Реквием по ФСКН. Регресс антинаркотической политики - 2016 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Реквием по ФСКН

Николай  Каклюгин, Русская народная линия

Наркомания, алкоголизм и табакокурение / 02.06.2016


Регресс антинаркотической политики - 2016 …

 

Первый день лета ознаменовался не только воспоминанием о необходимости постоянной целенаправленной защиты прав детей - Международным днем защиты детей, но и датой, с которой начинается отчет новой эпохи реализации внешней и внутренней антинаркотической политики. Это было предуготовано несколько ранее. Указом Президента «О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции» от 5 апреля 2016 года Министерству внутренних дел Российской Федерации переданы:

а) функции и полномочия упраздняемых Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков,

б) штатная численность упраздняемой Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (далее - ФСКН России).

 

Стоит вспомнить недавнюю историю службы. В своих прошлых работах автор не раз описывал ее. Например здесь, в аналитической работе 2011 года.  ФСКН России создавалась для профессионального и концентрированного противодействия организованной наркопреступности, пресечения наркотрафика и подрыва экономических основ преступности, получающей сверхдоходы на незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ.

 

Служба доказала свою эффективность не на словах, а на деле. Приведем некоторые данные о результатах работы ведомства только за 2015 год. Данная тенденция повторялась ежегодно.

 

По итогам 2015 года всеми российскими правоохранительными структурами расследовано 14,1 тыс. наркопреступлений, совершенных в организованных формах (группы лиц по предварительному сговору, организованные группы и преступные сообщества), что на 14,3% больше, чем в 2014 году. Из них 11,1 тыс. - ФСКН России и только 2,2 тыс. - МВД России (0,8 тыс. - иными ведомствами).

 

К уголовной ответственности привлечено 13,2 тыс. участников организованных преступных групп и сообществ, что на 18,8% превышает показатель за 2014 год, в том числе ФСКН России выявлено 75,6%, или около 10 тыс. лиц данной категории (рост на 13,6%). В рамках работы по ликвидации инфраструктуры трансграничных поставок и дистрибуции наркотиков всеми правоохранительными структурами в прошедшем году пресечено свыше 11,7 тыс. фактов оптовых поставок запрещенных веществ (рост на 6,1%), в том числе ФСКН России - более 90% или 10,6 тыс. фактов (рост на 4,7%).

 

Всей правоохранительной системой из оптового оборота (актива оргпреступности) изъято 26,5 тонны наркотиков. При этом на ФСКН России приходится 20,8 тонны (78,5%). Тем самым только силами ФСКН России предотвращен экономический ущерб на сумму 114 млрд. рублей, не допустив попадания наркотического опта для розничной реализации в обществе.

 

Всего в 2015 году правоохранительными органами Российской Федерации из незаконного оборота было изъято 35,5 тонны подконтрольных веществ, что соответствует показателю 2014 года. В том числе органами ФСКН России изъято порядка двух третей (23,3 тонны) от общей массы (или 66%).

 

Следует также отметить, что за 2015 год 98% всех пресеченных в России фактов легализации преступных наркодоходов приходилось именно на ФСКН России. Служба являлась важнейшим инструментом сдерживания смертоносного трафика опиатов в Россию из Афганистана. Только в 2015 году ФСКН России изъято 1,4 тонны героина, что составило свыше 70% от изъятий героина всеми правоохранительными структурами страны (около 2-х тонн).

 

Как известно, упрощенный режим досмотра в пунктах пропуска на государственной границе и слабая техническая оснащенность таможенной инфраструктуры обуславливают недостаточную эффективность противодействия контрабанде наркотиков со стороны ведомств, непосредственно контролирующих государственную границу. Однако, ФСКН России и здесь «подставляло свое плечо» коллегам из других силовых структур. Так, по итогам 2015 года ФСКН России был пресечен 1171 факт наркоконтрабанды, МВД России - 345 фактов, ФСБ России (в чьем ведении находятся пограничники) - 82, Федеральная таможенная служба России - 36, Следственный комитет - 26.

 

 

Помимо именно силовой составляющей, ФСКН России активно продвигала необходимость гуманизации Уголовного кодекса РФ в части смягчения ответственности за малозначительные наркопреступления и направления наркопотребителей на лечение, а не в тюрьму. Соответствующий законопроект внесен в Государственную Думу неделю назад именно с их подачи (см. здесь ). ФСКН России фактически заставила работать в этом направлении Минздрав России, начала создаваться и развиваться Национальная система реабилитации и последующей ресоциализации лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ. Во многом именно благодаря ФСКН России наконец-то наметилась тенденция на снижение числа наркозависимых лиц в Российской Федерации. Поднялся вопрос и о возрождении системы лечебно-трудовых профилакториев с подачи директора ФСКН России Виктора Иванова. См. здесь.

 

Вместе с тем, только ФСКН России проводила антинаркотические операции на дальних подступах, то есть за пределами России: Афганистан, Европа, Средняя Азия - это лишь часть географии.

 

Многое еще предстояло сделать, однако, теперь, когда принято решение об упразднении ФСКН России и передаче всех ее функций в Министерство внутренних дел, многие эксперты высказывают серьезную озабоченность создавшейся ситуацией - не созданы ли таким образом предпосылки для резкого ухудшения наркоситуации в стране.

 

Непонятно, что будет дальше, какой интеллектуальный ресурс сохранится в лице сохранивших свои рабочие места в новой структуре под управлением МВД - от того и тревожно. Общественники волнуются, православные священники, занимающиеся реабилитацией наркозависимых, волнуются, сотрудники ФСКН России, не понимающие каков дальше их служебный путь, также волнуются, находясь в неведении. Как бы то ни было, на сегодняшний день известно, что в структуре центрального управления МВД России создано Главное управление по контролю за оборотом наркотиков, которое возглавил генерал-майор полиции Андрей Храпов. В период с 1995 года по 2003 год он прошел служебный путь от оперуполномоченного до заместителя начальника Второго отдела (по раскрытию убийств) Управления уголовного розыска ГУВД г. Москвы. Затем четыре года возглавляет Первый отдел (по раскрытию заказных убийств) Управления уголовного розыска ГУВД г. Москвы. С 2007 года по 2013 год - заместитель начальника Управления уголовного розыска ГУВД г. Москвы по линии раскрытия тяжких преступлений против личности. С 2013 года по апрель 2016 года - заместитель начальника Главного управления уголовного розыска МВД России.

 

Какие же ключевые точки в реализации Стратегии государственной антинакотической политики до 2020 года, утвержденной указом Президента России Д.А. Медведевым N690 от 9 июня 2010 года, являлись наиболее болевыми, и таковыми остаются и по сей день? Что вызывает тревогу и должно быть при вступлении в качестве основного антинаркоигрока Министерства внутренних дел отмечено как основное из направлений ведения современной битвы за умы и души поврежденных от разного рода зависимостей соотечественников? Целесообразно по пунктам выделить основные моменты.

 

I.           Глобальная наркополитика

 

Итак, 1 июня 2016 года ФСКН России перестал существовать как субъект антинаркотической деятельности в нашей стране и его функции будут переданы Министерству внутренних дел, в секторе государственной антинаркотической политики образуется эдакая «черная дыра», в результате чего создастся управленческий вакуум сроком, как минимум, до осени. При этом экспертам известно, что у некоторых сотрудников из системы МВД в кулуарных разговорах и в ряде выступлений проявлялась толерантная позиция к либерализму в наркологии и в сфере профилактики наркомании, лечения и реабилитации наркозависимых, в том числе к так называемым программам «снижения вреда», «заместительной терапии» наркомании синтетическим наркотиком метадоном и его аналогами-опиатами полусинтетического ряда типа буренорфина и «Субутекса». То, что специалисты иначе называют легализованной выдачей наркотического пайка. Подробнее об этом оригинальном способе лечения наркомании см. здесь: http://www.narkotiki.ru/5_6420.htm и здесь: http://www.narkotiki.ru/5_78501.htm

 

В свете данного события есть один любопытный факт, который не может не вызывать тревогу у экспертного сообщества. На 12 апреля сего года было запланировано проведение 3-й московской антинаркотической министерской конференции - масштабного форума с участием представителей правоохранительных ведомств из 150 стран и нескольких международных организаций. Предполагалось, что на этой встрече выработают единую позицию для Специальной сессии Генеральной ассамблеи ООН по наркотикам, которая прошла 19-21 апреля в Нью-Йорке, но уже без нас. Российская Федерация уже не первый год претендует на место нового лидера мировой войны с наркотиками, которое на протяжении десятилетий занимали США. И небезосновательно, подтверждением чему может быть массам материалов на этот счет, которые без труда можно разыскать в интернете. Основной форвард - аппарат ГАК и ФСКН России. И вот - новый, для многих неожиданный поворот. 5 апреля служба переводится в режим передачи полномочий Министерству внутренних дел указом Президента, а ее функции передаются в Министерство внутренних дел. Позиция экспертной группы, в работе которой участвовал и автор, прозвучавшая на экспертном совещании «Профилактика зависимого поведения в молодежной среде в рамках Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года. Проблемные аспекты в условиях оптимизации бюджета» в стенах Государственной думы 20 апреля под председательством депутата Николая Валуева была практически единогласна - это закономерное решение вследствие череды коррупционных скандалов в недрах службы ФСКН (например, см. здесь и здесь), однако, нарушившее определенный алгоритм реализации Стратегии государственной антинаркотической политики в России до 2020 года. В результате вышеупомянутый значимый для мирового движения против легализации наркотиков и наркопотребления Московский антинаркотический форум в последний момент отменили. Соответственно, должной подготовки к атаке «легализаторов» наркотиков на международной политической арене не произошло. Печально, но факт, которому, безусловно, сейчас громко аплодируют на Западе.

 

Именно об этом, о вероятных последствиях такого шага, наша экспертная группа уже рассуждала на прошлогоднем февральском рабочем экспертном совещании в Думе, прошедшем при поддержке Комитета по физической культуре, спорту и делам молодежи под председательством депутата Николая Валуева. Тогда мы даже выпустили в информационное пространство открытое письмо Президенту на этот счет с детальным пояснением, что может произойти в случае принятия такого решения, кто стоит за его лоббированием, кому это выгодно из государственных и неправительственных структур. Подробнее см. здесь: http://www.narkotiki.ru/5_76700.htm Прошел год - как бы то ни было, ФСКН и аппарата Государственного антинаркотического комитета в том виде в каком он был с 1 июня больше не будет, кто останется в системе МВД из старых опытных сотрудников доподлинно неизвестно до сих пор ни нам, ни им самим. Решение принято и оно, безусловно, имеет свое обоснование, с которым, тем не менее, согласны не все представители из мира науки и практики «с земли».

 

На том же экспертном совещании в феврале 2015-го его участниками в итоговой резолюции особо было отмечено следующее: «С момента объединения усилий ГАК и ФСКН начался абсолютно новый этап модернизации рычагов управления государственной антинаркотической политики, формирование законодательной базы с полным отказом от либеральной модели наркополитики, навязанной после распада Советского Союза западными консультантами новых властей, уходом от советской репрессивной модели и принятием на вооружение рестриктивной модели государственной антинаркотической политики. Вывод был сделан правильный - хоть на либеральную политику нужно меньше сил и средств, если мы хотим жить в здоровом обществе, то вынуждены относиться к наркотикам жестко. Акцент был сделан именно на этой модели».

 

Далее по тексту резолюции: «Рестриктивная («сдерживающая») политика - это реализация стратегии, при которой государство за употребление наркотиков не применяет уголовное наказание, а старается оказать помощь больным наркоманией, предложив им альтернативное уголовному наказанию лечение с последующей реабилитацией в специализированных учреждениях. В то же время оборот наркотиков запрещает или строго контролирует. Ярче всего эта модель представлена в США и Швеции, странах, где в 1980-х-90-х имело место устойчивое снижение наркопотребления. Правда, там сейчас наблюдается незначительный его рост, однако, он связан с ослаблением контрпропаганды наркотиков и некоторым «успокоением» общества».

 

В нашей стране бесспорным символом перехода на новую, рестриктивную модель российской наркополитики и мощным стимулом к наращиванию антинаркотического потенциала государственных служб стало утверждение 9 июня 2010 г. Президентом Российской Федерации Дмитрием Анатольевичем Медведевым подготовленной аппаратом Государственного антинаркотического комитета совместно с экспертным сообществом и специалистами ФСКН России, Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года. И вот сегодня эта, постепенно уже начавшая доказывать свою эффективность модель на некоторое время будет находиться в подвешенном состоянии.

 

 

 

 

В связи с приходом в систему новых руководителей направления и ряда сотрудников, которых еще предстоит ознакомить с текущей ситуацией в этом сегменте российских политических тенденций, не может не тревожить повышенная вероятность возврата к разрушительной для российского государства либеральной модели наркополитики. Вокруг этого оригинального, якобы, снижающего уровень наркопотребления метода, заинтересованные в ухудшении наркоситуации в России силы периодически пытались возбудить широкую общественную дискуссию. Например, см. здесь.  Именно поэтому, в п. 32 Стратегии, «Основные мероприятия по повышению эффективности и развитию наркологической медицинской помощи», отдельной строкой указано на недопущение применения в Российской Федерации заместительных методов лечения наркомании с применением наркотических средств и психотропных веществ, внесенных в списки I и II перечня наркотических средств, а равно легализации употребления отдельных наркотиков в немедицинских целях. ФСКН России в своей деятельности строго придерживалась всех пунктов Стратегии. Соответственно, у нее стало появляться все больше недоброжелателей, за которыми стоят крупные международные игроки, лоббирующие абсолютно антироссийские интересы.

 

Как отметил в своем комментарии перед собранием Спецсессии Генеральной ассамблеи ООН Виталий Чуркин, полномочный представитель России в этом основном коллективном международном совещательном органе по всем ключевым для жизни государств вопросе, основной смысл поставленной перед здравомыслящими государствами на ней - не допустить становления восприятия наркомании в качестве «нормального», не выходящего за рамки «общественного стандарта» образа жизни. Подробнее см. здесь. Однако, именно это происходит сегодня как на внешних рубежах России, так и внутри страны в научной, политической и общественной среде. Имеет смысл еще раз подчеркнуть красной строкой - в последнее время единственным рычагом противодействия экспансии всех этих откровенно нездоровых идей была служба ФСКН России и встроенный в нее аппарат Государственного антинаркотического комитета. С 1 июня 2016 года этот успешный тандем перестанет существовать, а вобравшее их в себя Министерство внутренних дел в ближайшей перспективе вряд ли сможет разобраться что к чему в этом сложнейшем вопросе, учесть все многоходовые схемы, тщательно спланированные и пошагово реализуемые их предшественниками...

 

Угроза навязывания России программ «заместительной метадоновой терапии» слышна уже и в словах Юрия Федотова, в прошлом сугубо российского дипломата, с четкой пророссийской позицией, в настоящее время возглавляющего Управление ООН по наркотикам и преступности. Цитата из интервью с его точкой зрения в отношении сторонников легализации наркотиков, опубликованной в материале ИТАР-ТАСС. Заголовок взят из его позиции: «Легализация наркотиков противоречит духу и букве международных конвенций». Все верно. Читаем дальше: «Это может работать в ряде стран. Метадон не является "волшебной палочкой", которая решает все проблемы, но в определенных случаях он может помогать, и мы совместно с ВОЗ, ЮНЭЙДС, поддерживаем те страны, которые идут по этому пути. Но все это должно осуществляться под строгим медицинским контролем и должно быть подчинено главной цели - излечению и возвращению человека в общество». Полностью см. здесь: http://tass.ru/opinions/interviews/3235978 Беда то в том, что правда только одна - в случае с этими программами ни излечения наркоманов-метадонщиков с официальным пайком в руках, ни их ресоциализации, полноценного возвращения в общество не происходит?! Никогда, ни при каких обстоятельствах. Знает ли об этом господин Федотов, возглавляя столь авторитетное на Западе научное экспертное сообщество? Что же он тогда говорит, какие цели перед собой ставит, получая зарплату в ООН, а не из российского бюджета?.. Вопрос имеет ответ, указанный выше. Двойные стандарты здесь неприменимы. Быть как бы против легализации наркотиков и тут же ее же предлагать в виде «метадоновых программ», мягко говоря, неэтично. Но таково Управление по наркотикам и преступности ООН в наши дни. В своей практике приходилось сталкиваться не раз с проявлениями такого рода «двойного дна» в их работе. Для них это, по-видимому, нормально, для нас, следует надеяться, никогда нормой не станет.

 

И опираться здесь следует не на позицию чиновников «новой волны» из структур ООН, все более уводящих в сторону от реальной картины в сфере наркобизнеса и наркопотребления, их корней и истоков, а на точку зрения ветеранов международного антинаркотического движения времен не декоративной, а настоящей войны с наркотиками вместе с мерами поддержки здоровых во всех отношениях профилактических, лечебных и реабилитационных программ. Имеет смысл здесь вспомнить выступление директора Управления по контролю за наркотиками при президенте США (ONDCP) Джона Уолтерса на XIV конференции мэров городов-членов Международной некоммерческой организации «Европейские города против наркотиков», ECAD, состоявшейся 10-11 мая 2007 года в г. Стамбуле. Цитата: «В нашем мире есть люди, полагающие, что наркозависимость может быть излечена с помощью предписанного употребления наркотиков в рамках так называемых программ «снижения вреда». Они призывают правительства к открытию «инъекционных кабинетов», своего рода опиумных курилен 21 века, своего рода продвижению наркотиков за государственный счет. Многие выступают за финансируемые правительством программы обмена игл, что должно способствовать «безопасному» внутривенному употреблению наркотиков. Хотелось бы заметить, что такой вещи, как безопасное употребление героина не существует. Люди, страдающие наркозависимостью, должны получать не иглы, а лечение. Некоторые утверждают, что обмен игл сокращает инфицирование ВИЧ/СПИД и иными заболеваниями. Многие в международном сообществе, и даже в США, считают это веским аргументом. Однако имеющиеся свидетельства заставляют полагать, что причиной инфицирования служит в первую очередь рискованное поведение, вызванное употреблением наркотиков, а не невозможность для наркомана получить чистую иглу. И, наконец, программы заместительной терапии героина заставляют рассматривать как «лечение» раздачу правительством доз запрещенных наркотических веществ... Вместо того чтобы лечить наркозависимых с помощью апробированных средств и методик, политика «снижения вреда» служит для того, чтобы поддержать использование опасных для здоровья средств, вызывающих зависимость. Странам следует вкладывать средства в те виды лечения, которые позволяют пациенту вообще прекратить прием наркотиков. Мы должны продемонстрировать наркоманам наше сострадание. Мы должны лечить причину заболевания, а не только его симптомы... Мы должны оставаться бдительными, потому что сделать предстоит еще многое. Нашей обязанностью, нашим долгом является поддержать дело контроля за наркотиками и противостоять политике капитуляции. Мы на своем опыте знаем, что постоянно проводимая сбалансированная политика действительно позволяет контролировать и сокращать наркопроблему. Политика «снижения вреда», пропагандирующая или облегчающая потребление наркотиков неизбежно приведет к развитию наркомании и росту отчаяния среди наиболее уязвимой части нашего населения». Полностью текст выступления см. здесь: http://www.narkotiki.ru/mir_6466.html

 

На той же конференции ECAD в Стамбуле в 2007-м году один из докладчиков, Дэйвид Рэйнс (David Raynes), представитель британского Национального альянса профилактики наркомании (National Drug Prevention Alliance) уточнил кто стоит за сторонниками программ «снижения вреда» от наркомании и другими вариантами либерализации наркополитики в сторону легализации наркопотребления и снижения санкций за это противозаконное действие. Цитата: «Долгосрочные планы легализаторов сводятся к тому, чтобы добиться изменений в Конвенции ООН по наркотикам. Великобритания важна в этой битве позиций; английский язык второй по распространенности во всем мире. Английский - основ ной язык Internet. Цель движения за легализацию наркотиков - сломать общемировую единую позицию по отношению к проблеме. Это "война за наркополитику", а не "война против наркотиков". К сожалению, общество и многие политики этого не осознают. Это война против здравого смысла, который говорит обществу, что вред от наркотиков можно уменьшить с помощью пропаганды, обращенной к молодым людям. Я говорю о том, что количество ЛЮБОГО потребляемого наркотика в обществе зависит от местной культуры, и что культуру можно изменить в лучшую или худшую сторону... Легализовав наркотики, мы получим обратный результат - АБСОЛЮТНЫЙ ВРЕД от наркотиков».

 


 

Он же предостерег тех, кто пытается последовать печальному опыту европейских стран на этом пути - легализации наркопотребления: «Кампания по легализации наркотиков, прошедшая в Великобритании, имела катастрофические последствия. Мы "больное место" на теле Европы, если говорить о потреблении наркотиков. Не следуйте нашему примеру!». Дэйвид Рэйнс подчеркнул особо: «Можете быть уверены - в вашей стране легализаторы тоже ведут свою работу».

 

Полностью текст доклада см. здесь: http://www.ecad.ru/f3/f3e_01.html Глядя на текущую ситуацию, предшествующую упразднению ФСКН России, организация серии заказных статей в ряде средств массовой информации, особенно, газете «Коммерсантъ», направленных на дискредитацию руководства и сотрудников службы, наличие и активизация легализаторов наркопотребления видится крайне серьезной угрозой социальной стабильности в нашем государстве. Не учитывать этот факт при удержании российской наркополитики в русле последнего десятилетия, без преувеличения, для тысяч наших соотечественников смерти подобно.

 

II.        Аптечные наркотики

 

Есть и другой повод для беспокойства на перспективу, который в свете пертурбаций в антинаркотической сфере непонятно, будет ли решен. 29 марта, за неделю до принятия решения об упразднении тандема ФСКН-ГАК состоялось заседание Государственного антинаркотического комитета, на котором первым пунктом в повестке дня был поставлен вопрос о внесении препаратов «Лирика» и «Тропикамид» в список наркотиков, чему активно сопротивлялся не один год наш российский Минздрав, казалось бы, по определению ведущее здравоохранительное ведомство страны. Подробности см. здесь.

 

Выступая перед участниками заседания, директор ФСКН России со ссылкой и на обращение нашей организации «Матери против наркотиков» отметил, что, несмотря на предпринимаемые законодательные, правоохранительные и профилактические меры, проблема «аптечной наркомании» вновь набирает обороты. Цитата: «Факты злоупотребления наркосодержащими лекарственными средствами и медицинскими препаратами, в отношении которых меры государственного контроля отсутствуют или недостаточны, отмечены во всех федеральных округах Российской Федерации, а в ряде субъектов ситуация носит характер настоящей эпидемии». Полный текст выступления см. здесь: http://www.fskn.gov.ru/includes/periodics/speeches_fskn/2016/0329/133843446/detail.shtml Тогда же Виктор Иванов подчеркнул, что в сложившейся ситуации необходимо усилить контроль за отпуском аптечными организациями лекарственных препаратов, содержащих психоактивные вещества, а также ужесточить ответственность вплоть до аннулирования специального разрешения (лицензии) за нарушение правил оборота лекарственных препаратов. Кроме того, им было озвучено однозначное решение - целесообразно рассмотреть вопрос об установлении мер государственного контроля в отношении веществ «Прегабалин», «Циклопентолат», как за наркотическими средствами. Позже он уточнил: «Мы хотим провести запрет до летних каникул, до летнего сезона». Казалось бы, все определено, сроки поставлены...

 

 

По итогам мартовского заседания ГАК специально созданная Межведомственная комиссия при участии представителей ФСКН России, Минздрава и других заинтересованных ведомств приняла решение о включении ряда таких препаратов в перечень лекарств, подлежащих предметно-количественному учету. То есть, такие препараты, как «Лирика», «Тропикамид», «Цикломед», в случае принятия соответствующих поправок в законы и подзаконные акты можно было бы приобрести лишь по одноразовому рецепту врача, который должен будет храниться в аптеке в течение 3 лет. После одобрения проекта приказа о пополнении перечня подлежащих особому учету лекарств новыми «аптечными наркотиками» (прегабалином, циклопентолатом, тропикамидом) Минэкономразвития планировалось передать на подписание министру здравоохранения Веронике Скворцовой. Подробности см. здесь:  Но этого не произошло - ФСКН упразднена через неделю после принятия этого выстраданного за годы решения. Будут ли эти препараты внесены в список наркотиков - теперь большой-большой вопрос. Следовательно, наркоэпидемия продолжит повреждать все шире тела и души наших соотечественников. О том, что из себя представляет «Лирика», можно узнать здесь: http://www.narkotiki.ru/5_79014.htm, «Тропикамид» («Мидриацил», «Цикломед») - здесь: http://www.narkotiki.ru/5_78754.htm

 

Если вспомнить многолетнюю информационную войну на поле внесения кодеиносодержщих препаратов сначала в перечень рецептурных препаратов, а потом и в перечень лекарственных средств, подлежащих предметно-количественному учету, где столкнулись интересы поддерживаемых Минздравом отечественных фармацевтических корпораций, то вполне можно представить, мягко говоря, неприязнь этого «здравоохранительного» ведомства к выступившим на защиту жертв продукта этих таблеток - высокотоксичного смертоносного дезоморфина - ФСКН России. Подробнее с историей той нарковойны, где немалую толику в противодействие здравым силам внес российский минздрав, см. здесь: http://www.narkotiki.ru/5_79200.htm и здесь: http://www.narkotiki.ru/5_79430.htm По сути, через аптеки и аптечные лотки с десяток лет минимум УЖЕ реализуются программы заместительной терапии различных форм наркомании, но не метадоном или другими синтетическими и полусинтетическими опиоидами, а отпускаемыми в нарушение всех международных договоренностей и отечественных регламентов через аптечные учреждения лекарственными средствами, часть из которых руководителем Департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий Министерства здравоохранения Российской Федерации упорно так и не вносится в перечень психотропных и наркотических веществ. ФСКН «замолчали», МВД только предстоит осмыслить ситуацию и в этой проблемной сфере внутренней наркополитики, значит, время на принятие решений упущено - следовательно, продолжит гибнуть наша молодежь. И такая стратегия явно не на руку нашим Президенту и Правительству, будущему нашего Отечества. Здоровьесберегающей такую тактику уж точно никак не назовешь.

 

Здесь уместно вспомнить, что происходило в России до создания ФСКН России и аппарата Государственного антинаркотического комитета с его председателем - директором ФСКН России Виктором Петровичем Ивановым. Ретроспектива российской государственной антинаркотической политики за последние 20 лет демонстрирует ее либеральную ориентацию. В 1990 году Комитет Конституционного надзора приравнял потребление наркотиков к правам человека, который «ни перед кем не обязан отвечать за свое здоровье». В 1991 году были закрыты лечебно-трудовые профилактории. В Уголовном кодексе, вступившем в силу в 1997 году, алкогольное и наркотическое опьянение были исключены из перечня отягчающих вину обстоятельств. В 2003 году отменено принудительное лечение от алкоголизма и наркомании осужденных. В 2004 году принято печально известное экспертному сообществу Постановление Правительства РФ N231, которое увеличило возможность законного ношения с собой предельно допустимых разовых доз наркотических средств до абсолютно нереального - с которыми стали иметь право ходить абсолютно безнаказанно мелкие наркоторговцы. После принятия того подзаконного акта по стране практически во всех регионах стали расти показатели первичной заболеваемости наркоманией и наблюдался резкий, в некоторых регионах на порядок и выше, рост смертности от передозировок наркотиками. Несмотря на отмену данного Постановления через 2 года, наркоситуация во многом осложнилась «благодаря» этому неординарному документу. Об этом писала наша экспертная группа в том же открытом письме на имя Президента России В.В. Путина в феврале 2015-го. См. здесь: http://www.narkotiki.ru/5_76700.htm

 

В соответствии с нарастанием в России преобладания либерального подхода к проблеме наркопотребления, тяжелым социально-экономическим положением и несогласованностью деятельности по данному направлению правоохранительных структур, с начала 90-х годов прошлого века до недавнего времени количество наркоманов в стране стремительно увеличилось. В 1990 году в России диагноз «наркомания» был поставлен 4,6 тысячи человек, в 1996 году - уже 30,4 тысячи, в 2000 году - 73,3 тысячи, а в 2010 году - 358 тысячам человек. В соответствии с ростом количества наркозависимых растёт и число выявленных преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. И если в нашей стране всё же в отсутствие должного противовеса из силового блока и в силу недопонимания кем-то из его состава проблемы опасности либерализации российской наркополитики восторжествует идеология доминирования «программ снижения вреда от наркотиков» над здравым смыслом, рост наркопотребления в стране неизбежен. В созданном расформированием ФСКН и передачей всех ее полномочий органам внутренних дел хаосе велика вероятность их внедрения в российские антинаркотические программы со всеми соответствующими печальными для России последствиями.

 

III.     Национальная система комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества в немедицинских целях

 

Как известно, в рамках разработки и реализации комплексных мер, направленных на снижение спроса на наркотики постановлением Правительства Российской Федерации от 15.04.2014 г. N299 утверждена государственная программа «Противодействие незаконному обороту наркотиков» с подпрограммой 3 «Комплексная реабилитация и ресоциализация лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества в немедицинских целях». Целью подпрограммы является создание национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества в немедицинских целях. Одной из главных задач в соответствии с данным документом является создание на принципах государственно-общественного партнерства региональных сегментов и инфраструктуры Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества в немедицинских целях. Основной исполнитель этой программы - Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков и именно центральный аппарат этой службы и Научно-исследовательский центр ФСКН России совместно с недавно созданным Управлением по реабилитации аппаратом Государственного антинаркотического комитета последние годы активно отстаивали необходимость создания и повсеместного внедрения в субъектах Российской Федерации Системы добровольной сертификации, созданной на площадке НИЦ ФСКН России привлеченными и собственными экспертами.

 

Эта система была предназначена для проведения независимой и компетентной оценки соответствия работ и услуг по социальной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотики в немедицинских целях, а также организаций - исполнителей работ и услуг требованиям, содержащимся в настоящей системе.

 

Задачи любой сертификации государственными или общественными структурами:

  • повышение доступности и качества работ и услуг по социальной реабилитации и ресоциализации наркозависимых лиц;
  • содействие наркозависимым лицам в компетентном выборе организаций - исполнителей работ и услуг;
  • управление уровнем качества и безопасности деятельности организаций - исполнителей работ и услуг;
  • разработка и внедрение в практику реабилитации новых критериев эффективности и стандартов работы данных учреждений;
  • выявление и внедрение в широкую практику современных методов социальной реабилитации и ресоциализации наркозависимых лиц;
  • усиление государственно-общественного контроля за деятельностью негосударственных организаций, работающих в сфере медико-социальной реабилитации, социальной реабилитации (без лечения) и ресоциализации лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ, в целях недопущения нарушения действующего законодательства в сфере защиты гражданских прав.

 

Разработкой критериев оценки деятельности учреждений, осуществляющих данные услуги, и занялся в 2012 году Научно-исследовательский центр ФСКН России вместе с представителями научно-экспертного сообщества. Их доработке для повышения качества оказания услуг по медико-социальной, социальной реабилитации и ресоциализации наркозависимых лиц было посвящено два заседания в Государственной Думе под председательством депутата Николая Валуева:

  • 21 ноября 2014 г. «Реабилитация наркозависимых - ключ к гуманной наркополитике. Выработка критериев оценки деятельности центров по реабилитации и ресоциализации наркозависимых» (текст резолюции см. здесь: http://www.narkotiki.ru/5_75885.htm );
  • 18 февраля 2015 г. «Современная российская молодежная антинаркотическая политика в условиях запуска Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические вещества в немедицинских целях. Разработка критериев оценки деятельности центров по реабилитации и ресоциализации наркозависимых» (текст резолюциисм. здесь: http://narkotiki.ru/5_78593.htm ).

 

Созданная нами на этой площадке экспертная рабочая группа планировала представить в аппарат ГАК переработанные критерии для создания фильтров недобросовестным организациям, работающим в этом поле, зарабатывающим несоотносимые с затратами на персонал и жизнеобеспечение реабилитационных учреждений баснословные суммы, а также тоталитарным деструктивным культам, маскирующимся под благообразные благотворительные социально-ориентированные некоммерческие организации, отрезвляющие наш народ. Второй целью этих критериев стала материальная и административная поддержка со стороны соответствующих государственных служб в федеральном центре и на местах тех организаций, которые соответствовали бы этим критериям или хотя бы большей части из них с обязательным последующим устранением выявленных дефектов в их работе. Подробнее об этом см. в материале «Фильтры на реабилитацию алкоголиков и наркоманов» здесь: http://www.narkotiki.ru/5_83570.htm

 

Но фильтры для недобросовестных «реабилитологов» не решают все вопросы. В ФСКН России разработали алгоритм поддержки таких организаций и летом 2015 года запустили «пробный шар». 15 августа вышло в свет Постановление Правительства Российской Федерации N846 «О предоставлении поддержки социально ориентированным некоммерческим организациям, осуществляющим деятельность в области комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, осуществляющих незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ». Было разыграно несколько грантов для таковых с намерением ежегодно наращивать бюджет для создания своеобразной «амортизационной подушки» из материальных средств в помощь тем, кто своими силами пытается вытащить из паутины зависимостей нашу молодежь. Но ФСКН с 1 июня прекращает свою работу и вместе с ней уходит понимание, кто теперь будет курировать, координировать и поддерживать этот и без того за годы бездействия запущенный сектор оказания столь нужных многим нашим соотечественникам социальных услуг.

 

Таким образом, Национальная система комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества в немедицинских целях, может прекратить быть системой, так и не успев при помощи ФСКН России и аппарата ГАК став упорядоченной структурой. В итоге, как и прежде, в этом блоке продолжат активно работать и наращивать свое влияние мошенники и представители тоталитарных деструктивных культов (сект), часть из которых, как мы все хорошо знаем, участвовала в государственном перевороте, майдане на соседней Украине. Теперь они, пользуясь полным хаосом в этой сфере, возьмутся и за Россию.

 

IV.      Профилактика распространенности вируса иммунодефицита человека (ВИЧ) и наркополитика

 

При этом, что следует отметить особо, лоббисты разрушительных для народов, населяющих Россию, программ «снижения вреда», включая выдачу наркоманам новых игл и шприцев, а также метадона, бупренорфина и других «официальных» заменителей героина и других так называемых «уличных» наркотиков, уже не первый год активно используют в целях легализации у нас этих программ искусственно раздутую истерику вокруг «эпидемии в стране ВИЧ/СПИДа». Созданная и активно лоббируемая во всех инстанциях, министерствах и ведомствах, Общественной палате РФ Национальная концепция противодействия эпидемии ВИЧ/СПИД в Российской Федерации содержит в себе массу неточностей в интерпретации статистических сведений о распространенности вируса иммунодефицита человека на территории нашей страны, о случаях впервые выявленных заразившихся лиц и в ряде других показателей. И это неслучайно. За счет манипуляции цифрами статистики в отношении заболеваемости этим заболеванием формируется почва для внедрения в России программ «снижения вреда от наркотиков», включая заместительную терапию метадоном и другими препаратами с наркотическим действием.

 

В 2015 году масштабы распространения инфекции, прозванной «чумой ХХ века», в России стали предметом яростных публичных споров. Руководитель Федерального центра по профилактике и борьбе со СПИД Вадим Покровский прогнозировал, что к началу 2016 года в России будет уже 1 миллион зарегистрированных больных ВИЧ, а через один-два года их количество может удвоиться. На самом деле при более пристальном рассмотрении получается очень странная арифметика. Начнем с прогнозов профессора Покровского. На протяжении последнего времени он регулярно оглашает цифры, которые колебались под воздействием неведомой логики. В 2001 году, ровно 14 лет назад, Покровский называл ту же цифру зараженных ВИЧ, что и сейчас - 1 миллион человек. А уже всего через полтора года число инфицированных, по его мнению, перевалило рубеж 1,5 миллионов. Прогнозы и вовсе давались устрашающие: до 7 миллионов ВИЧ-инфицированных к 2009 году. В 2005 и 2007 годах Покровский снова говорил про миллион заболевших. Кроме того, академик РАМН уверяет, что в России «хуже всех в мире борются с этой инфекцией». В эфире телепередачи «Познер» от 16 мая академик активно навязывал аудитории ложную статистику в отношении ситуации в России с распространенностью ВИЧ-инфекции. См. по ссылке http://pozneronline.ru/2016/05/15621/

 

 

Зачем Покровскому нужен этот пресловутый миллион ВИЧ-инфицированных? Очень просто, отвечает сам академик, ведь «1% инфицированного населения считается генерализованной эпидемией». Это больше похоже на попытку вызвать в обществе паническую атаку ради очень простой цели - резкого увеличения финансирования, «целевым распределением» которого он и его ведомство хочет заняться. Все тот же Покровский систематически жалуется на то, что российские власти недостаточно финансируют профилактику борьбы с ВИЧ-инфекцией и лечение уже ей заразившихся россиян.

 

По странному совпадению, одновременно с Вадимом Покровским требуемую у властей сумму для борьбы с эпидемией не так давно озвучил директор регионального офиса UNAIDS в Восточной Европе и Центральной Азии Виней Салдана. По его мнению, на лечение каждого ВИЧ-инфицированного в России надо потратить от 70 до 300 тысяч рублей, что в годовом выражении в среднем вырастает до 100 млрд рублей.

 

Стоит пояснить, что из себя представляет UNAIDS (Joint United Nations Programme on HIV/AIDS - Объединенная программа ООН по ВИЧ/СПИД). С одной стороны, это проект ООН, то есть вроде бы обладает международным статусом. С другой - согласно сайту организации, «Соединенные Штаты... являются крупнейшим донором UNAIDS». Характерное признание в этом отношение сделала в 2011 году госсекретарь США Хиллари Клинтон на встрече с руководителем UNAIDS: «Наши усилия [в этой сфере] продвигают наши национальные интересы. Они помогают сделать другие страны более стабильными и безопасными для США». Какие же национальные интересы Штатов и как продвигает эта организация?

 

В 2012 году руководитель UNAIDS Сидибе заявил, что его организация рекомендует в еще одной «зоне бедствия»: «Африканские страны должны увеличить свои инвестиции. UNAIDS рекомендует странам направлять от 0,5% до 3% государственных доходов на борьбу со СПИДом - в зависимости от тяжести эпидемии. ЮАР в последние годы увеличила свой бюджет по СПИД почти на 300%, инвестируя более $1,5 млрд на борьбу со СПИД ежегодно».

 

Далее цифры расходов начали стремительно расти. К 2012 году 5 млн жителей Африки получали антивирусную терапию, но, как заявил в начале того же года Сидибе, «существует еще 5,3 млн человек, не имеющих сейчас доступа к лечению». Для примера возьмем ЮАР. Если раньше в этой стране лечились только несколько сотен тысяч ВИЧ-инфицированных, то на сегодняшний день лечатся больше 2,5 млн ВИЧ-инфицированных, а UNAIDS намерена распространить свою помощь еще на 2 млн человек. Таким образом, в одной только ЮАР планируют лечить от СПИДа столько, сколько в 2012 году лечилось по всей Африке. И за это лечение на другом континенте почему-то должна платить миллиардными взносами в Глобальный Фонд борьбы с ВИЧ/СПИДом, туберкулезом и малярией и Россия!!!

 

Не только на нас, но и на нищие страны «третьего мира» взвалили огромные расходы. Это отвечало и рекомендациям Клинтон, заявившей в 2011 году: «Все больше стран-партнеров должны принять больше ответственности за финансирование борьбы с ВИЧ/СПИД в рамках своих границ. Некоторые страны берут деньги от внешних доноров, чтобы уменьшить собственные инвестиции в программы здравоохранения; хорошо, если PERFAR или Глобальный фонд, или другой донор будет давать нам деньги на здоровье - мы можем просто взять эти деньги из здравоохранения и построить на них еще несколько дорог. Это должно измениться, и мы должны требовать, чтобы это изменилось. Другие страны должны последовать примеру Южной Африки, Нигерии, Сенегала, Руанды, Замбии и других, выделяющих все больше из своих бюджетов на борьбу с ВИЧ/СПИД». Речь идет о том, что огромные деньги изымаются из реального сектора стран «третьего мира», чем искусственно консервируется их экономическая отсталость. В этой связи интересно откровенное заявление исполнительного директора UNAIDS Сидибе: «Борьба со СПИДом - это разумное инвестирование, даже в сложных экономических условиях. Мы не должны сосредотачивать внимание на отдаче от расходов в краткосрочный период, мы должны осознать выгоды в долгосрочной перспективе». Вот так - черным по белому - речь о «выгодах от вложений в долгосрочный период». И нагрузки такого рода на Россию в текущий непростой период, безусловно, способны подорвать её экономический потенциал.

 

Директор регионального офиса UNAIDS в Восточной Европе и Центральной Азии Виней Салдана подчеркивает, что его организация добивается у производителей снижения цен на лекарства. Но это тоже бизнес. Салдана рассказывает об опыте Бразилии в борьбе со СПИДом по западным методикам: «Появление местных генериков позволило государству снизить стоимость лечения с 6240 долларов США на одного пациента в год в 1997 году до 1336 долларов США в 2004. Однако с появлением более эффективных препаратов, которые производились за границей, Бразилия вынуждена была начать [покупать их, вела] активные переговоры с международными компаниями по снижению цен на препараты».

 

Низкая цена (оправдываемая за счет объемов продаж) выступает в данном случае для вытеснения местных конкурентов и создания монополии иностранных поставщиков. Сам Салдана недвусмысленно указал на желаемость аналогичного сценария действий России. И ЧТО ОСОБО ИНТЕРЕСНО, по моей информации, нам сегодня предлагается через иностранные фонды помочь в снижении стоимости поставляемых в Россию препаратов для проведения антиретровирусной, АРВ-терапии при условии ВНЕДРЕНИЯ на нашей территории программ «снижения вреда от приема наркотиков» во всех их вариациях.

 

Вот таким образом нас практически обязывают внедрять через определенных лоббистов этой разрушительной для страны идеи в Министерстве здравооохранения откровенно губительные для нашей молодежи, будущего России инициативы. И помешавшие наиболее эффективно в противодействии данной нездоровой тенденции ФСКН России и аппарат Государственного антинаркотического комитета с 1 июня 2016 года будут в полном смысле слова вне политики. Их ликвидируют. И некому будет реально качественно и профессионально противостоять спланированной атаке международных «легализаторов» наркомании, прикрывающихся столь на первый взгляд благой и так нужной государству идеей помощи лицам в трудной жизненной ситуация. Приходящие на их смену сотрудники МВД, с какой бы выслугой лет они не были, вряд ли смогут за короткий промежуток времени все тонкости и нюансы многослойной темы международной наркополитики и российских специфических ее особенностей. И это уже бесспорно как «дважды два - четыре».

 

V.         Утечка интеллектуального и кадрового антинаркотического потенциала страны

 

В пункте 4 Указа Президента «О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции» от 5 апреля 2016 г. собщается:

«б) сотрудники органов наркоконтроля, изъявившие желание поступить на службу в органы внутренних дел Российской Федерации, принимаются на службу в указанные органы в порядке перевода без испытательного срока и переаттестации. Таким сотрудникам единовременное пособие не выплачивается,

в) сотрудникам органов наркоконтроля, принятым на службу в органы внутренних дел в порядке перевода присваиваются специальные звания, соответствующие специальным званиям, присвоенным в органах наркоконтроля, но не выше специального звания полковника».

 

То есть, что может получиться? Что волнует? Чтобы снизить затраты бюджета на выплату пособий сотрудникам упраздненной службы ФСКН России будут предложены ставки не как федеральных служащих, приравненных к министерским, а как к сотрудникам одного из отделов главка МВД. Специалисты потеряют существенно в заработной плате и премиальных выплатах. Кто пойдет работать на такую зарплату на столь сложный фронт работ? Многие в итоге просто покинут это поле деятельности и наш антинаркотический тыл и передовая линия, работающая в сфере дипломатии и формирования наркополитики, окажутся ослаблены до предела. Генералы и выше из ФСКН России, кто владеет объемным мышлением по указанным выше вопросам, и имеет за плечами годы практической деятельности в этой сфере вряд ли уйдут на полковничьи звания. В результате можно прогнозировать пусть и временный, но реальный кадровый коллапс и соответствующий провал в сфере нашей наркополитики, представительства российских интересов на международной политической арене. Причем как раз в момент активизации всех недружественных по отношению к России сил, среди которых антинаркотический альянс можно абсолютно смело называть пронаркотическим и способствующим ухудшению наркоситуации на территории Российской Федерации и сопредельных государств.

 

Нужно ли нам с вами это? Думается, что абсолютно точно нет. Исходя из всего вышеизложенного, нам нужно принимать срочные превентивные меры по недопущению продвижения на нашей земле руками несведущих в этой теме «экспертов» и грамотных юристов вышеуказанных инициаторов слома российской наркополитики, в том числе заходом «со стороны», через программы профилактики заболеваемости ВИЧ-инфекцией. МВД должно быть заблаговременно предупреждено о «болевых точках» российской наркополитики. Иначе проблем в социальной сфере для всей популяции нашей страны, от мала до велика нам не избежать и что-то исправить совсем скоро, если ничего не сделать и молча созерцать разрушение инфраструктуры антинаркотической политики в стране, будет уже абсолютно нереально. В итоге в результате произошедшего по вине недостоверно доводящих до Президента информацию элементов коллапса во внутриполитической и международной политике мы можем погрузиться в наркотический хаос, где наркоманам все возможно, а нам - здоровым людям останется только право молча наблюдать как они гибнут один за одним и с ними все наши надежды на здоровую и трезвомыслящую Россию, Империю, а не погибающую цивилизацию.

 

При этом всем вновь зашедшим на территорию принятия решений в сфере реализации Стратегии государственной антинаркотической политики до 2020 года важно понимать вот что. Россию не ждет атака внешним врагом танками, авиацией и ядерным оружием. Это нужно очень хорошо понимать и учитывать, как во внешней, так и во внутренней политике, в том числе наркопоитике. Нам еще с середины прошлого века объявлена так называемая «сетевая война».

 

Термин «сетевая война» («netwar») в оборот ввели аналитики корпорации RAND Джон Аркилла и Дэвид Ронфельдт.

 

 

К концепту сетевой войны они пришли, рассматривая концепт кибервойны. Им был необходим подход с меньшей интенсивностью действий. Кибервойна направлена на разрушение и нарушение функционирования систем связи, через которые противник осознает, где он находится, с кем он борется. Сетевые войны нацелены на то, чтобы изменить то, что население противника и его руководство знает о себе и окружающем мире. Главным образом сетевая война направлена на дезориентацию населения и подрыв восприятия реальности и искажения ее в том свете, в каком выгодно противнику. В случае с упразднением ФСКН России именно это и произошло. Пока еще мало кто осознает последствия создавшегося в этой ситуации временного провала в реализации Стратегии госантинаркополитики. Автор надеется, что публикация данной статьи позволит расширить круг лиц, кто осознает создавшуюся шаткость позиции России в ее реализации в возникшем «безвременье» и совместно с экспертами и пришедшими на смену сотрудникам ФСКН России специалистам органов внутренних дел начнет искать пути выхода из складывающейся для нас явно неблагоприятно ситуации.

 

При этом очень хочется надеяться, что кадровый потенциал не будет утрачен при создании в структуре МВД штата антинаркотического управления и опытные специалисты останутся у руля принятия правильных для России, а не для Запада решений.

Каклюгин Николай Владимирович, врач психиатр-нарколог, кандидат медицинских наук, председатель регионального отделения Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» в Краснодарском крае, член Экспертно-консультативного совета при Управлении аппарата Государственного антинаркотического комитета по Центральному федеральному округу 2009-2011 гг.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 4

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

4. Петрович : Заказной реквием
2016-06-04 в 22:28

Автор совершенно ничего не пишет о проблеме "крышевания" наркобизнеса, в результате которого наркотиков в стране изымалось мизерное количество (сравните с Ираном). Кроме того, почему выслуга лет у наркополицейских была год за полтора? Они что работали лучше сотрудников МВД, которые выявляли 65% всех наркопреступлений? А куча генералов, у которых машина, помощники, секретари и пр. (ведь генерал - это счастье). А мнение населения - по опросам 70% респондентов говорили и том, что наркобизнес крышуется. А огромная численность - 35 тыс. Для сравнения - в ФБР - 39 тыс. Сравните эффективность работы. Так что не надо нам вешать лапшу на уши. Решение Президентом принято абсолютно правильное. Слезы в реквиеме явно глицериновые, актерские, на публику и расчитаны исключительно на тех, кто совершенно не понимает реального положения дел.
3. Алёша : Ответ на 2., рудовский:
2016-06-02 в 12:59

да вообще-то в СССР тоже была... хотя и не такого масштаба...



На любительском уровне в пределах погрешности. Можно сказать, что не было. Не сопоставимо по масштабам.
2. рудовский : Re: Реквием по ФСКН
2016-06-02 в 07:26

Алеша
да вообще-то в СССР тоже была... хотя и не такого масштаба...
1. Алёша : Re: Реквием по ФСКН
2016-06-02 в 05:08

Наркоторговля, как известно, один из наиболее выгодных видов бизнеса. Поэтому вся "борьба" с ней в обществе, где бизнес поставлен во главу угла, лишь имитация "для народа" и не более того. На примере существования двух систем (капитализма и социализма) наглядно видно, что при капитализме наркоторговля процветала, процветает и будет процветать всегда, а при социализме она отсутствует в принципе, потому что отсутствует сам бизнес как таковой. Следовательно никакие пертурбации в сфере наркоконтроля никакой принципиальной роли для процветания наркобизнеса в России не играют. Система гибко подстраивается под любые изменения и продолжает себе функционировать убивая одних и обогащая других.
Как ни обзови антинаркотическую службу и к какому ведомству её ни пристегни, она неизменно (в рамках нынешней экономической модели) будет функционировать в одних и тех же жёстких рамках "можно - нельзя", работая исключительно по нижнему звену (потребители, распространители, содержатели притонов и т.д.) и не касаясь верхушки айсберга ибо самоубийц среди сотрудников, понятно, нет.
С появлением "аптечных" наркотиков наркобизнес вообще приобрёл возможность функционировать фактически на законных основаниях, ибо контролировать цепочку производитель-склад-аптека можно вполне себе легально, сидя в офисе и ни от кого не прячась. А ведь объемы производства аптечных наркотиков или компонентов для приготовления наркотических смесей в домашних условиях (например тропикамида) огоромны, во много тысяч раз превосходя реальную потребность в этих преператах для лечебных целей. Но они вполне легально производятся, поступают на склады и оттуда расходятся по аптекам. Как говорится, ничего личного, просто бизнес.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме