Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"Обеденный стол в Кисловодске Государя Наследника..."

Н.  Маркелов, Московский журнал

01.03.2002

Рассматривая старые снимки, поступившие в пятигорский лермонтовский музей от наследников знаменитого в прошлом кавказского фотографа Григория Ивановича Раева, я обратил внимание на копию картины, изображающей группу высоких царских сановников николаевского времени. Написана она не слишком искусно - скорее всего, старательным провинциалом-самоучкой. Впрочем, портретное сходство здесь несомненно. Внизу - подпись, вышедшая нечетко, так что пришлось приложить немало усилий, чтобы разобрать ее: "Обеденный стол в Кисловодске Государя Наследника, ныне благополучно царствующего Императора Александра Николаевича, 21 Сентября 1850 г. в доме Статского Советника А.Ф.Реброва... Присутствовали: с правой стороны Государя - Князь М.С.Воронцов, Нач. Штаба П.Е.Коцебу, Князь А.И.Барятинский, Ф.А.Круковский..."Кое-какие сведения на этот счет содержит старый путеводитель по "Храму славы" - так когда-то называли Кавказский военно-исторический музей в Тифлисе. Сама картина в музее отсутствовала, имелась опять же только фотокопия. В короткой заметке сообщалось: "Картина представляет торжественный обед, данный статским советником Ребровым наследнику цесаревичу в своем доме в Кисловодске 21-го сентября 1850 года во время путешествия Его Высочества по Кавказу. Картина имеет большое историческое значение, так как художник изобразил на ней портреты всех лиц, присутствовавших на обеде. Посередине стола сидит цесаревич в форме линейных казаков; вправо от него князь Воронцов, влево - генерал Завадовский, далее портреты лиц, составлявших свиту наследника и князя Воронцова. Сам Ребров, с бокалом в руке, говорит приветственную речь. Где теперь находится подлинная картина, писанная масляными красками, неизвестно; но с нее был снят фотографический снимок тифлисским фотографом Ермаковым, и один экземпляр этого снимка находится ныне в Кавказском военно-историческом музее.Под снимком помещены подписи тех лиц, портреты которых изображены на картине: князя Дмитрия Орбелиани, Круковского и других".В таком же путеводителе, но другого года издания, уточняется, что картина была заказана хозяином дома "местным помещиком Ребровым"1.Обстоятельства поездки цесаревича (будущего императора Александра II) по Кавказу, один из моментов которой запечатлен на полотне неизвестного художника, известны ныне лишь немногим любителям старины. Впервые на кавказскую землю Александр ступил в сентябре 1837 года, сопровождая своего отца императора Николая I. Из Крыма пароход "Полярная звезда" доставил августейших пассажиров в Геленджик, где состоялся смотр войск. Очевидец сообщает, что "войска с гордостью смотрели на мужественную красоту и царственную осанку своего государя и на прекрасного 19-летнего юношу, его наследника". Далее Николай I с сыном отбыли морем в Поти, откуда кружным путем через Эривань направились в Тифлис. Недовольный ходом дел на Кавказе император сместил командира Отдельного Кавказского корпуса Розена и разжаловал его зятя полковника князя Дадиани. Обратный путь в Россию был совершен по Военно-Грузинской дороге через Владикавказ, Пятигорск и Ставрополь.Интересующее нас путешествие 1850 года цесаревич начал с Тамани, проехал по Черноморской кордонной линии, побывал на Кавказских Минеральных Водах, а потом по Военно-Грузинской дороге направился в Тифлис, заложив по пути в Дарьяльском ущелье каменный мост через Терек. 26 сентября в Чечне на Рошнинской поляне его конвой столкнулся с горцами. Александр оставил позади свиту и вместе с казаками участвовал в стычке, храбро держась под чеченскими пулями, за что наместник на Кавказе князь Воронцов представил его к награде - ордену святого Георгия IV степени. Государь Николай Павлович это представление удовлетворил и, не ожидая, пока наследник получит орден в установленном порядке, послал ему свой собственный. Был издан и приказ о назначении цесаревича шефом Эриванского карабинерного полка - одного из старейших в Кавказском корпусе.Скажем несколько слов и о других персонажах картины. Наиболее известны князь Михаил Семенович Воронцов и князь Александр Иванович Барятинский. Оба побывали наместниками на Кавказе и достигли чина генерал-фельдмаршала. В русской литературе первого из них запечатлел Пушкин, второго - Лермонтов, и обоих - в своих кавказских произведениях - Лев Толстой.Павел Евстафьевич Коцебу служил на Кавказе еще во времена Ермолова, потом был начальником штаба Кавказского корпуса, участвовал в Крымской войне, занимал пост генерал-губернатора Варшавы.Феликс Антонович Круковский прославился под станцией Бекешевской в 1843 году, когда с небольшим отрядом казаков-хоперцев сумел предотвратить нападение горцев на Пятигорск. Командовал Нижегородским драгунским полком, избирался наказным атаманом Кавказского линейного казачьего войска. Воронцов называл его баярдом (рыцарем без страха и упрека) Кавказской армии.Алексей Федорович Ребров - человек на Кавказе известный. Был знаком с Ермоловым и Грибоедовым. Когда-то славилось его "Ребровское полушампанское" - кто знает, не им ли он и потчевал своих сановных гостей?Среди лиц, сидящих за "обеденным столом цесаревича", краеведы называют и архитектора Самуила Ивановича Уптона, украсившего Кавказские Минеральные Воды Елизаветинской и Нарзанной галереями.Полный текст подписи под картиной в конце концов удалось разыскать в книге очерков весьма плодовитого (собрание сочинений насчитывало 50 томов) и известного в прошлом писателя, знатока кавказской старины Даниила Лукича Мордовцева "Кавказские курорты". Мордовцев приводит его со своими примечаниями:"В 1850 г. император Александр II, будучи в то время наследником престола, посетил Кавказ. Был он и в гостях у наших абреков, в Кисловодске, и останавливался в том же доме, где за 10 лет до него жил Лермонтов; по крайней мере известно, что Александр Николаевич обедал в доме Реброва. Этот момент и изображает картина, написанная тоже масляными красками. Подпись под картиною гласит: "Обеденный стол в Кисловодске Государя Наследника, ныне благополучно царствующего Императора Александра Николаевича, 21-го сентября 1850 г., в доме статского советника А.Ф.Реброва. При оном присутствовали: с правой стороны Государя - князь М.С.Воронцов, начальник штаба П.Е.Коцебу, князь А.И.Барятинский, флигель-адъютант Круковский, лейб-медик Двора Его Императорского Величества Енохин, директор походной канцелярии И.Ф.Золотарев, полковник И.Д.Орбельян и флигель-адъютанты: граф Н.А.Ламберт, князь Голицын; против Государя - хозяин дома А.Ф.Ребров; с левой же стороны Государя: генерал-лейтенант Завидовский, генерал-майор Герасимов (? Трудно разобрать. - Н.М.), действительный статский советник Эрас. Андриевский, генерал-майор Д.А.Всеволожский, генерал-майор Н.Н.Лешенико (?), архитектор С.И.Уптон и флигель-адъютант Его Императорского Величества, полковник граф Адлерберг. 1859 г. Тифлис".На картине Ребров изображен стоящим с бокалом в руке. По-видимому, он обращается к Высокому Гостю с речью"2.Что касается дома, где Ребров принимал цесаревича, то он хорошо известен как "дом княжны Мери" из лермонтовской повести. Приведу свидетельство человека, побывавшего в нем, когда там можно было увидеть картину "Обеденный стол в Кисловодске...":"Когда я приехал в Кисловодск в первый раз, в 1891 году, то этот исторический дом был уже разбит на "номера и комнаты для приезжающих"... в нем были поделаны тонкие деревянные перегородки; дом принадлежал "наследникам Реброва" и был в аренде у отставного военного фельдшера... Я еще застал в этом доме, в одной из комнат, большую картину, писанную масляными красками, изображавшую событие, когда в этой самой комнате, в 1850 году, во время путешествия наследника Александра Николаевича, им был принят обед от доктора Реброва... Картина изображала момент, когда наследник поднял бокал за здоровье хозяина... Все обедавшие были срисованы, очевидно, с их портретов и были очень схожи... Все сидят, повернув лица к Реброву; один Ребров стоит, обратившись лицом к наследнику; в одной руке он держит бокал, а другую приложил к сердцу... Куда девалась картина в настоящее время, мне не известно, но только ее в доме этом уже нет..."3На этом можно поставить точку. Впрочем, вот еще несколько строк того же автора. Отметив, в каком удивительном порядке сохраняются памятники старины за границей и в каком плачевном состоянии они находятся у нас, он далее сетует, адресуя свой горький упрек не только современникам, но и, как оказывается, далеким потомкам: "Некому, должно быть, позаботиться об этом. Богатые дачевладельцы заботятся лишь о доходах с своих вилл и дач; "старожилы" гораздо более интересуются в Кисловодске количеством "винных лавок", чем "какими-то памятниками" великих людей, а местные правители вод и их невежественные и бездарные архитекторы, как мы видели, сами не прочь, в видах "перестроек", уничтожать эти дорогие памятники... Что им Гекуба?!"41Путеводитель по Кавказскому военно-историческому музею. Издание пятое. Тифлис, типография Штаба Кавказского военного округа, 1915. С. 102.2Мордовцев Д.Л. Кавказские курорты. Рассказы из жизни под Эльбрусом. СПб., 1909. С. 66-67.3Захарьин И.Н. (Якунин). Кавказские минеральные воды. Исторический вестник. Сентябрь, 1903. С. 1019-1020.4Там же.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме