Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Пограничный пунктир судьбы

Красная звезда

29.12.2005

Издревле на Руси их возвышенно называли стражами. У Владимира Даля этот ряд значительно расширен: граничный, граничник, граничанин... Но, несмотря на лексическую вязь, многообразие эмоциональных оттенков, все названные слова роднит главное смысловое ядро. Ибо речь идет о пограничниках, чьи подвиги отражены в летописи страны. В начале Великой Отечественной воины погранзастав одними из первых вступили в смертельный бой с захватчиками. Теперь настал черед сыновьям и внукам фронтовиков продолжать эстафету доблести. Кажется, само время извечно налагает на пограничников бремя ответственности и гордой славы...Мой собеседник - доктор исторических наук генерал-майор Игорь Ильич Петров. Он из плеяды людей, для которых крылатая фраза "Беречь как зеницу ока любимую Родину" определила смысл жизни. А в биографии, обожженной войной, отразилась судьба целого поколения, его ровесников, ушедших на фронт в 1942-й восемнадцатилетними. Когда же закончились победные бои, Игорь Петров не распрощался с военной формой. Погранзаставы, где выпало по зову приказа и собственного сердца исполнять служебный долг, встают в его памяти, как символы верности и мужества.


- Игорь Ильич, ваш жизненный путь определил случай, или же все было предназначено, что называется, с младых ногтей?
- Если говорить о семейных корнях и традициях, то мой отец, Илья Петрович Петров, - кадровый пограничник Российской пограничной стражи. Первую мировую войну закончил в звании прапорщика 8-го Граевского полка. За мужество был отмечен несколькими царскими наградами. В том числе Георгиевским крестом. По логике можно здесь поставить точку. Однако все складывалось не так просто. Со школьной скамьи я мечтал о профессии... авиационного инженера и, получив аттестат с золотым ободком (тогда золотых медалей не давали), поступил в Казанский авиационный институт.
Примерно в апреле - марте 1942 года из академии имени Жуковского, эвакуированной в город Йошкар-Ола, пришли к нам товарищи и начали вербовать к себе. Жизнь могла пойти по-иному руслу. Однако мы отказались. По разным причинам. Я, например, уже получал повышенную стипендию, достаточную, чтобы не нагружать скудный родительский бюджет. Хотя задним умом всегда мудрее: что-то, видимо, тогда не понимали. И в чем-то недооценили эти перспективные предложения.

- А когда война постучалась в ваш дом?
- Вообще-то из института на фронт не брали. Но в 1942-м, когда ректор поехал продлевать бронь, всех ребят призвали. И вот команда в 28 человек, куда я попал, прибыла в Москву. Распределили в дивизию по охране железных дорог, дислоцируемую в Красногорске. До сих пор помню все детали начала военной службы, быта, и в особенности ротного командира. Колоритная такая фигура, фронтовик, с орденом на груди.
А уже в начале ноября нас погрузили в эшелон. Впереди были бои. В одном вагоне-теплушке оказались трое однокурсников. Я, Михаил Абдрахманов и еще третий товарищ, которого потом отправили на Ленинградский фронт, где он вскоре погиб. Перед отправкой я получил письмо от отца и узнал, что многих студентов вернули. Якобы в это дело вмешался Сталин, считавший, что "после войны стране будут нужны авиаинженеры". Но судьба иногда жестко играет с человеком. В приказе ни слова не было о тех, кто волею обстоятельств попал в распоряжение НКВД.
Долгими ночами эшелон продвигался к Сталинграду. Что происходило там в тот период, подробно говорить не приходится. Некоторое время находились на правом берегу Волги. Затем нас перебросили на левый, где поезд уже стоял под парами. По решению Ставки ВГК с юго-восточных рубежей опытных военнослужащих направили в 70-ю отдельную армию НКВД, что формировалась под Свердловском. Чтобы прикрыть брешь в боевых подразделениях, туда бросили молодежь. Так нежданно-негаданно мы попали на Памир. Разумеется, о подобных пертурбациях узнали значительно позже.
Примечательно, что на станции Арысь под Ташкентом я увидел солдат в длинных шинелях и зеленых фуражках. Такая же, отцовская, хранилась в доме на видном месте. У меня сразу возникла мысль, что попадаю как бы в родную стихию...

- Насколько мне известно, потом вы оказались в действующей армии. Когда попрощались с границей?
- В 1944-м. Меня откомандировали в распоряжение 4-го Украинского фронта. Кстати, я был назначен на офицерскую должность без офицерского звания. В составе фронта отмерил огненные версты вплоть до взятия Львова. А в феврале 1945 года судьба сделала очередной вираж. Было решено направить меня на учебу в школу переподготовки. Дескать, хватит носить "чистый погон". Слова о призвании авиаинженера начштаба оборвал: "Война закончится, тогда поступайте, как хотите". Остается добавить, что в боевой строй я успел вернуться к завершающему этапу Второй мировой войны. Уже на Дальнем Востоке...

- Игорь Ильич, вы потомственный пограничник, поэтому задам вопрос о военных династиях, что называется, на стыке времен. Ведь без малого полтора десятка лет о патриотизме, служении Отечеству было принято говорить вполголоса.
- Не только вполголоса, но откровенно замалчивали. Да и теперь о патриотизме можно услышать несусветное. Есть немало, извините за прямоту, конъюнктурщиков-пустобрехов, пытающихся исказить, затушевать святое чувство. Называют пережитком советской эпохи и даже "прибежищем для негодяев". А ведь содержание патриотизма напрямую связано с понятием Родины. Почитайте Ключевского, Карамзина, других знаменитых наших летописцев. Воспитание патриотизма на всех этапах истории России являлось одной из важнейших государственных задач. Мудрые предки понимали: не может быть будущего там, где предают забвению лучшие традиции народа.
К счастью, патриотизм имеет постоянные, я бы подчеркнул, вечные признаки. Это территория, на которой живем, и то, что передается из поколения в поколение. Это язык, на котором говорят народы, проживающие в единой стране. Весьма существенный фактор - общая социально-экономическая и культурная среда. Прямо скажем, немало светлых надежд связывается в этом плане с целевой программой патриотического воспитания, принятой недавно в РФ.
И еще очень важный момент. Многое здесь зависит не только от того, кто обосновался на вершине власти. Но и от настроений в семье, нравственного примера. Отец мой в школе, по его словам, проучился лишь две зимы, но от природы был умным, рассудительным человеком. Читал исторические книги. Даже сыновьям давал имена звонкие, княжеские: Юрий, Игорь, Рюрик... По характеру отец напоминал Чапаева. Быстрый, решительный. В боях Первой мировой войны под ним дважды убивали коня. Несколько раз вражеские пули рвали его фуражку. Но Бог миловал, уцелел.
Когда сформировалась Красная Армия, перешел в ее ряды, был командиром кавалерийского полка. Кстати, отец и на "гражданке" не изменял своим правилам. Носил сапоги и галифе. В этой одежде он и скончался. Так мы его и схоронили... Вы спрашиваете меня о военных династиях, преемственности. Сужу прежде всего по собственной судьбе. Вот смотрите, как ни стремился к гражданской профессии, а жизнь неукротимо поворачивала меня в другую, военную, колею...

- Игорь Ильич, недавно Президент РФ назвал охрану Государственной границы одним из самых главных элементов обеспечения национальной безопасности. А что для вас "реальность пространства границы" в человеческом измерении?
- Можно, конечно, образно сравнить ее со своеобразным живым организмом или обнаженным пульсирующим нервом державы по имени Россия. Но я хочу напомнить читателям "Красной звезды" незыблемые истины: всякое государство определяется границей. Есть граница - значит, есть и государство. В определенной степени ее состоянием обусловливается внутреннее самочувствие общества, авторитет политики и политиков. И здесь я, безусловно, поддерживаю нашего президента.
Если же мы развалим границу, не обеспечим ее охрану так, как требуют жесткие реалии XXI века, крупных неприятностей не избежать.

- Некоторые чиновники твердят о больших финансовых затратах...
- Да кто же спорит? Так, на 1 км границы необходимо порядка 5 млн. рублей. Дорого! Но разве в послевоенное время было легче? Всю западную границу перекроили. А район Тихого океана, Курилы?.. Почти вся страна лежала в руинах. В ту тяжелейшую пору Погранвойсками командовал генерал-лейтенант Стаханов. О профессиональных качествах, высочайшей подготовленности Николая Павловича свидетельствует и тот факт, что Сталин, который не каждого наркома принимал, встречался с ним несколько раз, обсуждал вопросы охраны Госграницы.
И буквально за два года вся наша многотысячная по протяженности граница была обустроена. По-моему, замечательный пример для подражания! Особенно если учесть, сколько потерь несем из-за наркотрафика, нелегальной миграции, контрабанды, терроризма... Все это зло проскальзывает, проползает через зияющие дыры. А по ТВ иной раз покажут одну казарму да репортер бойко отрапортует: граница, мол, по-прежнему на замке. Кого же мы обманываем, господа-товарищи?

- Есть адреса службы, которые долгим эхом откликаются нам всю жизнь, будоража память, возвышая ее. Застава Жаланашколь! Слова для пограничников и сегодня звучат как пароль мужества...
- Очень хорошо, что вы вспомнили об этом. В 1969 году я входил в число руководящих офицеров управления Восточного погранокруга, которым командовал Герой Советского Союза генерал-лейтенант Матвей Кузьмич Меркулов. Как участник тех трагических и славных событий, я рассказываю и пишу так, как было в действительности. Жаланашколь - небольшое казахское селение у озера с одноименным названием. Именно там в историю Погранвойск была вписана одна из ярчайших страниц.
13 августа 1969 года личным составом заставы Жаланашколь при поддержке соседних застав и двух взводов маневренной группы Уч-Аральского погранотряда был наголову разгромлен диверсионно-разведывательный отряд сопредельной стороны численностью 70 человек. За отвагу и мужество многие пограничники были удостоены высоких государственных наград. Героический поступок совершил сержант Михаил Дулепов. Мастер пограничной службы, он возглавил передовую группу. Первым ворвался на сопку Каменная, где был смертельно ранен. Его последние слова: "Победа, враг отступает..." Можно назвать немало других славных имен.
Хочу отметить также, что чувство ответственности было присуще и женам офицеров. В боевой обстановке они оказывали помощь раненым, нередко рисковали жизнью. Простые застенчивые женщины, предвосхищая мой вопрос, помню, с достоинством говорили: "Мы - пограничницы!" И в этой фразе - глубокое понимание своего, пусть скромного, но очень важного места в ряду тех, кому доверено охранять передовые рубежи.
Размышляя о тех суровых испытаниях, я всегда прихожу к выводу, что только на войне, в открытом бою с врагом и рождается у человека самая сильная любовь к Родине.

- Игорь Ильич, вопрос иного порядка. В год юбилея Великой Победы эстонские власти бросили вызов здравому смыслу, решив поглумиться над памятью павших в боях советских солдат. День освобождения Таллина от фашизма был объявлен "днем траура". На ваш взгляд, как надлежит реагировать на подобные каверзы политиков, выражаясь пушкинским слогом, клеветников России?
- Скажу так. Есть не только большая ошибка, но и непонимание некоторыми нашими руководителями того, что происходит нынче в Прибалтике. Нет, я не призываю, чтобы соседей экономически "давить". Но у РФ предостаточно рычагов влияния. В конце концов, надо заставить и Эстонию, и Латвию осознать, что как государства они исторически возродились благодаря России. Что многое там возведено, построено, строго говоря, исключительно на русских костях. А пока идет безнаказанный жестокий прессинг: оскверняют память погибших, не дают продохнуть живым так называемым негражданам.
Несколько лет мне довелось служить в том регионе в должности заместителя командующего погранокругом. В Риге еще недавно более 60 процентов жителей составляли русские люди. Не русскоязычные, страх как не люблю это вульгарное слово. Теперь ситуация иная. Русофобия, возведенная в ранг большой политики, сделала свое дело. В числе других "гонимых русских оккупантов" я тоже вынужден уехать, оставив там квартиру.
Но сын мой еще там. И это повод для тревоги, непреходящей душевной боли. Кандидат технических наук, знающий множество европейских языков, латышский в том числе, один из бывших руководителей гражданской авиации республики, он приезжает в Москву на подработку, дабы прокормить семью. Сейчас я живу в Химках, в доме, что в трехстах метрах от загазованной кольцевой автодороги. Мягко сказать, не самое уютное место. Но, чтобы зарегистрировать у себя внука, я, ветеран войны и пограничной службы, которому перевалило за восемьдесят лет, должен обивать пороги кабинетов различных чиновников.
Меньше всего хочу показаться человеком, сетующим на судьбу. Десятки, сотни тысяч наших соотечественников, униженных и оскорбленных, не могут вернуться на Родину, обрести свой угол. Их обязано защитить российское государство. Сказать наконец-то властное слово. И этот вопрос, по- моему, не уступает по значимости ни одному из обнародованных национальных проектов.

- Классик верно подметил: "Главные биографические факты человека - это результат служения стране и написанные книги, а важнейшие события - мысли". У вас все это есть. Можно ли сказать, что военная, боевая жизнь сложилась так, как мечталось на заре туманной юности?
- Несмотря на то, что мой путь получился довольно ломаным: хотел вначале одного, да вышло по-другому, мне многое удалось. Я участвовал в Великой Отечественной войне, долгие годы находился в боевом строю. Всю границу начиная от бухты Провидения, Чукотки и до островов Курильской гряды, всю эту обширнейшую "подкову" территории страны многократно объездил. Не забыть мне и погранзаставы на Алтае, Тянь-Шане, Памире, Кавказе, в Прибалтике... Везде оставил частичку своего сердца. Судьба не обделила меня встречами и совместной службой с людьми умными, отважными. Среди них - такие прославленные мастера пограничного дела, как знаменитый следопыт Герой Советского Союза Никита Федорович Карацупа, обезвредивший 467 нарушителей границы. Причем 128 - в ходе вооруженных схваток. Я написал сотни научных статей, очерков, более 15 книг. Да и сейчас полон творческих замыслов.
Горжусь, что всю свою жизнь посвятил служению Отечеству, и в этом, поверьте, нахожу истинное счастье.

http://www.redstar.ru/2005/12/29_12/4_03.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме