Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

КРЕСТЬЯНСКАЯ ДОМАШНЯЯ БИБЛИОТЕКА

С.  Левагина, Московский журнал

01.01.2004

На старом тракте, ведущем от Ростова Великого в Углич, одним из самых крупных сел является известное с Х111 века Вощажниково, получившее свое название от слова "вощина" - воск. Здесь издавна занимались пчеловодством. В ХУ11 веке этим большим торговым селом владели уже московские князья, и оно получило статус дворцового: из местных прудов к царскому столу поставляли рыбу, а с пасек - мед. С 1706 по 1917 год Вощажниково принадлежало памятному на ростовской земле роду Шереметевых, немало сил положивших на его благоустройство. Уже в середине Х1Х века в селе имелись три храма, два свечных завода, земское училище, земская же больница с богадельней при ней. В центре села, на месте деревянной церкви Рождества Богородицы, первое упоминание о которой находим в писцовой книге Ростовского уезда под 1630 годом, шереметевские мастера сначала воздвигли одноименный каменный храм, а рядом с ним великолепную Троицкую церковь, затем, в конце ХУ111 века, Рождественский храм из одноглавого превратили в пятиглавый, пристроив к нему высокую стройную колокольню о четырех ярусах. На колокольне установили часы, звон которых разносился далеко по округе. Перестройкой Троицкой церкви занимались знаменитый московский архитектор К. Бланк и крепостной архитектор Шереметева А. Миронов. В росписи храма принимали участие крепостные живописцы, и не исключено, что руководил ими сам Иван Аргунов, известный художник, также из шереметевских крепостных, в те годы нередко приезжавший в Вощажниково. До сих в Троицкой церкви сохранилось немалое количество замечательных фресок, особое место среди которых занимает, по своему высокому мастерству и выразительности, композиция "Страшный суд", располагающаяся на западной стене храма и на своде трапезной. Тогда же этот культовый ансамбль обнесли с трех сторон каменной оградой, в которой были устроены ворота в виде трехпролетной арки. По углам этих ворот возвели часовни, из которых в настоящее время уцелела одна.
Обратимся теперь к тому периоду нашей истории, когда отмена крепостного права дала более существенные, чем прежде, возможности самообразовываться людям бывшего крепостного состояния. Действительно возникшая тогда страсть к самообразованию, подкрепляемая большим количеством изданий по всем направлениям, адаптированных к восприятию людей, не кончавших гимназии, но достаточного уровня научности, создавала слой образованных, интеллигентных людей в народной среде.
Одной из важных вех в становлении библиотечного дела в Вощажникове следует считать 24 сентября 1890 года, когда карманное Евангелия 1888 года издания было подарено матерью одиннадцатилетнему Ивану Николаевичу Титову, крестьянину этого села, сыну бывшего крепостного графа Шереметева.
Последняя книга в его собрании (книги, собранные его детьми, уже несут отпечаток их личных пристрастий, о них речь не идет) - это тоже Евангелие, вполне стандартное издание 1916 года, но с одной особенностью. На нем печати концлагеря Браунау (города, породившего Гитлера), где в австрийском плену до конца 1-й мировой войны находился Иван Николаевич. Такие Евангелия были подарены русским военнопленным одной из великих княгинь Императорского дома, посетившей концлагерь по линии Красного Креста. Были сделаны и фотографии членов комитета, выбранного заключенными из самых честных и порядочных товарищей для распределения поровну посылок, получаемых имевшими богатых родичей военнопленными. В состав этого комитета вошел и И. Н. Титов из села Вощажникова Ярославской губернии. Отравленный ипритом в ходе военных действий, из концлагеря он вышел практически слепым.
Время сохранило из собрания Ивана Титова 100 экземпляров книг, брошюр, сборников, каковые я и вывозила с чердака полуразрушенного дома в Вощажникове в середине 70 годов. Разумеется, библиотека сохранилась не полностью, особенно в разделе художественной литературы. Но наиболее для нас любопытное - литература по различным отраслям знаний, по которой можно судить об интересах образованного крестьянина начала ХХ века - сохранилась значительно полнее, хотя часто это книги без начала и конца, с утраченными титульными листами и переплетами.
Переплеты книг большей частью самодельные, картонные обложки обшиты для прочности и единообразия грубой черной материей. Чернилами или карандашом на второй странице обложки или на титуле проставлены инициалы или фамилия владельца, год, а иногда и место приобретения книги.
В довольно раннем возрасте Иван Николаевич уехал в Петербург на заработки. Служил мальчиком в торговой лавке, но скоро стал продвигаться в своей карьере, так как при всем том, что окончил он лишь Вощажниковское двухклассное училище Министерства народного просвещения, обладал весьма замечательными способностями. Например, самостоятельно выучил финский язык, отчего и командировался в Финляндию представителем фирмы. В его собрании есть книги на финском языке, что-то вроде историко-географического очерка, с иллюстрациями, в тисненом переплете.
Семья Ивана Николаевича оставалась в Вощажникове, в том числе любимый младший брат Костя (лет на 10 моложе Н. И. Титова), которому неизменно покупались в столице книги, главным образом учебные, и привозились с дарственными надписями на типографском экслибрисе книжного магазина товарищества М. О. Вольфъ. На подаренном с золотым тиснением издании 1888 года "Записок охотника" И. С. Тургенева можно прочитать такое развернутое посвящение: "25 декабря 1903 г. На память милому братишке Косте. Дай Бог, чтобы эта книжка послужила основанием целой библиотеки, которую ты, Костя, со временем соберешь сам. Ив. Титов".
Костя тоже закончил Вощажниковское училище, а затем уехал на заработки в Гатчину, где, заболев, умер, не достигнув 20 лет. И книги, купленные для него старшим братом, снова вернулись к Ивану Николаевичу.
В составе библиотеки Титова попадаются и издания загадочного происхождения, так как по наследству они перейти не могли (родители Ивана Николаевича, бывшие крестьяне, книг не собирали), а в книжных лавках начала ХХ века вряд ли сохранились. Например, переплетенный в кожу "Новейший роман "Жена разбойника". Сочинение автора Ринальдо Ринальдини" (М., в типографии Н. С. Всеволожского, 1815), с надписью чернилами, что его "читал Петр Константинович Дружинин 1844-го года Марта 1 числа". Или "Перуанские письма, сочиненные Графинею Графиньи" (СПб: Императорская типография, 1791). Или "Собрание иностранных романов, повестей и рассказов в переводе на русский язык" (1859. Октябрь. - СПб: В типографии П. И. Глазунова и комп.).
Скорее всего, эти книги были подобраны и сохранены И. Н. Титовым после революции, когда уничтожались помещичьи библиотеки. Хотя, возможно, они приобретались для невесты Елены Константиновны, которая до замужества в 1908 году увлекалась чтением. Приобрести было у кого, так как образованных людей в селе хватало. В Вощажникове располагались две библиотеки: "Общества ревнителей русского исторического просвещения", которая этим обществом и содержалась, и бесплатная народная библиотека-читальня, содержавшаяся на средства крестьян Вощажниковской волости, с пособием от земства. Кроме созданного в 1899 году общества трезвости, насчитывавшего 512 членов, в селе, судя по всему, существовал и самодеятельный театр, на что указывает сохранившаяся в библиотеке Титова рукопись пушкинской "Русалки".
Художественная литература в описываемом собрании представлена 44 экземплярами, и это, кроме упомянутых выше, сочинения Г. П. Данилевского, А. П. Чехова, А. К. Шиллера-Михайлова, К. М. Станюковича, Генрика Ибсена, П. И. Мельникова-Печерского, А. Н. Майкова, Д. Н. Мамина-Сибиряка, "Дон-Кихот Ламанчский" Сервантеса. Пользовалось у владельца библиотеки вниманием и такое издание, как "Бог-помочь" - бесплатное ежемесячное приложение к "Сельскому вестнику", издававшемуся при Правительственном Вестнике в типографии Министерства Внутренних дел. Это чтение предназначалось для народа, включая в себя статьи самого разного содержания: религиозные, исторические, сельскохозяйственные, научные, а также рассказы и стихотворения. Из сборников "Бог-помочь" можно было узнать об Оптинских старцах, о знаменитостях из крестьян, об обороне Севастополя, в них можно было прочесть о льноводстве, пчеловодстве и разведении верблюдов (!), познакомиться со стихами Жуковского, Баратынского, Державина, Пушкина.
"На счастливых островах Ао-Теа-Роа (Новая Зеландия", "Как болгары добыли себе свободу", "Как люди живут", "Как сицилийские крестьяне боролись за свои интересы" - это еще ряд брошюр, переплетенных хозяином библиотеки в сборник. Им-то и исчерпывается в данном случае литература общественно-политического содержания, если не считать листовки-обращения Л. Н. Толстого к молодежи с призывом не вступать на революционный путь.
Имеются в собрании карманное издание пьесы Г. Гауптмана "Потонувший колокол" и большеформатный двухтомник сочинений М. Ю. Лермонтова. К юбилею А. С. Пушкина в 1899 году в типографии Комарова стали выходить отдельные выпуски его произведений. 24 таких выпуска, включая биографию, написанную П. Каратыгиным (1869), собраны в большой том и переплетены "под кожу". Подбор произведений в выпусках абсолютно произвольный, и в одном из них можно найти рядом, например, "Пир во время чумы" и "Графа Нулина", но в целом сборник дает полное представление о творчестве великого поэта.
Замыкают раздел беллетристики 7 томов сочинений Камилла Фламмариона, в которых популярно излагаются основы астрономии и гипотезы о будущем человечества, а также сборник биографий русских писателей.
Книги религиозного содержания исчерпываются двумя Евангелиями, о которых уже шла речь, учебником закона Божьего с отметками домашних заданий да томом Четьих-Миней Димитрия Ростовского, где на свободных листах записаны даты рождения нескольких поколений Титовых. Больше внимания Иван Николаевич и его семья уделяли историческим книгам, среди которых в этой домашней библиотеке находим такие: составленные А. Нечволодовым "Сказания о русской земле. С древнейших времен до расцвета русского могущества при Ярославе Мудром" (с рисунками, картинками и планами), принадлежащие перу Н. А. Рубакина "История русской земли. Книга 1. Русская земля миллионы лет тому назад с рисунками" и "Дедушка Время: Новогодняя сказка, рассказанная Книжным Червяком", повесть А. Н. Лаврова "Красное солнышко", рассказывающая о дохристианской эпохе на Руси.
Внушительным блоком идут книги естественно-научного содержания, в основном, учебники. Все они явно предназначались для самообразования членов семьи, поэтому выбирались доступные, но достаточно высокого уровня учебные издания для средних учебных заведений, гимназий, женских училищ, а также те, что специально выпускались в помощь занимающимся самообразованием типографией "Общественная польза".
Книги по арифметике (составители А. Киселев, И. Верещагин) представлены в библиотеке двумя экземплярами, по физике - тремя, и среди них небезызвестный "Курс физики" Малинина. Среди книг по географии - а их всего четыре экземпляра - находится замечательный учебный географический атлас Э. Ю. Петри, в котором 48 главных карт, а карт дополнительных и чертежей - 142 (на 47 таблицах). Натаскивали брата Костю и в медицинском отношении - с помощью брошюр общества русских врачей в память Н. И. Пирогова: книги о сибирской язве; о гигиене половой жизни; о "дурной болезни" (со страшными фотографиями); о том, для чего доктора делают операции и какая от этого бывает польза больному (тоже с фотографиями - до и после хирургического вмешательства). Необходимым считалось изучение языков, для чего в библиотеке держали две книги по практической русской грамматике, четыре книги по немецкому языку, два словаря иностранных слов - большого и карманного формата.
Есть даже рижского издания 1903 года "Образцы и формы векселей, обязательств, договоров, завещаний и разных судопроизводственных бумаг с изложением относящихся к ним законов". Не забыто и искусство. Театральная тема представлена воспоминаниями П. И. Пашино "Китайский театр в Гонконге и Тяньцзыне" (СПб. 1883). Для брата Кости приобретена "Тетрадь для рисования" Ковалевского и тетради образцов рисования по клеткам для детей от 3-х лет Соковниной. А для себя лично Иван Николаевич купил путеводитель по Третьяковской галерее.
Итак, небольшая по объему крестьянская библиотека включала в себя книги по 24 разделам. Не удивительно, что при наличии всего лишь двухклассного образования И. Н. Титов был разносторонне образованным человеком. И прозвище среди сельчан получил соответствующее - Иоанн Златоуст.
Иван Николаевич дожил до 86 лет и умер в родном селе в 1965 году, пережив репрессии (в ГУЛАГе он стал инвалидом не только по зрению), смерть детей. Во время Великой Отечественной войны по собственной инициативе возродил заброшенный кожевенный заводик и шил сапоги для наших бойцов, благодаря чему его фотография попала в Борисоглебский краеведческий музей.
Он сохранил до старости ясный ум и страсть к образованию. Ему, слепому, оставалось радио, да внуки читали вслух все новое и интересное. Так, один из сотрудников Останкинского дворца-музея Шереметевых, познакомившись с Иваном Николаевичем и будучи поражен глубокими познаниями и ярким философским мышлением старика, передал ему изданную музеем в 1947 году книгу К. Н. Щепетова "Крепостное право в вотчинах Шереметевых (1708-1885), и Иван Николаевич с увлечением изучал ее на слух. На книге надпись четким, несмотря на слепоту, почерком: "Книга куплена 11 июня 1950 г. И. Н. Титов". Это последняя книга его библиотеки.
Домашняя библиотека И. Н. Титова воспитала в его детях интерес к знаниям, развила их способности, которые проявились, несмотря на статус лишенцев из семьи репрессированного.
Старший сын Владимир оказался замечательно талантливым в математическом отношении. Он погиб девятнадцати лет на фронте, в июне 1941 года, на границе около Бреста, где он проходил службу в танковых частях.
Павел Михайлович Школьнов, племянник Ивана Николаевича, которому тот помог получить образование, стал капитаном шхуны "Прончищев" (а до того был помощником капитана шхуны "Челюскин") и погиб во льдах в 1934 году.
Дочь Александра работала учительницей в Вощажниковской средней школе и умерла от туберкулеза в голодные 30-е годы.
Младшая дочь Мария стала кандидатом геолого-минералогических наук, специалистом по урану, работала на Памире, а затем доцентом в Ярославском техническом университете.
В 1931 году встретились и поженились в Ярославле старшая дочь Ивана Николаевича Титова Вера и сын Петра Васильевича Васильевского Петр. Они всю жизнь прожили в Ярославле, в доме, вывезенном из села Учма при затоплении Рыбинским водохранилищем. В том доме родился Петр Петрович и там же в 1905 году его отцом, Петром Васильевичем Васильевским, протоиереем, была написана замечательная книга "Преподобный Кассиан Грек Угличский чудотворец и основанная им Учемская пустынь". Дом существует до сих пор в Ярославле по улице Войкова, 15. Познакомиться И. Н. Титову и П. В. Васильевскому не довелось - протоиерей умер в 1927 году.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме