Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

История установления одной диктатуры

Сергей  Лебедев, Русская народная линия

13.10.2018


К 60-летию Пятой Французской республики …

 

Политический деятель, применяя интриги и демагогию, воспользовавшись общенациональным кризисом, приходит к власти. Главным оружием этого политика является его крайне раздутая репутация национального героя. Встав у руля, политик немедленно вводит в стране конституцию, дающую ему диктаторские полномочия. В стране установился режим, при котором полиция расстреливала боевыми патронами оппозиционные демонстрации, против активистов оппозиционных организаций применялись пытки, а неугодных властям политических деятелей спецслужбы похищали на территории третьих стран. В результате манипуляций на выборах побеждали проправительственные партии и деятели. В стране царил культ личности диктатора, верность которому стала официальной программой правящей партии. Следует заметить, что оппозиция тоже не отличалась мягкими нравами, предприняв несколько попыток переворота и организовав на диктатора ряд покушений. Диктатор нарушил территориальную целостность страны, отказавшись от важной и богатой провинции. Что бы народ не слишком много думал, в качестве жевательной резинки для мозгов использовалось искусство. Нескончаемые слезоточивые сериалы, пошлые комедии, костюмные исторические драмы, переполненные музыкой, драками и сексом, заумная поэзия без рифмы, ритма и смысла, и сплошной «авангард» во всем - таково стало искусство в этой стране. Неслучайно художественным символом страны стала крашеная блондинка с кукольным лицом и соответствующим интеллектом. Сам же диктатор проводил «мировую» политику, путешествуя по всему миру и поражая всех своими экстравагантными выходками. Этими выходками он основательно разгневал сильных мира сего, и в результате диктатор вынужден был уйти в отставку после рабочих и студенческих выступлений и вскоре умер. Но созданный им режим существует до сих, а сам политик оказывается в числе величайших исторических деятелей страны.

Вероятно, читатель понял, что имеется в виду Франция, в которой ровно 60 лет тому назад установился режим т.н. «Пятой республики» под руководством Шарля де Голля.

Когда самых разных людей, будь то интеллектуалы или простые обыватели, просят перечислить имена величайших политиков прошлого века, почти всегда в числе первых называют де Голля. Однако, хотя обстоятельства его биографии хорошо известны (во Франции существует целый Институт де Голля, занятый изучением и популяризацией достижений генерала), практически все в деятельности генерала было совсем не тем, чем считается. Де Голль действительно был выдающимся человеком, но надо учитывать, что в стране слепых и одноглазый король, а в стране декаданса великим станет любой, у кого есть воля.

Карьера Шарля де Голля началась в Первую мировою войну, хотя маршальского жезла в его ранце не оказалось. Начав войну лейтенантом, де Голль поднялся только до звания капитана. Он попал в плен, где сидел в одном лагере с пленным русским офицером Михаилом Тухачевским. Потом, в 1920 году, в качестве советника польской армии де Голль воевал против красных под командованием своего бывшего солагерника. В 30-х гг. де Голль опубликовал несколько сочинений о роли танков в грядущей войне, на которые во Франции никто не обратил внимания. В мае 1940 года, когда, покончив с комедией «странной войны», (которую Франция и Англия объявили еще 3 сентября 1939 года, но не вели), немцы обрушились на французские позиции, начался быстрый и тотальный разгром Франции. За 42 дня (с 10 мая по 22 июня 1940 года) Франция вместе с британскими, голландскими, бельгийскими войсками была разгромлена. При этом французская армия потеряла 84 тыс. убитыми, 1 547 тыс. солдат и офицеров оказались в германском плену (при общей численности армии в 5 300 тысяч человек). Потери вермахта, по данным немецкого генерала К.Типпельскирха, были меньшими - 27 074 убитых, 18 384 пропавших без вести и 111 043 раненых. Но часть немецких потерь приходились на огонь британцев и других союзников Франции. Как бы жестоко это не звучало, но такие потери при общей численности сражавшихся войск были незначительными. Между тем законно избранный парламент Франции собрался в курортном городке Виши и осуществил ликвидацию Третьей республики, передав всю полноту власти маршалу Филиппу Петену (за чрезвычайные полномочия маршалу проголосовало 569 депутатов против 80-ти). Так высший орган власти страны сам ликвидировал ее конституционные основы. Ближайшим аналогом может быть только деятельность Верховного Совета СССР при ликвидации собственной страны и социально-экономической системы в 1991 году.

Для де Голля поражение стало взлетом. Он был единственным военным командиром, который имел успехи в сдерживании немецкого наступления, за что был произведен в генералы (кстати, правительство не успело утвердить его в этом звании, так что де Голль, звание «генерал» которого стало как бы частью имени, формально остался полковником). Он успел свалить в Англию, откуда 18 июня 1940 года выступил с речью по британскому радио. В настоящее время эта речь считается эпохальной, разжегший «огонь сопротивления». На деле в то время мало кто услышал эту речь вообще, поскольку за пределами Нормандии и Бретани радиопередачи Би-Би-Си вообще тогда не довились. Но как бы то ни было, у Франции появился деятель, пока представлявший только себя, который был готов воевать и после капитуляции страны. В Лондоне в период войны торчали многочисленные «правительства в изгнании» более или менее легитимные. Поскольку законный парламент Франции самоликвидировался, передав власть Петену, создать французское правительство в изгнании стало проблематичным. За отсутствием другого пришлось сделать ставку на высокого генерала, умевшего произносить красивые речи. Следует заметить, что британские и американские деятели, увидев, что де Голль пытается играть самостоятельную роль, пытались найти ему замену, выдвигая в вожди сопротивления то адмирала Дарлана (вовремя убитого неизвестно кем и почему), то генерала Жиро, единственным достоинством которого были большие усы. Но де Голль получил поддержку Москвы, которая официально признала генерала главой Франции. Сталин опасался гегемонии англосаксов и предпочел поддержать французского националиста. Советский вождь не прогадал.

А как же «Сопротивление»? Но реально сопротивлялись немцам только коммунисты. Для остальных же французов «сопротивление» сводилось только к прослушиванию лондонского радио, а самым доблестным поступком было отрезать волосы у француженки, слишком вольно ведущей себя с немцами. Когда генерал де Голль из Лондона призвал к сопротивлению, его поддержала только одна воинская часть - рота сенегальских негров. В дальнейшем его вооруженные силы возросли до 30 тысяч человек, но значительную часть французских войск составляли колониальные части, в основном марокканцы. Эти «французские» солдаты особенно прославились своими зверствами и мародерствами в Италии, да и на собственно французской территории.

Когда в 1941 году некоторые излишне ретивые французские патриоты даже застрелили нескольких немецких военных в парижском метро (немцы в одиночку или небольшими группами, порой без оружия, ездили в парижском метро как обычные пассажиры), после чего немцы расстреляли группу заложников, то де Голль из Лондона обратился с призывом - «немцев не убивать»! И это пожелание было выполнено.

Приходится признать, что французское сопротивление, это, скажем так, пропагандистское преувеличение.

Но благодаря поддержке Москвы Франция вдруг оказалась в числе победителей, и когда во время подписания акта о безоговорочной капитуляции Германии немецкий фельдмаршал Кейтель увидел французского представителя, то смог только воскликнуть: Was, die Franzosen auch? (Что, французы тоже?).

В этих условиях и возник культ де Голля. В условиях величайшего унижения нации срочно надо было найти героя, что бы говорить остальным народам - победителям во Второй мировой войне: «И мы пахали»! Ко всему прочему, раз уж единственными героями сопротивления оказались коммунисты, властвующей элите не только Франции, но и других западных государств потребовалось срочно найти героя - некоммуниста.

Став национальным героем, генерал только на полтора года оказался во главе страны. Пришли прежние партии и в стране утвердилась парламентская Четвертая республика. Генерал вынужден был уйти в отставку и 12 лет наблюдать, как республика издыхает. Разумеется, он не сидел без дела. Сначала генерал создал партию Объединение Французского народа, сокращенно РПФ ( Rassemblement du peuple français, RPF). Правда, партия, хотя и получила на выборах 21,6 % голосов, но не смогла свалить правительство. Вскоре, по мере того, как война и «сопротивление» стали уходить в прошлое, партия фактически распалась. Но тут очередное поражение Франции стало триумфом де Голля.

Главной проблемой Франции в 1954-62 гг. была колониальная война в Алжире. Строго говоря, это была не колониальная война в буквальном значении, а гражданская война в самой Французской республике, поскольку Алжир юридически не был колонией, а считался тремя департаментами Франции. Для французов Алжир был частью Франции, такой же, как Нормандия, Прованс, Лотарингия или Бургундия. Не случайно тогда французы говорили: «Как Сена пересекает Париж, так Средиземное море пересекает Францию». Алжир, завоеванный в 1830 году, был переселенческой колонией, в которую устремились сотни тысяч переселенцев из метрополии. К 1950 году из 9 миллионов жителей Алжира 1 200 тысяч составляли французы. В колонии их называли «черноногие» (pied-noir), поскольку они носили, в отличие от туземцев, кожаную обувь.

Но в ХХ веке французы полностью утратили дух миссионеров и крестоносцев. Для завоеваний и усмирения колоний использовался Иностранный Легион, а также части из завербованных цветных жителей колоний, например, части зуавов (из марокканских горцев), спагов (кавалеристов из североафриканских бедуинов), сенегальских стрелков, которых романтически называли «черной силой» и других. Но эти части не могли сражаться в «серьезных» войнах с хорошо вооруженным и готовым к самопожертвованию противником. И когда в ноябре 1954 года в Алжире началось восстание с целью создания независимой Алжирской республики, то жители Франции в большинстве своем уже были не готовы сражаться за территориальную целостность страны. Только армия и сами алжирские французы были готовы бороться за Алжир.

Алжирская война 1954-62 годов была одной из самых кровавых войн ХХ века. Обе стороны проявляли садизм и зверства. Свою программу в отношении европейского населения Алжира мятежники поставили вполне конкретно: «Гроб или чемодан»! Иначе говоря, всем европейцам предложили выбор между смертью или изгнанием из Алжира. Ни о каких-то там правах «черноногих» речь и не шла. Самым трагичным было то, что многие французы, в том числе и из числа «черноногих», поддерживали мятежников. Напомним, что Франция 50-60-х годов, - это страна, где четверть избирателей голосовала за коммунистов, и еще четверть - за прочих левых. Многие французские левые поддерживали алжирских мятежников, считая, что арабы всего лишь борются против социального угнетения. Более того, многие французские левые, считая, что восстание в Алжире есть начало социалистической революции во Франции, приняли активное участие в вооруженной борьбе против собственной страны. Состоящая в основном из французов алжирская компартия примкнула к мятежникам. Из европейцев состояли многие боевые группы мятежников, особенно т.н. «борцы за свободу» (Combattants de la Libération), действовавшие в столице колонии. Многим из черноногих пришлось жизнью заплатить за свои заблуждения. Так, в 1957 году коммунист Фернан Ивтон, пытавшийся взорвать бомбу на своем заводе, был казнен по приговору военного суда. Впрочем, большинство европейцев из числа арабских боевиков, обычно не доживали до суда.

Поскольку война все затягивалась и становилась все более кровопролитной, (к 1958 году в Алжире сражались уже 500 тысяч солдат), то нация, не способная сражаться за собственную страну в 1940 году, естественно, не была готова проливать кровь за заморские владения. Но дать Алжиру независимость означало обречь на гибель или изгнание миллион алжирских французов. 

13 мая 1958 года, при известии, что в Париже кабинет министров собирается сдать Алжир, в столице колонии произошла массовая демонстрация черноногих, быстро переросшая в восстание. Армия примкнула к демонстрантам. Мятежники создали свое правительство - «Комитет общественного спасения», который потребовал от официального Парижа сильной власти. Вот тут и власти Четвертой республики, и французский народ вспомнили о де Голле. Уже 1 июня 1958 года он был утвержден премьер-министром, получив чрезвычайные полномочия, включая право на пересмотр конституции. Называя вещи своими именами, это был государственный переворот.  

Новый премьер немедленно опубликовал проект конституции Пятой республики, предоставлявшей президенту диктаторские полномочия. На референдуме 28 сентября 1958 года, согласно официальным данным, 79,2 % избирателей высказались за конституцию. Через месяц состоялись выборы в новый парламент (хотя теперь парламент утратил значительную часть своих полномочий). Партия власти тогдашней Франции, Союз за новую республику, или ЮНР (Union pour la Nouvelle République), на совершенно свободных и демократических выборах в ноябре 1958 получила парламентское большинство, хотя и набрала лишь 20,4 % голосов, на несколько десятых долей больше, чем коммунисты, (но в парламенте у ЮНР было 212 депутатов, а у коммунистов - 10). Такой ловкости могут только завидовать все наши российские руководители Центризбиркома! Партия ЮНР официально объявила себя «партией Верности президенту» (даже «Единая Россия до такого раболепства не дошла). На своем учредительном съезде, на котором де Голль отсутствовал, делегаты произносили речи, обращаясь к огромному портрету генерала.

Наконец, 21 декабря де Голль был избран президентом. Придя к власти с помощью армии и черноногих, президент немедленно «кинул» своих благодетелей. Де Голль счел нужным дать Алжиру независимость. Генерал цинично говорил: «У арабов высокая рождаемость. Это значит, что если Алжир останется французским, то Франция станет арабской. Мне такая перспектива не нравится. Если мы не можем дать Алжиру равенство, то лучше предоставить ему свободу». В конце 1959 года президент де Голль объявил о праве Алжира на самоопределение. Это означало, что Алжир отделится от Франции. Большинство французов метрополии, не желавшие воевать, одобрили на общенациональном референдуме в январе 1960 года предложение президента. В начале 1961 года в курортном городке Эвиан начались переговоры властей Франции с представителями алжирского Фронта Национального Освобождения. Стало ясно, что Алжир будет «отпущен» на свободу.

Ответ со стороны черноногих последовал немедленно. В конце января 1960 года алжирские французы подняли восстание против официального Парижа, требуя продолжать борьбу за сохранение Алжира в составе Франции. Черноногие построили баррикады в центре города Алжира, но армия, несмотря на явное сочувствие к восставшим, выполнила приказ по усмирению алжирских французов силой оружия. В ходе столкновений было убито 8 черноногих и 12 жандармов, раненых с обеих сторон было свыше 200 человек. Важен стал факт перехода через Рубикон - французы стреляли в французов. Сторонники французского Алжира и голлистский режим были готовы вести вооруженную борьбу.

В апреле 1961 года некоторые части французской армии подняли восстание в Алжире, однако, не имея никаких ясных программных целей, не толковых лидеров, руководители мятежа упустили возможность присоединения воинских частей в метрополии, и тем самым обрели военное выступление на поражение. Когда после неудавшегося путча сдавшиеся мятежники покидал город Алжир, солдаты пели песню Эдит Пиаф «Нет, я не жалею ни о чём» («Je ne regrette rien»). Она стала неофициальным гимном тех, кто боролся за Французский Алжир.

Теперь сопротивление приняло характер подпольной диверсионно-террористической деятельности как в Алжире, так и в метрополии. Еще 3 декабря 1960 года небольшая группа активистов французских алжирских организаций и военных, противников капитулянтского курса официального Парижа в алжирском вопросе, создали Секретную Вооруженную организацию, или ОАС (Organisation de l'armée secrète). Во главе ОАС встал 62-летний генерал Рауль Салан, отслуживший общей сложностью 43 года во французских колониях. Осенью 1961 года только военных в ОАС насчитывалось 4 тысячи человек, без учета нескольких тысяч гражданских активистов, помимо огромного числа «симпатизантов». Среди симпатизантов были как рядовые граждане, так и депутаты парламента (среди последних выделялся независимый депутат Жан-Мари Ле Пен). В целом в ОАС было несравненно больше вооруженных бойцов, чем во всех подпольных структурах во время немецкой оккупации.

ОАС была весьма эффективно организацией, ставшей параллельной властью во французском Алжире. В 1961-начале 1962 гг. ОАС фактически контролировала значительную часть Алжира. С этого же времени бойцы организации в одиночку сражались с арабскими боевиками, поскольку регулярная французская армия с начала Эвианских переговоров фактически прекратила боевые действия. Главным для ОАС все же была вооруженная борьба против режима во Франции. Оасовцы убили одного за другим пятерых префектов полиции Алжира, выполнявших инструкции Парижа. Всемирной сенсацией эффективная операция, осуществленная группой оасовцев, организовавших освобождение из тюрьмы двух своих арестованных лидеров. В дальнейшем были еще несколько дерзких освобождений и побегов осужденных оасовцев.

В ответ на капитулянтскую позицию Парижа ОАС начали «тотальный террор» в метрополии. Лишь с 15 января по 11 февраля 1962 только в Париже ОАС организовали 75 терактов. По неполным данным на 12 апреля 1962 года ОАС было совершено 12 290 покушений, более 1,5 тысяч человек убито и 4 тысячи ранено. ОАС организовала почти три десятка покушений на де Голля, от рук бойцов ОАС погибли несколько тысяч голлистов, коммунистов и прочих «предателей», а также множество проживающих во Франции арабов. 38 депутатов Национального Собрания (парламента), а также 9 сенаторов, готовых в силу ряда причин, «отпустить» Алжир, были убиты ОАС. Фактически в 1961-1962 годах во Франции шла гражданская война. Официальные власти голлистской Франции действовали против ОАС самыми беззаконными методами. Пленных оасовцев пытали, заподозренных в связях с организацией спецслужбы убивали без суда и следствия, некоторых руководителей ОАС похищали с территории нейтральных государств. Впрочем, одновременно террористическую войну в метрополии вели и алжирские арабы. 17 октября 1961 года французская полиция весьма жестоко подавила демонстрацию арабов. На старинном мосту Сен-Мишель, ведущим на остров Ситэ, произошло настоящее сражение. Демонстрантов били дубинками до потери сознания и сбрасывали с мостов в Сену. Туда же кидали убитых и раненых. Масса обратившихся в бегство арабов было затоптано насмерть. Во дворе главного управления парижской полиции арестованных арабов избивали, до смерти. Всего погибло до 200 человек. Впрочем, воевали между собой не только французы, но и арабы. Так, сторонники влиятельного арабского деятеля Мессали Хаджа (мессалисты) развернули во Франции настоящие боевые действия против сторонников других арабских националистических организаций, в ходе которых погибло до 5 тысяч человек!

Французы метрополии организовали 8 февраля 1962 года в Париже демонстрацию протеста против продолжения войны, то есть за капитуляцию перед арабами. Демонстрация была расстреляна, при этом 8 человек были убиты. Но правительство де Голля окончательно убедилось, что метрополия поддержит капитуляцию, и процесс сдачи Алжира пошел полным ходом. 18 марта 1962 года в Эвиане были подписаны соглашения о прекращении войны на условиях мятежников. Это означало, что Алжир получает независимость, а черноногие могут рассчитывать только на бегство в метрополию. Таким образом, борьба за французский Алжир кончилась поражением. Перемирие вступило в силу в полдень 19 марта, и настал официальный конец войне. Но на деле крови за последовавшие несколько месяцев пролилось больше, чем в самые ожесточенные бои «официальной» войны.

ОАС попытались защитить алжирских французов, попытавшись создать в регионах с французским населением «освобожденные территории». В частности, оасовцы контролировали район города Алжира Баб-эль-Уэб, несмотря на арабское название, населенный французами. Боевые части ОАС, ополчения черноногих и некоторое количество примкнувших к ним военнослужащих, дезертировавших из частей регулярной армии, чтобы продолжать сражаться за французский Алжир, отбили все нападения арабов. Тогда в бой вступили, выполняя соглашения, регулярные войска Франции. В завязавшихся боях между французами были убиты 35 и ранено 150 человек.

Французы города Алжир организовали 26 марта массовую демонстрацию протеста в столице колонии, но эта демонстрация была расстреляна правительственными войсками. Были убиты 54 человека и ранено более полутораста.

27 марта, на другой день после расстрела демонстрации, бойцы ОАС попытались создать «освобожденный район» в горном районе Уарсени, населенном преимущественно французами. Оасовцы быстро очистили район от арабских боевиков и намеревались провозгласить здесь «французскую алжирскую республику», создав государство европейских поселенцев. Увы, выполняя соглашения с арабами, французские войска начали боевую операцию против оасовских партизан. При этом бойцы ОАС, сами в основном бывшие военные, просто не могли стрелять в своих товарищей по оружию. Именно этим объясняется, что уже к 8 апреля Уарсени был занят французским войсками. ОАС потеряла 44 человека убитыми, включая 7 офицеров, и, не желая сражаться с французами, прекратила партизанскую войну. После разгрома бойцов ОАС силами французской армии в Уарсени нахлынули арабские боевики, устроившие резню беззащитного французского населения.

Последней территорией французского Алжира оставался город Оран, который оасовцы удерживали до 5 июля. Но преданные Парижем последние защитники Орана эвакуировались в Испанию. В этот же день арабские банды ворвались в Оран и устроили там резню. Только вмешательство французских войск под командованием генерала Катца, наплевав на грозные окрики из Парижа не нарушать прекращение огня, спасло жизнь нескольких тысяч оставшихся в живых французов. Так закончилась история Французского Алжира.

Правда, на протяжении нескольких лет французы использовали алжирскую часть пустыни Сахара в качестве полигона для ядерных испытаний. При президенте де Голле, затратив огромные финансовые средства, Франция стала ядерной державой, испытав 13 февраля 1960 года свою бомбу в Сахаре. Впрочем, голлистский режим и тут продемонстрировал свои черты. Например, как сообщило Би-Би-Си 16.02.2010 года, испытание французской ядерной бомбы на сахарском полигоне 25 апреля 1961 года было проведено специально для изучения воздействия ядерного оружия на человека. На полигон были отправлены призывники - по существу в качестве подопытных кроликов. (Как тут не вспомнить, что в тоталитарном СССР при учениях с реальным ядерным взрывом на Тоцком полигоне были предприняты все меры по защите солдат).

Сам же де Голль, «сдав» Алжир арабам, стал вновь национальным героем Франции. Он проводил политику «величия Франции», вывел страну из военной организации НАТО (оставив Францию в политических структурах НАТО). Это напугало западные элиты и в мае-июне 1968 года Францию охватили волнения студентов, большинство из которых не держали в руках ничего тяжелее ручки, и рабочих. Студенты вопили: «запрещается запрещать!», рабочие требовали повышения зарплат. Де Голль даже бежал из страны, но увидев, что вместо революции в Париже царит карнавал, вернулся. Студенты побесились и успокоились, рабочие получили повышение зарплат и отправились в отпуск. Но режим пошатнулся и через год де Голль ушел в отставку.

Такова история диктатуры в стране «свободного мира». В  России де Голля всегда уважали за участие в Сопротивлении (в нашей стране также были склонны из внешнеполитических соображений приукрашивать французскую роль во Второй мировой войне) и за стремление к независимости Франции. И в самом деле, политика «разрядки» была бы невозможна без голлистской Франции. Но давайте не будем желать России своего де Голля. Путин как видим, не де Голль. И слава Богу!


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме