Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Молчание Mосквы

Сергей  Бычков, Московский комсомолец

07.05.2004


Париж славит русских мучеников …

Второго мая в Париже состоялось торжественное причисление к лику святых священников Алексея Медведкова (1867-1934) и Дмитрия Клепинина (1904-1944), монахини Марии Скобцовой (1891-1945), ее сына Юрия Скобцова (1921-1944) и, наконец, Ильи Фондаминского (1880-1942). Самое удивительное - к лику святых русских подвижников причислил Константинопольский патриархат. Московский патриархат, уклонился даже от участия в торжествах. Гость "МК" - православный священник Сурожской епархии, профессор русской истории и литературы Сассекского университета, редактор русской службы Би-би-си Сергей Гаккель. Благодаря его книге о матери Марии, которая увидела свет в Англии в 1965 году, началось движение, приведшее к ее канонизации.

- Отец Сергий, как готовилась эта канонизация?

- Необходимо было собрать достоверные данные об их подвиге. Это был нелегкий труд. Значительную роль сыграла, как меня часто уверяли, моя книга о матери Марии. Кстати, она вышла и на русском языке. Но особое значение сыграл ее перевод на греческий язык в 1998 году.

- Как вы считаете, почему?

- В 1998 году я встречался со Вселенским патриархом Варфоломеем. И подарил ему экземпляр только что вышедшей книги. Дело в том, что с 1930 года парижская епархия находится в ведении Константинопольского патриарха, и он, конечно же, знал о подвиге матери Марии. Несколько лет спустя после нашего разговора он благословил работу по канонизации российских мучеников.

- Откликнулась ли синодальная комиссия Русской церкви?

- Парижскую инициативу поддержал покойный митрополит Сурожский Антоний (Блюм). Он обратился с личным письмом к митрополиту Ювеналию. Письмо было доставлено вместе со сборником материалов в сентябре 2000 года. Никакого отклика не последовало ни от председателя комиссии, митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия (Пояркова), ни от других членов. Поэтому последовало обращение к Константинопольскому патриарху Варфоломею.

- Как отнесся Московский патриархат к решению Константинопольского патриархата?

- Очень странно. В прошлом году митрополит Кирилл (Гундяев), председатель Отдела внешних церковных связей Русской церкви, заверил патриарха Алексия II, что он приложит все усилия для объединения разрозненных зарубежных православных епархий в единую западноевропейскую митрополию. Более того, написал хвалебное предисловие к книге о матери Марии, которая увидела свет в этом году в Санкт-Петербурге. Однако его представитель в Париже, архиепископ Корсунский Иннокентий, категорически отказался участвовать в прославлении новых святых.

- Означает ли это, что Московский патриархат оспаривает их святость? Или митрополита Ювеналия смущает то, что Илья Фондаминский был евреем и принял крещение только в концлагере?

- Молчание митрополита Ювеналия весьма многозначительно. Но жизнь прославляемых эмигрантов более убедительно раскрывает их святость, чем любое обсуждение. В последние месяцы жизнь Ильи Фондаминского заслужила редкую оценку матери Марии: "Из такого теста святые делаются". Он был человеком редкого великодушия и беспредельной любви. Он мог уехать в США. Но остался в Париже. Он принял мученическую смерть в Освенциме, разделяя судьбу своего народа. Мученическую смерть приняли сын матери Марии - Юра и его учитель, священник Дмитрий Клепинин. Они спасали в оккупированном Париже евреев и советских военнопленных. Оба погибли в нацистском концлагере Дора. Отца Дмитрия нацисты готовы были освободить, если он впредь не будет помогать евреям. "А этого еврея вы знаете?" - сказал отец Дмитрий и показал на свой наперсный крест. Тем самым подписал себе смертный приговор.

- В чем особый подвиг матери Марии?

- Процитирую слова митрополита Кирилла: "Ее свобода была в безвозмездном служении нищим, убогим, отчаявшимся. Именно здесь обреталось высшее призвание служения матери Марии". Она живо откликалась на страдания евреев во время немецкой оккупации Парижа. В концлагере поддерживала окружающих. Она заменила солагерницу, отправившись вместо нее в газовую камеру. Что можно оспаривать в ее жизни и подвиге? Неужели антисемитизм еще жив в Русской церкви? Во всяком случае, его нет в Константинопольском патриархате.

Беседовал Сергей Бычков



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме