«Жареный косовский лед» Александра Вучича


События и процессы в косовской драме, персональная роль и место высшего сербского руководства, прежде всего, президента Александра Вучича - этот вопрос, несомненно, будет занимать центральное место в исследованиях сербской политической истории. Период с конца лета 2018 по текущий момент является терминальной фазой решения косовского вопроса, в течение которой произошел ряд событий, были сделаны заявления, которые повторяются с определенной цикличностью, но всё яснее подводят к ключевой необратимой точке, после которой ни региональная, ни мировая, ни история российско-сербских отношений не будут прежними.

28 августа 2018 г. Александар Вучич в очередной раз встречался с сыном международного спекулянта, рьяного сторонника «нового мирового порядка» Дж. Сороса, Александром Соросом, и ознакомил его «с ходом переговоров между Белградом и Приштиной»[1]. После встречи, 8-9 сентября 2018 г., состоялся визит сербского президента в КиМ. Подчеркнем: сначала встреча с А.Соросом, затем Александр Вучич едет в южный сербский край. Согласно обязательной процедуре, разрешение на визит представителя власти Республики Сербии было запрошено и получено со стороны администрации «Республики Косово». Без официального запроса и разрешения на посещение официальные лица Сербии не могут въехать на территорию Косово. Точнее, на территорию автономного края Сербии Косово и Метохия, как о том гласит Конституция Сербии и Резолюция СБ ООН 1244. 8 сентября Вучич посетил общину Зубин Поток, затем - плотину ГЭС на оз. Газиводе. Отметим важный факт: перед посещением Вучича плотины антитеррористическое подразделение Косовской полиции осуществляло досмотр техники и автомобилей журналистов, операторов и фоторепортеров (примерно 300 человек), ожидавших сербского президента. Ни тогда ни впоследствии эта мера по обеспечению безопасности первого лица государства со стороны «косовских» спецподразделений протеста у сербских официальных представителей не вызвала. Следовательно, периодическая истерика со стороны проправительственных СМИ, круга приближенных и лично Александра Вучича по поводу присуствия на севере КиМ спецподразделения Косовской полиции (РОСУ) являеся только инструментом вызывания нужной эмоциональной реакции общественности, отвлечения внимания (т.н. false flag operation).

Напомним, что Александр Вучич в качестве первого вице-премьера продолжил переговоры с Приштиной, начатые еще при Борисе Тадиче в 2011 г. («брюссельский процесс») в апреле 2013 г. подписав соглашение, по которому Сербия добровольно передала в руки сепаратистов полицию, суд и систему безопасности Сербии и создала настоящую границу между Сербией и Косово. Тихой сапой вслед за границей появилась и таможня - прерогатива исключительно центральной власти. Благодаря этому РОСУ совершенно на законных основаниях, обеспеченных лично подписью Александра Вучича, может находиться на севере края. Детский лепет насчет несуществующего на бумаге соглашения о том, что Брюссельское соглашение помимо прописанных на бумаге имеет некие незафиксированные вербальные обязательства, а КФОР/НАТО должен одобрить прибытие РОСУ на север края лучше отметать сразу. В тексте Брюссельского соглашения ничего подобного нет. Армия Республики Косово», как и сама «Республика Косово» являются прямой креатурой Вашингтона и альянса, поэтому одобрение и поддержку они получат в любом случае. Также вследствие Брюссельского соглашения Дачич-Вучич, создающего государственную границу, вслед за которой «появляется» таможня, «премьер Косово» Рамуш Харадинай и смог в ноябре 2018 года ввести таможенные пошлины на сербские товары.

Политики Сербии в отношении Косово со стороны Александра Вучича нет ни тогда ни сейчас. В ходе визита в КиМ в сентябре 2018 г. единственно имеющей логику представляется его констатация того совершенно очевидного факта, что «без Газиводе сербы в Косово не выживут». Далее, как и в каждом без искючений выступлении сербского президента, на присутствующих обрушился Ниагарский водопад не связанных ни между собой ни с реальностью умозаключений, философствований и «прожектов» на самые разные темы. Российской аудитории подозрительно напоминающих ничто иное, как пресловутые Нью-Васюки: «У нас есть план восстановления мощностей "Симпо" по переработке фруктов и овощей, и полного цикла выращивания и переработки рыбы, особенно судака». Возникает вполне логичный вопрос: а за предыдущие шесть лет власти кто же помешал реализации «восстановления и наращивания мощностей предприятия "Симпо" и разведения судака»? От «Симпо» и судака Вучич переходит к геополитике: «Ангела Меркель сказала, что изменения границ на Балканах не будет, она самый крупный лидер в Европе. Если она так сказала, так и будет». Далее следует молниеносный переход к местным проблемам. На вопрос, вложила ли Сербия средства в строительство водопровода на севере Косово, президент заявил: «Водопроводы. Дамбы. Канализация. Это мои любимые вопросы. Дали ли мы деньги на водопровод? Ну что, ну дали. Думаю, что это важно для севера Косово»; «у нас было много проблем, но сейчас все решено, семье Ковачевич мы обеспечили трактор»; «каждое яблоко, которое уродится здесь, может идти в Россию»; «посмотрим, кто захочет здесь делать холодильные камеры»; «вкладывайте и в албанскую среду в КиМ»[2].

С момента тех заявлений прошел почти год, но ни судака, ни яблок, ни холодильных камер, кроме одного трактора для одной семьи, - ничего так и не появилось. Но иначе и быть не может: логика власти Вучича направлена на произнесение того, что хочет слышать аудитория, бесконечное обнадеживание, изображение глубокого понимания нужд «маленького человека». Но по сути это технически совершенное, проработанное лицедейство, за которым скрывается весьма опасная реальная политика. Её главная цель - удержание себя и своей группировки, устойчиво наращивающей признаки коррумпировано-неоколониального характера, у власти.

9 августа 2018 г. Вучич выступил за «разграничение с албанцами»: «Я выступаю за это, и это не скрываю, и это политика, которую я представляю, а получит ли она поддержку народа или нет, но я выступаю за разграничение с албанцами». Далее весьма примечательно: «У нас есть территория, о которой кто как её рассматривает и что кому принадлежит - это источник потенциальных столкновений и проблем». Президент Сербии не знает ни территорию, ни правовые основания принадлежности КиМ. Но: «Решение по Косову и Метохии, если оно будет, должно быть всеохватывающим»[3]. Последнее - прямое требование Запада, конкретно, США, чтобы решение по КиМ было именно всеохватывающим, т.е. закончилось формальным признанием независимости «Республики Косово» со стороны Сербии (только в этом случае оно необратимо) и предоставлением «Республике Косово» членства в ООН.

При этом постоянно раздаются сентенции «о мире и стабильности» (создается устойчивое впечатление, что все остальные - народ, политические партии, патриотические организации - заняты только тем, что всеми силами противятся миру, стабильности и процветанию региона), «приверженности диалогу», но при отказе озвучивать малейшую конкретику - «я не могу сейчас об этом говорить». Т.е. президент страны не может (не смеет) озвучить политику в отношении решения косовского вопроса. Изоляция, стремление максимально скрыть будущее КиМ приобретают трагикомичный характер. Из заявлений главы канцелярии сербского правительства по КиМ (вучичева власть аннулировала министерство по КиМ и создала «канцелярию по КиМ» с неясными, фактически, отсуствующими, полномочиями) Марко Джурича понять ничего невозможно, следуют лишь излияния преданности «вождю», исключительной правильности его линии (нясно только, какой), и всё более и более умелые увёртки от объяснений того, что подразумевается под «компромиссом» в решении косовского вопроса. Так, Марко Джурич указывает, что «мы пытаемся найти решение, которое означало бы компромисс». На вопрос журналиста, «что для нас есть компромисс?» следует ответ «компромисс - это то, до чего мы должны дойти в ходе разговора». Что бы это ни значило, поскольку на том пресс-конференция и была закончена[4]. Следовательно, сербы просто не знают, что именно намеревается сделать власть Александра Вучича по косовскому вопросу.

Но вполне ясно, в каком направлении идёт ход мысли сербского президента: «Моя работа - не мифы (имеется в виду Косовский завет, который Вучич упорно именует «мифом» - А.Ф.), не сны, не видения, не безумные фантазии о Косово без албанцев или Косово без сербов (последнее как раз представляется более чем реальным - А.Ф.), моя работа - реальность. То, что есть, здесь и сейчас (это позаимстовано, скорее всего, из арсенала «экзистенциальной психотерапии», работы с сознанием Тависток института или схожих учреждений, но никак не из арсенала сербской государственно-национальной политики - А.Ф.), в этом Косово, в этой Сербии, а не некоей небесной, мы с этого неба упали, мы упали и серьезно разбились. Головы у нас в крови, руки сломаны». Столь живописный «ад в отделении травматологии» отсылает нас к специалистам другого профиля с совершенно непраздными вопросами об авторе столь драматичного эссе. Далее фантазия достигает апогея, оратор представляет себя в некоей битве, ведущим легионы, обреченные на смерть, в бой с заведомо превосходящим противником, и звучит эпохально-драматичное крещендо: «Нет у меня больше никого, чтобы отправить туда, ввысь, на небо». При несколько неожиданном выводе: «Падение, для всех нас, уже было счастьем само по себе. С неба, в основном, люди не возвращаются» (несколько все же настораживает это «в основном» - А.Ф.). Если кто недопонял, президент свою мысль скрупулезно поясняет: «Люди остаются там, в высоте, чтобы мы их никогда больше не увидели, их в Сербии больше не будет никогда...» (чтобы наконец всем стала совершенна ясна ситуация с ушедшими на небо - А.Ф.). Но, как говорится, жизнь продолжается, нужно переходить к чему-то жизнеутверждающему, «нужно расти, строить, развиваться, чтобы нас было достаточно, чтобы выжить, как говорил великий Бора Пекич, целовать землю своих детей, а не своих предков».

Но здесь произошел явный конфуз, если не сказать, скандал. Во-первых, Вучич цитирует сугубо отрицательного литературного персонажа из романа Б.Пекича, персонажа-предателя, что соверешенно ясно даёт нам понять, что роман как таковой ни он, ни его советники или в глаза не видели, или сознательно ставят в пример столь нарицательный персонаж. Во-вторых, весьма занимательна сама мысль отделить своих, вероятно, уже «каких надо детей» от «каких не надо предков» и от их «какой-то уже не какой надо земли», что снова отсылает к весьма умелым пропагандистским инсталляциям. Но и на этом мысль сербского президента неостановима: «Поэтому, когда вам говорят, что я хочу поменять границы - врут, потому что границы сегодня, где они? Мы думаем одно, албанцы, многочисленнее и сильнее в Косово, думают по-другому. Одна часть мира думает одно, другие - другое»[5]. Но отметим, что понятие «разграничение» в сербском языке означает только одно: проведение новой границы, а границы Республики Сербии четко определены в её Конституции. Весь мир может думать что ему угодно, однако албанцы, безусловно, именно за время правления Вучича (с 2012 г.) получили всё, о чём и мечтать не могли при Тадиче: настоящую государственную границу, таможню, север края и собственную армию. Подчеркнём: руками Вучича. Никаких реальных, а не пропагандистских, шагов официальной власти в противовес предпринято не было ни в одном случае.

Примечательно, что весьма ясные антисербские, антигосударственные посылы всегда «упакованы» в безукоризненную национальную обёртку. Название указанного выступления Вучича, опубликованного на сайте правительства, звучит как «Вучич: отсюда назад дороги нет, в добре и зле будем со своим народом», а сеператистские, террористические власти Приштины, бывшие командиры диверсионно-карательной Армии освобождения Косово, наркобароны и торговцы человеческими органами, гордо именуются «Временными органами самоуправления Приштины», так же их именуют проправительственные СМИ, т.е. Рамуш Харадинай (сейчас подавший в отставку с поста «косовского премьера»), Хашим Тачи, Кадри Весели (глава разведки, специализирующийся на устранении политических и иных противников руководства «Республики Косово»), Фатмир Лимай и иные не менее прекрасные личности «косовского истэблишмента» - это, оказывается, руководители органов местного самоуправления по версии «белградского истэблишмента».

Однако за кажущимся хаосом выступлений А.Вучича четко прослеживается стремление внедрить опасный стереотип: насилие албанцев и НАТО (США), совершенное в отношении Сербии - это реальность, которую надо признать. Но это еще не все. Главным является то, что в этом случае будет признано и то, что преступление перестаёт быть насилием, а насилие перестаёт быть преступлением.

27 мая 2019 г. Вучич оценил диалог Белград-Приштина следующим образом: «Диалог был важен, в интересах сербов и албанцев, поскольку для достижения мира было важно вернуть тему Косово и Метохии за стол переговоров»; «в предыдущие годы заключены соглашения о гражданской защите и энергетике, где было самое сильное давление, и где лицемерие международного сообщества проявилось сильнее всего». За весь переговорный процесс нет НИ ЕДИНОГО достижения сербской стороны, она всё планомерно и безоговорочно отдавала Приштине. Приштина, со своей стороны, НЕ УСТУПИЛА ни в чём, что могло бы нарушить «суверенитет Республики Косово», это принципиальная позиция Тачи-Харадиная-Весели и остальных ключевых лиц террористической сепаратистской «власти». Но в чём Приштине нельзя отказать - в принципиальной, последовательной и абсолютно неуступчивой позиции в отношении Белграда. Она стоит буквально насмерть, по принципу «ни шагу назад», чётко понимая, что переговорная команда просто не может вернуться обратно хоть с намёком на уступку Сербии. Это, в первую очередь, нужно учитывать при оценке результатов очередного раунда переговоров: Приштина ни разу, ни в чем не уступила Белграду, соответственно, Белград удовлетворил все запросы Приштины, без исключений. И как ни крути, а нельзя не констатировать очевидное: «Я сказал всем, что нет Сербии, нет нашей власти на КиМ, кроме фактической в здравоохранении и образовании». Следует уточнить, что именно теперь нет, поскольку Брюссельское соглашение уничтожило суд, полицию, спецслужбы и иные государственные органы Республики Сербии на всей территории КиМ, включая прежде абсолютно недоступный Приштине север края, север, который она не получила даже в период нацистской оккупации во Второй мировой войне. Иное, неформальное, сопротивление «северян» было сломлено никем иным как Вучичем, незаконной сменой глав 10 сербских общин (подчеркнем: тогда у Сербии, помимо суда, полиции, спецслужб, органов гражданской защиты были еще 10 сербских общин с собственным, избранным по законам Республики Сербии, главами общин), вынуждением сербского населения принять участие в незаконных местных выборах 2013 г. по законам «Республики Косово» (угрозами лишения работы, социальных выплат и льгот). А когда сербы в ноябре 2013 г. объявили бойкот нелигитимным выборам, Вучич намеревался обратиться за помощью к НАТО, чтобы привести к покорности местных сербов[6]. Для слома политического сопротивления сербов севера создаётся симулякр - политическая партия «Сербский список», действующая по прямым инструкциям Белграда. Казалось бы, это можно представить как мобилизацию и централизацию «сербского сопротивления», но «Сербский список» - это партия, зарегистрированная по законам «Республики Косово», работает в её «парламенте», получает от неё деньги, в сентябре 2017 г. поддержала избрание «премьером» объявленного Сербией же в розыск за тяжелейшие преступления садиста-убийцу Рамуша Харадиная. Подчеркнём: Рамуш Харадинай стал «премьером РК» с помощью «Сербского списка» и стоящего за ним Белграда. И это в то время, когда Харадинай политически был весьма слаб, от его партии «Альянс за будущее Косово» в «парламент» прошли всего 10 депутатов (из 120). Однако и поддержка Хашима Тачи в косовском обществе тогда спала на рекордно низкий уровень, по едкому замечанию лидера оппозиционного «Движения самоопределения» Альбина Курти, «самая сильная точка этого слабого президента - именно слабый премьер»[7]. Партия Курти на парламентских выборах в июне 2017 г. получила самое большое число депутатов, на местных выборах она получила большинство в самых крупных городах Косово - Приштине и Призрене, что привело к изменению политического ландшафта «Республики Косово» и появлению нового, мощного, незапятнанного в войне, но и непримиримо настроенного к Сербии «Движения самоопределения» Альбина Курти. Бывший премьер Иса Мустафа и Альбин Курти производят более вменяемое впечатление, они - не бывшие садисты-палачи Армии освобождения Косово, лично пытавшие и убивавшие сербских полицейских, женщин и детей, не главари наркокартелей и ОПГ, однако не они становятся собеседниками Белграда, а главари Армии освобождения Косово.

Отметим попутно несколько комичную роль самого Харадиная. Введением 100% таможенных пошлин (не «такс», как это лукаво именуют СМИ, это ложный термин, правительство «Республики Косово» ввело 100% таможенные пошлины на товары из Сербии, но упоминание таможенных пошлин автоматически влечёт за собой вопрос - а как же появилась полноценная государственная граница и таможня?!) и отказом их снять без признания Белградом «Республики Косово» Харадинай заблокировал дальнейший переговорный процесс, и фактически он не даёт Вучичу сдать Косово. Но Харадиная бодро вызвали в новоиспеченный Суд по военным преступлениям в Гааге (2017), тот в конце июля 2019 г. подал в отставку, но пока пошлины ещё в силе, а это главное препятствие для разморозки переговорного процесса.

Теперь, казалось бы, надо не раскачивать лодку, а хотя бы попробовать не ухудшать ситуацию. Но нет, Александр Вучич убеждён, что «замороженный конфликт не может существовать как длительное решение» (гибралтарская проблема существует 300 лет, и никто по этому поводу эпическую драму не создаёт - А.Ф.). Однако почему «не может»? Потому что «албанцы не хотят». «Если будет замороженный конфликт, то только вопрос времени, когда албанцы нападут на Сербию. Следующий вопрос, как мы выдержим нападение албанцев, если до него дойдёт». Нет, настоящий вопрос заключается в том, зачем было помогать албанцам создавать инструмент нападения - собственную армию. Помогать оставлением своих позиций, позволяя приватизацией расхитить сербское имущество, передав уже почти все предприятия, т.е. экономические рычаги, в руки Приштины: «Ферроникель», а весной 2019 г. - ГЛАВНЫЙ горнометаллургический комбинат КиМ «Трепча» (что было бы невозможно без предварительного допуска Приштины на север края). ГЭС Газиводе вместе с комбинатом «Трепча» и энергорапределительным узлом Валац - это была полная и законная собственность Сербии. Если Сербия отключит воду в ГЭС, то приштинская власть останется без электричества, индустрии, водоснабжения, интернета и т.п. По сути, в руках Белграда находился инструмент абсолютного воздействия, своего рода «оружие сдерживания». Довольно тяжело диктовать крайне унизительные условия для того, кто может остаться без воды, света и связи. Что предпринимает Вучич? Отдает «Трепчу» Харадинаю. Продолжая линию далее, не следует протестов во все релевантные международные организации, СМИ, исков в международные арбитражи, закрываются глаза на военное сближение «РК» с Албанией (военный договор 2013 г., позволяющий объединять военные потенциалы), на принудительное изъятие личной собственности сербов (земли и квартир, т.е. речь идет об этнической чистке), напротив, белградская власть передала кадастровые записи Приштины, т.е. совокупный контроль над недвижимостью (также по результатам «брюссельского процесса»), ничего не делая для возвращения более 220 тыс. сербских беженцев в край.

В пропагандистском плане Вучич должен выполнить две взаимоисключающие задачи: убедить свой патриотический и русофильский избирательный корпус в том, что он предпринимает все возможные и весьма эффективные усилия (как никакая прежняя власть) по укреплению позиций Сербии в КиМ. Одновременно необходимо создать мнение, что у Сербии ничего в КиМ не осталось, кроме фактического контроля над здравоохранением и образованием (конечно, фактического, потому что формальный контроль по Брюссельскому соглашению передан Приштине установлением конституционно-правового порядка, т.е. «законов Приштины» над всей территорией края, соглашение несколько раз упоминает «законы Приштины», «центральную власть Приштины» и ни разу не упоминает Республику Сербию и принадлежность КиМ Сербии - А.Ф.), поэтому надо всё настойчивее подводить собственную и международную общественность к необходимости «признавать реальность». Только с одним ключевым аспектом: реальность сначала создаётся, а потом вынуждается её признание.

Следовательно, по Вучичу, решение вопроса Косова возможно только по двум сценариям: первый - сохранение статус кво и «замороженный конфликт», о котором он уже сказал, что «это неосуществимо»; второй - тот, за который он лично выступает - «нормализация отношений между Белградом и Приштиной». Далее следует оценить подведение к капитуляции: «Нормализация может произойти только в двух случаях. Один - как ее воспринимает мир, международное сообщество и албанцы - достижение соглашения, по которому Косово - независимое государство, в котором сербам дали бы некоторые права или по модели двух Германий, что ни албанцы, ни американцы не хотят, но требуют, чтобы Белград признал независимость Косово, что мы не хотим» (но с 2012 г. дали «Республике Косово» все атрибуты суверенности - А.Ф.); «вторая возможность, которую мы упустили... некий вид разграничения, чтобы спасти живую ткань в КиМ, сохранить народ от преследований, чтобы жить мирно в будущем»[8]. Так и не раскрытое убийство крупного сербского политика Оливера Ивановича (произошло на севере КиМ), продолжающийся отъезд сербов из края, невыносимые условия проживания сербов как на юге, так и теперь уже на севере, невозвращение НИ ОДНОГО серба в край не позволяют сделать отимистичный прогноз в этом плане.

Далее обязательный элемент показательных выступлений Вучича - «жертва». «Моя вина, - говорит сербский президент, - в том, что я боролся и имел храбрость от Меркель, Путина и Пэнса, Макрона и любого другого потребовать что-то больше для сербов и Сербии. Сказать, что граница на Яринье и Брняку - не государственная граница. Извиняюсь, что дерзнул бороться за свой народ»[9]. В свете столь впечатляющих для Приштины результатов переговроного процесса, передачи весной 2019 г. в руки правительства Косова (Харадиная) «Трепчи», «бороться за свой народ» для сербского пезидента совершенно точно носит иной, не общепринятый, смысл, или правомерно уточнение, за какой именно народ он борется. И следует ли понимать так, что от В.В.Путина, также, как и «любого другого» нужно было требовать «что-то большее для сербов и Сербии», поскольку, очевидно, он этого не хочет, он против, препятствует этому, и «права для сербов и Сербии» нужно от него «требовать»? Почему российский президент поставлен в одной линии с Меркель, Макроном, Пэнсом и «любым другим» по косовскому вопросу? Поскольку и сербская, и российская дипломатия прилагают все усилия, чтобы представить российско-сербские отношения, как небывалый расцвет, подобное крайне неуважительное отношение к российскому президенту, упомянутого походя, заведомо в ложном свете, вскрывает совсем иное отношение сербского президента. Ясно намерение навести искусственную симметрию (по формуле «вот я какой молодец, никому спуску не даю, даже от Путина, если надо, потребую прав для сербов»), что обоснованно заставляет усомниться в здравом разуме оратора. Но российско-сербские отношения имеют настолько глубинный, сакральный смысл, что подобные драматическо-нервические эскапады скорее указывают на примитивное использвание российского главы в сугубо утилитарных целях воздействия на и без того потрясённые и дезориентированные умы сербских избирателей.

Президента всё же видимо несколько смущает то, как это будет воспринято народом, поэтому он вгоняет последний гвоздь: «Не слушайте причитаний о расколе сербского единства (сильный эмоциональный эпитет - «причитания». - А.Ф.), поскольку оно разбито шесть веков назад» (не мелочась в сваливании вины только на предыдущую власть Бориса Тадича, Вучич обвиняет и князя Лазаря в проигрыше Косовской битвы и тем самым в сдаче Косово. - А.Ф.). А вот далее следует ясная угроза: «Не пугайте людей в Белграде войной, потому что никто воевать не хочет»[10]. Вряд ли вообще в истории кто-то когда-то ХОТЕЛ воевать. Вучич на первый взгляд предупреждает об обратном: «не пугайте войной» (но кто и кого пугает войной?). Но дело в том, что Вучич - единственный, кто упоминает войну. Отсюда следует вывод: чтобы не допустить войны Сербия (сербская власть!) выбирает путь компромиссов, что бы они не означали. Приём явно подлый для власти: запугивать войной собственный народ, ведь воевать придётся народу, а не власти. Власть в косовском вопросе ничего не способна предпринять, потому что иначе - война. Войны допустить нельзя, значит, «надо делать компромисс». Закладка стереотипа «компромисс необходим, чтобы не было войны» означает мощнейшее манипуляционное воздействие, причём воздействие не из арсенала государственной политики, а психологической войны и обработки сознания.

Пока Вучич воевал с собственными сербскими, как он говорит «мифами», входящими как базовый компонент в национальную идентичность, Рамуш Харадинай 10 сентября 2018 г. отправился в Ватикан, где был принят папой Франциском. Харадинай посредством фейсбука сообщил, что речь на встрече с папой и госсекретарём Ватикана Петром Паролини шла об изменении наименования Косовской администрации католической церкви в Призренско-приштинскую епископию, назначении высоких представителей с обеих сторон и различных взаимных ангажованиях»[11]. Поясним: Ватикан не признаёт независимость «Республики Косово» не потому, что стоит на стороне Сербии, а потому, что он никогда и не считал Косово и Метохию в составе Сербии. Видимо, сейчас речь идёт о понимании Ватиканом того очевидного факта, что существование Сербской Православной Церкви на этой территории отсчитывает последние исторические часы, и даже на уровне названия можно включать под крыло Римо-Католической церкви сердце Балканского полуострова, «сербский Царьград» - Призрен. А также всерьёз задуматься об имуществе СПЦ, которое при продолжении политики Вучича, по сути, в весьма недолгой перспективе останется «безхозным». Ватикан - совершенно точно не то учреждение, которое «прозевает» свой интерес. При этом Харадинай сообщил весьма занимательные данные о своей семье, отметив, что мечеть его семья практически не посещает, мусульманской является чисто номинально, тогда как по сути, исторически, его семья - католики. Косовский лидер Ибрагим Ругова, «апостол независимости», также был католиком.

Тем не менее, выход из создавшегося тупика в переговорах следует искать, Запад очевидно требует «своё» - платы за власть. И 10 июня 2019 г. Александр Вучич вносит ясность о том, какая позиция ему ближе: «Одно говорят немцы и американцы, другое - американцы и французы (ошибки в переводе нет, американцы, по Вучичу, говорят и одно и другое одновременно - А.Ф.), мне ближе то, что говорят американцы и французы (непонятно, американцы, в каком случае - в группе с французами или отдельно/вместе с немцами - А.Ф.), сами не могут ни до чего договориться. У Сальвини (Италия) есть своё решение, у русских - опять своё, а это - замороженный конфликт». А сам Вучич был за разграничение, и имел довольно храбрости говорить о том, принимая гнев общественности, особенно «нежных сербских ушей» (так и хочется вспомнить - «высокие, высокие отношения»! - А.Ф.), «которые не хотят слышать то, что есть реальность...»[12]. Или патетическое заявление от 9 ноября 2018 г., особенно бессмысленное, поскольку исходит от президента страны: «А что нам осталось после 2009 года, после признания независимости? Где наша армия в КиМ, где полиция в КиМ, где наш народ? Какую территорию мы контролируем, как её сохраняем, что сохраняем?»[13].

Стиль, выбранный Вучичем (скорее, группой специалистов) для публичных выступлений, можно охарактеризовать как дадаизм (от фр. dadaismedada - деревянная лошадка; в переносном смысле - бессвязный детский лепет), для которого характерны сознательный иррационализм, при этом рационализм и логика как будто объявлены непримиримым противником. Однако не всё так невинно. За внешне хаотичным агрессивно-депрессивным, жалобно-обвинительным потоком кроется четкая система, направленная на изменение сознания: «По сути, я хочу изменить ваши права. Получить для вас все те права, которые вам принадлежат, которые являются частью того, что называется цивилизованным миром. Я хочу ваше право на жизнь. И ваше право на труд. И ваше право на свободу. На безопасность. Передвижение, образование, лечение». Это - ключ к пониманию происходящего. Вучич меняет тезис: конституционную обязанность сохранения территориальной целостности и суверенитета страны он меняет на права нацменьшинств в другом государстве.

Во-первых, сербская Конституция и так гарантирует своим гражданам права человека. Разве сербских граждан этого кто-то лишил? Кто и как именно? Какие государственные органы и что предприняли для изменения ситуации? Обеспечение прав гарантирует никто иной, как президент страны. Зачем патетически говорить то, что и так является просто обязательной служебной нормой? Но здесь речь идёт о другом. Весь пакет прав, который намеревается обеспечить Вучич косовским сербам - это права нацменьшинств на территории другого государства. Таким образом, сербский глава отказывется от территориальной целостности и суверенитета Сербии над Косово, переходя всего-навсего к вопросу обспечения прав сербов как национального меньшинства в «Республике Косово». Косовский вопрос - это вопрос суверенитета, а не прав нацменьшинств. Сербский президент сознательно подменяет тезис, вводя сербскую и международную общественность в заблуждение.

Кроме того, насчёт образования дело совсем не так чисто, как предсавляет Александр Вучич. Приштинский университет, временно размещённый в северной Косовской Митровице («сербская часть университета»), постоянно подвергается давлению, только за один год было сменено три ректора, отказавшихся интегрировать университет в приштинскую систему образования. Один из смененных ректоров, Сречко Милачич, прямо указывает на угрозу физической раправы, исходящую от нынешнего белградского режима, включая нападение на квартиру. Противоправные действия были совершены в отношении других профессоров университета: «Одному подожгли автомобиль, другому обстреляли машину, третьему перерезали тормозные шланги, четвертого избили,.. суровая реальность заключается в том, что у нас нет проблем с албанцами, а с разрушением университета как института со стороны Марко Джурича»[14].

15 сентября 2018 г. в выступлении Вучича ясно проявляется нота отчаяния, вызванная, очевидно, пониманием того, что позиция США заключается в признании Косово Сербией бузусловно. Так, сербский президент объявил, что «невозможно, чтобы Сербия приняла соглашение о Косово и Метохии без всеохватывающего пакета для Сербии... без дополнительной экономической помощи, драматично быстрого роста»[15]. Фактически речь идет о торговле, Вучич выторговывает хотя бы что-то, что поможет ему сохранить лицо и удержаться у власти. И в этом направлении одновременно, 14 сентября, начальником Генштаба Армии Сербии становится генерал-майор Милан Мойсилович, который в период с 2013 по 2017 гг. являлся главой Военного представительства в Миссии Республики Сербии при НАТО в Брюсселе.

Глава дипломатии Ивица Дачич в тот же день подтверждает, что строительство автомагистрали Ниш-Мердаре-Приштина-Тирана-Драч является одним из ключевых приоритетов Сербии[16]. Данная автомагистраль не имеет никакого экономического смысла для Сербии, но имеет ключевое значение именно для построения «Великой Албании» и переброски сил южного крыла НАТО. Помимо принудительного получения сербами КиМ «косовских паспортов» (при молчаливом одобрении Белграда) с 24 сентября 2018 г. Косовская полиция приступила к усиленному контролю по изъятию автомобилей с «некосовскими» (сербскими) регистрационными номерами. С января 2019 г. действует исключительно международный код «Республики Косово» +383, ликвидируется международный код Сербии (также «достижение» Брюссельских переговоров), для мобильных операторов, не успевших перейти на новые условия, вводятся драконовские меры вплоть до лишения лицензии.

Одновременно стоит отметить и антироссийские акции. Так, 26 сентября на «Хепи ТВ» (зампредседателя Социалистической партии Сербии Ивицы Дачича) Предраг Маркович заявил, что «Борис Ельцин был готов бомбить Сербию, если она не примет план Виктора Черномырдина»[17]. Вдруг публикуются транскрипты переговоров Ельцина и Клинтона 1998-1999 гг., в которых Ельцин якобы говорит о совместной борьбе против Милошевича ради сохранения мира[18]. Российская компания в ходе тендера по приватизации горно-металлургического комбината Бор, несмотря на более выгодные условия, проиграла. Российско-сербский гуманитарный центр в Нише не получил по сей день дипломатический статус.

Администрация Трампа ясно дала понять, что ей нет дела до расхождений взглядов с Европой, особенно с Германией. Вэс Мичелл, выступая в Конгрессе США по поводу мер, предприянтых против России, указал и участие США в диалоге Белград-Приштина. Следовательно, США расценивают белградско-приштинские переговоры как антироссийское средство не только само по себе, но и как средство установления стратегигических отношений с Сербией некоего нового типа. Решение косовской проблемы оттеснит Россию, откроет новую главу в американо-сербских отношениях, усилит контроль и влияние НАТО.

Поскольку время, отведённое Западом для решения косовского вопроса, ограничивается 1-2 ближайшими годами, то инструментом нагнетания напряжённости становятся совместные провокации, спектакли специально для тех, кто не соглашается с вучичевым планом. 29 сентября 2018 г. произошла крупнейшая провокация: Хашим Тачи в сопровождении спецполиции, прокатился на катере по Газиводе. Объяснения КФОР и албанской стороны исходили из Брюссельского соглашения, согласно которому президент Косово совершенно легитимно может посещать любую часть территории своей страны. 29 сентября 2018 г. по российским СМИ прошла информация следующего рода: «Президент Сербии Александр Вучич оставил в силе высший уровень боевой готовности в стране»[19]. Ранее агентство TANJUG со ссылкой на источник в администрации президента сообщило, что в этой связи по приказу главы МВД Небойши Стефановича в состояние полной боевой готовности переведены все силы полицейского спецназа Сербии»[20]. Как указывается в учебнике по военному делу, и эти правила применимы практически ко всем странам мира, четвертый, высший, или полный уровень боеготовности страны, подразумевает проведение следующих мероприятий: «Боевая готовность "Полная" - это состояние наивысшей готовности соединений и частей, выведенных в назначенные районы, выполнивших весь комплекс мероприятий по переводу с мирного на военное положение, включая полное отмобилизование и непосредственную подготовку к боевым действиям, обеспечивающих организованное вступление в бой и успешное выполнение полученной задачи. Приведение войск в боевую готовность "полная" осуществляется по боевой тревоге»[21]. Никакой «полной боевой готовности», разумеется, объявлено не было. Была объявлена повышенная боевая готовновность, а это не одно и то же. Причём, повышенная боеготовность была объявлена в семнадцатый раз, и невооруженным глазом она практически не выявляется. Через два дня тема боевой готовности была забыта, а президент страны преспокойно отбыл в Москву с трёхдневным, но, по сути, туристическим, визитом. Бывший начальник Генштаба Армии Сербии Здравко Понош заметил, что «боевая готовность не поднимается тем, что Вучич поднимет бровь, Марко Джурич нахмурится, а Вулин обует сапоги. Причин выдвигать войска не было, и этого и не случилось»; «Вучич и Тачи вместе подливают масла в огонь вокруг Косово, чтобы привести на грань конфликта, чтобы договор, который они обещали своим менторам, смогли представить общественности как спасительное мирное соглашение»[22]. Сотрудник берлинского Совета по политике демократизации Бодо Вебер отмечает, что «этот визит в Москву, как и выступление в Косовской Митровице, направлены на сокрытие провала попыток направить диалог между Белградом и Приштиной по пути размена территорий»[23].

Очевидных результатов визита не было, а 8-11 октября 2018 г. в Сербии, под Белградом, впервые прошли учения НАТО «Сербия 2018», в которых принимали участие военнослужащие 38 стран. Через несколько дней, с 15 по 19 октября прошли совместные с НАТО учения военных, гражданских и полицейских структур в Белграде REGEX-2018. Напомним, что Сербия находится на ВЫСШЕМ УРОВНЕ СОТРУДНИЧЕСТВА С НАТО - стадии ИПАП. Не забывая, разумеется, для российской общественности регулярно выпячивать свою «военную нейтральность», которая не подтверждена ни в одном соответствующем официальном документе: Стратегии обороны, Стратегии национальной безопасности, Доктрине Армии Сербии. Пресловутый «нейтралитет» - это аллегория, не наполненная реальным содержанием.

Реальным содержданием наполнено сотрудничество с НАТО: соглашение СОФА (подписано в 2014 г., ратифицировано Сербией в 2015 г.); большинство законов Сербии в военной сфере согласовано с НАТО-стандартами, самый значимый среди них - Договор о мерах безопасности секретных военных сведений (подписан в 2014 г.); разрешение Сербии использовать альянсу своё воздушное пространство; в ноябре 2014 г. Сербия получила сертификат НАТО «Тиер-2» - полное соответствие Сербии в кодификационной системе альянса в сфере вооружения и военного снаряжения; вступительный билет в НАТО - соглашение ИПАП (подписано в 2014 г., вступило в силу в 2015 г.); Соглашение о логистической поддержке 2016 г., Центр ядерно-биологическо-хемической защиты в Крушевце получил сертификат НАТО, т.е. находится в распоряжении альянса; в 2017 г. Сербия вошла в состав БОЕВОЙ группы ЕС «Хелброк»; в период с 2012 по 2017 г. Сербия провела 45 учений с НАТО и 5 - с Россией; командование НАТО размещено неспоредственно в здании Генштаба Министерства обороны Республики Сербии[24]. При власти Александра Вучича НАТО предоставлено беспрепятственное перемещение и использование инфраструктуры, гражданских и военных объектов страны в полное и неподконтрольное пользование.

Эти два процесса - сближение с НАТО и сдача Косово и Метохии - неотделимы друг от друга как две стороны одной медали, одно невозможно без другого. Вскоре после двух последних указанных учений с НАТО в октябре 2018 г. последовало письмо сербских интеллектуалов, адресованное Собору Сербской Православной Церкви, в котором указывалось на то, что «настало время указать на реальную опасность передачи Косово и Метохии. Официальная политика Сербии продолжает отступать от своей конституционной обязанности защищать часть государственной территории, а в особенных условиях оккупации Косово и Метохии - защищать народ, имущество и духовное наследние. Высшие государственные функционеры вбросили злонамеренный план о «разграничении» сербов и албанцев в крае, что, по своей сути, сначала обеспечит формальное признание ложного государства Косово со стороны Сербии, а потом и присоеднение этой части сербской территории к Великой Албании...»[25]. Причем сербы непосредственно из северной Косовской Митровицы связывают ускорение негативных процессов с появлением «Сербского списка»: если ранее за определённый период времени выезжало пять сербских семей, то теперь за то же время - 25, народ ещё яснее увидел, что ему готовят, и албанцы поняли, к чему идёт дело, и если ранее они готовы были платить большие деньги за сербское имущество, то теперь они стали намного ниже реальных. Так, если в Грачанице сербы продавали землю минимально по пять тысяч евро за сотку (а ещё раньше цены достигали и гораздо больших пределов), то сейчас цена за сотку составляет 300 евро. Тем, кто остаётся, очень сложно найти работу или начать свой бизнес, чтобы обеспечить хотя бы минимальные потребности семьи[26]...

8 августа 2019 г. последовало предельно ясное формулирование позиции Вучича по косовскому вопросу: «Сербия не может согласиться с независимостью Косово, если она сама ничего не получит»[27]. Американский специалист по «Западным Балканам» Дин Пинелис 19 августа 2019 г. заявил, что «Трампа не интересует, что подпишут Вучич и Тачи», но это должно быть сделано до выборов 2020 г.[28], следовательно, дело принимает экстренный оборот. 20 августа 2019 г. Александр Вучич неожиданно вылетел на переговоры с госсекретарем США Майком Помпео. Из этого следует, что США берут на себя руководящую роль в определении формы, содержания и сроков итогового урегулирования косовского вопроса. Александр Вучич и Хашим Тачи идут в одной упряжке, следовательно, всем заинтересованным сторонам следует учитывать, с кем они имеют дело и просчитывать все варианты развития грядущих весьма тяжёлых событий.

 

Анна Игоревна Филимонова, кандидат исторических наук, Москва

 



[1] http://rs.n1info.com/a415462/Vesti/Vucic-upoznao-Sorosa-sa-tokom-pregovora-s-Pristinom.html

[2] http://www.novosti.rs/вести/насловна/политика.393.html:748363-PREDSEDNIK-SRBIJE-STIGAO-NA-KOSOVO-Vucic-porucio-sa-Gazivoda-Najmocnije-sile-su-protiv-bilo-kakvog-dogovora-i-bice-jako-tesko-postici-sporazum

[3] http://www.rts.rs/page/stories/ci/story/1/politika/3224648/vucic-ja-sam-za-razgranicenje-sa-albancima.html

[4] http://www.nspm.rs/hronika/n1-kompromis-s-kosovom-najtajnovitija-srpska-rec.html

[5] Вучић: одавде нема назад, и у добру и у злу бићемо уз свој народ // Канцеларија за координационе послове у Преговарачком процесу са Привременим институцијама самоуправе у Приштини. Влада Републике Србије. 08.09.2018. http://www.kord-kim.gov.rs/v2720.php

[6] https://www.dss.rs/pokrajinski-odbor-dss-za-kim-srbi-sa-kosova-su-za-vucica-gradjani-drugog-reda/

[7] http://www.nspm.rs/hronika/aljbin-kurti-vucic-i-taci-kontaktiraju-na-nedeljnom-nivou-ali-u-funkciji-njihove-vlasti-sever-je-epitom-bezakonja-haraju-kriminalne-bande-veselinovica-i-radoicica-preko-kojih-srpska-vlast-kaznjava-svaku-neposlusnost-lokalnih-srba.html

[8] http://www.rts.rs/page/stories/ci/story/1/politika/3536690/vucic-vreme-da-izaberemo-izmedju-slatke-lazi-i-gorke-istine.html

[9] http://www.rtv.rs/sr_ci/politika/vucic-nemacka-nas-je-vec-razgranicila-samo-iz-naseg-ugla-postoji-pitanje-cije-je-kosovo_942145.html

[10] http://www.nspm.rs/hronika/vucic-nastavlja-posetu-kosovu-veterani-ovk-blokirali-put-ka-selu-banje.html

[11] http://www.nspm.rs/hronika/ramus-haradinaj-vatikan-unapredjuje-odnose-sa-kosovom.html

[12] https://rs.sputniknews.com/politika/201906101120060070-vucic-razgranicenje-jednog-dana-mora-biti-na-stolu-blize-mi-je-ono-sto-govere-amerikanci-i-francuzi/

[13] http://www.nspm.rs/hronika/vucic-povodom-saopstenja-sabora-spc-o-kosovu-ja-ne-mogu-da-bacam-anateme-kao-neki-od-vas-ali-vas-pitam-kad-smo-mi-to-imali-suverenitet-na-kim-i-zasto-volite-tacija-i-cekua-i-slikate-se-sa-njima.html

[14] http://www.magazin-tabloid.com/casopis/?id=06&br=440&cl=05

[15] http://www.nspm.rs/hronika/aleksandar-vucic-nije-moguce-da-srbija-prihvati-sporazum-o-kim-bez-sveobuhvatnog-paketa-za-srbiju.html

[16] http://www.nspm.rs/hronika/ivica-dacic-eu-je-najbolji-okvir-za-sve-zemlje-regiona-autoput-nis-pristina-tirana-drac-kljucan-prioritet-za-srbiju.html

[17] https://srbin.info/politika/otadzbina-vucic-zarad-jos-jednog-mandata-spreman-da-se-odrekne-kim/

[18] http://www.nspm.rs/hronika/transkripti-razgovora-jeljcina-i-klintona-o-milosevicu-i-bombardovanju-jugoslavije-1999.-godine-klinton-znam-da-si-protiv-ali-ne-bih-da-ovo-utice-na-nase-odnose-jeljcin-razgovaracemo-ali-posle-ovoga-vise-medju-nama-nece-biti-prijateljstva.html

[19] https://iz.ru/794929/2018-09-30/prezident-serbii-prodlil-vysshii-uroven-boegotovnosti-i-strane

[20] https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/5619259

[21] https://megaobuchalka.ru/8/30553.html

[22] http://www.nspm.rs/hronika/zdravko-ponos-niti-je-bilo-razloga-za-pomeranje-vojske-niti-se-to-desilo-opasno-je-kada-se-vucic-i-taci-igraju-mira-a-kamoli-rata.html

[23] http://www.nspm.rs/hronika/bodo-veber-za-vladu-srbije-od-2013.-godine-od-kada-je-usla-u-dijalog-kosovo-uopste-nije-deo-srbije.html

[24] Пецић Жарко Србија и војна неутралност - поглед уназад // Српски став, 21.07.2017. https://srpskistav.com/autorski-tekstovi/srbija-i-vojna-neutralnost-pogled-u-nazad/

[25] http://www.nspm.rs/hronika/vise-od-60-srpskih-intelektualaca-uputilo-pismo-saboru-spc-u-kojem-od-crkve-traze-da-vernom-narodu-i-javnosti-ukaze-na-realnu-opasnost-od-predaje-kim.html

[26] https://facebookreporter.org/2017/12/15/poslednji-egzodus-srba-sa-kim/

[27] https://eadaily.com/ru/news/2019/08/08/vuchich-serbiya-ne-soglasitsya-na-nezavisimost-kosovo-esli-nichego-ne-poluchit

[28] http://www.nspm.rs/hronika/din-pinelis-trampa-ne-zanima-sta-ce-vucic-i-taci-potpisati-ali-ce-zestoko-reagovati-ako-ne-bude-dogovora-do-februara-2020.html

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Анна Филимонова:
Аутодафе сербских интеллектуалов ЛГБТ-сообществом
Расправа содомитов с автором РНЛ Владимиром Димитриевичем носит демонстративно-карательный характер
06.04.2019
Россия теряет поддержку сербского народа
К этому ведет безоглядная поддержка Москвой «режима жалкого предательства» Александра Вучича
28.08.2018
Все статьи автора
"Косово"
Все статьи темы
Последние комментарии
Либерализм как греховная идея
Новый комментарий от Александр Волков
15.11.2019
Александр Щипков: О задачах русского реалистического театра
Новый комментарий от Александр Волков
05.12.2019
Заработала авторизация и форум
Новый комментарий от Разработчик РНЛ
04.12.2019
Кто укажет Родниной её место?
Новый комментарий от Ортодоксос
05.12.2019
Модернистские потуги или обыкновенное невежество?
Новый комментарий от Ортодоксос
05.12.2019
Пушкину лишить депутатского статуса и арестовать
Новый комментарий от Владимир Петрович
28.11.2019