Остатки Народной армии отводились в тыл на переформирование. На севере фронт держала наиболее подготовленная и многочисленная Сибирская армия, под командованием произведенного в генералы Р. Гайды. Именно ей предстояло нанести главный удар от Перми на Вятку, Котлас для соединения с войсками Архангельского фронта. Одновременно с этим планировалось нанесение удара в направлении на Волгу силами Западной армии генерала Ханжина. В ходе предстоящего весеннего наступления белым армиям предстояло не только восстановить позиции утраченные осенью 1918 года, но и прорвать большевицкий фронт по направлению к Москве.

Не дожидаясь весенней распутицы, 4 марта в наступление перешла Сибирская армия. Уже 7 марта 1-й Средне-Сибирский корпус генерала Пепеляева ворвался в Оханск, 8 марта 3-й Степной Сибирский корпус начал быстро продвигаться на Глазов. 6 марта перешла в наступление Западная армия. 10 марта 2-й Уфимский корпус генерала Войцеховского овладел Бирском, а 14 марта 3-й Уральский корпус горных стрелков взял Уфу. Апрель 1919 года стал периодом наивысших побед Российской армии. Развивая достигнутый успех, ей удалось отбросить красных за Каму и Волгу. В начале апреля Западная армия овладела Бугульмой, Белебеем и Мензелинском. Сибирская армия заняла Воткинск и Сарапул. Казачьим армиям удалось прочно блокировать Оренбург и Уральск. 12 апреля Колчак принял решение о начале общего наступления. По этому плану Сибирская армия должна была выйти к Казани и далее на Вятку и Вологду, для соединения с Северной Добровольческой армией генерала Миллера. Западная армия должна была выйти к Симбирску и Сызрани, а затем прорваться на соединение с Вооруженными Силами Юга России генерала Деникина. Российская армия продолжала наступление на Волгу. 13 апреля Сибирская армия заняла Ижевск, Западная армия 15 апреля овладела Бугурусланом. Оренбургская армия полностью окружила Оренбург. К концу апреля армии Верховного Правителя вышли на подступы к Казани, Самаре и Симбирску, освободив огромную территорию с важными промышленными и сельскохозяйственными ресурсами и населением свыше 5 млн человек. Перед ней открывалась дорога на Москву.

Однако в мае наступление стало выдыхаться. В тылу начались подготовленные большевицким подпольем крестьянские восстания. Под Оренбургом части Российской армии потерпели первое поражение. Красные сосредоточили на Восточном фронте сильную группировку войск, перебросив сюда почти все резервы. Вскоре после ожесточенных боев была оставлена Уфа. В июне не удалось задержаться на рубежах Уральского хребта и в июле красные вырывались на просторы Сибири. Тяжелые бои под Челябинском и Златоустом показали, что большевики готовы не пожалеть никаких сил и не допустить прорыва белой армии к Волге.

И все-таки, несмотря на неудачи весеннего наступления армия была еще вполне боеспособной. Теперь в ее задачи входило, по сути, оказание содействия ВСЮР генерала Деникина в их наступлении на Москву путем отвлечения на себя частей красной армии. В августе развернулось сражение на реке Тобол, в результате которого красные потерпели поражение. В сентябре бои возобновились с новой силой. Поголовно было мобилизовано сибирское казачество, из чиновников, студентов и гимназистов спешно формировались добровольческие дружины. Но в середине октября фронт вновь неудержимо покатился на восток. 1 ноября 1919 года была оставлена столица белой Сибири Омск. Приближалась катастрофа. Колчак одним из последних оставил город. Вместе с Верховным Правителем России следовал эшелон, в котором хранился золотой запас. Новой столицей был назначен Иркутск.

После падения Омска начался легендарный тысячеверстный Сибирский Ледяной поход.

Отходившие армии Колчака разбились на три группы. Южная устремилась по тракту Барнаул - Кузнецк - Минусинск; Средняя двигалась вдоль Транссибирской магистрали; Северная отходила вдоль рек севернее Транссиба. После того, как 29 ноября был оставлен Новониколаевск Главнокомандующим стал генерал Каппель. Верховный Правитель Колчак принял план нового командующего об отводе войск за Енисей.

22 декабря 1919 года красными был занят Томск и разгромлена 1-я армия генерала Пепеляева; в тылу партизаны взяли Кузнецк, а части 5-й красной армии 24 декабря взяли станцию Тайга. Из-за угрозы окружения Каппель стал отводить свои части к Красноярску. Но 4 января 1920 года рабочие и солдаты 1-го Сибирского корпуса под командованием предателя - генерала Зиневича подняли восстание. Завязались упорные бои на подступах к городу. В этот тяжелейший момент, когда остатки армий оказались фактически в окружении, Каппель разрешил колеблющимся сдаться, чтобы продолжать путь на восток с верными бойцами и их семьями, которые боялись большевицкого террора.

7 января 1920 года остатки колонн Каппеля переправились через Енисей. Способных к продолжению борьбы оказалось около 30 тысяч человек. Конечной целью Каппеля было вывести группу в Забайкалье к атаману Г.М. Семенову. Для этого предстояло пешком в жуткий мороз преодолеть тысячеверстный путь по Старому Сибирскому тракту.

Ценой неимоверных усилий все-таки удалось оторваться от частей красных и колонны двинулись через тайгу на восток. В это время в далеком тылу Колчака вспыхнуло восстание на станции Черемхово, а затем в предместье Иркутска - Глазкове. После кровопролитных боев с восставшими белые отступили за Байкал; власть 4 января 1920 года перешла к эсеро-меньшевистскому Политцентру, который объявил "о низложении власти Колчака по всей территории Сибири". В ночь на 13 января конвой Колчака и охрана поезда с золотым запасом России были разоружены. 15 января арестованного Колчака доставили в Иркутск.

Группа Каппеля упорно шла вперед. 22 января в Нижнеудинске Каппель устроил совещание, где было решено ускорить движение к Иркутску двумя колоннами, взять его с ходу, освободить Колчака и золотой запас. Затем предполагалось установить прочную связь с атаманом Семеновым и создать новый фронт.

Каппель вел войска на восток, не взирая на морозы и глубокие снега, не щадя ни себя, ни людей. 26 января он умер, передав командование генералу С.Н. Войцеховскому. Части под командованием Войцеховского повели наступление на Иркутск вдоль Транссиба. 1 февраля 1920 года войска генерала Войцеховского стали готовится к штурму Иркутска. Каппелевцы подошли вплотную к Иркутску, на подступах к которому 5-6 февраля завязались жестокие бои.

Опасаясь освобождения Колчака большевицкий ВРК принял постановление о расстреле Верховного Правителя России. 7 февраля в 5 часов утра приговор был приведен в исполнение. После ожесточенных и кровопролитных боев, узнав о расстреле Колчака, Войцеховский прекратил штурм Иркутска и, обойдя город, двинулся на Читу.

В начале марта 1920 года каппелевцы, сумевшие уйти за Байкал, дошли до Читы и объявили о своем подчинении атаману Семенову, назначенному Колчаком главнокомандующим в Восточной Сибири. Они воевали с красными до конца 1921 года, в составе новообразованной Дальневосточной армии.

Но и после ликвидации большевиками т.н. "читинской пробки" белая борьба продолжалась в Приморье до октября 1922 года. Летом 1922 года во Владивостоке начал работу Приамурский Земский Собор, провозгласивший восстановление монархии и избравший Верховным Правителем России Великого Князя Николая Николаевича Романова. Диктатором Приморья стал опытный генерал М.К. Дитерихс. В 1923 году Якутская добровольческая дружина под командованием генерала Пепеляева попыталась поднять восстание в Восточной Сибири. Но и эти последние очаги сопротивления были подавлены превосходящими силами красной армии.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме