Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Лучше поздно, чем никогда, или Вопросы, заданные после того, как на них уже были опубликованы ответы

Алексей  ОболенскийЭмиль  Агаджанян, Русская народная линия

Екатеринбургские останки / 11.05.2018

 

От редакции. 8 мая «Русская народная линия» опубликовала мой комментарий к двум экспертизам Э.Г. Агаджаняна, А.А. Оболенского и Л.Е. Болотина «О противоречиях и произвольных трактовках "комплексной историко-стоматологической экспертизы"» , сокращенную версию которого накануне опубликовал портал Православие.Ру в соответствующей рубрике.  И уже на следующий день два автора экспертизы прислали свой ответ на мои замечания. Похвальная скорость. Но не для дела экспертизы...

Я уже отмечал в своем комментарии, что авторов не раз подводила торопливость - родная сестра небрежности. На сей раз это относится не к отдельным фрагментам текста, но ко всему тексту. Публикуемая ниже статья представляет собой пример вопиющей демагогии и пустословия, при практически полном игнорировании аргументов оппонента. Даже как-то неудобно за авторов. Кстати, теперь понятно почему их статьи долго не печатаются на Православии.Ру. Если бы этот текст не был прямым ответом мне, я бы тоже не стал печатать эту беспомощную словесную эквилибристику, на которую я не считаю нужным отвечать специальным текстом, поскольку кроме словес тут нет ни одного нового аргумента, который достоин был бы внимания и анализа. Практически на все мои замечания авторы ничего не смогли ответить по существу. При этом совершенно безответственно утверждают, что на все мои вопросы ответили еще раньше, чем я их сформулировал. За кого интересно держат господа Агаджанян и Оболенский своих читателей?!

Эмиль Гургенович Агаджанян, как я убедился на конференции 22 апреля, - яркий оратор, выступающий в своеобразной КВНовской манере (высмеивание своих оппонентов, изображение их несмышленышами, путем ловкого манипулирования фактами). Его выступление на конференции было далеко от академичности, которую обычно ждешь от человека называющего себя экспертом. Однако то, что впечатляет слушающую публику, особенно плохо ориентирующуюся в фактической стороне дела, на бумаге выглядит весьма жалким. Впрочем, читатель сам может в этом убедиться.

Я не буду писать ответ на эту публикацию, по вышеуказанным причинам, ограничусь только этой редакторской врезкой и репликами по ходу текста, - там, где подтасовки господ Агаджаняна и Оболенского уж особенно вопиющи. Хочу только обратить внимание на один недостойный прием моих оппонентов. Моя статья по жанру - это вопросы к авторам экспертизы и фиксация противоречий и произвольных трактовок в тексте экспертиз. Противоречий и смысловых подтасовок в текстах экспертиз я зафиксировал довольно много, - понимаю, что это неприятно авторам. Но я ожидал услышать вразумительный ответ. Но что же получаю в ответ? Обвинение, что я перехожу на личности... И при этом авторы записывают меня в апологета профессоров В.Л. Попова и В.Н. Трезубова, хотя и им я задавал вопросы, в том числе неудобные и не все их ответы считаю убедительными. Гл. редактор РНЛ Анатолий Степанов.

 ***

После опубликованной первой комплексной экспертизы: http://www.pravoslavie.ru/108747.html уже буквально через день на сайте «;Православие.ру» мы увидели ответы профессора Попова и профессора Трезубова: http://www.pravoslavie.ru/108826.html

Пусть эти ответы были, как говорится, «ни о чем» и смысл их заключался практически в одной фразе «А ты кто такой?», но по крайней мере они стали хоть какой-то, причем весьма оперативной, реакцией официальных экспертов.

Вторая наша экспертиза, послужившая дополнением к первой, была опубликована без малого четыре месяца назад, за первые два месяца была перепечатана во многих интернет-изданиях и только сайт «;Православие.ру» никак не решался публиковать ее на своих страницах.

Буквально перед самой конференцией, посвященной теме т. н. Екатеринбургских останков 22 апреля закрывать глаза и делать вид, что этой экспертизы не было стало уже просто неприлично и наше исследование тоже опубликовали: http://www.pravoslavie.ru/112133.html

Все эти месяцы мы ждали хоть какого-нибудь ответа, но его все не было. И только на прошедшей в Коломенском конференции 22 апреля с.г. Анатолий Дмитриевич Степанов озвучил, наконец, ряд доводов по некоторым пунктам (далеко не по всем, но хоть что-то). Разумеется, и нам и всем заинтересованным проблемой т. н. «екатеринбургских останков» хотелось бы выслушать не частное мнение историка и журналиста, каковым является г-н Степанов, а аргументированную полемику официальных экспертов - Попова, Трезубова, Никитина и Пежемского.

Хотим отдать должное господину Степанову, докладывал он четко, не отвлекаясь на критику несогласных и до последнего отстаивал версию официального следствия [вот именно такой подтасовкой авторы пытаются затуманить суть вопроса: на самом деле, я указал на противоречия и нестыковки в их экспертизах. - Ред.]. Впрочем, справедливости ради отметим, что большая часть тезисов перекочевала в ответ А.Д. Степанова из ранее опубликованного на «;Православие.ру» того самого прошлогоднего ответа гг. Попова и Трезубова.

И наконец, уже 8 мая мы увидели письменный вариант этого доклада на сайте «;Православие.ру»: http://www.pravoslavie.ru/112767.html

К этому времени минуло уже несколько недель как мы уже ответили практически на все вопросы и претензии господина Степанова, и, судя по тексту его статьи, он даже читал эти публикации, но тем не менее решил повториться.

Мы не любим повторяться, поэтому кратко отошлем к публикациям, где уже даны ответы на то, что делал Государь в кабинете у стоматолога: http://www.pravoslavie.ru/111864.html , кто такая была Мария Рендель и что она делала 7 раз у Государя Николая Александровича в Губернаторском доме в Тобольске: http://www.pravoslavie.ru/112242.html. Если господин Степанов избрал тактику непонимания того что имел ввиду Император, когда писал «сидел у Кострицкого» и «сидел у Рендель», то он имеет на это право, но это показывает лишь то, что никаких иных серьезных доводов кроме литературных у него нет [конечно, про цитату из воспоминаний Дворцового коменданта генерала Спиридовича, что Государь любил просто приходить к Кострицкому, чтобы побеседовать с ним, благоразумнее умолчать. - Ред.]. Действительно, ведь можно предположить, что Кострицкий в 1917 году, ежедневно рискуя жизнью, ехал через всю страну в Тобольск исключительно ради того, чтобы поболтать с Государем и Государыней о погоде.

Совершенно же «убойный» аргумент Анатолия Дмитриевича о том, что Кострицкий не лечил Государя, а лечил Императрицу [напомню, что я, опираясь исключительно на цитаты из источников, приведенных самими авторами экспертиз Агаджаняном и Оболенским, указал, что есть прямые свидетельства, что Кострицкий в октябре 1917 г. лечил Императрицу и только косвенные, что он лечил Императора. - Ред.], напрочь разбивается данными всех (не только нашей!) экспертиз о том, что состояние зубов черепа № 7 говорит о том, что его обладательница не получала помощи стоматолога на протяжении НЕСКОЛЬКИХ лет.

На стр. 464 экспертизы уважаемого профессора Пашиняна мы ясно читаем выводы: морфологические изменения в зубо-челюстном аппарате черепов №4 и 7 свидетельствуют о длительно текущих хронических воспалительно-дистрофических процессах в тканях периодонта и пародонта. Это может свидетельствовать об отсутствии стоматологической помощи этим лицам на протяжении НЕСКОЛЬКИХ лет. (см. приведенную фотографию страницы).

Кроме того, один из зубов черепа № 7 находился в таком разрушенном состоянии, что все последние месяцы должен был причинять нестерпимую боль своей обладательнице. Вероятно, Императрица тоже заходила к Кострицкому исключительно «посидеть»? Правда, это никак не соотносится с перепиской Александры Федоровны и вдовствующей Императрицы Марии Федоровны, прямо подтверждающей, что проблемы с зубами у первой доктор Кострицкий ликвидировал. Не соотносится это и со словами самого А.Д. Степанова, сказавшего в своем докладе, что «Кострицкий приезжал лечить именно Императрицу». Так и что же он лечил, если у черепа № 7 полный рот зубов с первичным и рецидивирующим кариесом и нет следов помощи на протяжении нескольких лет?! Как говаривал один из героев Булгакова: «Поздравляем вас, гражданин, соврамши!» [Не пойму последняя фраза кому адресована: покойному проф. Пашиняну или мне? Если мне, то я ведь ничего не утверждал, а только фиксировал то, что я корректно назвал произвольными трактовками и подтасовками в тексте экспертиз. Хотя мог бы назвать это и враньем, но я все-таки старался писать не в стиле КВНа, а в стиле экспертизы. Но теперь могу любителям русской классики Агаджаняну и Оболенскому только посоветовать перечитать крыловскую басню о зеркале и обезьяне, чтоб на себя оборотиться. - Ред.]

Не совсем понятным остается и то, о какой «погоде» разговаривала Мария Рендель с Царем, которого она, будучи революционеркой, сильно недолюбливала и для чего ее вызывали к Государю целых семь раз за несколько месяцев?! Но и тут у господина Степанова явно есть какое-то объяснение, которого он, к сожалению, так и не представил. По крайней мере в нашей экспертизе мы опираемся на исторические документы, когда предполагаем, что Государь все-таки не страдал никакой дентофобией, а активно и успешно лечил себе зубы вместе с Государыней, имея к тому время, средства и вообще все возможности. И у этого утверждения нет ни одного противоречия с элементарной логикой, кроме желания господина Степанова, чтобы Государь описывал в дневнике не только факт посещения стоматолога, но и вид лечения, химический состав пломб и собственную зубную формулу, что, согласитесь, абсурдно. [Еще один пример КВНовского стиля ведения полемики. Вообще-то я указал только на то, что Государь описывал все свои посещения стоматолога фразой «сидел», которую можно трактовать по разному, в том числе и в буквальном смысле слова, о чем свидетельствовал такой, уж куда более осведомленный человек, чем Агаджанян и Оболенский вместе взятые, как генерал Спиридович. Вместо спокойного ответа по существу читаю какую-то чепуху про химический состав пломб. - Ред.]

Порадовались мы и тому, что идея о наличии у Государя дентофобии господином Степановым так же была осмеяна и признана «маловероятной»: «очевидно, что это только версия профессора Трезубова, никакими фактами не подтвержденная», пишет господин Степанов. Но тут мы сталкиваемся с серьезным противоречием. Ведь идея дентофобии была придумана не просто так. Она появилась исключительно ради того, чтобы оправдать ничем необъяснимый иначе факт катастрофического состояния зубов и низкое качество стоматологического пособия у черепа №4 при том, что у черепа №7 отмечается высокое качество лечения (не уникальное, как пытались сначала представить эксперты, но довольно высокое). Если отбросить гипотезу о дентофобии, то признать череп №4, имеющий столь ужасное состояние зубов, принадлежащим Императору становится и вовсе невозможным. Именно поэтому мы уделили столько внимания этому вопросу и, благодаря господину Степанову, одной проблемой у нас теперь стало меньше, ибо миф о дентофобии даже сторонники признания останков Царскими теперь сами же и развенчали.

Практически на все поставленные в статье вопросы мы уже ответили на прошедшей конференции в рамках своих докладов и прений. Но особенно хочется отметить тот факт, что почему-то очевидные вещи для господина Степанова не имеют никакой ценности, но зато он готов строить предположения одно страннее другого, только бы доказать факт, что останки из Поросенкова Лога принадлежат Царской Семье. В частности, господин Степанов скорее подвергнет сомнению два экспертных заключения, сделанных двумя различными независимыми группами высококлассных специалистов (профессоров Трезубова и Пашиняна) о том, что удаления зубов у черепа № 4 и № 2 были проведены за 1,5-2 месяца и за 2-3 месяца до смерти, чем признает очевидное несоответствие этого факта принадлежности черепов Государю и доктору Евгению Сергеевичу Боткину. Мы можем посоветовать господину Степанову обратиться к своему личному стоматологу и спросить его, сможет ли он отличить лунку зуба, удаленного 1,5-2 месяца назад от лунки зуба, удаленного 4-5 месяцев назад. Любой врач-интерн, который проработал в хирургии хотя бы один год и удалил хотя бы пару сотен зубов, скажет, что перепутать такие вещи невозможно априори! [И тут подтасовка. Я вообще-то ничего не утверждал, а только поставил вопросы, на которые, на мой взгляд, должны ответить эксперты, работавшие с останками. Более того, я заметил, что эти аргументы экспертизы господ Агаджаняна и Оболенского заслуживают внимания. Однако, при этом надо иметь в виду, что, каков бы ни был уровень профессионализма господина Агаджаняна (а я сомневаюсь, что он выше уровня профессионализма доктора медицинских наук, профессора В.Н. Трезубова, хотя бы потому, что Эмиль Гургенович не имеет научной степени), главное заключается в том, что г-н Агаджанян работал с фотографиями и документами, а г-н Трезубов с реальными останками. Но, повторю, на мой непрофессиональный взгляд, аргументы Агаджаняна заслуживают внимания и вразумительного объяснения. - Ред.]

Вопрос о возможности самопроизвольного выпадения пяти зубов в одно и то же время у двух разных совершенно здоровых людей, да еще и два из которых - самые сложные для удаления зубы - нижние, так называемые, «зубы мудрости» (третьи моляры), два не менее сложных для удаления нижних первых моляра и один премоляр, скорее всего тоже вызовут у специалиста, по меньшей мере, улыбку. При этом патологической подвижности всех остальных зубов у черепов № 4 и № 2, приводящей к возможности подобного «самоудаления» мы не наблюдаем. В любом случае, это - слишком специфический вопрос, требующий специальных знаний и образования, чтобы доверять его трактовку неспециалистам. Поэтому спишем подобные предположения на отсутствие необходимых знаний у господина Степанова, которыми он обладать конечно же и не обязан.

Мы уже объясняли на конференции 22 апреля почему в первой своей экспертизе не указывали наличие удаленных зубов и двух леченых пломбами у черепа № 4. Нас не услышали, поэтому ответим еще раз, письменно. Задача первой экспертизы была поставлена ее заказчиком довольно узкая. Нам заказали провести анализ, опираясь на имеющиеся на тот момент сведения из интервью экспертов, призванных, насколько можно судить со слов Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, епископа Тихона и самого г-на Степанова, стать своего рода официальным отчетом нынешнего следствия перед заинтересованной общественностью. Собственно, именно этот разбор и был нами выполнен с приведением подробных цитат. Так что о состоянии зубов черепа № 4 (как и других черепов из Екатеринбургского захоронения) на тот момент мы все знали, но вопросы были поставлены другие. Для всего остального и была проведена дополнительная экспертиза. [Неуклюжая попытка оправдаться за свой ляп в первой экспертизе. Она легко опровергается цитатой из текста первой экспертизы: «Если бы череп № 4 принадлежал Императору Николаю Александровичу, на зубах этого черепа должны были быть следы зубоврачебного лечения, в том числе пломбы или следы удаления зубов. Однако таковых экспертами не зафиксировано». Это не я написал. Это написано самими господами Агаджаняном и Оболенским в первой экспертизе. Смысл вроде однозначен: они на тот момент полагали, что экспертами не зафиксированы следы пломб и удаления зубов. Какой из этого можно сделать вывод? Только один: с выводами экспертиз групп Попова и Пашиняна авторы экспертизы не были знакомы. Ну признались бы. Что же в этом криминального? Нет, нужно «надувать щеки». Но выходит-то нелепость! - Ред.]

Кажется странным и удивление А.Д. Степанова подробным разбором в первом нашем исследовании текста рукописи сына М.Л. Рендель. Ни «РНЛ» г-на Степанова, ни «;Православие.ру» так и не удосужились опубликовать без купюр текст этих воспоминаний, хотя именно на страницах приложения к нашему исследованию он впервые вводился, по сути, в научный обиход. И готовя к публикации этот памятник мы никак не могли обойти стороной его более-менее полный источниковедческий обзор. [Очередной ляп! И всё из стремления опять «надуть щеки». Сообщаю Вам, г-да Агаджанян и Оболенский, что текст воспоминаний Л.А. Ренделя я получил в электронном виде от следователя В.Н. Соловьева, когда к Вам еще и не поступал заказ на изготовление экспертизы, и Вы вряд ли слышали что-то об этом документе. Я хотел опубликовать текст, для чего вступил в переписку с Тобольским музеем. Однако выяснилось, что для этого нужно официально получить кучу разрешений, и я решил, что «овчинка выделки не стоит», ибо по Царской теме ценность имеет лишь пара абзацев из этих пустых в других отношениях мемуаров. И мы не стали их публиковать. Но самое главное (внимание!): именно я сообщил Василию Вадимовичу Бойко-Великому об этих воспоминаниях и дал точные координаты фонда в музее, где они находятся. А от него о воспоминаниях узнали и Вы. Так что, по меньшей мере комично выглядит Ваша попытка выставить себя первооткрывателями этого текста и Ваша гордость за то, что ввели текст в научный оборот. Спросили бы у Василия Вадимовича. Опять торопливость подвела. - Ред.]

С одной стороны, конечно, мы рады, что хотя бы через четыре месяца получили хоть какой-то ответ на нашу экспертизу, но беда в том, что к этому времени появились новые, еще более интересные вопросы, ответы на которые мы ждем с не меньшим интересом. И все эти вопросы, по интересному совпадению их было 17 (дата предполагаемого расстрела Императора), были озвучены на конференции 22 апреля. По некоторым вопросам мы, опять же, уже давно написали подробные статьи и отправили их для публикации на сайт «;Православие.ру», но, увы, эти статьи лежат мертвым грузом в редакции, никак не получая благословения Владыки Тихона, ратующего за открытость следствия и Церковной комиссии, на их публикацию.

При этом статьи сторонников признания останков Царскими, публикуются незамедлительно. [А вот это откровенное вранье. Достаточно посмотреть рубрику Церковная Комиссия по исследованию «Екатеринбургских останков» на сайте Православие.Ру, чтобы убедиться, что там как раз преобладают тексты противников признания останков, которые куда более активны в полемике. - Ред.] На этом фоне ситуация с заявлениями о непредвзятой позиции руководства сайта «;Православие.ру», а также равном и состязательном участии в процессе всех сторон, выглядит уже, к сожалению, не так безоблачно.

Странный же вопрос г-на Степанова о том, почему член Правления Стоматологической Ассоциации Санкт-Петербурга Э.Г. Агаджанян назван в экспертизах Вице-Президентом этой Ассоциации и вовсе вызывает удивление - какое это имеет отношение к сути дела? После 12-ти лет пребывания на посту Вице-президента Э.Г. Агаджанян перешел в члены Правления Ассоциации, что вполне соотносится с духом времени, а экспертиза была проведена еще в период пребывания им в должности Вице-президента. Можем предоставить документы, конечно, но для сути дела вполне достаточно того, что Э.Г. Агаджанян является просто известным врачом-ортопедом (а не ортодонтом, как почему-то считает господин Степанов) с 30-летним стажем работы. А званий и должностей у него хватает, поверьте. [Странная претензия. Я вообще-то всего лишь в скобках указал на то, что г-н Агаджанян не является вице-президентом, об этом он сам сообщил на конференции 22 апреля. А в экспертизе он назван вице-президентом. На это получил вместо краткого разъясняющего ситуацию ответа (на момент проведения экспертизы являлся вице-президентом) такой вот пафосный ответ про обилие званий и должностей. Проблема только в том, что все эти многочисленные звания мало имеют отношения к экспертизе, поскольку Э.Г. Агаджанян не является ученым и не имеет научного звания. А вот это куда более серьезно, чем должность вице-президента и членство в каких-то европейских ассоциациях. Я сам не защитил в свое время диссертацию, тем не менее, считаю себя профессиональным историком, получив соответствующее образование, у меня тоже много всяких общественных регалий, званий и наград, но я не кичусь ими и уж, тем паче, не пытаюсь ставить свою квалификацию заведомо выше квалификации ученых-историков, занимающихся наукой профессионально. - Ред.] На конференции 22 апреля только некоторые из них заняли целый слайд доклада. Опять же, при отсутствии другой вразумительной аргументации очередная попытка перевести полемику из научного спора в русло «А ты кто такой?» вполне себе старый узнаваемый метод. Попытка засчитана.

 

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме