Русский обычай

Очерк о языческом и христианском в народном календаре. Часть 6

 

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Часть 5

 

КРЕСТЬЯНСКО-ХРИСТИАНСКИЙ КАЛЕНДАРЬ. Продолжение

 

* * *

Илья пророк (IX в. до Рождества Xристова; память: 2 (20) июля)...  Неисповедимыми путями российский мужик в череде святых выделил и возлюбил пророка Илию, поселил его в русской земле, одарил русским нравом;  но если русское простолюдье любило Николая Чудотворца эдакой ласковой, безстрашной любовью, яко выходца из пахотных крестьян, то любовь к Илие пророку была преисполнена благодатного Божиего страха. «...Таков по воззрениям народа Илья-пророк, олицетворяющий собой праведный Гнев Божий. Повсюду на Руси он именуется «грозным» и повсюду день, посвященный его памяти (...) считается одним из самых опасных. Во многих местах крестьяне даже постятся всю ильинскую неделю, чтобы предотвратить гнев пророка и спасти от его стрел поля, свои села и скотину». (С. Максимов).

Да, в крестьянском воображении Илия пророк - самый суровый христианский святой: Сердитый, Грозный, Громовник, Громобой, Громовержец ...на Ильин день случались грозы с раскатами грома... но суровость пророка была, словно суровость отца в благочестивой, домостройной семье, который строг, но справедлив и за которым домочадцы, как за каменной стеной.

Крестьяне полагали: Млечный путь - Божия дорога, по которой Бог и святой Илия ездят на колеснице, везомой огненными конями... «На огненной колеснице могучий седой с грозными очами разъезжает из конца в конец по беспредельным небесным полям, и карающая рука его сыплет с надзвездной высоты огненные каменные стрелы, поражая испуганные сонмы бесов и преступивших Закон Божий сынов человеческих. (...) Даже сам сатана трепещет перед грозным Ильей и, застигнутый пророком в облаках, пускается на хитрости, чтобы избежать могучих ударов. «Я в христианский дом влечу и сожгу его», - грозится сатана. А Илья гремит ему в ответ: «Я не пощажу дома, поражу тебя». И ударяет в ту пору своим жезлом с такой силой, что трещат небесные своды и огненным дождем рассыпаются каменные стрелы. «Я в скотину влечу, я в человека войду и погублю их, я в церковь Божию влечу и сожгу ее», - снова грозится сатана. Но Илья неумолим: - «Я и церкви святой не пощажу, но сокрушу тебя», - гремит он опять, и все небо опоясывает огненной лентой, убивая скотину, людей, разбивая в щепки столетние деревья и сжигая св. храмы. (...) Народ представляет себе Илью не только как вестника Небесного гнева, но и как благодетеля человеческого рода, дарующего земле изобилие плодов и прогоняющего нечистую силу, эту виновницу человеческих несчастий и болезней. По-народному поверию, для нечистой силы страшен не только сам Илья, но даже дождь, который проливается в его день, имеет великую силу: ильинским дождем умываются от вражьих наветов, от напусков и чар». (С. Максимов).

 На Ильин день грех робить - Илья убьет молоньей; «один хресьянин робил в Илью. Случилась гроза. Мужик кинулся под лотку. Ударила громова стрела и убила мужика». Или - был, мол, случай, что за работу одного «мужика» появилась ворона с горящей веткой в клюве, стала перелетать с «зарода» на «зарод» и сожгла «сено» у многих односельчан. Так наказывает Илья пророк за непочтительное отношение к себе». (А. Макаренко).

«Гром гремит, говорят, - Илья едет на колеснице, запряженной быком и львом (в иных толкованиях, на тройке белых коней, - А. Б.). Он преследует сатану: где тот спрячется, - туда и «громова стрела падат». (...) «Лешему надо было к спеху шубу; днем он не поспел сшить, сел шитца ночью под сосну, когда Илья гремел. Молонья блеснет, - лешак продернет иголку в шубу, да проворчит: «што, молнишка, не часто светишь!» Илья на это осерчал, пустил в черта Громову стрелу, - деревину расщепило на кусочки, а лешак увернулся и убег с шубой (село Кежемское, Восточная Сибирь. - А. Б.). Варианты этого сказания встречаются также в России». (А. Макаренко).

В поэтическом воображении русского крестьянина Илья-громовержец, как покровитель грома и молнии, небесных вод, вытеснивший славянского идола Перуна, иногда сближался причудливым образом и с былинным богатырем Ильей Муромцем, о чем свидетельствуют некоторые легенды, записанные от крестьян. Известны ильинские присловия: Илья Муромец по небу на шести жеребцах ездит (гром); Молния сверкает - святой Илья вынимает шашку; гром гремит - Илья гонится за чертями и, догнав, ударяет их шашкою, в то же время св. Георгий низвергает с неба стрелы.

«Илья-пророк, наследовавший в народе древнего Перуна, почитается покровителем земледелия и сельского довольства. (...) Одна из отличительных черт его поклонения у всех народов - посвящение ему горных вершин как земной его обители. Храмы и места его обоготворения большею частью помещались на высоких горах или холмах, обросших густыми дубравами, и как символ растительной жизни природы ему же посвящается вечно зеленеющий дуб». (Д. Шеппинг).

 Русская Православная Церковь с особой святостью чтит любимого в народе святого, и во имя пророка Илии была освящена первая церковь, воздвигнутая в Киеве еще при князе Игоре; и святая княгиня Ольга после Крещения построила храм пророка Илии в своем родном селе Выбуты.

Про день памяти пророка Илии крестьяне толковали:

До Ильи поп дождя не намолит, а после Ильи баба фартуком нагонит;

Илья-пророк разъезжает по небу на огненной колеснице и расплескивает святую воду;

До Ильина-дня дожди - закрома, а после Ильина-дня - из закрома;

 Петр и Павел на час убавил, Илья пророк - два уволок (короче световой день);

Первый Спас час припас, Петр и Павел два прибавил, а Илья пророк три приволок (длиннее ночь);

 До Ильи мужик купается, а с Ильей с рекой прощается;

 На Ильин день олень копыто обмочил: вода холодна[1];

До Ильина дня в сене пуд меду, после Ильина пуд навозу[2];

То и веселье Ильинским ребятам, что новый хлеб;

Завязать Илье бороду (окончив жатву, завязывали последний сноп и оставляли его в поле);

Пророк Илья лето кончает, жито зажинает;

Пророк Илья куда ни махнет, всюду жито растет;

К Ильину дню хоть кнутом прехлысни, да заборони.

Илья - последняя девичья гульня (дальше страда);

 Придет Илья, навалит гнилья (мух, комаров), а придет Первый Спас, не будет комаров у нас.

После Ильина дня в поле сива коня не увидишь - вот до чего темны ночи...

Много на ильинской неделе молодыми жнеями пелось обрядовых песен, прозванных жнивными: «Мы в поле были, \ Венки развили, \ Венки развили \ И жито глядели. \ Зароди, Боже, \ Жито густое, \ Жито густое, \ Колосистое, \ Колосистое, \ Ядренистое! \ А Святой Илья \ По межам ходит \ Да житушко родит, \ - Твое житушко \ На пивушко, \ Дочек отдавать, \ Сынов женить, \ Сынов женить \ И пиво варить». (Смоленщина).

В эпоху пророка Илии жил и пророк Елисей, с именем которого у меня вышел потешный случай... Спустя четверть века после выхода в свет «Русского месяцеслова», и я стал доводить книгу до русского ума и православного духа, а прежде добавил краткие жития святых, кои упустил в первом издании. Дошел до двадцатого июля по старому стилю - Ильин день, Илья Грозный, Илья Сердитый, Илья Громовник, Громовержец, Громобой - читаю краткое житие пророка Илии и вдруг обнаруживаю потешную опечатку, кою читатель сходу выудит, прочтя строку: «За свою горячую ревность о Славе Божией пророк Илия был взят на Небо живым в огненной колеснице, свидетелем чего был пророк Енисей, которого святой Илия и помазал на пророчество по воле Божией...».

* * *

Пророк Предтеча и Креститель Господень Иоанн...  В честь него Русская Православная Церковь учредила семь[3] праздников на году, но мы поведем речь лишь о Рождестве Иоанна Крестителя (7 июля); и сей праздничный день по обрядовой насыщенности превосходит иные народно-православные праздники, о чем можно судить и по именам сего дня: Иванов день, Иван Купала, Купальник, Иван Травник, Иван Цветной, Праздник росы.

 Рождество честного славного Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна - величавый праздник, напоминающий всякой христианской душе, что крестилась душа в Божией купели, как и Господь Бог в безгрешном земном житие от Иоанна Крестителя.  «...Крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, - и  се, отверзлись Ему небеса, и увидел [Иоанн] Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение». (Мф. 3: 16-17)

Русские крестьяне уже давно запамятовали о древнеславянском идоле Купале, а посему и купальские обряды уже напрямую связывали со святым Иоанном Крестителем; и даже когда в обрядовом действе, в купальских песнях и поминался Иван Купала, то уже в сознании православного крестьянина за этим именем подразумевался опять же Иоанн Креститель. Да великорусы, в отличие от белорусов и малорусов, редко поминали Купалу; обряды же купания, обливания водой жили лишь в напоминание о том, что Иоанн Предтеча крестил  и самого Господа нашего Иисуса Христа в вольных водах. И воду в сей праздник крестьяне почитали за святую воду...  Хотя в христианской религиозной этике вода обретает очистительную силу лишь после ее освящения крестом и молитвой; а посему Иоанн Креститель, вытеснивший из русского мистицизма языческого идола Купалу, погружал крещаемых иудеев в освященные воды Иордана.

Иванову дню в крестьянском календаре обрядово созвучно предшествовал день Аграфены-купальницы (Агриппины-мученицы); и день почитался за бабий: мужние жены и девицы не стирали белья - грех великий; обливались, купались, умывались утренней росой, катаясь нагими по росным травам во красу и здравие. За Аграфеной зорево являлся Иванов день... 

Из славянского изначалья, из глубокой русской древности пришли и выжили до минувшего столетия обряды Купалы: купальские огни - ночные костры, песни, пляски, хороводы, перепрыгивание через огонь и крапивные кусты, паренье в бане);  купание - в росе, потом в реках или озерах; дерево Морена - пляски вокруг дерева, погружение его в воду;  девичьи обряды; зарывание трав - сбор целебных, чарующих трав и поиски волшебного, светоносного цветка-папоротника, с помощью которого отыскиваются клады;  обереги от нечистой силы - особо от ведьм, что, по суевериям, летают на Лысую гору для шабаша.

Огненные и водяные обряды в древности свершались для очищения души и плоти от скверны; купание и обливание водой - еще и как обряд вымаливания дождя в засуху, чтобы земля была плодородной, а жены и девки красны и чадородливы. Но давно сии языческие обряды утратили мистический смысл и обратились в таинственную и причудливую, веселую игру, а простодушные крестьяне, что в будни трудятся от темна и до темна, любили в праздники потешиться, повеселиться. Иные народоведы-старинари выражали сомнение, что в славянском язычестве был идол Купала и праздник в честь сего истукана; Сергей Максимов полагал, что «...купальские праздники совершались во времена язычества в честь свадьбы «бога» солнца (Ярилы. - А. Б.), супругой которого являлась светоносная Заря-зарница, красная девица... Купальские игрища и праздник совершались в честь солнечной свадьбы, одним из актов которой было купание солнца в водах. Считалось, что на Ивана Купалу все творческие силы земли и солнца в самом зените». (С. Максимов).

Купальские обряды в древности вершили холостые парни и девки - купались в реках и озерах, скакали через ночные костры, искали приворотные травы, завивали хороводы и пели девичьи купальских песни...

 

Ивановская ночка мала, невелика,

Невелика, мала, и я-то не спала.

Я-то не спала, Петра ключи брала,

Зорю размыкала, росу отпускала.

Роса медовая, трава шелковая.

Перед Петром пятым днем

Разгулялся Юрьев конь,

Разбил камень копытом.

В этом орехе ядро есть,

Так у девок правда есть.

 

(Записано в сибирском селе Бородинка от Л. Т. Лазаревич, 1897 г. р., Я. С. Никитиной, 1861 г. р.).

* * *

Великомученик Георгий Победоносец (+ 303 (304) от Рождества Христова; дни памяти: 9 декабря, 6 мая, 16 ноября, 23 ноября) - любимый святой русского народа, обрусевший, величаемый Егорием Храбрым, Юрием Зимним, коему посвящена уйма храмов, монастырей, церковных приделов, и - даже город Юрьев. И любовь к сему святому освящала в русской душе державные, имперские чувства, недаром образ Георгия Победоносца красовался в российском гербе и неслучайно Герб Московского царства - Егорий Храбрый на белом коне, копьем поражающий зеленого дракона, образ что являлось образом язычества

Русский князь Ярослав Мудрый (1019-1054), во святом Крещении Георгий, в честь своего Ангела-хранителя великомученика Георгия, повелел выстроить храм пред вратами Святой Софии. 9 декабря храм был освящен святителем Иларионом, митрополитом Киевским, и установлено ежегодное празднование в честь этого события.

В русском народе за крещенные века сложились долгие свитки дивных легенд и преданий, календарно-обрядовых песен, посвященных Георгию Победоносцу, что по бедам носится на белоснежном коне, пособляя бедолагам, что под знаменам Михаила Архангела, атамана Небесного воинства, со святыми Николой Чудотворцем, Ильей пророком, Сергием Радонежским - в числе покровителей, защитников Земли Русской. В древних сказаниях и былинах обрусевший Егорий Храбрый воспевается как искоренитель вражеского басурманства и оборонитель Святой Руси.

 

Во святой земле, православной,

Нарождается желанное детище

У той ли премудрыя Софии;

И нарекает она по имени

Свое то детище Георгий,

По прозваньцу Храброй.

(...)

«Соизволь, родима матушка,

Осударыня, премудрая София,

Ехать мне ко земле светло-Русской

Утверждать веры христианские».

И дает ему родимая матушка,

Она ли, осударыня премудрая София,

Свое благословение великое».

(...)

Примает он,

Георгий Храброй,

Ту землю светло-Русскую

Под свой велик покров,

Утверждает веру крещеную

По всей земле светло-Русской.

 

Изрядно народных легенд посвящено «Чуду Георгия о змие», где Егорий Храбрый воспевается как атаман христианского воинства, повергающий семиглавого змия - языческое многобожество. А в Забайкалье было записано с уст сказителей предание о Егории Храбром: «Где-то у озера жил змей. Он поедал девушек. И вот выпала доля идти одной девушке к змею... Но в это время туда подъехал Егорий с копьем на коне. Змей стал лизать копыта его коня, и Егорий его заколол копьем. Вот и носится по бедам Егорий Храбрый - отсюда и «победоносец». Он и от волков скот оберегал». (Ф. Болонев).

В русских легендах иногда замысловато сплетался образ святого Георгия с князем Георгием Владимировичем, храброй смертью павшим от татарской стрелы на реке Сити, который положил начало заселению Севера, укрепил города Владимир, Нижний, два Юрьева, которого любили в народе. В старину пелось о князе Георгии Владимировиче: «Егория, света, храбра, у которого по локоть руки в красной замше, по колено ноги в чистом серебре, а во лбу-то солнце, во тылу месяц, по косицам звезды перехожие».

Георгия Победоносца, христианского воителя и православного покровителя лошадей, равно и былинных богатырей Киевских и Новгородских, особо чтили казаки. Казачьи старики говаривали: На Егория Храброго коням отдых, конский праздник, нельзя одевать узду, запрягать в телегу; На Егория (покровителя коней) лошадь «крестом» кормят, испечённым в Крещение Господне.

Будучи победителем страшного Змея ...образ язычества... Егорий-змееборец в крестьянском мире также считался и повелителем змей, и молитвой ко святому Егорию мужики и бабы оберегали от ползучих гадов (полозов) и себя, и животину.

Крестьяне-христиане чествовали Егорий Зимнего (9 декабря) и Егория Вешнего (6 мая); и по сему поводу поминали: На году два Егория: один холодный, другой - голодный.

О Егории Зимнем мужики толковали:

Егория с мостом, Никола с гвоздем;

С Егория медведь засыпает в берлоге, а волки пасутся возле деревенских задворок;

Егория зимний - хранитель скота, повелитель волков, ибо о ту пору рыскают волки, ища добычу, и надо молиться от волчьей напасти Егорию Храброму;

Что у волка в зубах, тот при Егорьевых дарах - хоть и заслонишься от волков молитвой Егорию Храброму, но в сей день святой и волкам подсобляет находить добычу, поскольку их повелитель.

О Егории Зимнем былинщики пели старину:

 

Въехал Егория в леса дремучи,

Встретились Егорию волки прискучи,

Где волк, где два:

«Собирайтесь вы, волки!

Будьте вы мои собаки,

Готовьтесь для страшныя драки...»

 

С Юрия Холодного (Егория Зимнего) вершились хозяйские сделки, шел найм работников, делались расчеты,  мужики при этом рассуждали: Слово с Юрия холодного до Юрия теплого; Мужик болит и сохнет по Юрьев день.

День Егория Летнего обрядово богаче, нежели день Егория Вешнего... Крестьяне считали, что Егорию Храброму даны ключи от неба и земли, и он отпирает небо, давая волю солнцу и звездам силу. В народе также полагали, что Егорий-вешний отпирает росу.

 

Юрий, вставай рано - отмыкай землю,

Выпускай росу на теплое лето,

На буйное жито -

На ядренистое, на колосистое.

 

 На Егория Вешнего девицы умывались утренней росой или катались по росной траве, чтобы стать пригожими, как утренняя зорька, чистыми, как юрьева роса; парни же купались в росе с надеждой быть сильными и здоровыми, как юрьева роса. А приметливые старики говорили:

Юрия росу отпустил;

Юрьева роса от сглаза, от семи недугов;

Гони животину на Юрьеву росу;

На Юрия роса - не надо коням и овса - сытна, целительна росная трава;

На Егория роса - будут добрые проса.

Святой Георгий у русских крестьян - покровитель пастухов и домашнего скота, отчего святого звали и Егорья-скотопас. «В этот праздник по весне в некоторых местностях закликали весну, так как этот день был сроком хозяйственных условий и временем выгона скота. О Егорьевом дне жила приговорка: «В поле стадо гонять и Егорья окликать». Есть и такое Егорьево окликание:

 

Мы вокруг поля ходили,

Егорья окликали,

Макарья величали.

Егорий ты наш храбрый,

Макарий преподобный!

Ты спаси нашу скотинку

В поле и за полем,

В лесу и за лесом,

Под светлым под месяцем,

Под красным солнышком,

От волка от хищного,

От медведя лютого,

От зверя лукавого!

(М. Забылин).

 

На Егория ребятишки ходили по дворам, окликали Егория и выпрашивали гостинцы, обычно вареные яйца. В «Русском земледельческом календаре», составленном А. Ф. Некрыловой есть окликания Егория, записанное в наши дни от Клавдии Александровны Сафоновой из Костромской области: «Перед тем как выгнать скотину на пастбище, ребятишки, подростки обычно ходили по домам с барабанками, шергунцами, трензелем, бубном и пели песню, так называемую «Батюшка Егорий». За это им подавали так называемую мзду: кто яичек, кто денег, кто гостинцев, кто чего. Вставали примерно в два часа ночи и вот будили всю окрестность пением. Пели они:

 

Мы ранешенько вставали,

Белы лица умывали,

Полотенцем утирали,

В поле ходили,

Кресты становили,

Кресты становили,

Егорья вопили:

- Батюшка Егорий,

Макарий, батька храбрый,

Спаси нашу скотинку,

Всю животинку,

В поле и за полем,

В лесу и за лесом.

Волку, медведю,

Всякому зверю -

Пень да колода,

На раменье дорога.

Тетушка Анфисья,

Скорее пробудися,

В кичку нарядися,

Пониже окрутися,

Подай нам по яичку,

Подай по-другому.

Первое яичко -

Егорию на свечку,

Другое яичко -

Нам за труды

За егорьевские.

Мы ходили, хлопотали,

Трое лаптей изодрали,

В кучку покидали,

В бочаг покидали,

Чтобы наши не узнали,

Чтобы нас не заругали!

 

Дальше следовало подаяние. Если подавали хорошо, то, значит, ребята благодарили:

 

Спасибо тебе, тетка,

На хорошем подаянье!

Дай тебе Бог

Подольше пожить,

Подольше пожить

Да побольше нажить -

Денег мешок,

Да белья коробок,

Двадцать телушек,

Все годовушек,

Десять быков,

Все годовиков,

Все полугодовиков!

 

Но бывали случаи, когда ребятам ничего не подавали. Тогда ребята пели неприятную поговорку:

 

Неспасибо тебе, тетка,

На плохом подаянье!

Дай тебе Бог

Подольше пожить

Да побольше нажить -

Вшей да мышей,

Тараканов из ушей».

 

На день Егория (Юрия) Вешнего старики примечали:

 Юрий на порог весну приволок;

Егория землю отмыкает;

 Егорий Храбрый зиме ворог лютый;

 Промеж гор лежит бугор, пришел Егор, унес бугор (снег);

 Святой Георгий красную весну на Красную горку начинает, пророк Илья лето кончает, жито зачинает;

 Егорий из-под спуда зелену травку выгоняет;

 Егорий с теплом, а Никола с кормом;

 Егорий с полувозом, а Никола с целым возом;

 На Руси два Егорья: холодный да голодный, а везде Божья благодать;

 На Егория выезжает и ленивая соха;

Ранний сев ярового с Егория, поздний - с Еремея;

Коли на Егорьев день лист в полушку, на Ильин день клади хлеб в кадушку (можно ожидать урожай раннего сева уже на Ильин день);

На Егория мороз - под кустом овес;

Сена достает: у дурня до Юрья, а у разумного до Николы;

Святой Юрий коров запасает, а Никола коней (коровы могут пастись уже с Юрия, кони - с Николы).

* * *

Славные и всехвальные первоверховные апостолы Петр и Павел (+ 67; память 12 июля) - этот день в народе именовали Петры и Павлы, Петров день, Петровки. В сей день завершается Апостольский (Петровский) пост - петровки-голодовки, как их прозвали в народе, или голодный пост, который начинается через неделю после праздника Святой Пятидесятницы и продолжается до 12 июля. На Петра и Павла народ православный разговлялся; в старину Петров день называли: Петрова говейно. А «петровский пост в крестьянской среде соблюдается во всей строгости церковного устава, а день «заговин» считается праздничным днем.» (С. Максимов).

 В Петров день - дневные и ночные веселые гуляния. «Иностранцы... удивляются, что русские в течение года держат жен и дочерей взаперти, редко отпуская даже к родным в гости или в церковь, в Петров день позволяют им гулять, качаться на качелях, водить хороводы и пользоваться другими забавами. (...) В Саратовской губернии, накануне Петрова дня провожают весну. Мужчины и женщины рядятся разного рода шутами и привязывают несколько телег одну к другой гусем, катаются на них из конца в конец селения и заключают праздник хороводами. В Симбирской и Пензенской губерниях это бывает в заговение Петровского поста. В Тверской губернии, с первого воскресенья после дня св. Петра и Павла начинаются ночные гульбища, называемые Петровками, которые продолжаются до Первого Спаса». (М. Забылин).

 «В с. Архангельском (Забайкалье. - А. Б.), по сообщению А. К. Рассохиной, «разнаряженные» девки собирались на межу к реке Чикою. Восьмерку (карагоды) водили. К этому дню стряпали пирожки, драчены, резали поросенка, приводили ребят чаевать. В Петров день, бывало, красно на протоке. Все гуляют. Кукушке разрешено куковать с Николы вешнего по Прокопьев день, то есть после Петрова дня она кукует всего восемь дней». (Ф. Болонев). В некоторых деревнях и селах варили на Петра и Павла канун (обрядовое пиво, квас), красили вареные яйца, как на Пасху Христову, в желтый цвет, и все эти напитки-наедки уносили в рощи, к вольным водам, где и было гуляние.

 Святые апостолы Петр и Павел почитались крестьянами как покровители рыболовства и рыбаков; более того, среди приморских, приозерных, приречных поселян апостол Петр прозывался рыболовом, ибо из рыбаков и вышел и сподобился от Господа Бога своего Учителя улавливать в духовные сети людские души для их спасения. «Рыбаки молились ап. Петру, который был сам по занятию рыбаком и был призван к апостольскому служению в то самое время, когда занимался рыбной ловлей. От народного внимания не ускользнуло и то обстоятельство, что Сам Христос благословил занятие Петра, и, как замечает Евангелист, после этого благословения апостол поймал так много рыбы, что от их тяжести едва не разорвались сети. Сама Церковь считает уместной молитву св. апостолу Петру, как покровителю рыбного промысла. Так, например, в Требнике Петра Могилы есть чин на освящение новых сетей, и здесь, между прочим, читаем: «Сам Владыко Всесильный и предлежащие сети благословити и в ловитве Твоим Божественным благословением множеством рыб на пищу Твоим рабам всегда исполни, молитвами Преблагословенныя Владычица нашея Богородицы и св. славных и всехвальных апостол Петра, Фомы, Нафаила, Иоанна, и прочих рыбам ловцев бывших». (М. Козлов).

«Молитвенное обращение к обоим апостолам (Петру и Павлу. - А. Б.) забыто народом в России, но сохранилось зато в Сибири. (...) На Ангаре, где развито рыболовство, считается обязательным в праздничную «еству» (пищу) вводить рыбу, предпочтительно свежеизготовленную. (...) Еда «шербы» (ухи) за столом сопровождается почтительным «пригласьем», читаемым громко одним из старших членов семьи: «Петры-Павлы! садитесь хлеба-соли кушать: вам каша, нам чаша; вам рыбка, нам шерба (похлебка. - А. Б.)». (А. Макаренко). «Рыбаки ему молятся (Петру. - А. Б.), служат молебны, а в некоторых местах устанавливают даже обычай ежегодно, в день 29 июня, собирать «Петру-рыболову» на мирскую свечу, которая и становится в храме перед его образом». (С. Максимов).

 Но хоть и с молитвой Христовой приступал ранешний рыбак к лову, а и, суеверный, водяного хозяйнушку забыть не мог. «Удачи рыболовов также находятся во власти водяных. Старики до сих пор держатся двух главных правил: навязывают себе на шейный крест траву Петров крест (заячий горошек), чтобы не «изурочилось», т. е. не явился бы злой дух и не испортил всякого дела, и из первого улова часть его или первую рыбу кидают обратно в воду как дань и жертву. Идучи на ловлю, бывалый рыбак никогда не ответит на вопрос встречного, что он идет ловить рыбу, так как водяной любит секреты и уважает тех людей, которые умеют хранить тайны. Некоторые старики-рыболовы доводят свои угождения водяному хозяину до того, что бросают ему щепотки табаку («на тебе, водяной, табаку; дай мне рыбку») и с той же целью подкуривают снасть богородской травой». (С. Максимов).

Одним из самых старинных обрядов на Петров день можно считать обряд, когда наши крестьяне выходят караулить солнце, смотреть, как оно будет играть на утренней заре. «Это верование, известное исландцам, сохранилось только в Тульской губернии. Поселяне всех возрастов собираются на пригорки, раскладывают огонь и в ожидании солнца проводят ночь в играх и песнях. Едва начинает восходить солнце, все испускают радостные клики. Старики наблюдают, как солнышко играет по небу: оно то покажется, то спрячется; то возойдет вверх, то опустится вниз; то заблещет разными цветами - голубым, розовым и белым, то засияет ясно, что ничьи глаза не стерпят». (И.Сахаров).

Когда играет солнышко, девицы голосисто выводили солнечные заклички:

 

Ой, Ладо! Ой, Ладо! на кургане

Соловей гнездо завивает.

А иволга развивает.

Хоть ты вей, не вей, соловей!

Не быть твоему гнезду совитому,

Не быть твоим деткам вывожатым,

Не летать им по дубравам,

Не клевать им яровой пшеницы!

Ой, Ладо! Ой, Ладо!

 

Пели девушки о сем, поскольку с игрой солнца на Петров день связывали свои любовные надежды, веру в то, что придет счастье и Божий венец покроет их головы.

Про Петровки крестьяне толковали:

С Петрова дня - красное лето, зелен покос, зарница хлеб зарит;

На Петров день и солнышко играет;

Женское лето по Петров день (потом забот вдвое - покос);

С Петрова дня и барашка в лоб (разговение после поста);

Первый Спас час припас, Петр и Павел два прибавил, Илья Пророк три приволок (удлинение ночи);

Петр-Павел час убавил, Илья Пророк - два уволок (короче день);

Придет Петрок - отщипнет листок, придет Илья - отщипнет два;

Строй косы и серпы к Петрову дню, так будешь мужик;

Петровки холодные - год голодный;

Если за неделю до Петрова дня помочит - с хлебом будешь;

На св. Петра один дождь - урожай не дурной, два дождя - хороший, три - богатый;

Цветы и овощи пересаживай и подсаживай до Петров-Павлов, позже - беспрокло;

До Петрова взорать, до Ильина заборонить, до Спаса засеять (озимые)...

 

(Продолжение следует)



[1]  «В Пошехонском в Ярославской губ. (...) так объясняют причину охлаждения речных вод: «Илья-пророк ездит на конях по небу, и от быстрого бега одна из лошадей теряет подкову, которая падает в воду, и вода сразу холодеет». (С. Максимов).

 

[2] - «К Ильину дню стараются скошенное сено высушить и убрать в стоги. Здесь, де, говорят поселяне, сладимая яства в цветах для скотинки». (И.Сахаров).

 

[3] 6 ок­тяб­ря - за­ча­тие, 7 июля - рож­де­ство, 11 сен­тяб­ря - усек­но­ве­ние гла­вы, 20 ян­ва­ря - Со­бор Иоан­на Кре­сти­те­ля в свя­зи с празд­ни­ком Кре­ще­ния Господня, 9 мар­та - пер­вое и вто­рое об­ре­те­ние его гла­вы, 7 июня - тре­тье об­ре­те­ние его гла­вы, 25 ок­тяб­ря - празд­ник пе­ре­не­се­ния его пра­вой ру­ки с Маль­ты в Гат­чи­ну

 

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Анатолий Байбородин:
Великий сын России
К 210-летию со дня рождения генерал-губернатора Восточной Сибири, графа Николая Муравьёва-Амурского
27.08.2019
Русский обычай
Очерк о языческом и христианском в народном календаре. Часть 8
11.03.2019
Русский обычай
Очерк о языческом и христианском в народном календаре. Часть 7
04.03.2019
Русский обычай
Очерк о языческом и христианском в народном календаре. Часть 6
27.02.2019
Русский обычай
Очерк о языческом и христианском в народном календаре. Часть 5
20.02.2019
Все статьи автора