Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Высокоточное оружие: сдерживание или война?

Владимир  Белоус, Независимое военное обозрение

17.03.2005


Арсенал войны шестого поколения уже испытан. Идет его накопление …

Об авторе: Владимир Семенович Белоус - ведущий научный сотрудник Института международных отношений и мировой экономики Российской академии наук, член-корреспондент Академии военных наук, генерал-майор в отставке.

Принципиально новые виды вооружений, начавшие появляться с середины ХХ столетия, продолжают накладывать глубокий отпечаток на военное строительство во многих странах. В свою очередь, это требует определения соответствующих форм и методов их боевого применения, пересмотра основных положений стратегии и тактики. Это особенно наглядно проявилось в создании и распространении ядерного оружия, которое, по существу, впервые в мировой истории явилось стратегическим оружием, использование которого и даже угроза его использования коренным образом могут изменить характер войны или предотвратить ее развязывание.

В настоящее время на наших глазах разворачивается очередной этап военно-технической революции, которая во многом определит характер будущих войн. Речь идет о появлении в последнее время в ряде ведущих стран, в первую очередь в США, новых высокотехнологичных, "интеллектуальных" средств вооруженной борьбы. Это вновь требует переосмысления роли форм и методов их применения, ведения боевых действий в новых условиях. При этом одним из коренных вопросов, возникающих в военной сфере на оперативно-стратегическом уровне, является определение соотношения, взаимосвязи, роли и значения ядерного и высокоточного оружия (ВТО). Это во многом объясняется тем, что в обозримом будущем эти два вида оружия будут находиться в арсеналах целого ряда государств и использоваться ими при решении военно-политических и экономических проблем.

Ядерное оружие принесло... мир

Военные теоретики относят Вторую мировую войну и последующие региональные конфликты к войнам четвертого поколения. Для них характерны широкое применение тяжелых вооружений и автоматического оружия, огромный расход боеприпасов, ведение боевых действий массовыми армиями непосредственно на поле боя - на земле, на море, в воздухе. Победа одной из сторон завершалась, как правило, занятием территории противника, сменой политического режима, достижением определенных экономических целей. К несостоявшимся войнам пятого поколения относят гипотетические войны с применением ядерного оружия (вряд ли атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки можно считать ядерной войной).

Появление и распространение ядерного оружия после Второй мировой войны постепенно выявило две его основные функции - политическую и военную. Политическая функция выражается в сдерживании противника от нападения, военная - в ведении войны для достижения победы. Сдерживание базируется на том, что при любых условиях развязывания войны, в силу огромного разрушительного действия ядерного оружия, агрессор понесет неприемлемые для него потери. В условиях обостренного идеологического противостояния, когда арсеналы ядерного оружия у Советского Союза и Соединенных Штатов были сравнительно невелики, у обеих сторон преобладала военная функция - они вели практическую подготовку к ведению боевых действий с применением ядерных средств, накапливали запасы стратегических и тактических боеприпасов. Это нашло отражение в оперативно-стратегическом планировании, подготовке театров военных действий, создании соответствующей инфраструктуры, направленности боевой подготовки войск. Большинство оперативно-тактических учений, проводимых войсками в тот период, проходили с условным применением ядерного оружия.

Весьма показательным в этом отношении явилось крупное войсковое учение, которое было проведено в 1954 году на Тоцком полигоне в Оренбургской области под руководством маршала Георгия Жукова. Здесь отрабатывались действия войск в условиях реального ядерного взрыва. О масштабах учения можно судить по количеству привлекаемых войск: 45 тыс. человек личного состава, 600 танков и самоходно-артиллерийских установок, 500 орудий и минометов, 320 самолетов, 6 тыс. тягачей и автомобилей.

Наступление стрелкового корпуса сопровождалось тремя взрывами: один реальный ядерный взрыв авиабомбы мощностью 40 килотонн на высоте 350 метров и два взрыва-имитатора с подрывом обычного взрывчатого вещества (ВВ). После взрыва войска перешли в наступление, обходя участки с высоким уровнем радиационного заражения. Следует заметить, что в США подобные учения проводились с гораздо большей интенсивностью: только в период с 1951 по 1956 год было проведено 8 крупных войсковых учений с реальным использованием ядерного оружия.

По мере увеличения числа государств - обладателей ядерного оружия ("горизонтальное" распространение), совершенствования ядерного оружия и количественного наращивания его арсеналов ("вертикальное" распространение) постепенно становились все более ясными бесперспективность и опасность ставки на его военное использование. Среди специалистов, а затем и среди политических деятелей стало приходить понимание того, что впервые в истории цивилизации появилась реальная угроза всемирной катастрофы. Такая эволюция взглядов закономерно привела к тому, что постепенно снизилась значимость военной функции ядерного оружия и на первый план вышла его политическая функция, материализовавшаяся в концепции сдерживания.

Эта политическая роль ядерного оружия принципиально отличает его от всех других существующих в настоящее время средств вооруженной борьбы. Она нашла практическое воплощение в политике взаимного ядерного сдерживания всех ядерных держав, в первую очередь СССР и США, от развязывания военного конфликта. По мнению многих политиков и военных специалистов, то, что мир уже шестьдесят лет живет без большой войны, в решающей степени определяется сдерживающей ролью ядерного оружия. При этом ряд ученых придерживается мнения о том, что в силу огромной разрушительной мощи "любое применение ядерного оружия, как стратегического, так и тактического, является и всегда будет являться стратегическим".

Мечты о "сдерживающем" оружии

Мечты об обретении оружия, обладающего сдерживающими свойствами и тем самым предотвращающего войну, имеют давнюю историю. В свое время Альфред Нобель полагал, что изобретенный им в 1863 году динамит, обладающий невиданной для того времени огромной разрушительной силой, наконец-то создаст надежную преграду на пути развязывания войны. Позднее американский изобретатель Хайрем Максим, создавший в период 1883 - 1888 годов автоматическую винтовку, автоматическую пушку и станковый пулемет, также лелеял надежду на то, что изобретенное им оружие сделает войну невозможной.

Однако история показала иллюзорность подобных благих надежд. Вскоре разразилась Первая мировая война, унесшая около 10 млн. жизней, 20 млн. человек были ранены и искалечены. Еще более кровопролитной оказалась Вторая мировая война, которая велась с использованием огромного количества еще более мощных и разрушительных средств поражения: более 50 млн. погибших.

В значительной степени это стало возможным вследствие того, что устрашающее действие тех видов оружия оказалось недостаточным для создания психологического барьера, который послужил бы надежной преградой на пути развязывания вооруженных конфликтов. Истории было суждено распорядиться так, что человечеству потребовалось пережить трагедию Хиросимы и Нагасаки, прежде чем оно уверовало в появление "абсолютного оружия", которое действительно может стать серьезной преградой на пути возникновения большой войны. Политические деятели и военные специалисты в своем большинстве, хотя и далеко не все, усвоили жестокие уроки первых атомных бомбардировок, когда в одно мгновение с лица земли были стерты два города с сотнями тысяч мирных жителей.

И все же настойчивые поиски новых видов оружия продолжались, чему в значительной степени способствовали достижения в области высоких технологий, в том числе двойного назначения. В результате продолжающейся научно-технической революции среди них особое значение стало приобретать создание высокоточного оружия, которое, по мнению ряда военных специалистов, будет определять характер будущей войны - войны шестого поколения.

Оружие войны шестого поколения

В "Военном энциклопедическом словаре" дается следующее определение ВТО: "Высокоточное оружие - управляемое оружие, способное поражать цель первым пуском (выстрелом) с вероятностью не менее 0,5 на любой дальности в пределах его досягаемости. К высокоточному оружию зарубежные военные специалисты относят различные наземные, авиационные и корабельные ракетные комплексы, бомбардировочные и артиллерийские комплексы управляемого вооружения, а также разведывательно-ударные комплексы".

Закономерно встал вопрос о месте этого оружия в системе вооружений, о его влиянии на военное строительство, на оперативно-стратегические и тактические закономерности ведения войны, на ее предотвращение, на глобальную и региональную стабильность. Следом потребовалось более точное определение возможностей нового оружия, и особенно определения его основного функционального предназначения в условиях существования ядерного оружия. Что между ними общего и что принципиально отличает их друг от друга с военно-стратегической точки зрения? Может ли ВТО, как утверждают некоторые военные теоретики, прийти на смену ядерному оружию, полностью девальвировать его?

Первые опыты применения: разочарование?

Первые ответы на поставленные вопросы были получены в ходе боевых действий в Ираке (1991 и 2003 годы) и в Югославии (1999 год), где впервые довольно широко применялись дальнобойные, высокоточные боеприпасы воздушного и морского базирования. Угроза применения американскими войсками ВТО против этих стран не вызвала их капитуляции, а привела к развязыванию боевых действий с массовым использованием нового оружия.

Весьма показательной в этом отношении является агрессия против Югославии, которая высветила боевые свойства высокоточного оружия. В ходе односторонних боевых действий (идеальные условия для натурных испытаний различных образцов ВТО) командование НАТО рассчитывало на то, что первые удары, наносимые новым оружием по наиболее важным объектам, сразу же приведут Белград к принятию политических требований, выдвинутых альянсом. Однако эти ожидания не оправдались. Уже в первый период боевых действий были нанесены удары ВТО по объектам нефтеперерабатывающей промышленности и запасам топлива, предприятиям оборонного профиля и жизнеобеспечения, подразделениям армии и полиции, по системе радио- и телевизионного вещания (последнее было явно рассчитано на прямое психологическое воздействие на население страны).

Несмотря на это, активная фаза войны затянулась и продолжалась 78 суток. По данным Министерства обороны Югославии, войсками НАТО (считай, США) было нанесено 2300 воздушных ударов по 995 объектам с использованием более 1000 крылатых ракет и около 3000 авиабомб, преимущественно управляемых. Последние оценки югославской стороны называют сумму ущерба, нанесенного стране, в размере 30 млрд. долларов. В то же время проведенные там боевые действия показали довольно низкую эффективность ВТО в ведении войны непосредственно на поле боя. Это, в частности, подтверждается тем, что за весь период агрессии с помощью ВТО было уничтожено всего около 60 единиц бронетанковой техники и артиллерии. Переход Североатлантического союза к ведению бесконтактных боевых действий в наибольшей степени соответствует стремлению альянса вести войну на чужой территории, не подвергая опасности население своей страны, снижая тем самым протестный потенциал против развязывания агрессии.

Военное командование США в ходе войсковых операций почувствовало ненадежность политики принуждения противника к капитуляции под угрозой применения ВТО. Не случайно в период подготовки ко второй войне в Ираке США попытались прощупать возможную реакцию мирового сообщества по отношению к их планам использовать там тактическое ядерное оружие. В то же время не вызывает сомнений, что ВТО может оказаться действенным сдерживающим средством по отношению к государству с высокоразвитой инфраструктурой, обилием потенциально опасных объектов, где нанесение точных ударов может привести к тяжелым техногенным катастрофам, массовой гибели мирного населения. Иными словами, сдерживающая функция данного оружия в отличие от ядерного в значительной степени зависит не только (быть может, даже не столько) от боевых качеств самого ВТО, сколько от уровня урбанизации и индустриализации территории государства, по которому планируется нанесение ударов. В основе сдерживания находятся размеры неприемлемого ущерба, под угрозой нанесения которого противостоящая сторона вынуждена принять условия, выдвигаемые противником.

Известно, что дискуссии по поводу размеров неприемлемого ущерба при гипотетическом применении ядерного оружия продолжаются уже не первое десятилетие и предлагаемый разными военными теоретиками диапазон его возможных значений весьма широк. Значительный разброс определяется прежде всего необходимостью учитывать принципиально не поддающиеся формализации такие факторы, как менталитет и особенности психологии населения страны, подвергающейся вооруженному воздействию, уровень политической культуры, историческое наследие и др. Сдерживающие свойства ВТО выражены гораздо слабее, чем у ядерного, и в конечном счете также определяются размерами неприемлемого ущерба (количеством поражаемых объектов), который может быть нанесен противнику и в чем противник должен быть убежден (в отношении реальности угрозы со стороны ядерного оружия его убеждать не надо). В общем случае сдерживающий эффект ВТО пропорционален его боевому потенциалу, величина которого зависит во многом от точности нанесения ударов по особо чувствительным объектам.

Это означает, что поражающее действие ВТО достигается за счет увеличения точности, которая может в несколько раз превышать точность ядерных боезарядов, что обеспечивает высокую вероятность поражения конкретной малоразмерной (точечной) цели. В то же время поражающее действие ядерных боеприпасов в наибольшей степени определяется именно их мощностью. Такая диспропорция мощностей ядерного и высокоточного оружия во многом определяет необходимость для нанесения неприемлемого ущерба противнику многих сотен и даже тысяч единиц ВТО. Отсюда следует вывод о том, что для осуществления политики сдерживания оно гораздо менее пригодно, чем ядерное.

Известно также, что ВТО является весьма дорогостоящим оружием: стоимость одной крылатой ракеты "Томагавк" достигает миллиона долларов. С точки зрения размеров экономических затрат обладание солидным арсеналом подобного оружия доступно лишь небольшому числу высокоразвитых стран, а в настоящее время только США могут вести широкомасштабные боевые действия с применением ВТО.

Арсенал ВТО будет расти

Ряд оригинальных военно-теоретических работ, посвященных рассмотрению характера войн будущего, написал генерал Владимир Слипченко (к сожалению, недавно он ушел из жизни). По его мнению, следует ожидать, что к 2010 году количество ВТО у ведущих стран мира достигнет 30-50 тыс., а к 2020 году - 70-90 тыс. Создание такого арсенала обойдется им во многие десятки миллиардов долларов. Нет сомнений, подобные запасы высокоточного оружия могут себе позволить лишь 5-6 ведущих стран мира. Между собой они воевать отнюдь не собираются, и вопрос о том, против кого создаются и будут совершенствоваться огромные арсеналы высокоточного оружия, пока остается открытым.

Все вышесказанное означает, что основным предназначением ВТО является ведение войны, и вряд ли мы ошибемся, предположив, что в недалеком будущем вновь явимся свидетелями очередного этапа его боевого использования. Это также подтверждается и обнародованными концепциями и военными доктринами ряда ведущих стран мира, в которых предусматривается массированное боевое применение "интеллектуального" оружия. При этом необходимо подчеркнуть, что ВТО является наступательным, а не оборонительным оружием, и накопление его запасов носит характер приготовления к наступательным действиям, где в полной мере могут проявиться его боевые возможности. Это позволяет подозревать, что страна, создающая солидный арсенал ВТО дальнего действия, вынашивает агрессивные замыслы.

Сдерживающая роль: весьма спорно

Как уже упоминалось, более спорным аспектом ВТО является его возможная сдерживающая роль. По этому поводу среди военных специалистов нет единства. С нашей точки зрения, по своим сдерживающим характеристикам ВТО, бесспорно, значительно уступает как стратегическому, так и тактическому ядерному оружию. Да и психологический барьер, стоящий на пути применения ВТО, значительно ниже, чем у ядерного, что повышает вероятность его боевого применения. Более того, наращивание арсеналов ВТО ведущими странами мира будет инициировать стремление небогатых стран к овладению ядерным оружием с целью обеспечения своей безопасности, видя в нем действенную альтернативу ВТО при значительно меньших затратах. В настоящее время этот процесс еще не вышел из-под контроля, однако трудно предсказать, как развернутся события в мире через 10-15 лет.

В связи с этим вряд ли справедливо утверждение некоторых военных теоретиков о том, что ВТО пришло на смену ядерному и постепенно приведет к полному отказу от него. Наоборот, глубокие различия между ними по критерию "эффективность - стоимость", показатели которого могут быть получены путем моделирования конкретных боевых ситуаций, позволяют определить условия, при которых противник под угрозой неприемлемых для него потерь под воздействием ВТО откажется от намерений развязать агрессию. Пример Югославии приведен выше.

Сторонники сдерживающей функции ВТО полагают, что если бы та же Югославия, например, имела в своем арсенале порядка 500 высокоточных крылатых ракет, то страны НАТО не решились бы применить против нее военную силу для решения возникающих политических проблем. В свою очередь, их оппоненты утверждают, что, имей Югославия хотя бы 2-3 ядерных боезаряда любой мощности, страны НАТО никогда бы не решились даже рассматривать возможность применения против нее военной силы. Стоимость создания двух-трех тактических боезарядов не превысит нескольких миллионов долларов, в то время как затраты на приобретение 500 высокоточных крылатых ракет составят около 500 млн. долларов.

К этому необходимо добавить, что многие военные теоретики анализируют характер войн в их классическом понимании, в том числе и будущие войны ХХI в., когда обе стороны будут вести бесконтактную войну шестого поколения с использованием "интеллектуального" оружия. Однако, как это уже происходит в наше время, наиболее вероятными будут вооруженные конфликты между странами с различным уровнем экономического развития и соответственно обладающими различными поколениями оружия. Так, например, весьма актуальным может явиться рассмотрение хода и исхода войны в том случае, если одна из сторон будет делать ставку на ВТО, а другая - на ядерное или обычное оружие. Могут быть и другие варианты в использовании воюющими сторонами принципиально разных видов оружия.

Россия имеет лишь ядерный щит

Понимание роли и значения ядерного и высокоточного оружия в обеспечении безопасности страны в современных условиях с учетом складывающейся геостратегической ситуации особенно актуально для России, для которой абсолютно ясен ответ на вопрос о приоритете концепции - сдерживание или война. Что, в свою очередь, определяет основные направления военного строительства, структуры военного бюджета, характера оперативно-стратегического планирования, боевой подготовки войск.

Весьма откровенно и безапелляционно высказались по этому поводу участники Всемирного Русского Народного Собора, собравшиеся еще в ноябре 1996 года в Москве на Соборные слушания "Ядерные вооружения и национальная безопасность России". В принятом на слушаниях заявлении указывается: "Россия еще долго не сможет обойтись без своего ракетно-ядерного щита. Более того, экономика нашей страны, ее Вооруженные силы ослаблены настолько, что лишь ядерное оружие, уже созданное великими трудами и жертвами всего народа, в современной ситуации является единственным оставшимся у России эффективным средством обороны". "Мы обращаемся к президенту, правительству, Федеральному собранию с требованием соизмерять каждый шаг, имеющий отношение к судьбе оборонного ядерного щита нашей страны, с долговременными национальными интересами России".

В то же время мы далеки от мысли, что ядерное оружие является абсолютным гарантом безопасности и в любых ситуациях способно защитить национальные интересы России. Ядерное оружие является оружием "последней инстанции", когда все другие средства и способы вооруженной борьбы оказались не в состоянии отразить агрессию и складывается прямая угроза территориальной целостности и суверенитету государства.

http://nvo.ng.ru/armament/2005-03-18/6_arm.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме