Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Говорите ли вы о своей вере на работе?

Фома

16.01.2006

"Вопрос N1" из 7 (30) номера "Фомы" 2005 г.

Михаил ГЕРОНИМУС,
хирург городской больницы, г. Троицк Московской области.

Я сын священника. Для меня это своего рода звание, обязывающее к определенному поведению.

Когда я в 2001 году пришел работать в нашу больницу, то сразу предложил заведующему освятить отделение, и он согласился. Практически все сотрудники присутствовали на обряде, который совершил мой папа, священник Александр Геронимус. Люди молились; крестились. Потом очень благодарили и еще некоторое время вспоминали освящение как особое, светлое событие. Старший ординатор отделения даже сказал, что работать после него стало радостнее.

Прошло много времени. Часть коллектива сменилась. В больнице за эти годы было много и хорошего, и плохого. Кого-то спасли, кому-то облегчили жизнь, но, как и во всяком хирургическом отделении, были и трагические случаи: смерти, горькие потери.

Однажды я принес в больницу икону Спасителя, написанную моей женой; она и сейчас стоит в кабинете заведующего между другими образами.

Мне, как любому христианину, хочется, чтобы мои ближние уверовали. Но далеко не всегда уместна прямая проповедь, она может и оттолкнуть кого-то. Тем не менее, я стараюсь по мере сил своих отвечать на вопросы коллег о вере и Церкви. Они видят, как перед каждым разрезом я перекрещиваю операционное поле, и относятся к этой моей потребности с пониманием и уважением. Я думаю, главное - не препятствовать Истине, когда она Сама свидетельствует о Себе.

Сергей ОБОЗОВ, заместитель полномочного представителя Президента России в Приволжском Федеральном округе.

Я крайне редко говорю о своей вере на работе. Мне кажется, надо стараться вести себя так, чтобы твои поступки сами говорили за себя. Любой человек постоянно сталкивается с непростыми ситуациями, где необходимо делать нравственный выбор. Поверьте мне, на государственной службе такое случается не то чтобы каждый день - каждую минуту! Именно тогда моя вера и убеждения играют в деле решающую роль.

Конечно, я не буду молчать о вере, если мой собеседник искренне хочет понять, почему я поступаю так, а не иначе; если вижу, что для него эти ответы могут стать чем-то новым и определяющим в дальнейшей жизни. Тогда, я считаю: бросай всё. Скажи секретарю, что тебя нет, садись напротив человека - и говори о главном в лоб. И не надо беспокоиться, взойдет этот посев или будет заглушен сорняками! Ты свою задачу выполнил, а то, как в результате поступит человек, уже не в твоей власти. Всегда должно оставаться право на собственный выбор.

Никита КОРЗУН,
ведущий программы "Новости культуры", канал "Культура"

Гиперактивным поборником Православия я себя назвать не могу. Такие люди, как правило, требуют выкинуть телевизор из окна, а я все-таки на телевидении работаю. Но если, к примеру, редактор присылает мне текст, в котором рассказывается о церковном празднике "Вознесения Богородицы" вместо Успения, то я иду и говорю ему об этом. В целом же перед начальством я своих православных позиций не отстаиваю. Друзьям по работе могу сказать: вот этого и этого лучше не ставить, так лучше не говорить... Мне кажется, что вера - это то, что внутри тебя. Я не чувствую себя вправе ходить и кому-то проповедовать. У нас светская организация, светское общение. Но так как люди подобрались интересные, думающие, то разговоры о религии и вере, конечно, ведутся.

У нас работают как верующие люди, так и неверующие, настроенные атеистически. Есть ребята, которые закончили философский факультет МГУ. Нам очень интересно вместе спорить: они конструктивно подходят к вопросу, приводят интересные доводы. И логика железная! Ну а я, со своей стороны, рассказываю что-то из своей жизни, личного опыта, или о том, что прочитал - у меня ведь нет специального философского образования. Но говорить тоже надо не обо всем, так мне кажется. Есть опыт очень глубокий, внутренний, например, опыт общения с прозорливыми монахами. Этого я с другими людьми обсуждать не буду.

У меня были сомнения: как же так, я верующий человек, мне надо о спасении души думать, все бросить, бежать куда-нибудь сажать картошку в огороде, где-нибудь на подворье, а я вот работаю на телевидении. Но мне одна монахиня сказала замечательно мудрые слова: все делает Бог, устраивает нас на какие-то места, зная наши компетенции. И выражается это в интересе. Ведь я же пришел на телевидение, потому что это было мне безумно интересно, это захватывало. Это сейчас уже, если возникают конфликтные ситуации, я стараюсь относиться к работе как к послушанию.

Елена КАТАЕВА,
заместитель генерального директора ОАО Газпромрегионгаз.

Мои сослуживцы всегда знали, что я верующий человек. Мы давно работаем вместе, и, поверьте, в нашей совместной работе еще не было неловких ситуаций, когда вера могла бы стать причиной споров и обид. Конечно, беседы о вере проходят у нас не на рабочей основе, а исключительно в личном порядке! Мне кажется, ни в коем случае нельзя превращать такой разговор в официальное и запланированное мероприятие. Этим можно убить в человеке всякое желание познакомиться с Православием поближе!

Вместе с коллегами мы иногда ездим в паломнические поездки в церкви и монастыри. Некоторые из них даже стали заниматься частной благотворительностью - делом, о котором раньше и не помышляли! Я замечаю, что люди вокруг меня имеют общие беды и радости, и в определенном возрасте приходят к одним и тем же вопросам: о смысле жизни, о смерти, о Боге... Совершенно естественно, что, находя в нашей общей вере похожие ответы, мы становимся ближе, сплоченнее, лучше понимаем друг друга.

Илзе ЛИЕПА,
балерина, актриса, Народная артистка России.

Конечно, я говорю о своей вере на работе! Но мне кажется, никогда нельзя навязываться. Будет, по меньшей мере, странно, если я, распахнув дверь, заявлю с порога: "Кстати, я - православная, а вы?" Такое поведение абсолютно бестактно и для меня неприемлемо. Необходимо внутреннее чувство деликатности. Нужно думать, в какой ситуации разговор о вере будет уместен, а в какой нет. Если я интуитивно ощущаю, что человек просто не воспримет мои слова, я никогда не начну подобной беседы. Говорить надо, когда человек готов услышать тебя.

Я считаю, особенно важно напоминать людям о Боге в трудную минуту, когда они просят помощи, ищут и не могут найти силы, чтобы справиться со своей болью. Будет жестоко с моей стороны, если я промолчу о вере в той ситуации, когда она действительно способна поддержать человека. Может, потом он воскликнет с досадой: "Ну почему же мне раньше никто об этом не рассказал?!" Пускай человек и не станет сразу следовать моему совету, но кто знает, вдруг мои слова о вере помогут ему отыскать верную дорожку?..

Алексей ШЕСТОПАЛ,
заведующий кафедрой философии МГИМО (У) МИД России.

Я никому не навязываю свою веру, но и не пытаюсь ее скрыть: говорю о ней, когда тому соответствуют обстоятельства. Я очень ценю, что на нашей кафедре работают люди разных конфессиональных и политических воззрений. Есть верующие и неверующие, православные и иудеи, либералы и социалисты, республиканцы и монархисты. Мы все уважительно друг к другу относимся и прекрасно уживаемся вместе. Да и работа на кафедре философии подразумевает обсуждение общемировоззренческих проблем. Совершенно естественно, что верующие говорят со своих позиций, неверующие - со своих.

Более важны, как мне кажется, беседы на тему веры даже не с коллегами, а со студентами: в университете диалог "учитель-ученик" всегда стоит на первом месте. О подобных разговорах я могу сказать то же самое: надо говорить прямо и открыто, но никоим образом не навязывая человеку свое мнение.

Светлана МАКАРОВА,
специалист по логистике снабжения, Корпорация Хьюлетт-Паккард, Московское представительство.

В любой иностранной компании очень непросто говорить о таких вещах. Во-первых, здесь существует своя корпоративная культура, есть свой кодекс внутренней этики и стандарты поведения. Во-вторых, здесь просто другой стиль общения. Люди, в основном, беседуют о чем-то легко-светском, поверхностно-личном... О вере говорить как-то не принято. Трудно решиться на такой разговор: возникает ощущение, что говорить о самом сокровенном - все равно, что метать бисер. Это не значит, что я плохо отношусь к своим коллегам, нет, просто обстановка не та!

Я все-таки говорю о вере, но стараюсь делать это tet-a-tet, касаться темы лишь косвенно, чтобы понять, нужно это человеку или не нужно. Могу упомянуть, что, кроме психоаналитика, есть еще и священник, а кроме женских журналов, есть еще и "Фома"... Могу подарить коллеге на день рождения какую-нибудь церковную книгу или поздравить его с именинами, о которых он может даже и не знать.

И, знаете, бывают удивительные результаты! Несколько лет назад мы провожали одного нашего сотрудника, который уходил из фирмы. Он подвозил меня домой, и по дороге я спросила, что он планирует делать в будущем. Коллега сказал, что пора бы в его возрасте (35 лет) заработать уже свой первый миллион долларов. Меня такая жизненная цель удивила. В то время я зачитывалась книгами Ивана Шмелева, и, пока мы ехали, стала делиться своими впечатлениями. Как мне показалось тогда, всё, что я рассказывала о той, шмелевской России, не особо тронуло коллегу.

С тех пор мы не виделись несколько лет. Но недавно случайно пересеклись в Интернете, и я с иронией спросила, стал ли он миллионером. И неожиданно услышала в ответ: "Знаешь, не стал, а твои тогдашние слова о вечном дали мне очень важный ориентир в жизни"...

Мария СВЕШНИКОВА, обозреватель Национальной информационной службы "Страна.Ru".

У меня совершенно светская профессия, и, обобщив многолетний опыт, я могу утверждать, что из тех, кто говорит, что интересуется религией, весьма незначительное число в действительности озабочено богословскими вопросами или темой спасения души. В нашей среде гораздо больше людей, индифферентных к вопросам веры. Но есть относящиеся негативно не столько ко мне, как к верующему человеку, а просто к самому явлению веры в Бога.

Поэтому, я думаю, необходима определенная доля осторожности и рассудительности в таких разговорах: мой опыт показывает, что они не всегда бывают полезны, более того, могут и навредить. Надо очень четко различать, с кем и для чего ты говоришь. Я никогда не ввязываюсь в спор о Боге, когда человек начинает его с целью провокации, заранее зная, по какому сценарию пойдет беседа.

Из тех, кто интересуется христианством, большая часть сосредоточена исключительно на его социально-бытовой и обрядовой стороне. Безусловно, я с удовольствием отвечаю на их вопросы, но все праздники и обряды не значат ровным счетом ничего, если человек не понимает сути Православия. Гораздо важнее, как мне кажется, не проповедовать, а исповедовать свои убеждения. Это намного труднее, но обязательно вызовет уважение к тебе и твоей твердой позиции.

Материал опубликован в 7 (30)-м номере "Фомы" 2005 г.

http://www.fomacenter.ru/index.php?issue=1§ion=3&article=1518



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме