Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Ей, гряди, Господи Иисусе!»

Владимир  Воропаев, Русская народная линия

31.05.2019


Тайна смерти Н. В. Гоголя в свете его церковного мировоззрения. Части 9-10 …

Части 1-2

Часть 3

Части 4-5

Части 6-8

<9>

Нам теперь не узнать истинного чувства, которое испытывал Гоголь, сжигая рукописи. М. П. Погодин в статье-некрологе вопрошал по поводу этого события: «Было ль это действие величайшим подвигом христианского самоотвержения, самою трудною жертвою, какую может только принесть наше самолюбие, или таился в нем глубоко сокрытый плод тончайшего самообольщения, высшей духовной прелести, или, наконец, здесь действовала одна жестокая душевная болезнь?»[1].

На эти вопpосы существуют pазные ответы. Некоторые современники Гоголя и его биографы считали, что он сжигал рукописи в минуту безумия. Этой версии придерживается, например, Константин Мочульский. «Несомненно, - пишет он, - что Гоголь совершил сожжение в состоянии умоисступления; очнувшись, он раскаивался в нем и плакал»[2]. С таким мнением согласиться никак нельзя.

Решение Гоголя жечь рукописи не было внезапным. Вот как рассказывает об этом М. П. Погодин: «Ночью, во вторник, он долго молился один в своей комнате. В три часа призвал своего мальчика и спросил его, тепло ли в другой половине его покоев. - „Свежо„ - отвечал тот. - „Дай мне плащ, пойдем: мне нужно там распорядиться". И он пошел, со свечой в руках, крестясь во всякой комнате, чрез которую он проходил. Пришед, велел открыть трубу как можно тише, чтоб никого не разбудить, и потом подать из шкафа портфель. Когда портфель был принесен, он вынул оттуда связку тетрадей, перевязанных тесемкой, положил ее в печь и зажег свечой из своих рук.

Мальчик, догадавшись, упал пред ним на колени и сказал: „Барин, что вы это, перестаньте!" - „Не твое дело, - отвечал он, - молись!". Мальчик начал плакать и просить его. Между тем огонь погасал, после того как обгорели углы у тетрадей. Он заметил это, вынул связку из печки, развязал тесемку и уложил листы так, чтоб легче было приняться огню, зажег опять и сел на стуле перед огнем, ожидая, пока все сгорит и истлеет. Тогда он, перекрестясь, воротился в прежнюю свою комнату, поцеловал мальчика, лег на диван и заплакал. - „Иное надо было сжечь, - сказал он, подумав, - а за другое помолились бы за меня Богу; но, Бог даст, выздоровею и все поправлю"»[3].

Это самый полный рассказ, основанный на свидетельствах гоголевского слуги Семена и графа Толстого. Из него следует, что Гоголь сжигал рукописи после продолжительной молитвы[4], в его действиях не было ничего, что напоминало бы исступление. Тщательное изучение источников приводит к заключению, что Гоголь действовал совершенно осознанно.

Литературовед Василий Гиппиус высказал предположение, что сожжение явилось результатом роковой случайности. По его мнению, Гоголь не проверил содержимого перевязанной тесемкой пачки. Едва ли это так. Тем более что, по словам Шевырева, Гоголь отбирал бумаги: «некоторые откладывал в портфель, другие обрекал на сожжение. Эти последние велел мальчику связать трубкою и положить в камин»[5].

Примечательно, что Константин Леонтьев, духовный сын преподобного Амвросия Оптинского, говорил, что тот «больше сочувствовал сожжению Гоголем своих произведений, чем писанию»[6]. Прозорливый и святой старец в точности понял духовный смысл происшедшего - Гоголь следовал твердо воле Божией и сделал свой выбор сознательно.

Духовный смысл кончины Гоголя не укрылся от наиболее проницательных его современников. Княжна Варвара Николаевна Репнина-Волконская писала в своих воспоминаниях: «Я понимаю, что Гоголь сжег свое творение, и не понимаю плача С. Т. Аксакова и недоумения многих по поводу того, что Гоголь под конец своей жизни не остался прежним Гоголем, юмористом, а сделался истинным христианином. Все и вся должно исчезнуть; в новом, обновленном мире тленное не будет иметь места, и Гоголь обновленный в Царстве Небесном уже не Гоголь земной, но бессмертная ликующая душа, воспевающая „Свят, свят, свят!"»[7].

Широкое распространение имеет версия, что Гоголь сжигал рукописи, будучи недоволен своим трудом как художник. Ее придерживался, например, такой авторитетный ученый, как академик Николай Саввич Тихонравов. По его словам, предсмертное сожжение «было сознательным делом художника, убедившегося в несовершенстве всего, что было выработано его многолетним мучительным трудом»[8].

Однако оценивать эстетическую, художественную сторону второго тома сложно уже потому, что мы имеем дело с черновыми главами и набросками. Поэтому нет причин говорить о неудаче творческого характера. Неизвестно, как сожженные главы выглядели бы в беловике. Ведь не оцениваем мы художественные достоинства черновиков первого тома, - нет у нас на это права, - они не предъявлены автором читателю. И все же отметим, что слушавшие главы второго тома в чтении Гоголя в подавляющем большинстве отзывались о них очень высоко. Так, 29 августа 1849 г. Сергей Тимофеевич Аксаков сообщал сыну Ивану: «Не могу больше скрывать от тебя нашу общую радость: Гоголь читал нам первую главу 2-го тома „Мертвых душ". Слава Богу! Талант его стал выше и глубже...» (Гоголь в письмах и воспоминаниях С. Т. Аксакова)[9].

В начале января 1850 г. Гоголь снова прочел Аксаковым первую главу, но уже в переработанном виде. Иван Сергеевич Аксаков, присутствовавший на чтении, писал родным из Ярославля 9 января этого года: «Спасибо Гоголю! Все читанное им выступало передо мною отдельными частями во всей своей могучей красоте... Если б я имел больше претензий, я бы бросил писать: до такой степени превосходства дошел он, что все другие перед ним пигмеи» (Гоголь в письмах И. С. Аксакова)[10].

Через две недели, 19 января, Гоголь прочитал Аксаковым вторую главу. На другой день Сергей Тимофеевич спешил поделиться своим впечатлением с сыном Иваном: «До сих пор не могу еще придти в себя <...> Такого высокого искусства: показывать в человеке пошлом высокую человеческую сторону, нигде нельзя найти <...> Теперь только я убедился вполне, что Гоголь может выполнить свою задачу, о которой так самонадеянно и дерзко, по-видимому, говорит он в первом томе»[11].

По свидетельству современников, слушавших в чтении Гоголя первые главы второго тома в период с 1849 по 1851 г., окончательный текст отличался от тех черновиков, которые дошли до нас. Отличия эти касались главным образом более тщательной отделки произведения. Однако, без сомнения, и сохранившиеся главы имеют высокие достоинства, являются своеобразным художественным завещанием Гоголя русской прозе второй половины ХIХ в. Знаменательно, что Н. Г. Чернышевский, вовсе не сочувствовавший позднему направлению Гоголя, писал в «Очерках гоголевского периода русской литературы»: «В уцелевших отрывках есть очень много таких страниц, которые должны быть причислены к лучшему, что когда-либо давал нам Гоголь...»[12].

 

<10>

На похоронах Гоголя возникли споры. Друзья хотели отпевать его в приходской церкви Преподобного Симеона Столпника, которую он любил и посещал. Однако по настоянию начальства Гоголь был отпет в университетской церкви Святой мученицы Татианы. Позднее, в 1881 г. Иван Аксаков в письме к известному библиографу Степану Ивановичу Пономареву так освещал эту распрю: «Сначала делом похорон стали распоряжаться его ближайшие друзья, но потом университет, трактовавший Гоголя в последнее время как полусумасшедшего, опомнился, предъявил свои права и оттеснил нас от распоряжений. Оно вышло лучше, потому что похороны получили более общественный и торжественный характер, и мы все это признали и предоставили университету полную свободу распоряжаться, сами став в тени»[13].

 

Нательный крест Гоголя

 

Хоронили Гоголя 24 февраля в Свято-Даниловом монастыре. «Погребение совершал приходский священник Алексей Иоаннович Соколов, с диаконом Иоанном Михайловым Пушкиным, дьячком Георгием Александровичем Линьковым и пономарем Петром Кирил<л>овым Марковым» (Свидетельства о Гоголе в записи Н. П. Бочарова)[14]. Псалтирь у гроба Гоголя в университетской Татианинской церкви читала Елизавета Ивановна Попова[15].

Сороковой день по кончине Гоголя пришелся на понедельник Светлой седмицы (Пасха Христова в 1852 г. праздновалась 30 марта). У могилы Гоголя на кладбище Свято-Данилова монастыря собрались его друзья и почитатели: С. Т. Аксаков, Ю. Ф. Самарин, А. С. Хомяков, П. В. Киреевский, Н. В. Берг, Т. Н. Грановский, А. Н. Островский, Т. И. Филиппов и другие - всего около сорока человек. После заупокойной обедни была отслужена панихида по усопшему рабу Божию Николаю. «Утешением было в нашем горе, - вспоминал С.П. Шевырев, - слышать воскресный колокол вместе с заупокойным пением. На могиле его, убранной зеленью и цветами среди снега, мы слышали: „Христос Воскресе!"»[16].

Кончина Гоголя примирила рассорившихся было С. Т. Аксакова и С. П. Шевырева, Ю. Ф. Самарина и М. П. Погодина. Последний записал в своем дневнике 29 марта 1852 г.: «А ведь действительно в смерти Гоголя что-то примиряющее и любовное»[17]. Уместно вспомнить здесь слова, обращенные к графу А. П. Толстому в статье «Занимающему важное место» (запрещенной цензурой и увидевшей свет только после смерти Гоголя): «Я даже уверен, что когда буду умирать, со мной простятся весело все меня любившие: никто из них не заплачет и будет гораздо светлее духом после моей смерти, чем при жизни моей»[18].

После панихиды предложена была трапеза (согласно завещанию Гоголя[19]) шестидесяти бедным и монашествующей братии. На поминальном обеде в покоях настоятеля, архимандрита Пармена, Шевырев прочел «Светлое Воскресенье» - последнее напечатанное при жизни произведение Гоголя. Все были тронуты до слез. «Можете себе представить, - писал М. П. Погодин, - какую силу получило каждое его слово, само по себе сильное, теперь послышавшееся из могилы, запечатленное великой печатью смерти - и бессмертия»[20]. В этот день впервые столь светло и победно прозвучало духовное слово Гоголя, единодушно и сердечно воспринятое друзьями его.

Во время поминальной трапезы обдумывали, какой памятник поставить Гоголю. «Две надписи встретили всеобщее сочувствие, - вспоминал Шевырев. - Одна относится к нему как к писателю и взята из пророка Иеремии: „Горьким словом моим посмеюся". Другая относится к любимым мыслям последнего десятилетия его жизни. В ней выражается сосредоточие всех его мыслей: „Ей, гряди, Господи Иисусе!" Поминки происходили в замечательный день: 30 марта, по преданию Церкви, было распятие Спасителя. С 31-го марта на первое апреля совершилось Воскресение. 31-го марта мы поминали его»[21]. Ни Шевырев, ни кто-либо другой из присутствовавших, не знали, что это был день смерти отца Гоголя, Василия Афанасьевича, умершего на третий день Светлого Христова Воскресения и завещавшего похоронить себя в родной деревне возле церкви.

 

Могила Гоголя в Свято-Даниловом монастыре в Москве. Фотография. Начало ХХ в.

 

Предполагаемые надписи на гоголевском памятнике были предложены Шевыревым; во всяком случае, первая из них - из пророка Иеремии (на церковнославянском языке: 20: 8): «Горьким словом моим посмеюся». Этот стих из Священного Писания, помещенный на надгробной плите из черного мрамора и ныне наиболее часто цитируемый, по словам писателя Петра Паламарчука, «замечательно отразил союз художественной правды с пророческим служением, в котором сам Гоголь видел смысл своего творчества»[22]. Слова «Ей, гряди, Господи Иисусе», взятые из Апокалипсиса (22: 20), впоследствии были выбиты на надгробном камне Гоголя (так называемой Голгофе) и выражают, без сомнения, самое главное в его жизни и творчестве: стремление к стяжанию Духа Святого и приготовление души к встрече с Господом.

Владимир  Алексеевич Воропаев, доктор филологических наук, профессор Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова

 

Источники и литература

Аггеев К., свящ. Христианство и его отношение к благоустроению земной жизни: Опыт критического изучения и богословской оценки раскрытого К. Н. Леонтьевым понимания христианства. Киев: Типография «Петр Барский», 1909. [2], X, 333 с.

Агеева З. Душевная болезнь Гоголя: патография. Изд. 2-е, доп. и испр. М.: Алгоритм, 2017. 112 с.

Баженов Н. Н. Болезнь и смерть Гоголя / Публичное чтение в годичном заседании Московского общества невропатологов и психиатров. М.: типолитография т-ва И. Н. Кушнерев и К°, 1902. 38 с.

Барсуков Н. П. Жизнь и труды М. П. Погодина. СПб.: Типография М. М. Стасюлевича, 1894. Кн. 8. 629 с.

Белышева А. Тайна смерти Гоголя // Нева. Л., 1967. № 3. С. 170-181.

Вайскопф М. Я. Сюжет Гоголя: Морфология. Идеология. Контекст. Изд. 2-е, испр. и расшир. М.: Российский гос. гуманитарный ун-т, 2002. 686 с.

Варнава (Беляев), еп. Основы искусства святости. Опыт изложения православной аскетики: В 4 т. Т. 4. Нижний Новгород: Издание Братства во имя святого князя Александра Невского, 1998. 415 с.

Воропаев В.А. Николай Гоголь: Опыт духовной биографии. 2-е изд., испр., доп. М.: Паломник, 2014. 336 с.

Воропаев В.А. Эсхатология Н. В. Гоголя [Электронный ресурс] // Язык и текст langpsy.ru. 2016. Том 3. № 4. С. 9-24 (дата обращения: 29.08.2018).

Галант И. Б. Эвроэндокринология великих русских писателей // Клинический архив гениальности и одаренности. Н. В. Гоголь. Вып. 1. Т. 3. [Без м. изд.,] 1927. С. 56-65.

Гиппиус В. Гоголь // Гиппиус В. Гоголь; Зеньковский В. Н. В. Гоголь / Предисл. и сост. Л. Аллена. СПб.: Изд-во «Logos», 1994. С. 9-188.

Гоголь Н. В. Полное собрание сочинений и писем: В 17 т. / Сост., подгот. текстов и коммент. И. А. Виноградова, В. А. Воропаева. М.; Киев: Изд-во Московской Патриархии, 2009-2010.

Гоголь Н. В. Сочинения: [В 7 т.] Изд. 10-е / Текст сверен с собственноручными рукописями автора и первоначальными изданиями его произведений Николаем Тихонравовым. М.: Издание книжного магазина В. Думнова, под фирмою «Наследники бр. Салаевых», 1889. Т. 3. 617 с.

Гоголь в воспоминаниях, дневниках, переписке современников. Полный систематический свод документальных свидетельств. Научно-критическое издание: В 3 т. / Издание подгот. И. А. Виноградов. М.: ИМЛИ РАН, 2011-2013.

Гозенпуд А. Русский оперный театр ХIХ века: [В 3 т.] Т. 1: 1836-1856. Л.: Музыка, 1969. 464 с.

Добротолюбие в русском переводе, дополненное: [В 5 т.] Т. 4. Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1992 / Репринтное издание: М.: Издание Русского на Афоне Пантелеимонова монастыря, 1901. 634, ХХХ c.

<Жуковский В. А.> Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа. Перевод В. А. Жуковского / Редкол.: Ф. З. Канунова (гл. ред.), И. А. Айзикова (подгот. текста и приложений), Д. В. Долгушин (подгот. текста, приложений и коммент.). СПб: Дмитрий Буланин, 2008. 566 с.

Жуковский В. А. Полное собрание сочинений и писем: В 20 т. Т. 11 (второй полутом): Господа нашего Иисуса Христа Новый Завет в переводе В. А. Жуковского / Сост., вступ. статья, примеч. Д. В. Долгушина; подгот. текста Ф. З. Кануновой, И. А. Айзиковой, Д. В. Долгушина; ред. Д. В. Долгушин, А. С. Янушкевич. М.: Издательский Дом ЯСК, 2016. 664 с.

Завитневич В. Религиозно-нравственное состояние Н. В. Гоголя в последние годы его жизни // Памяти Гоголя. Научно-литературный сборник, изданный Историческим обществом Нестора-летописца / Под ред. Н. П. Дашкевича. Киев, 1902. Отд. II. С. 338-424.

<Игнатий, свт.> Полное собрание творений святителя Игнатия (Брянчанинова): [В 8 т.] / Сост. А. Н. Стрижева, О. И. Шафрановой; общ. ред. А. Н. Стрижева. М.: Паломник, 2001-2006.

Иннокентий, архиеп. Херсонский и Таврический. Поучения на Св. Четыредесятницу на молитву св. Ефрема Сирина «Господи и Владыко живота моего» / Воспроизведение издания Одесской Типо-хромо-литографии М. Соколовской 1910 г. М.: Православный Свято-Тихоновский богословский институт, Акционерная рекламно-издательская компания «Арико», 1995. 112 с.

<Исаак Сирин, преп.> Иже во святых отца нашего аввы Исаака Сириянина Слова подвижнические. М.: Издание Донского монастыря и изд-ва «Правило веры», 1993 / Репринтное издание: Сергиев Посад: Типография Свято-Троицкой Сергиевой лавры, 1911. ХII, 435, Х, 87 с.

Карташев А. В. Вселенские соборы. М.: Изд-во Республика, 1994. 216 с.

Концевич И. М. Оптина Пустынь и ее время / Перепечатка с изд. Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле (США), 1970, перераб. и доп. Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2013. 688 с.

<Кулиш П. А.> Записки о жизни Николая Васильевича Гоголя, составленные из воспоминаний его друзей и знакомых и из его собственных писем: В 2 т. СПб.: В типографии Александра Якобсона, 1856.

Личко А. Как умер Гоголь // Наука и религия. М., 1966. № 12. С. 80-87; 1967. № 1. С. 137-141. То же // Мир человека. М., 1976. C. 123-134.

Мелехов Д. Е. Психиатрия и проблемы духовной жизни // Русское Возрождение. Нью-Йорк; Париж; Москва. 1989. № 47-48. С. 24-30.

Мелехов Д. Е. Психиатрия и проблемы духовной жизни // Психиатрия и актуальные проблемы духовной жизни. Изд. 2-е, испр. и доп. М.: Свято-Филаретовская московская высшая православно-христианская школа, 1997. С. 3-61. [О Гоголе: С. 38-43.]

Мелехов Д. Е. Психиатрия и проблемы духовной жизни // Психиатрия и актуальные проблемы духовной жизни. Изд. 3-е, испр. М.: Свято-Филаретовская московская высшая православно-христианская школа, 2003. С. 3-61. [О Гоголе: С. 40-44.]

Мелехов Д. Е. Скорбный лист Николая Гоголя // Медицинский Вестник.1994. № 2. С. 15

Михаил (Козлов), архим. Записки и письма / Богородице-Рождественский Бобренев монастырь Московской епархии; издание подгот. И. В. Басин. М., 1996. 160 с.

Молохов А. Н. О паранойе у Н. В. Гоголя // Труды / Кишиневский медицинский институт. Клиника психиатрии; Республиканская психиатрическая больница № 1 МССР. Кишинев, 1967. Вып. 2. Клиника шизофрении. С. 233-246.

Мочульский К. Духовный путь Гоголя. Париж: YMCA-PRESS, 1976. 147 c.

Настольная книга священнослужителя. Т. 8: Пастырское богословие. М.: Издание Московской Патриархии, 1988. Гл. 19: Грехопадение - болезнь и смерть. Раздел Пастырская помощь душевнобольному. С. 314-319 [О Гоголе: С. 316-319].

Нилус С. Великое в малом. Новосибирск: Благовест, 1992 / Репринтное издание Свято-Троицкой Сергиевой лавры: Сергиев Посад, 1911. 392 с.

Образцов Ф., прот. О. Матфей Константиновский, протоиерей Ржевского собора. По моим воспоминаниям // Тверские Епархиальные Ведомости. 1902. № 5. 1 марта. Часть неофициальная. С. 128-141.

Паламарчук П. Г. «Ключ» к Гоголю // Он же. Козацкие могилы: Повести, сказания, художественные исследования. М.: Современник, 1990. С. 336-422.

Пентковский А. М. История текста и автор «Откровенных рассказов странника» // Богословские труды. Вып. 47-48 / Отв. ред. Е. С. Полищук; науч. ред. М. М. Бернацкий, А. Г. Дунаев. М.: Изд-во Московской Патриархии Русской Православной Церкви, 2018. С. 343-448.

Письма к библиографу С. И. Пономареву. М.: Издание Л. Э. Бухгейма, 1915. [4], 230, [2] с.

Погодин М. П. Кончина Гоголя // Москвитянин. 1852. № 5. Отд. VII. Современные известия. С. 47-50.

<Попова Е. И.> Дневник Елизаветы Ивановны Поповой. 1847-1852 / Под ред. кн. Н. В. Голицына; предисл. Л. В. Беловинского; Гос. публичная историческая библиотека России. М, 2013. 320 с. - (Вглядываясь в прошлое).

[Печ. по изд.: Попова Е. И. Дневник Елизаветы Ивановны Поповой / Под ред. кн. Н. В. Голицына. СПб., 1911. ХV, 283 [6] с. - (Из московской жизни сороковых годов).]

Расев А. И. <,прот.>. Очерк жизни в Бозе почившего Ржевского протоиерея о. Матфея Александровича Константиновского: Сводная редакция (1860-1890-1915). Тверь, 2017. 496 с.

Ромашков И. И. А. С. Хомяков, его жизнь и поэзия (По поводу сорокалетия со дня его кончины). М.: Университетская типография, 1900. 15 с.

Сегалин Г. В. Шизофреническая психика Гоголя // Клинический архив гениальности и одаренности. Т. 2. Вып. 3. <Свердловск>, 1926. С. 263-305.

Седакова О. А. Словарь трудных слов из богослужения: Церковнославяно-русские паронимы. М.: Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2008. 432 с.

Смирнов К. «Самосожжение Гоголя» - результат врачебной ошибки. Гоголь не уморил себя голодом, не сошел с ума, не умер от менингита, он был отравлен врачами! // Чудеса и приключения. М., 1995. № 11. С. 36-42.

Смирнов К. Тайна гения. Автор «Мертвых душ» не уморил себя голодом, не сошел с ума, не умер от менингита. Не исключено, что он просто был отравлен врачами // Труд - 7. М., 1996. 1 марта. № 7. С. 8.

Тарасенков А. Т. Последние дни жизни Н. В. Гоголя. Изд. 2-е, дополн. по рукописи. М.: Товарищество скоропечатни А. А. Левенсон, 1902. [2], 33 с.

Уракова Н. «...Прошу вас выслушать сердцем мою „Прощальную повесть"...» (О духовных причинах смерти Н. В. Гоголя) // Лепта. М., 1996. № 28. С. 164-180.

<Феофан Затворник, свт.> Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника. Толкования посланий апостола Павла. Послание к Колоссаем и к Филиппийцам. М.: Московский Сретенский монастырь; Паломник; Правило веры, 1998 / Репринтное издание: М.: Издание Русского Пантелеимонова монастыря, 1892. 464 с.

<Филарет, свт.> Сочинения Филарета, митрополита Московского и Коломенского: В 5 т. М.: Типография А. И. Мамонтова и Кº, 1873-1885.

Флоренский П. А., свящ. Около Хомякова (Критические заметки) // Он же. Сочинения: В 4 т. Т. 2 / Сост. и общ. ред. игумена Андроника (А. С. Трубачева), П. В. Флоренского, М. С. Трубачева. М.: Изд-во «Мысль», 1996. С. 278-336.

Чернышевский Н. Г. Полное собрание сочинений: В 15 т. Т. 3. М.: Гослитиздат, 1947. 885 с.

Чиж В. Ф. Болезнь Н. В. Гоголя // Вопросы философии и психологии. 1903. № 66-70; 1904. № 71.

Чиж В. Ф. Болезнь Н. В. Гоголя. М.: Типолитография товарищества И. Н. Кушнерев и Кº, 1904. 218 с.

Чиж В. Ф. Болезнь Н. В. Гоголя // Он же. Болезнь Н. В. Гоголя: Записки психиатра. М.: Республика, 2001. С. 3-203.

Шенрок В. И. Материалы для биографии Гоголя: [В 4 т.] Т. 4. М., 1898. 974 с.

Впервые напечатано: Русско-Византийский вестник. СПб, 2019. № 1(2)



[1] Погодин М. П. Кончина Гоголя. С. 49.

[2] Мочульский К. Духовный путь Гоголя. С. 143.

[3] Погодин М. П. Кончина Гоголя. С. 49.

[4] Святые отцы учат, что начатое с молитвой дело не может быть небогоугодным и тем более безрассудным, потому что оно предпринято с любовью, надеждой и верой.

[5] Гоголь в воспоминаниях, дневниках, переписке современников. Т. 2. С. 108.

[6] Аггеев К., свящ. Христианство и его отношение к благоустроению земной жизни: Опыт критического изучения и богословской оценки раскрытого К. Н. Леонтьевым понимания христианства. Киев, 1909. С. 101.

[7] Гоголь в воспоминаниях, дневниках, переписке современников. Т. 3. С. 102.

[8] Гоголь Н. В. Сочинения: [В 7 т.] Изд. 10-е. Т. 3. М., 1889. С. 576.

[9] Гоголь в воспоминаниях, дневниках, переписке современников. Т. 2. С. 605.

[10] Там же. С. 928.

[11] Там же. С. 609-610.

[12] Чернышевский Н. Г. Полное собрание сочинений: В 15 т. Т. 3. М., 1947. С. 13.

[13] Письма к библиографу С. И. Пономареву. М., 1915. С. 142.

[14] Гоголь в воспоминаниях, дневниках, переписке современников. Т. 3. С. 578.

[15] См.: Дневник Елизаветы Ивановны Поповой. С. 308.

[16] Гоголь в воспоминаниях, дневниках, переписке современников. Т. 2. С. 110.

[17] Там же. С. 515.

[18] Гоголь Н. В. Полное собрание сочинений и писем. Т. 6. С. 152-153.

[19] В «Завещании», напечатанном в книге «Выбранные места из переписки с друзьями», Гоголь просил помолиться покрепче о душе его и вместо всяких погребальных почестей угостить от его имени «простым обедом нескольких не имущих насущного хлеба».

[20] Гоголь в воспоминаниях, дневниках, переписке современников. Т. 2. С. 515.

[21] Там же. С. 110.

[22] Паламарчук П. Г. «Ключ» к Гоголю // Он же. Козацкие могилы: Повести, сказания, художественные исследования. М., 1990. С. 389.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме