Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Основа - марксизм-ленинизм. А также троцкизм и сталинизм

Юрия  Киршин, Независимое военное обозрение

25.08.2005


На чем строилась советская военная идеология 1917-1941 годов …

Советская военная идеология являлась системой взглядов, концепций, которые выражали отношение лидеров Коммунистической партии к войне и другим формам вооруженного насилия, а также к армии как главному орудию осуществления военной политики.

Революционное мессианство
Ленин рассматривал октябрьский переворот в России не как национальное, а как всемирное явление. Он видел в нем детонатор к мировой социалистической революции. Позицию Ленина поддерживали и многие другие марксисты.

12 января 1918 года был подписан декрет Совета народных комиссаров об образовании Красной армии, и в нем говорилось, что "она создана для защиты социалистического Отечества и послужит поддержкой для грядущей социалистической революции в Европе". Когда Красная армия делала первые шаги, Лев Троцкий заявил, что "при помощи этой армии мы будем не только защищаться и обороняться, но сможем содействовать мировой революции".

"Революционное мессианство" было ориентировано прежде всего на Европу. Однако, когда там не удалось повторить опыт октября 1917-го, на повестку дня стал вопрос о революциях на Востоке. В августе 1919 года Троцкий направил в ЦК РКП(б) секретный меморандум, в котором писал, что ареной близких восстаний может стать Азия, что путь на Париж и Лондон лежит через города Афганистана, Пенджаба и Бенгалии.

Идеи мировой революции пропагандировались и гораздо позже. Так, газета "Правда" 5 августа 1937 года писала: "Молодой солдат нашей армии посвящен в рыцари мировой революции". "Советская армия, - говорилось в газете "Красная звезда" 21 января 1940 года, - является вооруженным авангардом СССР - ударной бригадой мирового пролетариата".

В 1930-е годы концепция мировой социалистической революции сменилась концепцией интернационального долга, интернациональной помощи. "Интернационализм на вызов" стал государственной политикой. В речи на XVIII съезде партии один из военных идеологов Лев Мехлис провозгласил: "Если вторая империалистическая война обернется своим острием против первого в мире социалистического государства, то надо будет перенести военные действия на территорию противника, выполнить свои интернациональные обязанности и умножить число советских республик".

Необходимо отметить, что марксистская концепция мировой социалистической революции имела гегемонистский характер и была направлена против локальных цивилизаций: западноевропейской, православной, исламской, китайской, индийской и японской. Реализация концепции мировой социалистической революции привела бы к ликвидации всех локальных цивилизаций.

На Запад! На Варшаву! На Берлин!
Концепция мировой социалистической революции оказала сильное влияние на формирование наступательной военной доктрины, на взгляды советских военачальников. Во время Советско-польской войны командующий Западным фронтом Михаил Тухачевский издал приказ, в котором отмечалось: "На штыках мы принесем трудящемуся человечеству счастье и мир. Вперед. На Запад! На Варшаву! На Берлин!"

Воинственных взглядов придерживался и Михаил Фрунзе. "Красный Генеральный штаб, - заявил он, - только тогда выполнит свою первую задачу, когда он сумеет подняться над точкой зрения национальной... Мы с вами должны осознать себя как потенциальное ядро, как потенциальный центр более широкого Красного Генерального штаба". Тухачевский вообще предлагал создать международный Генеральный штаб Красной армии, который будет направлять военную революционную деятельность в других странах.

Уже в 1930-е годы начальник политического управления РККА Ян Гамарник подчеркивал, что советскому воину нельзя отдыхать, так как он "владеет только одной шестой земного шара, а свою большевистскую миссию мы будем считать законченной тогда, когда будем владеть всем земным шаром".

В июне 1941 года Главное управление политической пропаганды подготовило проект директивы "О задачах политической пропаганды Красной армии на ближайшее время". При обсуждении документа на Главном военном совете секретарь ЦК ВКП(б) Андрей Жданов отметил, что "мы стали сильнее, можем ставить более активные задачи. Войны с Польшей и Финляндией не были оборонительными. Мы уже вступили на путь наступательной политики".

Главным средством помощи революционным движениям марксисты считали революционную войну, которую они понимали как продолжение политики мировой социалистической революции с помощью вооруженного насилия, как войну рабочего класса с буржуазными государствами.

Идеологи марксизма считали революционные войны необходимостью. Еще в мае 1917 года Ленин писал, что "мы не можем отрицать возможности революционных войн". В апреле 1919-го он видел возможность оказать помощь революции в Венгрии вторжением Красной армии на территорию Румынии. В 1924 году в докладе на заседании Военно-научного общества Троцкий говорил, что "мы должны уметь сочетать навязанную нам оборонительную войну Красной армии с гражданской войной в стане наших врагов".

Основным способом ведения революционных войн считалось наступление. Лозунг "Бить врага на его территории" стал главным в советской военной доктрине.

Насилие... репрессии
Военная идеология Советского Союза базировалась на теории насилия. Марксизм всю мировую историю сводит к борьбе классов, которая, по Ленину, не знает пощады к противнику. Троцкий был сторонником безбрежного насилия, терроризма. Ленин считал, что без насилия нет ни пролетарской революции, ни пролетарской власти. Сталин писал, что "репрессии в области социалистического строительства являются необходимым элементом наступления". В апреле 1939 года Лев Мехлис, выступая на партийном активе Киевского военного округа, заявил: "Чтобы уничтожить опасность капиталистической интервенции, есть одно средство - уничтожить капиталистическое окружение".

Троцкий, нарком по военным и морским делам, председатель Реввоенсовета Республики, рассматривал репрессии в качестве способа военного строительства, способа ведения войны. По Троцкому, "нельзя строить армию без репрессий". Он писал, что "нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни".

В войнах и вооруженных конфликтах советского государства постоянно использовались заградотряды. Первые появились в августе 1918 года на Восточном фронте в 1-й армии, которой командовал Тухачевский. Они находили широкое применение и в последующих операциях против белых и интервентов. Идею о создании сети заградотрядов выдвинул Троцкий и одобрил Ленин.

После окончания Советско-финляндской войны начальник Главного управления политпропаганды РККА Мехлис подчеркивал: "Опыт Хасана, Халхин-Гола и Финляндии показал, что заградотряды в военных условиях себя оправдали, поэтому надо принимать меры к тому, чтобы в военное время в действующих армиях на основных направлениях, в тылу были заградительные отряды, подчиненные органам НКВД".

Также еще в период Гражданской войны зародились штрафные части. Осенью 1918 года в 8-й армии были большие потери, насчитывалось много дезертиров. Троцкий приказал нашить на одежду пойманных беглецов отличительные, черного цвета воротники, чтобы все знали, что при первом новом преступлении со стороны этих условно помилованных солдат им пощады не будет.

Опять-таки во время Гражданской войны была введена система заложничества для семей военных специалистов с целью заставить военспецов сражаться из страха за жизнь своих близких. В годы Великой Отечественной войны принимается постановление Государственного комитета обороны, в котором говорилось: "Совершеннолетние члены семей военнослужащих, осужденных к высшей мере наказания (расстрелу) за измену Родине... подлежат аресту и ссылке в отдаленные местности СССР сроком на 5 лет".

Советский Союз трижды использовал в качестве способа военного строительства, ведения вооруженной борьбы институт военных комиссаров, которым в репрессиях отводилась особая роль.

Классовый подход
Классовый подход ко всем вопросам строительства Красной армии, ведению войн был главным принципом формирования и развития военной идеологии партии и правительства. Ленин писал, что "при всяком действительно серьезном и глубоком политическом вопросе группировка идет по классам, а не по нациям".

Марксизм всю мировую историю сводит к борьбе классов, подменяет этнические, конфессиональные противоречия классовыми. Не случайно, чтобы обосновать массовые репрессии 1930-х годов, в том числе в Красной армии, Сталин призвал на помощь концепцию "обострения классовой борьбы по мере продвижения к социализму".

Теория классовой борьбы является ядром классового подхода ко всем проблемам войны и военного строительства. Начальник Политического управления РККА в начале 1920-х годов Сергей Гусев писал, что "никаких иных войн, кроме классовых, русский пролетариат не вел и не будет вести".

Классовый подход использовался при морально-политической оценке войн, при "делении" их на справедливые и несправедливые. К справедливым войнам в советской военной идеологии относились войны в защиту социалистического государства, революционные войны, войны за расширение социалистического пространства и национально-освободительные войны.

Советская военная идеология не отрицала превентивных войн, которые характерны нанесением упреждающих ударов. В октябре 1938 года Сталин подчеркивал: "Большевики не просто пацифисты, которые вздыхают о мире и потом начинают браться за оружие только в том случае, если на них напали... Бывают случаи, когда большевики сами будут нападать, если война справедливая, если условия благоприятствуют". В мае 1940 года. Мехлис заявил, что "инициатором справедливой войны выступает наше государство и его Рабоче-крестьянская армия".

Советская военная идеология возлагала большие надежды на революционный потенциал рабочего класса буржуазных государств. Так, в Полевом уставе РККА 1939 года говорилось: "Великая мощь и несокрушимая сила Рабоче-крестьянской Красной Армии заключается... в сочувствии и поддержке, которые она встретит среди трудящихся масс напавших стран и всего мира".

С классовых позиций Советский Союз относился к западным государствам - возможным союзникам в случае войны. В предвоенные годы не была разработана концепция "смешанной коалиции", чему мешала политика одновременной борьбы коммунистических партий Советского Союза и государств Европы против фашизма и западных демократических правительств, социал-демократии.

Вместе с тем 1920-1930-е годы целеустремленная пропаганда ненависти к империализму, конечно же, принесла свои результаты. Формировался советский патриотизм, ненависть к вероятным противникам. Однако абсолютизация классового подхода не позволила более рационально и дифференцированно при критике капиталистической системы вести борьбу против конкретных политических сил в демократических государствах, особенно в Англии, Франции и США.

Классовый подход охватил духовную сферу. Была осуществлена классовая дифференциация культуры на пролетарскую и непролетарскую, а военная наука - на социалистическую и буржуазную. Хотя среди советских военных теоретиков были и те, кто выступал против классового подхода. В частности, Александр Свечин видел его узость, ограниченность. "Мы рассматриваем современную войну со всеми ее возможностями, - писал он, - и не стремимся сузить нашу теорию до наброска красной советской стратегической доктрины".

С позиций классового подхода смотрели советские идеологи и на мораль. По Ленину, нравственность подчинена классовой борьбе пролетариата, для коммунистов морально все, что помогает борьбе за диктатуру пролетариата. Он заявил, что "в политике нет морали, а есть целесообразность".

Марксизм отрицал общечеловеческую мораль, ему были чужды вне классового подхода гуманизм и нравственность. Советская военная идеология стояла на таких же позициях. В военной идеологии не было морали, была только классовая целесообразность, военные идеологи также отрицали общечеловеческую мораль, в военной политике в мирное и военное время использовались нередко аморальные средства.

"Наука наук"
Основой советской идеологии стал марксизм-ленинизм, который, по существу, являлся "наукой наук". Марксизм-ленинизм провозглашался методологической и мировоззренческой основой военной теории и военной практики. Его объявили фундаментом всех военных наук, его принципы, установки были для них обязательными.

Большевистская военная идеология препятствовала развитию новых наук, в том числе политических, военной социологии, не признавала теорию международных отношений, ее военную составляющую, полагая, что достойная замена ей - исторический материализм и марксистское учение о войне и армии. Идеологи Коммунистической партии объявили лженауками не только кибернетику, генетику, но и геополитику.

Идеологи партии считали, что марксизм - единственное и целостное научное мировоззрение, что исторический материализм - главный, а порой и единственный метод познания военного дела.

Справедливости ради надо отметить, что, например, Троцкий неоднократно подчеркивал, что марксизм - отнюдь не универсальный и единственный метод для познания военного дела, что военная наука не должна строиться по методам исторического материализма. "При помощи марксизма можно объяснить состояние военного дела в каждую эпоху, - конкретизировал соратник Ленина, - но как нужно вести боевые действия - марксизм не поможет. Так же, как по Марксу нельзя научиться плести лапти, но при помощи марксизма можно сказать, почему мужик плетет лапти". И далее Троцкий вполне резонно указывал, что при помощи марксизма нельзя создать полевой устав, определить организацию пехотного или кавалерийского полка, его тактические приемы.

Изоляционизм - характерная черта советской военной идеологии. Официальный марксизм всегда претендовал на обладание единственно верной истины. Железный занавес ограничил диалог с учеными-немарксистами и даже с марксистами и неомарксистами, оградил советских военных теоретиков от многих западных взглядов, идей, концепций, тормозил развитие учения о войне и армии, о военной науке. Политика железного занавеса негативно повлияла на изучение иностранной военной мысли, на изучение опыта локальных войн и начавшейся Второй мировой войны. Западные военные концепции, как правило, только критиковали, не видели в них позитивных тенденций, особенно в оперативной и боевой подготовке, в способах вооруженной борьбы.

Марксистское учение о войне и армии - учение евроцентристское, оно сформировалось на ограниченной научной основе, на основе европейских войн, революций, военных реформ, практически игнорировало военную историю Китая, Индии, Японии, крупных мусульманских государств, военно-теоретические взгляды военных мыслителей Востока (Сунь-Цзы, У-Цзы и т.д.).

При определении сущности войны как продолжение политики насильственными средствами политика трактуется как концентрированное выражение экономики, при этом игнорируется, что основой политики являются и культура, и этнические, и конфессиональные отношения.

Марксистское учение о войне и армии абсолютизирует частную собственность и капитализм как причину войн. На самом деле и государственная собственность, и социализм явились причиной многих вооруженных противоборств.

Советская военная идеология - идеология атеистическая, поэтому она отрицала религиозные войны, только с классовых позиций оценивала Крестовые походы, гуситское движение, восстания Разина и Пугачева. Военные идеологи СССР умалчивали о роли географического фактора в войне, в частности, пространства, территории и климата. В рамках марксистского учения о войне и армии проблема личности сводилась к проблеме выдающихся личностей. Человек, воин не был предметом настоящего исследования.

Недооценка и игнорирование человеческого фактора, нарушение прав человека на жизнь особенно проявлялись во время войн и вооруженных конфликтов. Марксистский подход к этой проблеме выразил видный большевик Вацлав Воровский. По его мнению, войну необходимо оценивать "не по количеству жертв, а по ее политическим последствиям. Выше интересов личностей, гибнувших и страдающих от войн, должны стоять интересы класса. И если данная война служит интересам пролетариата как класса, пролетариата в целом, если она освобождает его отчасти от уз, дает ему свободу борьбы и развития, то такая война есть явление прогрессивное независимо от жертв и страданий, которые она влечет за собой".

Военная идеология Советского Союза в триаде "цель-средства-результат" стояла на позициях: цель оправдывает любые средства, война справедлива даже при использовании аморальных средств.

Военно-историческая наука
Важную роль в военной идеологии в 1920-1940-х годах выполняла военно-историческая наука. В течение десятилетий она развивалась на основе руководящих установок Сталина, его суждениях о событиях и людях. Он вычеркнул из истории имена выдающихся военачальников и военных теоретиков.

Советские военные историки скрупулезно выполняли указания вождя. Они преувеличили его роль в октябрьских событиях 1917 года, в Гражданской войне, провозгласили главным творцом победы в Великой Отечественной войне. В военно-исторической науке СССР было много лжи, волюнтаризма и субъективизма. Под руководством Коммунистической партии создавалась угодная ей лакированная военная история. Пользование же архивами было ограничено до предела.

Война с Финляндией обнажила многие ошибки в строительстве Красной армии, в развитии военной науки, в воспитании командиров и красноармейцев. Сталин и его ближайшее окружение поняли, что только классовый подход к идеологической работе не обеспечит формирование высокого морального духа в будущей войне. Осторожно заговорили о традициях дореволюционной Русской армии.

Например, в мае 1940 года в Наркомате обороны состоялось совещание, на котором обсуждались вопросы идеологической работы в Красной армии. С основным докладом "О военной идеологии" выступил начальник Главного политического управления РККА Мехлис. Он отметил, что в стране проводится неправильное охаивание старой армии, а между тем мы имеем таких замечательных военачальников, как Суворов, Кутузов, Багратион, которые всегда останутся в памяти народа как великие русские полководцы.

Стратегия идеологической работы
Лидеры Коммунистической партии выработали не только советскую военную идеологию, но и ее стратегию, цели, содержание, формы и методы. Идеологическая работа была направлена на распространение идей и итогов Октябрьской революции, на пропаганду успехов в строительстве социализма. Лозунги большевиков относительно мировой революции по-прежнему находили отклик у многих граждан.

Агитационная работа была ориентирована на воспитание любви к Красной армии. Широкое распространение получили пропаганда боевого пути РККА, ее полководцев и героев, ратных традиций Гражданской войны, военных операций у озера Хасан, на реке Халхин-Гол. Активно пропагандировалось марксистско-ленинское учение о войне и армии, учение о защите социалистического Отечества.

Постоянное внимание уделялось воспитанию патриотизма и интернационализма. Нельзя не признать, что в предвоенные годы, несмотря на отождествление Сталиным социал-демократии и фашизма, на ослабление критики последнего вслед за подписанием пакта Молотова-Риббентропа, большевикам удалось сформировать у советского народа ненависть к "коричневой чуме".

Идеологическая работа была направлена на возвеличивание Сталина. Восхваление вождя стало нормой жизни, ритуалом. Сталинизм был невозможен без того, чтобы хозяин Кремля не предстал перед народом как гений буквально во всех сферах - политической, научной, экономической, военной. Имя Сталина стало мистическим, оно внушало и веру, и страх. Был создан миф о неразрывности Ленина и Сталина. Народ убеждали, что Сталин верный продолжатель дела Ленина, что он во всем прав, а кто против Сталина, тот против Ленина, тот враг народа.

Образ Советского Союза во многом был идеализирован, преувеличивались достижения во всех областях жизни. В массовом сознании удалось навязать мысль о том, что мы самые талантливые, сильные и мудрые. Многие хранили мессианскую убежденность в нашей быстрой победе при столкновении с любым агрессором.

О недостатках, ошибках в строительстве социализма, в укреплении Красной армии умалчивалось. Укрывание провалов, ложь в идеологической работе стали обычным явлением. В результате сталинской демагогии народ зачастую не мог отличить иллюзии от реальных процессов.

Большевики монополизировали право на объективную информацию. Отсутствие достоверных сведений порождало слухи, за распространение которых карали.

Для прикрытия беззакония, некомпетентности, ошибочных решений существовала система защиты тайн и секретов. Хранителями тайн были обладатели власти. В ее иерархии определялся порядок доступа к информации. Всеобъемлющая секретность позволяла бесконтрольно использовать властные рычаги, поддерживать веру в правильность политики большевиков, ответственность за просчеты Сталина и его окружения сваливать на козлов отпущения. Сталинская стратегия идеологической работы обеспечивала оправдание любой неудачи, любого провала.

Идеологическая работа велась в стране и в Красной армии на суженной марксистской теоретической базе. Концепции, теории низводились до примитивных лозунгов, стереотипов. Весь марксизм-ленинизм, история Коммунистической партии были втиснуты в "Краткий курс истории ВКП(б)", который явился духовной основой тоталитарного воспитания, вершиной фальсифицированных идей, извращения исторических фактов.

Народ воспитывался на черно-белых оценках. Политическое руководство стимулировало поиск "врагов". Инакомыслие считалось преступлением перед партией и народом. Единомыслие достигалось насильственно. Взгляды и идеи навязывались сверху. Любые взгляды, не совпадающие с официальными, объявлялись враждебными, а их носители подлежали суровому наказанию. Возбуждение, внушение и нагнетание страха было постоянным принципом идеологической работы. Ни о каком плюрализме мнений и речи не могло идти.

В предвоенные годы духовная атмосфера советского общества формировалась под воздействием противоречивых позитивных и негативных факторов, одни из них цементировали, укрепляли духовный потенциал, другие - ослабляли. С такой военной идеологией, с такой стратегией идеологической работы Советский Союз вступил в Великую Отечественную войну и, несмотря на их противоречивый характер, одержал Великую Победу.

http://nvo.ng.ru/concepts/2005-08-26/4_ideology.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме