Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Нас выбрала русская революция!»

Андрей  Иванов, Русская народная линия

«Могильщики Русского царства»
100-летие революции 1917 года / 08.03.2016


Павел Николаевич Милюков (1859—1943) …

Как сообщалось, в рамках рубрики «Исторический календарь», мы приступаем к реализации нового проекта, посвященного приближающемуся 100-летию революции 1917 года. Проект, названный нами «Могильщики Русского царства», посвящен виновникам крушения в России самодержавной монархии - профессиональным революционерам, фрондирующим аристократам, либеральным политикам; генералам, офицерам и солдатам, забывшим о своем долге, а также другим активным деятелям т.н. «освободительного движения», вольно или невольно внесшим свою лепту в торжество революции - сначала Февральской, а затем и Октябрьской. Открывает рубрику краткий очерк, посвященный лидеру Конституционно-демократической партии П.Н.Милюкову.

Павел Николаевич Милюков

Павел Николаевич Милюков родился 15 января 1859 года в русской дворянской семье. Окончив 1-ю Московскую гимназию, Милюков поступил на историко-филологический факультет Московского университета, где стал учеником таких видных русских историков как В.О. Ключевский и П.Г. Виноградов. Уже в студенческие годы он принимал участие в антиправительственных сходках, за что был исключен из университета, что, впрочем, не помешало ему восстановиться через год и завершить образование. В 1892 году он успешно защитил диссертацию «Государственное хозяйство России первой четверти XVIII века и реформы Петра Великого», за которую получил степень магистра русской истории. Основными историческими трудами будущего политика стали «Очерки по истории русской культуры» и работа «Главные течения русской исторической мысли». В 1886-1895 годах Милюков работал приват-доцентом Московского университета, одновременно преподавал в гимназии и на Высших женских курсах. Однако, подававший большие надежды как ученый-историк (сфера интересов Милюкова была весьма широка: история, историография, историческая география, археология, лингвистика, философия), он вскоре с головой ушел в политику, превратившись со временем в одного из самых известных вождей российского либерализма.

Уволенный в 1895 году из университета за «крайнюю политическую неблагонадежность», выражавшуюся в публичном осуждении самодержавия, Милюков был отправлен на два года в ссылку в Рязань. Так как в России всякая преподавательская деятельность ему была запрещена, Милюков по приглашению болгарской стороны в течение года преподавал в Софии, но по требованию русского посланника в 1898 году болгарские власти были вынуждены отстранить его от преподавания, в связи с тем, что Милюков мог «оказать вредное влияние на воспитание болгарского юношества».

Вернувшись в Россию, Милюков продолжил оппозиционную политическую деятельность, за которую в 1901 году ему пришлось отсидеть несколько месяцев в тюрьме. К этому времени он был одним из авторов выходившего за границей радикально-либерального журнала «Освобождение» и заслужил репутацию одного из самых ярких идеологов российского либерализма. Накануне революции 1905 года Милюков неоднократно посещал США, где выступал с лекциями о политическом положении в России, принимал участие в Парижской конференции российских оппозиционных и революционных партий. Известие о начавшейся в России революции заставило Милюкова вернуться на родину и активно включиться в «освободительное движение».

В октябре 1905 года Милюков стал одним из основателей и авторов программы Конституционно-демократической партии (позже получившей второе название - Партия народной свободы), а с марта 1907 года бессменно возглавлял ЦК кадетской партии; был одним из редакторов партийной газеты «Речь» и автором большинства ее передовых статей. Видная кадетская деятельница А.В. Тыркова вспоминала: «В партии было много незаурядных людей. Милюков поднялся над ними, стал лидером прежде всего потому, что крепко хотел быть лидером. В нем было редкое для русского общественного деятеля сосредоточенное честолюбие».

Поскольку кадетская партия большую часть своей истории позиционировала себя сторонницей конституционной монархии, советские историки нередко относили ее лидеров к монархистам, что на наш взгляд является абсолютно неверным. Изначально программа партии не давала ясного ответа на вопрос о будущем государственном строе России. Милюков откровенно признавал, что при утверждении этого раздела программы вопрос о государственном строе был намеренно «затушеван», чтобы не отталкивать от партии ни либерально настроенных конституционных монархистов, ни республиканцев. Лишь на 2-м съезде партии, для того чтобы добиться легализации, лидеры кадетов заявили, что «Россия должна быть конституционной и парламентарной монархией». Но это совершенно не означало, что кадеты считали конституционную монархию целью своих стремлений. Ограниченная конституцией и парламентом монархия была для них своеобразной «программой-минимумом», а «монархизм» кадетов не шел, как правило, дальше признания того, что монархическую форму (пусть и чисто внешнюю) имеет смысл сохранять, поскольку монархизм - это сильно укоренившийся в народных массах «предрассудок». Когда революция 1905 года будет уже подавлена и в результате столыпинской политики страна вступит на путь мирной и созидательной работы, Милюков будет делать упор именно на то, что его партия является «оппозицией Его Величества, а не Его Величеству», но цель этого заявления, как позже признается он сам, была следующей: «ответить на все обвинения в том, что мы скрытые республиканцы и революционеры». В изменившихся политических условиях кадеты просто решили перейти от «штурма власти» к ее «правильной осаде».

П.Н.Милюков

Другой ошибкой, которую при оценке кадетов нередко допускают публицисты, политологи и даже историки, является утверждение, что Конституционно-демократическая партия являлась партий классического либерализма европейского типа. Однако, это не так. Несмотря на приверженность европейским политическим ценностям (достаточно вспомнить прозвище Милюкова - «русский европеец» и его убежденность в том, что Россия развивается в русле универсальных европейских законов, но с некоторым опозданием), кадеты были леволиберальной демократической партией, не чурались (когда им это было выгодно) левой риторики и в своих требованиях шли гораздо дальше программных постулатов европейских либеральных партий. Достаточно напомнить, что во время революции 1905 года кадеты отказались осудить левый террор: Милюков, после некоторых колебаний отверг предложение П.А. Столыпина написать статью с осуждением убийств и насилий исходящих из революционного лагеря в обмен на легализацию партии, так как кадетское руководство решило, что «лучше жертва партией, недели ее моральная гибель». В этом плане очень показательно признание Милюкова, сделанное им в разгар первой российской революции: «Мы - за революцию, поскольку она служит целям политического освобождения и социальной реформы; но мы против тех, кто объявляет революцию непрерывной». Таким образом кадеты и их лидер никогда не были принципиальными противниками политической революции (но не социальной!), становясь ее критиками лишь по тактическим причинам. Эволюция власти была для Милюкова предпочтительней, но в случае ее неуступчивости, революция как средство становилась возможной и оправданной.

После роспуска I Государственной думы (1906) Милюков стал одним из авторов депутатского «Выборгского воззвания», в котором содержался призыв к гражданскому неповиновению. Но поскольку Милюков депутатом Думы тогда еще не являлся, он не стал подписывать данный документ, что позволило ему избежать наказания и продолжить свою политическую деятельность. Стать депутатом ему удалось лишь в 1907 году и на протяжении 10 лет (1907‒1917) Милюков возглавлял фракцию кадетов в III и IV Государственных думах, являясь одним из самых известных оппозиционных ораторов. Для либеральной общественности он стал общепризнанным вождем, для русских правых монархистов - врагом исторической России. Лидер Русского народного союза имени Михаила Архангела В.М.Пуришкевич, посвятил лидеру кадетской партии следующую эпиграмму:

Он на Руси верховный жрец,

Полу-еврей, полу-подлец,

Полу-историк, полу-критик,

Негодный вождь, плохой политик,

Готовый в ломке видеть цель. 

По нем «Кресты» давно скучают, 

И на себе увидеть чают

Его – березушка да ель!

Во время Первой мировой войны Милюков выступил сторонником «войны до победного конца» (за что получил от своих критиков слева прозвище «Милюков-Дарданелльский») и за временное перемирие с властью на патриотической основе. Однако с весны 1915 года, во время тяжелых поражений Русской армии и ее отступления, Милюков вновь включился в борьбу с правительством, став в скором времени неформальным лидером объединенной парламентской оппозиции - Прогрессивного блока. «Меня называли "автором блока", "лидером блока" и от меня ждали направления политики блока. ...Это был кульминационный пункт моей политической карьеры», - вспоминал Милюков. При этом кадетский лидер, как отмечал директор Департамента полиции А.Т. Васильев, тесно сотрудничал с британской дипломатической миссией: «Милюков, которому особо покровительствовал английский посол Бьюкенен, часто проводил вечера в английском посольстве. Если английское министерство иностранных дел когда-нибудь разрешит публикацию документов из своих архивов, это по-новому и не особенно благоприятно осветит "патриотизм" Милюкова».

П.Н.Милюков

Думская речь Милюкова, произнесенная 1 ноября 1916 года, стала по мнению многих его современников, «штурмовым сигналом революции». В этот день, по общему мнению, Милюков «превзошел себя» в ораторском отношении, а его выступление вылилось в настоящую осаду власти. Речь лидера конституционно-демократической партии содержала нападки на правительство, на премьера Б.В. Штюрмера, с прямыми обвинениями его в измене и подготовке сепаратного мира с Германией. «Мы потеряли веру в то, что эта власть может нас привести к победе», - заявлял Милюков, подчеркивавший, что «у нашей власти нет ни знаний, ни талантов, необходимых для настоящей минуты», что она «опустилась ниже того уровня, на каком она стояла в нормальное время нашей русской жизни» и «пропасть между нами и ею расширилась и стала непроходимою». Затем, опираясь на материалы германских и австрийских газет, Милюков стал сообщать сведения, порочащие русскую власть, договорившись до того, что изменниками являются представители придворной партии, «которая группируется вокруг молодой Царицы» (т.е. Императрицы Александры Федоровны).

«Приводя свои разговоры с иностранными деятелями, бросая намеки на какие-то "германофильские салоны", которые "из Флоренции перекочевали в Монтре", называя чиновников, приезжающих в Швейцарию, якобы от Штюрмера, П.Н. Милюков умело создавал впечатление, будто ему известно много больше того, что он говорит», - отмечал историк последнего царствования С.С. Ольденбург, по словам которого, «речь Милюкова слушали с огромным интересом и волнением; слушателям казалось, что перед ними приоткрывается завеса над тайнами закулисной правительственной политики». Заканчивая свою речь, Милюков несколько раз бросил с кафедры слова: «что это, глупость или измена?» и под крики из зала «Измена!» резюмировал: «Выбирайте любое. Последствия те же».

Речь Милюкова, вспоминал член Государственного совета П.П. Менделеев, произвела впечатление на всю страну. «По моему мнению, она дала последний толчок революционному движению. Я сам вернулся в этот день из Думы совершенно удрученный. В ушах звучала постоянно повторяемая в речи Милюкова трагическая присказка: "Что это - глупость или измена?" Ведь это спрашивал известный профессор, лидер кадетской партии и Прогрессивного блока! Значит, он располагал действительно бесспорными данными, дававшими ему право с трибуны Государственной думы бросать обвинения, или хотя бы подозрения, в измене, да еще, против кого? Против Русской Царицы! От такого обвинения кружилась голова. Страшно становилось за родину».

«Есть слова, которые обязывают к действиям, - отмечал в свою очередь близкий к кадетам Корженевский. - Ведь надо же было понимать слова в их настоящем значении. Ведь с трибуны Парламента императрица объявлена изменницей народу, предательницей России, а Дума?».

Между тем, речь Милюкова была откровенно демагогической, а брошенные им обвинения абсолютно бездоказательными. Социалист В.Л. Бурцев, при полном сочувствии к речи Милюкова, дал ей следующую оценку: «Историческая речь, но она вся построена на лжи». «...Впоследствии мы узнали, что оно (выступление Милюкова - А.И.) основывалось исключительно на клеветнических статьях вражеских немецких газет! Какое преступное легкомыслие», - вспоминал П.П. Менделеев. Сам же Милюков, давая впоследствии объяснения, признал, что у него не было никаких данных в пользу тех обвинений, которые он озвучивал, и на деле он сказал не меньше, как тогда казалось слушателем, а много больше, чем знал на самом деле.

Речь Милюкова

Но тогда мало кто тогда хотел устанавливать истину - достаточно было того, что речь Милюкова отвечала настроениям революционизировавшегося общества, ей хотели верить и безоговорочно верили, переписывали и перепечатывали, «дополняли» и «усиливали». Дошло до того, вспоминал жандармский генерал А.И. Спиридович, что даже «монархист Пуришкевич с помощью своего санитарного поезда развозил по фронту целые тюки этой речи». В итоге «упрощавшая молва в народе и в армии гласила: член Думы Милюков доказал, что царица и Штюрмер предают Россию императору Вильгельму...».

Сам же Милюков, купавшийся в лучах славы, был уверен, что «1 ноября - эра». Правда позже он заверял, что совершенно не рассчитывал на тот эффект, который произвела его речь, и «скорее склонялся к первой альтернативе», но «аудитория своими одобрениями поддерживала вторую». Однако свидетель этого выступления А.Ф. Керенский, выражал уверенность, что вопрос, поставленный Милюковым, был чисто риторический, и ответ армии и народа мог быть только один - измена...

27 февраля 1917 года, когда Петроград был охвачен революционными беспорядками, Милюков был избран членом Временного комитета Государственной думы. 2 марта именно Милюков объявил состав новой революционной власти - Временного правительства, с пафосом ответив на реплику из толпы: «Кто вас выбрал?» - «Нас выбрала русская революция!» В отношении императора и дальнейшей судьбы династии Милюков высказал следующее мнение: «Старый деспот, доведший Россию до полной разрухи, добровольно откажется от престола или будет низложен. Власть перейдет к регенту, великому князю Михаилу Александровичу. Наследником будет Алексей...». Когда же стало известно, что Император Николай II передал власть не сыну, а своему брату - Великому князю Михаилу Александровичу, Милюков высказался в пользу того, чтобы хотя бы внешне сохранить монархический принцип, поскольку царь является привычным для населения символом власти, но его точка зрения не встретила поддержки - общество стремительно радикализировалось, а кадетская партия, отбросив завяленную ранее приверженность конституционно-монархическому строю, провозгласила себя сторонницей демократической республики.

Временное правительство 

Став во Временном правительстве министром иностранных дел, Милюков сумел продержаться на этом посту лишь с марта по май 1917-го. Требование Милюковым выполнения Россией своих обязательств перед союзниками по Антанте и, следовательно, за продолжение войны до победного конца, вызвало негодование значительной части общества, уже не видевшего в «войне за интересы союзников» никакого смысла. «Долой Милюкова!», «Милюкова в отставку!», «Долой войну!» - так реагировали солдаты, матросы, рабочие и многие жители столицы на призыв МИДа продолжать военные действия. Вчерашний «национальный герой» превратился в одиозную, ненавистную фигуру...

Продолжив политическую деятельность в качестве партийного лидера, Милюков судорожно искал выход из ситуации, в которой страна оказалась в результате революции. Надежды либералов на превращение России в европейскую демократическую страну рушились на глазах, и страну стремительно уносило влево. Убив веру в царскую власть, российские либералы разрушили в народе веру во власть как таковую и сами стали не нужны обществу спустя всего лишь после 2,5 месяцев пребывания в правительстве.

Милюков поддержал выступление генерала Л.Г. Корнилова, выступал убежденным противником большевиков, в годы Гражданской войны поддерживал Белое движение; вел переговоры с немцами, при помощи которых рассчитывал одолеть большевиков и вернуться к власти (хотя сам, напомним, в 1916 году обвинял царскую власть в «государственной измене» за то, что она, якобы, ведет переговоры с немцами), но все инициативы ждал крах, добиться каких-либо политических успехов ему не удалось.

Карикатура на Милюкова, Журнал *Крокодил*. 1922 г. 

П.Н.Милюков и А.Ф.Керенский в эмиграции

Оказавшись в эмиграции, Милюков вынужден был признать, что либералы переоценили свои возможности в России, что их идеи оказались не востребованы массами. Отказавшись от вооруженной борьбы с большевизмом и надежд на интервенцию, Милюков разработал «новую тактику», целью которой был союз либералов и социалистов на основе признания республиканского и федеративного порядка в России, уничтожения помещичьего землевладения, развития местного самоуправления. С 1921 по 1940-й год Милюков редактировал выходившую в Париже газету «Последние новости», писал воспоминания. В отличие от многих своих бывших однопартийцев, Милюков, оставаясь принципиальным противником советской власти, выражал поддержку внешней политике Сталина, в частности, приняв сторону СССР во время Зимней войны с Финляндией. В то время, когда большая часть русской эмиграции трактовала эту войну как советскую агрессию и заняла сторону финнов, Милюков заявлял: «Мне жаль финнов, но я за Выборгскую губернию». Еще до начала Великой Отечественной войны бывший кадетский лидер выражал позицию, что в случае агрессии против СССР долг русских эмигрантов поддержать Родину, а во время войны - стал решительным противником Германии и незадолго до смерти искренне радовался победе советских войск под Сталинградом. Поэт Дон-Аминадо (А.П. Шполянский) вспоминал, как умирающий Милюков, сидя в кресле, рассматривая карту Европы, утыканную флажками, определявшими линию русского фронта, сказал ему: «Глядите, наши наступают с двух сторон, и продвигаются почти безостановочно...». Глаза политика, по словам очевидца, «светились каким-то особым необычным блеском», когда он с явным удовлетворением повторял: «наш фронт... наша армия... наши войска...», что в устах старого непримиримого противника большевиков приобретало особый смысл... Скончался П.Н. Милюков во Франции, в Экс-ле-Бен, 31 марта 1943 года и был похоронен на местном кладбище. В 1954 г. прах его был перенесен в Париж, на кладбище Батиньоль.

Талантливому историку, эрудиту и яркому политику - П.Н.Милюкову довелось сыграть в истории русской политики лишь роль разрушителя. Как и многие русские либералы-западники, мечтавшие о превращении России в некое подобие Англии, Франции или Соединенных Штатов, Милюков немало сделал для того, чтобы ненавистное ему царское самодержавие рухнуло, но воплотить свои либерально-демократические идеалы в жизнь он не смог (да и не мог), показав полную неспособность к практической государственной деятельности. Его идеи оказались чисто кабинетными и оторванными от российских нужд и реалий, в чем ему самому вскоре пришлось отчасти убедиться: дорвавшись до чаемой им в феврале 1917-го власти, Милюков под давлением общественного мнения был вынужден оставить ее уже в мае того же года... Его недолгий политический триумф обернулся не славой, а позором России; итогом его политики стало не «торжество общественного прогресса», а крах вековых форм русской государственности и погружение страны в смуту.

Подготовил Андрей Иванов, доктор исторических наук


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. andrey-volkov : Искушение властью.
2016-03-13 в 14:21

Милюков,Гучков,Родзянко,Львов,Терещенко...и конечно же, Керенский- масонская полова,тайно управляемая из-за рубежа.Главное преступление которой заключается в передаче власти "большевикам",которые инсценировали "революционное восстание"в октябре 17-го и обеспечили поражение России в Великой войне!Вышеупомянутых одиозных личностей еще ждет суд истории.Но для нас эти события 100-летней давности должны послужить суровым уроком для сегодняшнего дня,когда,очевидно,запущены те же технологические механизмы уничтожения России.Внешнее управление,коррозия власти,предательство церковной иерархии,-все эти "deja vu"компоненты старого неуклонного плана по уничтожению российской государственности,Православной Церкви и Русского народа.Своей безпомощной слабостью,некомпетентностью,внешней зависимостью ,ангажированностью нынешнее правительство поразительно напоминает правительство Львова, Милюкова,Родзянко...

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме