Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Не без грусти оставляю эту любопытную страну...»

Андрей  Хвалин, Русская народная линия

Имперский архив
100-летие революции 1917 года
Фильм «Матильда» - хула на Святого Царя / 03.05.2017


Выступление на вечере, посвященном путешествию на Восток Наследника Цесаревича Николая Александровича в 1890-1891 годах и его визиту в Японию …

 

 

Центр восточной литературы Российской государственной библиотеки (27 апреля 2017 года)

 

Христос Воскресе!

 

Пасхальные традиции российской дипломатии

 

В радостные пасхальные дни, когда мы празднуем воскресшего Христа, победу жизни над смертью, мы собрались в гостеприимном Центре восточной литературы Российской государственной библиотеки, чтобы рассказать об эпохальном событии в истории России - путешествии на Восток Наследника Цесаревича Николая Александровича 1890-1891 годов и его визите в Японию. Благодарим добрых хозяев за предоставленную возможность. И поскольку мы находимся в библиотеке, речь в дальнейшем часто пойдет о книгах и рукописях.

Именно в дни пребывания в «стране восходящего солнца» и самураев Августейший путешественник встретил Святую Пасху 1891 года. Ныне, а именно 18 апреля 2017 года, в Особняке МИД России состоялся торжественный прием от имени Министра иностранных дел Российской Федерации С.В. Лаврова по случаю православной Пасхи с приглашением Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, иерархов Русской Православной Церкви, представителей традиционных религий и конфессий, российских государственных и общественных деятелей, дипломатического корпуса.

Министр поздравил Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, а также всех участников приема с праздником, дал высокую оценку взаимодействию Министерства и Русской Церкви в деле упрочения нравственной основы международных отношений, сохранения согласия между нациями, противодействия возникновению новых разделительных линий по межцивилизационному и религиозному признакам. Данный прием свидетельствует «миру и граду» о начале возрождения пасхальных традиций в современной российской дипломатии. Квинтэссенция пасхальной российской дипломатии - это исторический оптимизм, защита веры и угнетенных, включая защиту от притеснения христиан в странах Ближнего Востока, Северной Африки и других регионах мира, поддержка канонического Православия на Украине, а также борьба с международным терроризмом. Как гласит церковное песнопение: «С нами Бог, разумейте языцы и покоряйтеся: яко с нами Бог». Уверен: пасхальные традиции российской международной политики будут продолжены и на нынешней встрече Президента Российской Федерации и премьер-министра Японии.

 

 

О светлом облике Августейшего путешественника

 

Но Воскресения не бывает без страданий и смерти, без следования за Христом «путем на страсти», как учит Церковь. В 2017 году усилилась хула на Помазанника Божия, святого Царя Николая. Это связано с важной исторической вехой - столетием начала гонений на Русскую Православную Церковь и многонациональный русский народ. Именно так: человек любой крови и веры, родившийся в России и принявший сердцем ее исконный дух, ее беды и победы, становится частью русского многонационального народа, частью так искомой учеными и политиками российской нации.

Во благовремении хулители и лжецы святой Царской Семьи обязательно будут посрамлены. Как говорила Государыня-мученица Александра Феодоровна по другому, но схожему случаю, когда монах-растрига Илиодор (Труфанов) шантажировал ее ложью об отношениях Царской Семьи с сибирским крестьянином Григорием Распутиным-Новым, она сказала: «Белое нельзя сделать черным». Императрица не поддалась на угрозы и клевету, на компромисс с христопродавцем-шантажистом и победила. Ныне святая Царская Семья взывает к нам, верноподданным Христа и России, защитить их чистые имена. От нас зависит, чтобы восторжествовала справедливость, и старая революционная клевета на молодого Великого Князя Николая Александровича была развенчана, и его светлый облик очищен от злобных инсинуаций врагов православия и российского государства.

Изучение путешествия на Восток Цесаревича, хода подготовки к нему и всего комплекса вопросов, связанных с внешней и внутренней политикой России конца XIX века позволят совместными усилиями добросовестных исследователей воссоздать подлинный облик молодого Наследника Всероссийского Престола, Великого Князя Николая Александровича. Юбилейный комитет к 130-летию путешествия на Восток Великого Князя Наследника Цесаревича НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА 1890/91-2020/21 гг. выражает твердую уверенность, что в обозримой перспективе будет проведена комплексная историческая экспертиза первого периода жизни святого Царя-мученика Николая Второго Александровича.

 

 

Важнейшим источником для установления исторической правды о молодом Великом Князе Николае Александровиче являются его дневники 1889-1894 годов, которые до сих пор в полном объеме и с надлежащим комментарием не публиковались. Выражаем благодарность директору ГА РФ Ларисе Александровне Роговой и сотрудникам Читального зала № 1 на Большой Пироговской за возможность познакомиться с дневниками Цесаревича, а также за содействие в нашей архивной работе, выполняемой по поручению Юбилейного комитета и при помощи его членов.

Рамки исследования расширены по сравнению с временными сроками восточного путешествия, поскольку в них включены и период подготовки, и время осмысления его итогов, и демонстрация полученных в его ходе результатов. Впрочем, ныне эти рамки могут быть увеличены вплоть до наших дней, так как наступил новый этап изучения, усвоения и применения на практике уроков путешествия на Восток Наследника Цесаревича.

Сегодня обратим внимание на узловые моменты путешествия на Восток Великого Князя Николая Александровича 1890-1891 годов и его визита в Японию.

Как известно из документов и исторических источников, целями восточного путешествия Наследника Русского Престола были следующие:

Главной целью, как это ни парадоксального сегодня звучит, программа путешествия ставила поклонение святым местам. Первоначально было запланировано и посещение Святой Земли, но по политическим причинам паломничество не состоялось.

Помимо основной, духовной, ставились и иные цели восточного путешествия, а именно: образовательные - приобретение Цесаревичем опыта и знаний, необходимых для служения Царю и Отечеству. Ознакомление во время плавания: - на военно-морском судне с условиями флотской службы; а также знакомство с государствами, которые Его Императорское Высочество еще не посещал. Другими целями были: показать военную мощь России, воплощенную в судах эскадры. Осмотр казачьих войск по пути следования по России, по званию Верховного Атамана. Изучение на месте важного вопроса «об устройстве сплошного рельсового пути в Сибири для облегчения снабжения европейской части России. А также совершение во Владивостоке по воле Государя Императора Александра Третьего закладки за счет казны Уссурийского участка Великого Сибирского рельсового пути. Рассматривалась и проблема заселения страны вглубь как одна из основных задач первостепенной важности.

Согласно этим целям и задачам шла многолетняя подготовка: лучшие специалисты страны по программе Академии Генерального штаба и Императорского университета обучали Цесаревича, он регулярно участвовал в военных сборах и учениях, командуя вверенным ему подразделением, принимал участие в заседаниях Государственного Совета, регулярно занимался спортом, физическими упражнениями, ролевыми играми, что в то время входило в обязательную программу обучения и воспитания отпрысков правителей Владетельных Домов Европы. Цесаревич Николай Александрович прекрасно знал отечественный и мировой театр, был тонким знатоком и ценителем искусства. Именно в этом русле лежит правильное понимание его взаимоотношений с выдающейся российской балериной Матильдой Ксешинской Второй, как она именуется в истории отечественного и мирового балета.

Императорская Фамилия Романовых на протяжении 300 лет правления страной была покровителем высших достижений русского и мирового человеческого гения во всех областях материальной и духовной культуры. Восходящая звезда российского балетного небосклона была отмечена членами Династии и Наследником Цесаревичем в первую очередь за свой талант. Матильда Ксешинская первой из российских балерин стала примой Императорского театра, обладая уникальной исполнительской техникой и яркой манерой воплощения сценического образа.

Даже массовые современные издания исторической тематики признают тот очевидный факт, что в блудном грехе Цесаревич не повинен до путешествия на Восток. Как, впрочем, и после возвращения, и тем более после женитьбы на так любимой им немецкой принцессе Алисе Гессенской, ставшей православной святой Царицей-мученицей Александрой Феодоровной.

Например, в публикации журнала Story к 400-летию Династии Романовых, т.е. еще четыре года назад, читаем:

«Между тем все связанное с альковной жизнью шустрой Малечки (т.е. М. Ксешинской - А.Х.) мы сегодня знаем из ее дневников или писем, множество из которых было безвозвратно утеряно в годы революции. Так, не существует никаких исторических подтверждений, что у Матильды Феликсовны и Государя Императора Николая II вообще «что-то было» (выделено мной - А.Х.). (Ольга Филатова. «Раба своей любви». ж. Story № 08 (62). 2013. С. 126).

Ложь о взаимоотношениях Царя Николая Второго и балерины Матильды Ксешинской, вновь вброшенная в российское общественное сознание, рождена еще в недрах февральско-октябрьского агитпропа. Она была подкреплена выборочной публикацией с тенденциозным комментарием дневников Государя в берлинском издательстве «Слово» в 1923 году. В современной публикации газетой «Московский комсомолец» лже-дневников балерины, хранящихся в театральном музее им. Бахрушина, даже в комментариях журналист редакции не рискнул обвинить Великого Князя в блудном грехе. Корреспондент пишет:

«О чем бы там ни судачили в петербургском свете, все это не может считаться фактами. Так что пока не найдены оставшиеся дневники Кшесинской, ничего конкретного о «полном сближении» цесаревича и балерины сказать нельзя», - делает вывод публикатор лже-дневника М. Ксешинской журналист МК Александр Добровольский. (Сайт МК. http: //www.mk.ru/ social/2017/03/23/ kulminaciya-romana-nikolaya-i-matildy-kshesinskoy-poslednyaya-chast-dnevnika-baleriny. Html).

Если же сравнить поденную запись в бахрушинских лже-дневниках М. Ксешинской, в берлинском издании Дневников Государя и в автографе великокняжеских дневников, то обнаружится не только разница в интерпретации одних и тех же событий, но и вообще большие фактические расхождения.

Так, сравним записи о первой встрече юной балерины М. Ксешинской, выпускницы хореографического училища с молодым Великим Князем Николаем Александровичем:

 

Бахрушинский «дневник» Ксешинской

 

«Пятница, 23 марта 1890 г.

Состоялся наш школьный спектакль. У меня был голубой костюм, я надела свои цветы, ландыш, костюм вышел очень изящный.

Наконец приехали Государь и Государыня, Наследник. Все бросились к дверям, и я тоже, но осталась позади всех: мне не хотелось толкаться, я знала, что еще увижу Их Величеств.

После спектакля вся Царская фамилия осталась с нами ужинать. Мы сговорились просить Государя сесть за наш стол. Наследник, что-то сказав, сел возле меня. Мне было очень приятно, что Наследник сел возле меня.

Наследник тотчас обратился ко мне и очень меня хвалил. Он меня спросил, кончаю ли я в этом году училище, и, когда я ему ответила, что кончаю, он добавил: «И с большим успехом кончаете!» Когда Наследник заговорил с Женей, я незаметно могла его разглядывать. Он очень понравился, и затем я уже разговаривала с ним кокетливее и смелее, не как ученица».

(сайт МК. http://www.mk.ru/social/2017/03/19/dnevnik-matildy-kshesinskoy-o-romane-s-cesarevichem-nikolaem-publikuetsya-vpervye.html).

 

В публикации «Дневника Императора Николая II» Издательства «Слово». (Берлин. 1923 год) вообще этот день не указан.

 

В рукописи Дневника Цесаревича Николая Александровича, хранящегося в Государственном Архиве РФ (ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 224. Л. 86) автор вообще никоим образом в тот момент не выделяет М. Ксешинскую среди других воспитанниц. Таким образом, говорить о «любви с первого взгляда», о вспыхнувшем сразу влечении было бы явным преувеличением:

 

«23 марта/4 апреля. (1890 г.). Пятница. Преп.-муч. Никона.

 

В 11 ½ поехал в коляске на Елагин-остров в конюшню молодых лошадей. Мартынов показывал все, очень усердствуя. Завтракал у него в маленьком его помещении. Вернулся на новой тройке в 3 ¼.

Гуляли в саду при отличной погоде. Сергей был дежурный. Закусывали в 8 час(ов) Поехали на спектакль в театральном училище. Были небольшие пьесы и балет - очень хорошо. Ужинали с воспитанницами».

 

Более того: начало мнимой любовной интриги комментаторы «Дневников Государя...» берлинского издательства «Слово» относят к 1890 году, а «Московский комсомолец» в публикации бахрушинских лже-дневников М. Ксешинской дает другую дату: после 1891 года, т.е. после возращения Цесаревича из восточного путешествия и поездки в Данию к родственникам.

В тот день, 4-го января 1892 года, когда в бахрушинском лже-дневнике появляется запись якобы М. Ксешинской о начале платонического романа, Цесаревич в своем дневнике не упоминает ее имени. Да и вообще виделись ли они в этот день?

 

Бахрушинский «дневник» Ксешинской:

 

«Суббота, 4 января 1892 г.

Я пошла по коридору 2-го яруса театра. Увидела Наследника и забыла все, что делается вокруг меня. Но как я была безумно счастлива, когда Наследник подошел ко мне и подал мне руку. Я почувствовала его долгое крепкое пожатие руки, ответила тем же и пристально посмотрела ему в глаза, устремленные на меня.

Я не в силах описать, что со мной делалось, когда я приехала домой. Я не могла ужинать и, убежав к себе в комнату, рыдала, и у меня так болело сердце. Первый раз я почувствовала, что это не просто увлечение, как я думала раньше, а что я безумно и глубоко люблю Цесаревича и что никогда не в силах буду его забыть». (МК. http://www.mk.ru/social/2017/03/19/dnevnik-matildy-kshesinskoy-o-romane-s-cesarevichem-nikolaem-publikuetsya-vpervye.html).

 

Дневник Императора Николая II. Издательство «Слово». Берлин. 1923 год. С.44:

 

 

«Суббота, 4 января 1892 г.

4-го января. Суббота. Встал в 10 ½ и после кофе принял Уральскую депутацию, прибывшую с рыбой и икрою, Протасова-Бахметева и Галкина-Врасского. Николай сидел у меня до 12, его сменил Митя. Кроме него завтракали: Μ-me de Lescaille и гр. Воронцов. В 2 ½ поехал с Папа в Академию художеств, где выставлены картины Шишкина и Репина, из них выдающаяся картина последнего «Письмо Запорожцев Султану». Была обычная возня на катке, но чай наверху у Мама. В 6 ¾ поехал на генеральную репетицию оперы Массенэ «Эсклармонда». Сидел в партере. Пела американка Сандерсон - отлично; весьма красивая особа. Очень наслаждался этой музыкой - содержание просто чепуха, происходящая в Византии. Окончилось в 11 ½, отправился к д. Алексею ужинать. Зина занимала нас песнями. Вернулся в 2 часа».

 

Здесь необходимо сделать небольшое примечание: Цесаревич отправился в театр не на балет, а на генеральную репетицию оперы «Эсклармонда» композитора Масснэ (в современной транскрипции фамилии). Эта опера была признана одним из высочайших достижений французской музыки, и именно исполнением «Эсклармонды» открылась Парижская всемирная выставка 1889 года. В России премьера состоялась в Санкт-Петербурге в Эрмитажном театре (1892) и Мариинском театре в конце XIX века.

После невероятно успешных премьер по всему миру опера была забыта. А после смерти выдающейся певицы Сандерсон никто не решался исполнить партию Эсклармонды. Из истории Эрмитажного придворного театра известно, что с 1900-х годов здание Кваренги (Эрмитажный театр) использовалось нерегулярно, и театром его именовали скорее по традиции. В лучшем случае здесь выступали приглашенные знаменитости - М. Савина, М. Кшесинская, Ф. Шаляпин. Следовательно, знаменитая балерина М. Ксешинская могла выступать на сцене Эрмитажного театра как приглашенная прима, но значительно позже 4-го января 1892 года и не в опере Масснэ «Эсклармонда», на генеральную репетицию которой отправился в тот январский день Наследник Цесаревич.

Из истории мировых религий и литературы специалистам прекрасно известны факты мистификаций или подделок тех или иных сочинений и авторов. Например, постоянно вспыхивают дискуссии вокруг ранних христианских памятников, истории создания и авторства священных текстов. Хорошо известна ситуация вокруг возникновения и бытования шекспировских текстов. В советский период русской истории, начиная со школьной скамьи, нам вдалбливалась лживая мысль, что якобы М.Ю. Лермонтову принадлежат строки: «Прощай, немытая Россия...». И таких примеров фальсификаций и мистификаций - легион. К ним можно отнести и публикацию бахрушинских лже-дневников М. Ксешинской, по-своему тонкую и изобретательную.

Таким образом, можно сделать вывод, что пропагандистская кампания в СМИ и интернете вокруг кинофильма «Матильда», направленная на очернение святого Царя Николая с перспективой его деканонизации, что неминуемо вызовет смуту и расколы, есть обещанный удар по Русской Православной Церкви как опоре государственной стабильности. Церковная и общественная смута откроет путь к новой революции в России, что в свою очередь приведет к геополитическим изменениям на карте мира. В создавшейся международной и внутриполитической ситуации усвоение добрых плодов путешествия Наследника Цесаревича Николая Александровича на Восток в 1890-91 годах и применение их в современных условиях имеет важное значение.

 

 

Главные источники о восточном путешествии и визите Цесаревича в Японию

 

В основном сведения о восточном путешествии и посещении Японии Наследником Цесаревичем содержатся в книгах М.М. Денисьевского и участника экспедиции князя Эспер Эсперовича Ухтомского. Фундаментальный труд Э.Э. Ухтомского с прекрасными иллюстрациями художника Н.Н. Каразина, выдержал многочисленные переиздания. Ныне они доступны массовому читателю.

 

 

Иначе обстоит дело с собственноручными записями Великого Князя Николая Александровича, в которых зафиксировано его личное отношение к посещаемым местам. Как указано выше, в 1923 году в Берлине в книгоиздательстве «Слово» были изданы Дневники Императора Николая II за 1890-1906 годы. Публикаторы, из имевшегося в их распоряжении объемного оригинала, выбрали только две страницы, посвященные многомесячному путешествию на Восток (Дневники Императора Николая II. 1890-1906 гг. Книгоиздательство «Слово». Берлин. 1923. С. 39-40). Эти две страницы посвящены визиту в Египет. Хотя даже в них по сравнению с оригиналом имеются непонятные лакуны и неточности.

В советском издании Дневников Государя Николая II Александровича 1991 года, подготовленном нынешним Государственным архивом Российской Федерации, вообще нет упоминания о восточном путешествии (Дневники Императора Николая II. М. Орбита, 1991. - 736 с. Издание ЦГАОР СССР (ныне ГАРФ).

Специально к нашему вечеру автор изучил Дневники Наследника Цесаревича Николая Александровича, хранящиеся в ГА РФе и относящиеся к его визиту в Японию. (ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 225). Подробный комментарий и анализ японской части Дневника Августейшего путешественника еще впереди.

В целом восточное путешествие Цесаревича продлилось с 23 октября (4 ноября) 1890 года по 4 (16) августа 1891 года, то есть заняло более 9 месяцев. За время путешествия было пройдено 51 000 вёрст, из них 15 000 - по железной дороге, 5 000 - в экипаже, 21 900 - по морям, 9 100 - по рекам.

Путешествие началось в Гатчине после молебна. До Японии Августейший путешественник посетил Варшаву, Вену, Триест, Афины, Египет, Индию, Бомбей, Цейлон, Сингапур, остров Яву, Бангкок, Китай, включая внутренний, и, наконец, 15 (27) апреля 1891 года в сопровождении шести кораблей русского флота, возглавляемая флагманским крейсером «Память Азова», эскадра под брейд-вымпелом Цесаревича вошла в Нагасаки.

 

 

Нагасаки

 

В целом визит в Японию продлился с 15 апреля по 7 мая (ст.ст.) 1891 года. Программа была сокращена после т.н. «инцидента в Оцу». Помимо свиты Цесаревича сопровождал греческий принц Георгий. В городе Нагасаки Августейшие путешественники провели Страстную Седмицу и встретили Праздник праздников - Святую Пасху.

Вот запись о начале визита в Японию:

 

15 Апреля. Понедельник.

Наконец в восьмом часу при отличной солнечной погоде увидели высокие берега давно желанной Японии! Все понятно высыпали наверх. Пройдя островок Паненберг, откуда по преданию свергли в море католических монахов японцы, повернули влево в красивую узкость; в глубине бухты увидели Нагасаки. Застали здесь: «Владимир Мономах», «Адмирал Нахимов» и новый пароход добровольного флота «Орел»; кроме того стояли на якоре три японца. С «Орла» раздалось громовое русское ура! 1400 новобранцев идущих во Владивосток. На нем любителем отправился адм. Перелешин; также идет железнодорож(ная) комиссия для начала постройки жел(езной) дороги из Владивостока в Хабаровку. Принял нашего посланника в Токио Шевича, консула де Волана (папский певчий) и членов посольства с командирами судов. Полчаса после нашего прихода вышли на рейд: «Кореец», «Манджур» и «Бобр» под командой Бауера (капитан судна - А.Х.). После завтрака представлялся путейский инженер Урсати, заведующий постройкой участка Сибирской жел(езной дороги) до Графской ст(анции). В 4 ч. съездил осмотреть «Орла»; пароход поражающий своими размерами, но довольно грязный. Солдатики имели здоровый вид и производили очень хорошее впечатление. Видел их помещение в трюме - грязно и душно! Вечером в кают-компании было всего человек 8; все же мичмана были в русской деревне Инасу, где каждый уже женился. Признаюсь и мне бы очень хотелось последовать общему примеру, но стыдно, так как настала Страстная».

В данном случае «последовать общему примеру» - это значит посетить русскую деревню Инасу, а не завести себе «походную японскую жену», что однозначно становится понятно из последующих записей. Если исходить из позиций хулителей Цесаревича, приписывающих ему сначала интрижку с балериной, а потом многочисленные «амурные» приключения во время путешествия на Восток и после его завершения, то Великий Князь Николай предстает в глазах общества как законченный ветреник и блудник. Тогда о каком достойном представительстве Династии Цесаревичем перед собственным народом и иностранцами можно вести речь? В этом и состоял смысл великосветской интриги и сплетен. Еще задолго до февральско-октябрьского бунта 1917 года и свержения монархии были желающие управлять Россией вместо Династии Романовых. Они то и были главными бенефициарами (т.е. выгодоприобретателями) интриги с очернением Наследника Цесаревича Николая Александровича как легкомысленного блудника.

Но и на этот раз не получается. Августейшие путешественники (Великий Князь Николай и греческий принц Георгий) отменяют официальный съезд на берег и торжества по этому случаю, достойно проводят Страстную Неделю, в корабельной церкви встречают праздник праздников - Святую Пасху.

Процитируем выдержки из дневника по дням Страстной Седмицы:

 

«16-го Апреля. Вторник.

Проснулся чудным днем. На берег так и манило. (...) В 10 ч(асов) была преждеосвященная обедня; в 12 прибыл на фрегат принц Арисугава - молодой моряк; он был в Гатчине весной 1889 г., симпатичный человечек! (...) В 6 ½ были на всенощной; Шевич (российский посланник - А.Х.) с нами говеет.

17-го Апреля. Среда.

Встал к обедне. День был серый и по временам шел дождь, что портило красивый вид Нагасаки. (...) Всенощная была в 6 ½ .

18-го Апреля. Четверг.

Снова погода поправилась, и день был чудесный. В 10 час. отслужили обедню; в это время вошел на рейд клип(ер) «Джигит»; так что за исключением «Сивуча» вся Тихоокеанская эскадра в сборе! После завтрака съехал с Оболенским на берег и прямо отправился на своем дженрикше (№ 667) к фотографу. (...). Затем переехали бухту на фунэ (наименование лодки - А.Х.) в Инасу для посещения русского кладбища. Нашли его в отличном виде; часовня в исправности, точно также офицерские и матросские могилы. (Вот для чего Цесаревич посещает Инасу(!), заметим от себя - А.Х.) (...)

Вечером служба чтения 12 Евангелий продолжалась час с ¼ . Время после обеда провел в кают-компании.

 

19-го Апреля. Пятница.

После чаю прибыл Родендорффейд (фельдъегерь - А.Х.) с дорогими письмами из дому. Странно было увидеть его здесь в Японии после Греции. В 2 часа был вынос плащаницы. Джоржи (т.е. греческий принц Георгий, сопровождавший Цесаревича - А.Х.) и я несли ее. Весь день оставался на фрегате, как ни тянуло на берег. День стоял такой же чудесный, как предыдущие. За всенощной мы же несли плащаницу по батарее. После обеда исповедывался у нашего доброго монаха Филарета! Лег спать рано».

 

Далее приведем полное описание праздника Святой Пасхи из «японского дневника» Цесаревича с комментариями. Надо отметить, что без необходимых пояснений многие реалии, детали, люди того времени не известны и не понятны современному читателю. В данном случае комментарии мы дадим после цитирования страниц дневника, сгруппировав пояснения вместе для удобства восприятия. В дневнике Августейшего путешественника об этих торжественных днях читаем:

+

 

20-го Апреля. Суббота.

 

Погода была отвратительная, не холодная, но шквалы с дождем; красивая Нагасаки выглядела совсем неприветливо! После обедни с переодеванием, за которой причащались Св. Тайн, начал длинное письмо Папа о плавании вверх по Янцекиангу. Писать было тем легче, что совсем на берег не тянуло. Внизу красили яйца - странно заниматься этим делом на судне, так привык красить их в Гатчине или Аничкове. Страшно недоставало милых Папа и Мама за заутреней, несмотря на совершенно новую обстановку ея крестный ход по всей верхней палубе был эффектен; ночь была темная, но тихая! Христосование началось по окончании обедни в 1 ½; за 6 с половиной часов раньше Петербурга. Все командиры, офицеры «Азова» и члены посольства разговлялись у меня; пасха вышла из вкусного творога. Ночь была тихая и лунная, лег спать в 5 час.

 

Примечания к записи от 20 апреля:

 

Река Янцекианг - здесь речь идет о посещении Цесаревичем Китая, которое он совершил до визита в Японию. Янцекианг - «Прославленная большая река» (Ян-цзы-цзян на пекинском наречии, по южному: Янцекианг). Она начинается в дикой части Тибета, а кончается в море и была действительно важным путем сообщения. Выполняла роль китайского Средиземного моря. По этой реке Наследник совершил путешествие во внутренний Китай.

Императорские резиденции Аничков дворец и Гатчина. Аничков дворец - величественный памятник русского дворцового зодчества середины XVIII столетия и старейшее из сохранившихся зданий Невского проспекта. Один из императорских дворцов Санкт-Петербурга на набережной реки Фонтанки у Аничкова моста.

Более века в Аничковом дворце находилась одна из резиденций Династии Романовых - место, где проходили официальные приемы и придворные балы. В 1866 году сын Государя Александра II, будущий Самодержец Александр III, как и отец, получил дворец в качестве подарка на свою свадьбу с датской принцессой Дагмарой (в православии Императрицей Марией Федоровной). Усадьба настолько нравилась Государю Александру III, что он проводил в ней большую часть своего времени, отведенного не только для отдыха, но и для работы.

После убийства террористами 1-го марта 1881 г. на Екатерининском канале Императора Александра II, Гатчинский дворец стал официальной резиденцией нового Императора Александра III. Заседание Комитета министров, в результате которого был выработан новый политический курс, проходило уже в Гатчине - новой резиденции Александра III, куда Император со всей семьей перебрался 27 марта 1881 г. Гатчина стала постоянной императорской резиденцией на все 13 лет царствования Императора-Миротворца Александра III. Самой главной причиной переезда было стремление Императора обезопасить свою семью от терроризма. В Гатчине семья проводила всю весну, с марта по май включительно, и осенне-зимний период с октября до новогодних праздников. 31 декабря Императорская Семья перебиралась в Аничков дворец на время знаменитых императорских балов. Здесь отмечали и дни рождения всех членов семьи.

В 1884 г. были закончены работы по постройке сети канализации и водопровода, в то же время была проведена первая в России междугородняя телефонная линия - между Петербургом и Гатчиной. Параллельно с переустройством дворца шло благоустройство города. Императорская резиденция должна была оправдывать свой статус. Расцвели учебные и благотворительные заведения, частные благотворительные и научные общества, появились фотоателье и кинотеатры, первая в России частная Воздухоплавательная школа. Начался триумфальный этап в истории города.

Броненосный (полуброненосный) фрегат (по другой классификации - броненосный крейсер) Российского Императорского флота «Память Азова» назван в честь парусного линейного корабля «Азов», отличившегося в морском сражении при Наварине (1827), завершившимся разгромом турецкого флота. Фрегат «Память Азова» представлял собой новый тип броненосного крейсера, разработанный по образцу «Владимира Мономаха» в октябре 1885 года. 12 июля 1886 г. на Балтийском заводе состоялась официальная закладка крейсера, а 20 мая 1888 г. он был спущен на воду. В 1890 г. крейсер вступил в строй и был приписан к гвардейскому флотскому экипажу. В 1890-1891 годах на борту крейсера «Память Азова» совершил путешествие на Восток Наследник Цесаревич Николай Александрович, будущий святой Царь-страстотерпец Николай II.

«пасха вышла из вкусного творога» - По свидетельству наших соотечественников, проживающих ныне в Японии, творог в этой стране делают, но он у местных жителей не популярен. В основном используют его кондитеры для приготовления бакалейных изделий иностранной кухни. Вполне вероятно, что творог для пасхи 1891 года на «Памяти Азова» приготовили местные коки (повара), т.к. его нельзя было достать на берегу. Поэтому эта красноречивая деталь и нашла отражение в дневнике Цесаревича.

 

Следующая запись от:

«21-го Апреля. Пасха. Воскресение.

 

Спал до 9 ½ и проснулся с чудной погодой. В 11 час(ов) христосовался с унтер-офицерами и гребцами моего катера и вельбота № 1-го, затем обошел команду и поздравил ее с праздником. Завтракал в кают-компании с музыкой, которую уже не слышал три недели. После завтрака читал. В 5 час(ов) пускали дневной фейерверк; самая лучшая часть его - программа написанная по-русски японцем. Снова получил несколько подношений: вазы и японские башмаки-сандалии; купил разные вещи у преданного черепахи-человека. В 7 час(ов) отправились на «Нахимова», где обедали в кают-компании; офицеры милейший народ! Получил от них серебряную чарочку на золотом блюде, из кот(орой) два раза пришлось выпить. Затем дано было три представления матросами - еще лучше, чем в Сингапуре! Выпив чаю у Федотова, вернулись к часу на «Азов», причем за гребцов сидели сами офицеры!»

 

 

Примечания к записи от 21 апреля:

 

«...купил разные вещи у преданного черепахи-человека...». В одной из предыдущих дневниковых записей, от 16-го апреля 1891 года, Августейший путешественник рассказывает о своих встречах с японскими розничными торговцами: «Начали с черепахи-человека, который мне ранее этого еще на «Азове» поднес коробку и модель минного катера из черепахи прелестной работы. Купил у него несколько вещей, а затем у кошки чел(овека) и собаки-человека; вздор какой называть себя так!». По моей просьбе россиянка Алла Мацуда, проживающая сейчас в Японии, за комментариями обратилась к трем образованным японцам. По их консолидированному мнению, возможно, что это были продавцы сувениров, которые чтобы привлечь внимания покупателей были одеты в костюмы или маски, или может быть обыгрывали продажу неким театрализованным образом. Однако такое «переодевание» в стиле японского театра имеет и более глубокий смысл, чем просто торговля сувенирами.

Черепаха - древний образ японского фольклора и мифологии. Является символом богатства, мудрости и долголетия. Считается, что все во вселенной неразрывно связано: «Стремись к мудрости! И в твой дом придут богатство и долголетие». Черепахи устанавливались как надгробие на могилах очень богатых и знаменитых людей. По древнему поверью, драконовидная черепаха или черепаха Миногамэ живет во дворце Бога Морей и управляет его сокровищами (долголетием и богатствами). Тот, кто видит каждый день такую черепаху, стремится к ее долголетию. Торговец человек-черепаха, таким образом, несет своими товарами покупателям богатство и долголетие. В данном случае имеет большое значение и Августейший «покупатель» -  Наследник Престола Русских Белых Царей, почитавшихся и на Востоке. Японская же мифология прямо связана с культом императора: императорская семья традиционно считается прямым потомком первых богов. Японское слово тэнно (天皇), император, буквально обозначает «божественный (или небесный) правитель».

Броненосный крейсер (фрегат) «Адмирал Нахимов» - первый российский крейсер с башенной артиллерией. Построен на Балтийском заводе в Петербурге. Заложен в июле 1884 года, спущен на воду 21 октября 1885 года, вступил в строй 3 декабря 1887 года. Долгое время считался одним из самых мощных и быстроходных крейсеров в мире. Во время посещения крейсера «Адмирал Нахимов» Наследником Цесаревичем его командиром состоял капитан первого ранга Федотов.

«Затем дано было три представления матросами...» Показаны были две комедии (каждая в 3-х картинах) из крестьянского быта: «На свою же голову» и «Домовой» и шутка в 1-ом действии «С легкой руки», поставленные силами матросского театра.

 

Дневник Наследника Цесаревича, который он вел непосредственно в ходе путешествия день за днем, является важнейшим документальным свидетельством о событиях и впечатлениях «пути на Восток» Царского Сына. Другим авторитетным источником служит книга князя Э.Э. Ухтомского - непосредственного участника экспедиции и члена великокняжеской свиты. Однако ее современные переиздания зачастую сокращены и отредактированы по сравнению с дореволюционными. В частности, в книге Э.Э. Ухтомский «Путешествие Наследника Цесаревича на Восток» (М.: Издательство «Э», 2016. - 448 с.) сокращению подверглись именно описания Страстной Седмицы и подробности празднования Святой Пасхи участниками путешествия по сравнению с тем, как они даны в прижизненном издании автора: «Путешествие Государя Императора Николая II на Восток (в 1890-1891). Автор-издатель кн. Э.Э. Ухтомский. Илл. Н.Н. Каразин. Т.III. СПб. 1897. С. 7-12».

А между тем полные записки кн. Ухтомского содержат массу красноречивых деталей, которые очень важны и значимы для православного человека. Автор сообщает, как торжественно тихо проходит на судах эскадры Страстная Седмица. Августейшие путешественники вместе с офицерами и командой крейсера «Память Азова» говели. В связи со Страстной Седмицей отложен официальный съезд на берег и все положенные по этому случаю торжества. На фрегатах идет церковная служба. В батарейной палубе, перед маленьким алтарем походного корабельного храма, несколько сот человек благоговейно внемлют священным словам любви и покаяния, переживая скорбные страницы читаемого Евангелия. По сторонам от судового образа грозно стоят орудия. Когда же Их Высочества выносят плащаницу, низко клонятся головы матросов и «невыразимое умиление отражается на лице этих простых глубоко потрясенных людей».

«В субботу, 20-го апреля, - свидетельствует Э.Э. Ухтомский, - мы приобщаемся Святых Таин. К ночи, - при наступлении праздника из праздников, - дуновение сверхчувственной жизни окрыляет тысячи русских душ. С «Мономаха» и «Нахимова», с «Корейца», «Манджура», «Бобра» и «Джигита» на разговенье к Цесаревичу приглашены командиры, а также все офицеры «Азова». Братски встречаем мы «светлый день» у берега языческой Японии...» (...)

По случаю праздника Св. Пасхи, начальником эскадры была послана следующая телеграмма Государю Императору: «Эскадра, под флагом Е. И. В. Государя Наследника Цесаревича, имеет счастье поздравить Ваши Императорские Величества с великим праздником Св. Пасхи».

На эту телеграмму вице-адмирал Назимов был осчастливлен следующим ответом: «Христос Воскрес! От души благодарим эскадру, поздравляем всех с великим праздником. Благодарю сердечно всех чинов эскадры за плавание с Сыном.

АЛЕКСАНДР».

В полдень Светлого Воскресенья Августейшие путешественники завтракают в кают-компании «Азова», смотрят днем с кормового балкона на забавный японский фейерверк (с распускающимися по ветру из клочьев черного дыма - от маленьких бомб и ракет - разнообразными флагами и шарами, причудливыми человеческими фигурами, драконом и птицами из цветной бумаги), изволят принять приглашение на обед с «Адмирала Нахимова» и присутствуют там на мастерски исполняемом нижними чинами спектакле. (...) К ночи офицеры фрегата садятся на весла и восторженно провожают Цесаревича до Его крейсера». Живописная картина пасхальных дней на эскадре Цесаревича полна личными впечатлениями и поэтическими деталями, рисуемыми Э.Э. Ухтомским, но они в большей мере характеризуют восторженно-поэтический авторский стиль, чем дают читателю дополнительные знания об этом событии.

 

 

Кагосима

 

23 апреля русская эскадра покинула Нагасаки и заходит в порт Кагосима, столицу княжества Сацума на юге японского острова Кюсю. Высокому гостю в Кагосиме оказал радушный прием князь Симадзу Тадаёси, глава 29-го поколения правящей династии Симадзу. В знак признания заслуг древнего японского рода Цесаревич Николай от имени своего отца Императора Александра Третьего вручил князю Симадзу, единственному из японцев, два ордена Российской Империи.

Данное обстоятельство можно объяснить в некотором роде тем, что Симадзу - один из древнейших и наиболее могущественных самурайских кланов Японии, сыгравший значительную роль в её истории, в особенности, в реставрации Мэйдзи. Именно самураи княжеств Сацума и Тёсю сыграли основную роль в низвержении режима сёгуна Токугава и восстановлении власти истинного Императора. В истории эти события получили название «реставрации Мэйдзи».

Когда через несколько дней произошел инцидент в г. Оцу, где Цесаревич был ранен японским полицейским, князь Симадзу, узнав о ранении, незамедлительно приехал к пострадавшему и выразил ему искреннее сочувствие, как и многие японцы. В память о визите Цесаревича Николая Александровича семья Симадзу хранит многие вещи, связанные с этим событием.

В настоящее время род Симадзу возглавляет князь Симадзу Нобухиса (1938 г.р., 32-й глава рода), правнук князя Симадзу Тадаёси, встречавшего Цесаревича Николая, троюродный брат нынешнего Императора Японии. Сам князь и его сторонники сохраняют добрую память об Императоре Николае Втором, его посещении г. Кагосима и встрече с Князем Симадзу Тадаёси, правителем земель Сацума. Представители Кагосимы активно посещают Россию, что укрепляет дружественные связи между нашими народами.

 

Как красочную иллюстрацию визита Цесаревича в Кагосиму процитируем запись из его дневника за тот день:

 

«24-го Апреля. Среда.

В 8 ½ бросили якорь в конце красивого глубокого залива у гор. Кагосима. Порт закрытый европейцам и кроме одного клипера не видевший нашей эскадры; поэтому наши суда были весь день окружены массой лодок. Съехали на берег, где были встречены принцем Арисугава, Сацумским князем и губернатором. Этот князь весьма энергичный господин, страстно придерживается старины и в большом почете у Микадо. Прежде весь о-в Киу-Сиу (совр. Кюсю - А.Х.) принадлежал ему, но после восстания 1878 года был окончательно подчинен японскому правительству. Гор(од) Кагосима удивительно опрятный, народ такой же как в Нагасаки любезный и тихий. Главное, что мне понравилось, что я не увидел ни одного европейца. Торжественно в дженрикшах прокатились по городу длинной процессией; в толпе стояла масса миленьких моцумо (японские девушки - А.Х.), от которых несло благовонными ароматами. В губернаторском доме принял японского православного священника, после чаю все мы поехали осматривать табачную фабрику и обработку шелка - везде работают женщины. Затем отправились в школу, где была устроена своего рода выставка всех местных производств. Купил много вещей; в особенности налег на Сацумские вазы. Видели бой на палках 40 человек сразу - настоящее сражение; и два разных танца. После завтрака там же в школе выехали за город, дорога идет вдоль берега моря и прелесть как хороша!

Остановились, чтобы осмотреть самый фарфоровый завод - просто 2-3 лачужки, в которых бедняки лепят эти чудные фарфоровые вазы, сервизы и фигуры! Поехали дальше и к 1 ч. прибыли к Сацумскому князю. Он нас встретил на дворе своем, окруженный 170-ю старыми воинами, одетыми в старинное японское вооружение. Пройдя прелестным садом с маленькими деревьями, прудиками, речками, мостиками и др. любимыми японскими затеями, вошли в палатку, откуда смотрели на чрезвычайно интересный военный 300-летний танец этой почтенной гвардии. Затем нас повели в другое место, где сам хозяин показал очень ловкую забаву на полном скаку. В смененном охотничьем костюме он стрелял из огромного лука в мишень, которую влек за собой другой всадник. Пошли к нему в дом, сняли сапоги, надели туфли и вымыли руки. Идеал чистоты; в помещении все из бамбука; стены тончайшие, рамы с заклеенными бумагой клетками. Князь подарил Джоржи и мне красивые вазы с нашими вензелями. В 4 ч. сели на пол и начался обед в старом японском вкусе; я бы непременно завел у нас такие же обеды. Подавали одни дочери здешней знати в великолепных киримонах (старое написание кимоно? - А.Х.) и с большой прической на головах; были совсем красивые между ними. Каждый из нас по японскому обычаю пил стоя на коленах перед хозяином его здоровье из его чащечки сакэ. Порядочно нагрузился этим напитком, и некоторым образом возлежал на подобие римлян. Четыре молодые девушки, также из знатных, играли на инструментах в роде мандолин в продолжении всего обеда. Встали в 5 ½ и простившись с нашим гостеприимным хозяином сели тут же в катер и вернулись на «Азов». Из дома князя был красивый вид на стоявшую в заливе эскадру. Сейчас же снялись с якоря и пошли к выходу в океан. День весьма занятный! Спал до 8 ½ и закусывал с остальными».

 

 

Инцидент в Оцу и расставание с Японией

 

После захода в Кагосиму Цесаревич Николай и команда продолжили путешествие по Японии. 27 апреля эскадра прибыла в порт Кобэ. Из Кобе Цесаревич с сопровождающими лицами по суше добрался до Киото. 29 апреля Цесаревич Николай с принцем Георгом в сопровождении принца Арисугава отправились на колясках, которые везли джанрикши, из Киото в город Оцу (Отсу), где и произошло печально известное покушение на Великого Князя Николая Александровича, вошедшее в историческую литературу как «инцидент в Оцу».

Приведем описание этого дня по дневнику Цесаревича:

 

29-го Апреля. Понедельник.

 

«Проснулся с чудесным днем, конец которого я бы не видел, если бы не спасло меня от смерти великое милосердие Господа Бога! - В 8 ½ отправились в дженрикшах из Киото в небольшой город Оцу, куда приехали через час с ¼; удивлялся неутомимости и выносливости наших дженрикшей. По дороге в одной деревне стоял пехотный полк, первая часть, виденная нами в Японии. Немедленно осмотрели храм и выпили горького чаю в крошечных чашках; затем спустились с горы и поехали к пристани. Ехали вдоль канала, прорытого из оз. Бива внутри гор, работа поистине египетская! С пристани отправились на паровых катерах по озеру к дер(евне) Карасаки, где на мысе стоит огромная сосна около 1000 лет и при ней маленький храм. Здесь рыбаки поднесли разного рода рыбы, только что вытащенные при нас - лососи, форели, лещи, плотва и др. Вернувшись в Оцу, поехали в дом маленького кругленького губернатора. Даже у него в доме, совершенно европейском, был устроен базар, где каждый из нас разорился на какую-нибудь мелочь; тут Джоржи и купил свою бамбуковую палку, сослужившую мне через час такую великую службу.

 

 Сабля, которой нанесли удар Цесаревичу

 

После завтрака собрались в обратный путь, Джоржи и я радовались, что удастся отдохнуть в Киото до вечера! Выехали мы опять в дженрикшах в том же порядке и повернули налево в узкую улицу с толпами по обеим сторонам. В это время я получил сильный удар по правой стороне головы над ухом, повернулся и увидел мерзкую рожу полицейского, который второй раз на меня замахнулся саблею: в обеих руках. Я только крикнул: что тебе? И выпрыгнул через дженрикшу на мостовую; увидев, что урод направляется на меня и что его никто не останавливает, я бросился бежать по улице, придерживая кровь, брызнувшую из раны. Я хотел скрыться в толпе, но не мог, потому что японцы сами перепуганные, разбежались во все стороны. Обернувшись на ходу еще раз, я заметил Джоржи, бежавшего за преследовавшим меня полицейским. Наконец, пробежав всего шагов 60, я остановился за углом переулка и оглянулся назад. Тогда слава Богу все было кончено: Джоржи - мой спаситель - одним ударом своей палки повалил мерзавца; и когда я подходил к нему, наши дженрикши и несколько полицейских тащили того за ноги; один из них хватил его его же саблей по шее. Все ошалели; чего я не мог понять это каким образом Джоржи, я и тот фанатик остались одни посреди улицы, как никто из толпы не бросился помогать мне и остановить полицейского. Из свиты очевидно никто не мог помочь, так как они ехали длинной вереницей; даже принц Арисугава, ехавший третьим, ничего не видел. Мне же пришлось всех их успокаивать и я нарочно оставался подольше на ногах. Рамбах (врач экспедиции - А.Х.) сделал первую перевязку, а главное остановил кровь; затем я сел в дженрикшу, все окружили меня и так шагом мы направились в тот же дом. Жаль было смотреть на ошалевшие лица принца Арисугава и других японцев; народ на улицах меня тронул, большинство становилось на колени и подымало руки к лицу в знак сожаления. В доме губернатора мне сделали настоящую перевязку и положили на диван в ожидании прибытия поезда из Киото. Более всего меня мучила мысль о безпокойстве дорогих Папа и Мама и о том, как написать об этом случае в телеграмме. В 4 часа отправились на жел(езную) дорогу под большим конвоем пехотного батальона.

 

Лавка где оказали помощь Цесаревичу во время покушения

 

В поезде и в карете в Киото голова сильно ныла, но не от раны, а от туго завязанного бинта. Как только приехали к себе, сейчас же доктора приступили к заделке повреждений на голове и к зашиванию ран, которых оказалось две. В 8 ½ все было готово; я себя чувствовал отлично, после скудного (диета) обеда лег спать с мешком льда на башке. Вот как, благодаря милости Божией, этот день благополучно окончился!»

Как ни парадоксально это выглядит на первый взгляд, покушение на Цесаревича сплотило Русский мир - и отечественный, и иностранный. Во время оставшейся части пути Великий Князь получал обращения и письма поддержки не только с родины, но и других стран. Чуткое православное сердце прекрасно понимает, что значит молитва всего русского народа за Наследника Цесаревича.

После покушения несколько дней Великий Князь приходит в себя, принимая на борту крейсера «Память Азова» депутации японцев с извинениями и соболезнованиями. Свой день рождения, 6-го Мая, Великий Князь Николай Александрович встречает далеко от дома в японском порту Кобэ.

Спустя всего два дня после покушения, 1 мая 1891 года, Великий Князь Николай Александрович отмечает в поденной записи: «Встал бодрым и веселым... Все японское мне так же нравится теперь, как и раньше 29-го, и я нисколько не сержусь на добрых японцев за отвратительный поступок одного фанатика, их соотечественника; мне так же, как прежде, любы их образцовые вещи, чистота и порядок...» (ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 225. Л. 196).

6 мая 1891 года Цесаревич торжественно отметил на борту фрегата «Память Азова» свое 23-летие и лично вручил двум своим спасителям-джинрикшам «по золотой медали и по 2500 долларов каждому, сказав им, что они будут получать по 1000 дол[ларов] пенсии ежегодно до смерти» (Там же. Л. 204.). По тем временам это были очень большие деньги.

В день отъезда из Японии 7 мая 1891 года Наследник Российского Престола записал свои впечатления в дневнике: «Настал последний день нашей стоянки в японских водах; странно сказать, что не без грусти оставляю эту любопытную страну, в которой мне все нравилось с самого начала, так что даже происшествие 29-го апр[еля] не оставило после себя и следа горечи или неприятного чувства» (Там же. Л. 205).

Особо подчеркиваю миролюбивое, православное отношение Цесаревича к «инциденту в Оцу», поскольку впоследствии и дореволюционные историки, и ученые советского и постсоветского периода используют его для «легендирования» якобы всегда отрицательного с тех пор отношения Государя Императора Николая Второго к Японии и японцам, что находит отражение и в настоящее время в межгосударственных отношениях.

Кривотолки поползли из кругов близких к министру С.Ю. Витте, и как в последствие стало известно, имеют под собой основание в виде дневников его воспоминаний. Причины Русско-японской войны и якобы пренебрежения Государя к японцам бывший царский министр видит в покушении в Оцу. Однако эта версия документально ничем не подтверждается. Наоборот, официальные документы, личные дневники и переписка Наследника Цесаревича, ставшего Государем Императором, свидетельствуют однозначно о его неизменно доброжелательном отношении к «стране самураев» и самим японцам. Даже инцидент с покушением в Оцу, вокруг которого еще много неясного, включая существующий английский след, не изменил благоволения Царя-мученика Николая к людям и земле, где пролилась его святая кровь. Ныне на крови царственного страстотерпца стоит Православная Церковь в Японии. Даже для самих аборигенов окровавленный платок Цесаревича, сабля со следами его крови стали национальными реликвиями и предметами поклонения, чему мне довелось быть свидетелем на выставке под названием «Ход истории японской дипломатии» ("Нихон гайко-но аюми") в историческом музее г. Мито, префектура Ибараки. При поддержке министерства иностранных дел Японии впервые была сделана попытка собрать воедино материалы из государственных архивов и разных музеев, чтобы дать представление, как развивались отношения Японии с другими странами, в том числе и с Россией, в период с конца эпохи Эдо (1600-1868) до начала правления императора Сёва (1926-1989).

Среди экспонатов на выставке были предметы, имеющие отношение к "инциденту в Оцу" 1891года: 1. Сабля, которой был нанесён удар Цесаревичу. 2. Хлопчатобумажный платок (размер 54.7×51.4 см.) со следами крови Наследника, которым он сразу после покушения прикрывал рану на голове. 3. Следственные материалы по этому "инциденту" с подробным описанием и рисунком места происшествия. Эти предметы причислены к культурному достоянию страны и находятся на постоянном хранении в музее префектуры Сига ("Сигакенрицу Бивако бункакан"), к которой относится город Оцу. Кроме них в музее также хранятся: дзабутон (т.е. подушка для сидения на полу) со следами крови Цесаревича Николая Александровича, на которой он сидел во время перевязки и часть повязки со следами крови.

Именно от этого платка, который мы видели в музее г. Мито, была отрезана полоска по всей длине и около 2 см. шириной российскому генетику П.Л. Иванову, начальнику отдела генетики Республиканского центра судебно-медицинской экспертизы России. Правда, полученные результаты не вписывались в тогдашнюю главную правительственную версию о принадлежности т.н. «екатеринбургских останков» царским, поэтому этот эпизод стараются особо не афишировать.

Но не только кровью, а главное - любовью Царского Сына был приручен японский дракон - восточный символ императорской власти, татуировку которого выбил на своей правой руке Цесаревич в гостеприимном Нагасаки.

Интересная деталь: в 1923 году, когда в берлинском издательстве «Слово», о котором уже шла речь, вышли в свет воспоминания С.Ю. Витте (Граф С.Ю. Витте. Воспоминания. Детство. Царствования Александра II и Александра III (1849-1894). Берлин. «Издательство Слово», 1923. - 1705 с.), там же напечатали личные дневники Государя Императора, из которых издатели выбрали только две страницы, посвященные многомесячному путешествию на Восток (Дневники Императора Николая II. 1890-1906 гг. Книгоиздательство «Слово». Берлин. 1923. С. 39-40).

В том же 1923 году русский текст виттевских «Воспоминаний» с предисловием академика М.Н. Покровского, фальсификатора т.н. «Записки Юровского», убийцы Царской Семьи, и вступительным замечанием И.В. Гессена, члена правления «Слова» и редактора эмигрантской газеты «Руль», вышли в советской России. Это была точная перепечатка текста берлинского издания, выполненная как научная публикация и снабженная подробным алфавитным указателем. То есть в распоряжении издателей изначально был полный текст «восточного дневника» Цесаревича, который противоречил версии С.Ю. Витте. Но они предпочли запустить в свет намеренную виттевскую ложь о японской и восточной политике Императора Николая II, которая с тех пор вошла в книги и учебники по истории русской дипломатии того периода, отравляя и современные российско-японские отношения. В советском издании Дневников Государя 1991 года, подготовленном нынешним ГАРФом (Дневники Императора Николая II. М. Орбита, 1991. - 736 с. Издание ЦГАОР СССР (ныне ГАРФ), вообще нет упоминания о восточном путешествии. Между прочим, не понимая сакрального характера взаимоотношений между Российским и Японским Императорскими Дворами невозможно правильно разрешить вопрос и о т.н. «северных территориях» или, говоря по-русски, - «проблему Южных Курил».

Более десяти лет назад небезызвестный журнал «Родина» (гл. редактор В.П. Долматов), с которого и начался вброс в общественное сознание мифа о т.н. «екатеринбургских останках» как царских, издал тематический выпуск журнала № 10, 2005 г. под общим заголовком - «Россия и Япония: от Путятина до Путина». В подборке есть статья профессора П.Э. Подалко «Романовы в Японии», а также еще один материал. Наряду с другими этот ученый придерживается мнения о том, что Царь относился к Японии несерьезно и пренебрежительно. Интересно отметить, что выпущенная ранее статья известного япониста Василия Молодякова, называлась также, как журнальная подборка - «От Путятина до Путина» (// Евразия сегодня. 2004. № 10. С. 14. То же: Прошлое и будущее российско-японских отношений. С. 5-7. В соавт с Г. Бордюговым). Таким образом, журнал «Родина» не был в данном случае оригинален.

Но в отличие от первого автора В. Молодяков в своих книгах (в том числе на японском языке), посвященных истории российско-японских отношений конца XIX и первой половины ХХ веков, рассматривает их через призму сотрудничества двух держав, а не их вражды. Ученый акцентирует внимание на умении сторон находить компромисс и урегулировать возникающие конфликты при обоюдном наличии воли к сотрудничеству, уделяя особое внимание деятельности Таро Кацура, Симпэй Гото, святителя Николая Японского. «Золотым веком» русско-японских отношений он считает период между Портсмутским мирным договором и русской революцией.

  

Так что визит наследника Цесаревича в Японию - отнюдь не прошлое, не музейное только дело, но, как и все, что связанно со святыми Царственными страстотерпцами - насущно живое и необходимое для нашего сегодняшнего державного строительства.

 

 

Финал и добрые плоды восточного путешествия

 

По распоряжению Государя Императора Александра III после «инцидента в Оцу» программа пребывания Наследника в Японии была спешно свернута. Не состоялось даже участие в освящении собора святителя Николая в Токио, специально приуроченное к визиту Царского Сына. Отплыв 7 (19) мая из Кобэ, Цесаревич 11 (23) мая прибывает во Владивосток.

Вступив на русскую землю во Владивостоке, Августейший путешественник продолжил свой маршрут по родным просторам. 21-го мая был назначен отъезд Цесаревича в Хабаровск, затем далее через Сибирь в Петербург. Двигаясь по родной земле, путешественники посетили следующие города и прилегающие земли: Хабаровск, Благовещенск, Чита, Иркутск, Красноярск, Ачинск, Томск, Тобольск, Омск, Оренбург, Уральск, Самара, Пенза, Рязань, Москва, Санкт-Петербург.

4 (16) августа 1891 г. царский поезд подошёл к станции Тосно под Санкт-Петербургом, где Великий Князь Николай Александрович был встречен Августейшими родителями. Уникальное по тем временам путешествие закончилось. Его итоги до сих пор имеют важнейшее значение для нашей страны.

За время поездки по восточным странам и азиатской России Цесаревичу было преподнесено несметное число даров, многие из которых по-своему уникальны. Значительная их часть сохраняется в Кунсткамере. Предметы, привезённые Великим Князем Николаем Александровичем, в течение двух лет хранились в Аничковом и Зимнем дворцах, а зимой 1893/94 года экспонировались на благотворительной выставке, устроенной в залах Эрмитажа. Была там и японская часть. Результатом поездки стала и открывшаяся в 1898 году в Петербурге выставка буддийских древностей, куда также вошли многочисленные подарки, преподнесённые Цесаревичу во время путешествия. Одним из устроителей выставки был князь Э.Э. Ухтомский, автор книги о путешествии Наследника на Восток.

В 1998 году, в год 130-летия со дня рождения Государя Императора Николая II и 80-летия убийства святой Царской Семьи, Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого предпринял попытку вновь объединить в одних залах сохранившиеся вещи. Связанные с путешествием артефакты были представлены публике в конце 2010 года в 11 залах Большого дворца музея-заповедника «Царицыно» в рамках выставки «Панорама Империи».

Путешествие Великого Князя Николая Александровича 1890/91 годов стало предприятием невиданного доселе в государственной практике размаха и значения. Употребив современные аллюзии, можно сказать, что Великий Князь Николай Александрович, будущий святой Царь-мученик, стоял у истоков православного Русского мира, в современной трактовке этого понятия.

На иконе новомучеников и исповедников Церкви Русской ХХ века святая Царская Семья изображена в центре, в окружении своих верноподданных на земле и на небе. Единый русский народ - это безсмертный полк, где в одном строю воюющие и победившие. Народ, почитающий и защищающий своих святых непобедим. И на тысячелетний возглас: «Христос Воскресе!». Мы единым сердцем и едиными устами отвечаем: «Воистину Воскресе!»

 



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме