Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Победитель забирает все

Алексей  Бакулин, Православный Санкт-Петербург

16.11.2005

Знал я людей, которые после трагедии в Беслане молились о том, чтобы Господь послал Чечне конец Содома и Гоморры, - стер бы с лица земли весь этот народ, вместе со стариками и малыми детьми. Люди молились так, прекрасно сознавая, как опасна подобная молитва, как легко тут перейти определенную границу? Но не было больше сил со связанными руками наблюдать избиение, хотелось хоть молитвой внести свою лепту в эту неравную битву. Никого уже не обманывали слова о том, что есть плохие чеченцы, а есть и хорошие (где они? почему первые не бросились на своих подонков? почему сами не остановили их?). Давно отброшены были мечты о примирении: бандиты, оставшиеся безнаказанными, наглели все больше и больше. Люди рассуждали так: если нам не дают защитить себя, пусть Господь Сам обрушит Свой гнев на негодяев. Но видно, не пришло еще время?

Я знал людей, которые молились о гибели Чечни, и меня их молитвы не удивляли. Удивиться пришлось позже, услышав из уст петербургской девушки такие слова:

- Все началось с того, что мне в руки попала газета с портретом Шамиля Басаева. Это было в дни Беслана. Я посмотрела на портрет и? Какое-то такое чувство возникло? даже не знаю, как его назвать. Знаете, когда школьнице нравится какой-нибудь мальчик, первое желание у нее бывает - посмеяться над ним, подразнить, поднять на смех? Вот и мне захотелось сказать ему что-нибудь вроде: "Эй ты, герой!.." Потом я отложила в сторону газету и забыла об этом желании. А потом оно вернулась. И я уже сознательно стала искать портреты Шамиля и любоваться им, отыскивать публикации о нем. Все мысли были только о нем. Я и батюшке об этом говорила на исповеди. Он мне велел все портреты выбросить, но я вообще-то их и не хранила.

- Ольга, - обращаюсь я к 25-летней петербурженке (высшее образование, хорошая работа, внешние данные не дают повода для комплекса неполноценности, прихожанка одного из питерских православных храмов, живет с родителями, надеется поступить в аспирантуру), - Ольга, а может, эти симпатии объясняются очень просто: может быть, у вас в роду были чеченцы или другие какие кавказцы? Хотя, если судить по внешности, это глупое предположение.

- Нет, не было у меня в роду никаких чеченцев. Батюшка на исповеди мне сказал: "Это у вас культ силы!" Ну, тут мне возразить нечего? Правда, есть такой культ. Я с детства чувствовала в себе готовность к подчинению силе. Даже преклонение перед силой. Если попытаться анализировать, то, может быть, это такой протест против реального давления? Я говорила: "Такому-то человеку я согласна подчинить себя, но не вам!" И потом, я не чувствую себя защищенной, а женщина всегда тянется к сильному. Конечно, эта сила может оказаться направленной против нас же самих, но об этом ведь не думаешь?

- Вот именно, против самих же беззащитных. Вы не замечали, что самые громкие чеченские "подвиги" - Буденновск, Беслан, "Норд-Ост" и т.д. - это война против тех, кто заведомо не может дать отпор. Неужели это может привлекать?

- Видимо, может? Потом, мне жалко было этого Шамиля: конечно, он погубил столько людей, но ведь он же и сам себя погубил! Хотелось поговорить с ним, объяснить ему, в чем он не прав? Ведь он мог бы стать нормальным человеком? Вы знаете, я, и читая книги, всегда становлюсь на сторону отрицательных героев. В "Трех мушкетерах" мой любимый персонаж - Миледи. Я для себя придумывала, что когда-то это была прекрасная девушка, настоящий ангел, но потом тяжелые обстоятельства вынудили ее стать тем, кем она стала? И мне хотелось, чтобы Дюма придумал другой конец этой истории, чтобы Миледи исправилась и вернулась к Атосу? А Шамиль Басаев мне всегда казался Арагорном из "Властелина Колец". Арагорн - мой любимый герой, он для меня долгое время был каким-то идеалом. Критерий был поступков один: Арагорн бы так не поступил.

- Арагорн - это в книжке. А в реальной жизни вы были знакомы хоть с одним чеченцем?

- Нет, никогда. Но я общаюсь с ними по интернету.

- И каково впечатление?

- Честно говоря, безтолковые абсолютно. Учат меня жить, зарабатывать большие деньги: "Почему ты работаешь за копейки? Ты молодая, ты должна делать карьеру". Я одному подыграла: "Ты же мусульманин, у вас духовное должно стоять выше материального!" И знаете, что он мне ответил? - "Зачем мне понадобится душа, если я буду умирать от голода?!" Вот в таком ключе. Но тут, видимо, дело в том, что через интернет общаются не самые умные люди. Некоторые говорят, что они, мол, не против русских. Один сказал: "Было здесь много нечисти - русские помогли нам от нее избавиться". Другой заявил, что очень много прекрасных людей погибло и с той и с другой стороны. Но это все отдельные случаи, а в остальном? Я была удивлена. Наверное, я ошибалась, но мне казалось, что не очень цивилизованные люди должны быть более безкорыстными, что ли?

- И эти интернет-общения вас не разочаровали?

- Но поймите, сейчас у меня увлечение Басаевым практически прошло? Оно было, и я понимала, что это не вполне хорошо, и боялась этого своего состояния, но теперь его нет, а осталось только увлечение исламом?

- Исламом?

- Да. Раньше такого интереса у меня не было, раньше я его вообще не воспринимала, как что-то реальное. Православие - вот что было для меня единственной реальностью, а ислам - это как будто что-то искусственное. Но тут он мне сразу ближе стал, что ли? Видимо, в нем действительно есть что-то притягательное, какое-то очарование? Что-то в нем есть! Я бы сказала, что это ложная религия, но немного побаиваюсь этого слова, ведь очень многие люди его исповедуют - что же, они все ошибаются? Хотя в том же интернете один немолодой уже человек даже предостерег меня: "Берегись! Будешь так интересоваться, станешь мусульманкой!" Я удивилась: "Зачем вы меня предостерегаете? Вы же мусульманин, вы должны быть заинтересованы в моем обращении!" Он ответил: "Потому что надо сделать такой шаг осознанно, как подвиг!" Но я вообще-то никогда и не хотела переходить в ислам. Просто мыслей таких не было.

- Вы читали Коран?

- Нет. Честно говоря, у меня просто не хватает терпения, чтобы засесть за такую книгу. Но если говорить без глупостей, то к представителям ислама я отношусь хорошо, а их религия для меня никакой роли не играет.

- А вы знаете, что чеченцы заметно отличаются от прочих мусульманских народов? Мне это хорошо известно по армейским годам: у нас служило много кавказцев и среднеазиатов - чеченцы на их фоне выделялись разительно, не столько внешностью, сколько манерой держать себя, выражением лица, духом. Я служил задолго до чеченской войны и никакого предубеждения к ним иметь не мог, но, поверьте, уже тогда все видели какое-то темное облако вокруг них, какую-то нехорошую печать на их лицах?

- Да, мне так и сказал один мой интернет-собеседник: "Нам ни в какой толпе не затеряться, нас везде узнают!" Но, может быть, это-то в них и нравится? И сама их жестокость притягивает к ним многих - и меня в том числе.

- То есть вы поддались темному обаянию?

- Да, вот именно? Но я ведь не уникум какой-то, я часто и слышала, и читала, что женщины ими увлекаются - и вообще кавказцами и Шамилем Басаевым в частности. Что-то, значит, в них есть. Возможно, это наваждение такое - не знаю?

- А история Евгения Родионова вам известна?

- Да, конечно. Я помню, как меня шокировала фраза его матери: "Над пленными издевались не только боевики. Деньги из солдатских матерей тянули не только боевики. Я другой такой нации не знаю. Не имеют они права жить рядом с нормальными людьми". Потом я подумала, что уж кто-кто, а она-то имела право так сказать. А вообще я стараюсь найти какую-то разумную середину. Но они же есть, чеченцы, от них же никуда не деться! Я стараюсь себе объяснить, что в принципе они такие же люди, как и все. Ну да, может быть, среди них больше, чем у других наций отрицательного, но в принципе, они такие же люди.

- Но ведь даже то, что среди репрессированных Сталиным народов оказались именно чеченцы, этот факт должен же о чем-то говорить? Не молдаване, не эстонцы, - хотя в Прибалтике было мощное сопротивление советской власти, - а именно чеченцы?

- Ну так что же, давайте возьмем гранатометы и всех их перестреляем, - так что ли? Неужели они все до одного - плохие? Я этого не могу представить: я вообще с плохими людьми в жизни сталкивалась очень мало. Честно говоря, мне в жизни повезло. Я вот все жалуюсь, я ругаю свою жизнь, а мне так повезло: я по-настоящему плохих людей в жизни не встречала. Ни разу! Я слышала о них, я о них читала - и только?

- А по-настоящему хороших? Таких, о которых хочется сказать: вот это человек!

- По-настоящему хороших? Как Арагорн? Даже не знаю. Ведь у каждого человека есть свои недостатки.

- Ну, не то чтобы ангела, но человека, к которому бы вы испытывали настоящее уважение.

- Даже не знаю? Нет? Наверное, нет?

Собственно говоря, на этом можно и точку поставить в нашем интервью. Все главное уже сказано. Хочется подвести итог.

Я знаю, что есть люди, которых позиция Ольги нимало не удивит: тех, для кого чеченская война - проявление "русского империализма" и "стремление к порабощению малых народов". Этих людей много, но хочется сразу вынести их за скобки: я обращаюсь не к ним. Я обращаюсь к тем, кого слова Ольги неприятно поразили. Я знаю, что осудить Ольгу легко. После Беслана влюбиться в Басаева - это, пожалуй, что-то запредельное.

А что, если - нет? А что, если это - в порядке вещей? Мне рассказывал один ветеран, участвовавший в штурме Кенигсберга: едва отгремели залпы, едва русские вошли в город, как навстречу им вышли немецкие женщины. Завязались знакомства, пошли флирты, ну - и так далее. Меня этот рассказ поразил: как ни относись к солдатам вермахта, но ведь для этих женщин они были мужьями, отцами, братьями, они с оружием в руках защищали их родной город, и - что же?.. Потом я вычитал в какой-то исторической книге: когда вождь гуннов Атилла приближался к Риму, все знатные римские матроны были заочно влюблены в него и только ждали момента, когда Рим падет, чтобы лично засвидетельствовать вражескому предводителю свои чувства.

Итак, дорогие друзья, - те, кто уже осудил Ольгу за непатриотизм, за равнодушие к чужим страданиям, за книжное представление о жизни, - задумайтесь над этими двумя примерами. Задумайтесь и взгляните на себя. Ольга - всего лишь двадцатипятилетняя горожанка, выросшая под крылом у папы с мамой, с нее нельзя требовать многого. Многое нужно требовать с нас. Темное обаяние берет силу, когда нет светлого. Любовь к отрицательному персонажу появляется тогда, когда положительный прописан слабо. Ольга никогда не встречала по-настоящему хорошего человека - почему мы не стали этими людьми? Мы не стали ими - и мы проигрываем, чему же удивляться, чему возмущаться? Победитель забирает все, проигравший все теряет.

Возможно, кто-то из православных батюшек захочет через нашу газету дать свой совет Ольге?..

http://www.piter.orthodoxy.ru/pspb/n166/ta017.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме