Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Где должны храниться иконы?

Псковское агентство информации

02.08.2004

В связи с меняющейся ситуацией в жизни общества и его отношения к религиозным святыням сейчас в России остро встала проблема хранения иконы в церкви. Есть и иконы псковских храмов, которые до сих пор хранит музей, и иконы, обнаруженные таможенными службами как контрабанда. Например, иконы "Неопалимая купина", покровительница пожарных, или Саввы Крыпецкого с Житием, Спаса Елеазаровского и др., которые могли быть на месте, в псковских церквях, хранятся в музее. Мы поинтересовались, что думают о хранении иконы в музее люди, имеющие прямое отношение к этой проблеме.

Александр Голышев, председатель Государственного комитета по культуре Псковской области:
Есть общепринятые законодательные нормы: федеральные службы передают в доход государства ценности, обнаруженные как контрабанда. Эти ценности аккумулируют наши музеи. И если это - иконы, то после искусствоведческой экспертизы они включаются в основной музейный фонд, или вспомогательный. Из вспомогательного фонда по требованию, просьбе церкви, прихода можно передать иконы на временное хранение в храм, где икона может оставаться годами. Мы хорошо понимаем, какую роль музей сыграл как хранитель икон псковской школы иконописи, которая могла в годы лихолетья просто исчезнуть, но их бережно сохранял музей.

Сейчас есть иконы, которые можно передать церкви из вспомогательного фонда, а есть иконы, которые нельзя передавать не только вследствие их сложного физического состояния, но и потому, что они являются образцами древней школы иконописи. Сейчас можно писать иконы, и мастера пишут новые иконы. Традиция живет. Но у нас есть уже практика и ее продолжение возможно: в соборные праздники иконы выносятся из музея, чтобы верующие могли их видеть и приложиться к святыне. И мы сотрудничаем здесь с церковью и готовы такое сотрудничество продолжать. Преград никаких нет.



Ольга Волочкова, директор Псковского историко-художественного и архитектурного музея-заповедника:
Это не проблема. За последние годы мы передали церкви 1200 единиц церковных обрядовых предметов: иконы, облачение, утварь. После выставок икон, переданных нам, как обнаруженная таможней контрабанда, мы будем рассматривать возможность их передачи церкви. Надо будет приводить иконы в порядок в зависимости от их физического состояния, и решать, оставлять их в музее, или передавать в нашу епархию.



Владимир Галицкий, искусствовед, заведующий художественным отделом Псковского музея-заповедника:
В нашем музее мы постоянно сталкиваемся с этой проблемой. Но мы готовы отдавать иконы и постоянно отдаем. Но есть иконы, которые несут в себе несомненную историческую и музейную ценность в мастерстве, стиле, особенностях школы. Музейные реставраторы их спасли, вытащили из погибели. Церковь не всегда может обеспечить необходимый режим хранения таких икон. То, что возвращается из таможен как конфискат наши реставраторы приводят в должное состояние. И очень часто мы отдаем их в храмы, если они не представляют интерес именно для нашего, псковского музея.

Конечно, икона создавалась для того, чтобы быть в храме. Есть такое понятие "намоленная икона". Однажды к нам пришел инженер из Риги с приборчиком собственного изобретения, который определяет силу энергетического поля. Я не знаю научной истинности данного изобретения, но перед чудотворными иконами, иконой Спас Елеазаровский прибор зашкаливало. А ведь иконы давно в музее. Я думаю, ни на секунды не сомневались в передаче чудотворной иконы Божьей Матери Тихвинской в Тихвинский монастырь, как и "Троица" должна быть в храме Сергия Радонежского Троице-Сергиевой лавры, для которого была написана Андреем Рублевым. К нашей иконе Спас Елеазаровский в музей приходят монахини Спас-Елеазаровского монастыря, молятся.



о. Владимир Попов, митрофорный протоиерей церкви св. Николая в Любятове:
В свое время музеи были единственным способом спасти икону, и в истории СССР музеи сыграли спасительную роль. Но времена изменились, и важно, чтобы иконы обрели подлинное место и свое подлинное назначение. И когда мы видим, что такие знаменитые иконы, как Владимирская Божия Матерь, или Любятовская, находятся в музеях, то это противоестественно. Что касается меня, то я всегда воздерживался от требования забрать иконы, потому что церковь не всегда имеет возможность их сохранять. И этот момент надо учитывать, как и нельзя огульно обвинять музеи в том, что они являются "местами заключения" икон. Но, с другой стороны, нужно этот вопрос решать при обоюдном согласии обеих сторон: государства и церкви. Есть иконы, которые являются настолько выдающимися памятникам искусства, что есть смысл хранить их в музеях. Можно без обоюдного ущерба разрешить эту проблему. Что касается украденных, фальшивоприобретенных икон, которые пытаются вывезти за границу, и их возвращают музею, то это неправильное решение вопроса: они украдены в церквах, и поэтому они должны быть возвращены в церковь.



о. Андрей Давыдов, иерей церкви Рождества Иоанна Предтечи в Пскове:
Иконы, обнаруженные таможенными службами, обычно никакой ценности не представляют, в основном это XIX-XX вв. Но в музеях иконы ведь были еще и до революции. И я думаю, если бы не музеи, то про наши иконы мы мало бы что и знали, и не только в России. И музейщики совершили подвиг хранения за те маленькие деньги, что им обычно платят. Церковь не всегда может понять ту ценность, которой она обладает. Но если так сложилось, то музеи сыграли удивительную роль в сохранении русской иконы.

Сейчас в Новгородском музее открылась гениальная экспозиция икон. Их очень хорошо выставили и показали. Это лучшая выставка икон в мире из того, что я видел. И если надо объяснить кому-то, что такое православие, я бы в первую очередь посоветовал посетить музейную экспозицию икон, постоять перед каждой иконой, посмотреть, вдуматься.

Иконы - свидетели веры, и если бы не музеи, то нам было бы сложно.

Конечно, место иконы в церкви, и она понятна лучше в церкви, но уникальные иконы никто не увидит, кроме прихожан, если вернуть их в церковь. Есть идеальное решение в Третьяковской галерее, там создали храм при галерее. Если бы это можно было сделать на высоком уровне в Псковском музее - это было бы замечательно.

Пусть в церкви сейчас пишут новые иконы, и церковь ищет в себе силы по-настоящему их писать, и подойти к древнему канону.



Савелий Ямщиков, искусствовед-реставратор, академик:
Музей, который может хранить иконы, музею - рознь. Вот, скажем, сейчас в Новгородском музее представлена экспозиция икон. И это выше Лувра и Бритиш Музеума. Туда, в Новгород, отдавать иконы можно, как и в Вологодский музей, можно отдавать в Ярославский, даже в Псковский музей, пока здесь есть реставратор Наталья Ткачева.

Но хранить ли какие-то спорные иконы в музее, и отдавать или не отдавать церкви, должна эту проблему решать комиссия специалистов.



Наталья Ткачева>, заведующая реставрационным отделом Псковского музея - заповедника:
Наверное, такая проблема существует. Но есть иконы уникальные, и они должны храниться в музее, просто учитывая пока невозможность нормального хранения в церкви. Но, с другой стороны, массы икон весьма среднего уровня не должны быть в музее. Музеи просто не смогут хранить сотни икон среднего и низкого уровня.

Необходим тщательный и серьезный отбор, если икона попадает к нам через таможню.
Икона - моленный образ, который используется по назначению только в церкви. И там не играет роли художественный уровень иконы. Икона очень среднего письма может быть любима народом. Музей же должен сохранять то, что имеет значение для нашей культуры, в том числе и церковной. Вот то, что образец - и должно быть в музее.

Очень хотелось бы, чтобы церковь чаще обращалась к специалистам. Последний пример Троицкого собора, увы, печален, как ничто иное. Мы просто теряем иконостас Троицкого собора из - за того, что "Псковреконструкция", проводившая работы по отоплению в соборе, не выполнила наших рекомендаций. Они заключались в следующем: Иконостас, состоящий из рядов икон ХVII века и двух верхних рядов - восемнадцатого столетия, является уникальным памятником России. Он должен быть сначала демонтирован, потом отреставрирован до включения отопления. И возвращен на место только тогда, когда там была бы оптимальная температура. Ничего этого не было сделано. Теперь там резко изменился климат, что влечет для иконостаса катастрофические последствия. И знаменитый Хорос собора, бывший там с времен начала электрического освещения храма, с конца XIX века, соответствующий интерьеру, теперь неизвестно где. Его заменили софринским современным изделием "консервной банкой", которая просто закрывает иконостас. И разрушает уникальный ансамбль интерьера Троицкого собора.


Подготовила Н. Шершнева

29 июля 2004



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме